РУССКИЕ КНЯЗЬЯ

АВТОРСКИЙ САЙТ ПИСАТЕЛЯ СЕРГЕЯ ШВЕДОВА

КНЯЗЬ СВЯТОСЛАВ ОЛЕГОВИЧ

Святослав Олегович появляется на страницах летописи в 1136 году, когда мятежные новгородцы изгоняют из города внука Владимира Мономаха и сына Мстислава Великого князя Всеволода. Собственно, третий по старшинству сын Олега Святославича Черниговского попал в чужую свару не по своей воле и хлебнул горя не по своей вине. В Новгороде осталось немало сторонников изгнанного Всеволода Мстиславича, среди которых был и городской посадник. На Святослава несколько раз покушались, но он все-таки уцелел в этой новгородской усобице и даже сумел изгнать из Новгорода своих наиболее влиятельных врагов. Впрочем, бежали бояре недалеко и обосновались в Пскове, которым в ту пору правил изгнанный Всеволод. Святослав попытался было возвратить утерянный Псков под свою руку и даже пригласил на помощь брата Глеба из Курска, но, встретив дружное сопротивление псковитян, от своей затеи отказался. Таким образом Псков сделался особенным княжением, где внезапно скончавшегося Всеволода Мстиславича, заменил его брат Святополк.

Что касается новгородцев, то изгнав Всеволода, они тем самым бросили вызов его дяде, великому князю Ярополку. Ярополк Владимирович принял свои меры против мятежных новгородцев, перекрыв подвоз хлеба в город. Новгородцы не нашли ничего лучше, как обвинить в своих бедах князя Святослава, который кроме всего прочего успел рассориться с новгородским духовенством. Князь сочетался незаконным браком в Новгороде, не уважив запрета епископа и велев обвенчать себя собственному придворному иерею. Святослав не сумел угомонить расходившихся новгородцев и был изгнан из города. Причем, желая оградить себя от возможной мести Олеговичей новгородцы оставили в залог жену Святослава и его бояр. На княжение в Новгород был приглашен Ростислав сын Юрия Долгорукого. После чего новгородцы помирились и с великим князем, которому Ростислав доводился племянником, и псковитянами. А Святослав на пути к родному Чернигову был захвачен смолянами и заперт в монастыре Смядынском, что привело к новой войне между Олеговичами и Мономашичами.

Олеговичи, призвав на помощь половцев ограбили селения и города на берегах Сулы. Князь Андрей Владимирович Переяславский не мог без помощи братьев противостоять черниговским князьям и вынужден был покинуть свой город. Олеговичи, разорив окрестности Переяславля, готовились уже двинуться на Киев, но великий князь Ярополк к тому времени уже собрал большую рать и вынудил Олеговичей отступить к Чернигову. Князь Всеволод, старший в роду Олеговичей, дабы не допустить разорения родового гнезда, вынужден был просить мира у Великого князя. Мир был благополучно заключен, Ярополк Владимирович вернулся в Киев, где и умер в феврале 1139 года.

Всеволод Олегович не замедлил воспользоваться оказией. Вступив в Киев, он прогнал с великого стола третьего по старшинству сына Владимира Мономаха слабовольного Вячеслава и утвердился во главе Руси. (Читайте статью «Князь Всеволод Олегович» ) Обиженные Олеговичами Мономашичи с таким раскладом не согласились и стали готовиться к войне. Юрий Долгорукий потребовал у новгородцев помощи в борьбе с Всеволодом Олеговичем, но добился только изгнания из города собственного сына Ростислава. В отместку Долгорукий захватил Торжок, чем окончательно рассорился с новгородцами. Последним ничего другого не оставалось, как вновь призвать на княжение однажды уже изгнанного Святослава Олеговича. Однако наученный горьким опытом Святослав приехал в вольнолюбивый город не раньше, чем новгородцы в залог верности дали аманатов великому князю Всеволоду. Впрочем, спокойствия от этого в городе не прибавилось. Тем более что Святослав начал княжение с мести своим врагам, часть из которых в оковах отослал в Киев. Более удачливые бежали в Суздаль. Увы, расправа над врагами не добавила Святославу Олеговичу популярности. Новгородцы отправили в Киев епископа Нифонта с посольством, просить у великого князя замены ненавистному Святославу. Почувствовав неладное, Святослав тайно покинул город вместе с посадником Якуном. Впрочем, Якун был вскоре схвачен и заточен вместе с братом в одном из монастырей. Однако сумел в конце концов откупиться за 1100 гривен. После чего уехал в Суздаль к Юрию Долгорукому.

Не успел новый князь, сын Всеволода, добраться до Новгорода, как его жители вновь изменили решение, требуя себе в князья представителя рода Мономашичей - Святополка Мстиславича. Рассерженный Всеволод пошел по пути своего предшественника и перекрыл пути подвоза хлеба в Новгород. Однако после того как новгородцы пригласили вновь на княжение сына Юрия Долгорукого, великий князь смягчился и дал добро на переезд в Новгород Святополка Мстиславича.

Эта чехарда лишь на первый взгляд выглядит борьбой самолюбий. На самом деле здесь вполне четко прослеживается экономические интересы «старой» полянской Руси, контролирующий путь «из варяг в греки», и «новой» Ростово-Суздальской земли, чьи интересы в большей степени связаны не с Днепровским, а с Волжским путем. Но и тот и другой путь сходились в Новгороде. Именно поэтому борьба за этот город принимала все более ожесточенный характер. Всеволод Олегович, заняв великий стол вынужден был отстаивать киевские интересы, которые далеко не во всем совпадали с интересами Северской земли, кровно связанной с Доном и Приазовскими центрами. Надо понимать киевляне это очень хорошо понимали, а потому и искали «своего» князя. Для этой роли не годился ни брат Всеволода Олеговича – Игорь, чья горькая судьба описана в статье «Князь Игорь Олегович» , ни даже старший в роду Мономашичей Юрий, вся жизнь которого была связана с Ростово-Суздальской землей.

Смерть Андрея Владимировича Переяславского явилась еще одним поводом для раздоров, сотрясающих Русь. Переяславль был родовым гнездом Мономашичей, а потому Всеволод Олегович предложил князю Вячеславу Владимировичу, родному брату умершего Андрея, переместиться в Переяславский удел. Однако не успел тот освоиться на новом месте, как Игорь и Святослав Олеговичи объявили ему войну. Собственно, обиженны были Олеговичи на своего брата Всеволода, обошедшего их уделами, но отыграться решили на ни в чем не повинном Вячеславе. Дабы избежать большой войны Всеволод отдал Игорю Юрьев и Рогачев, а Святославу – Черториск и Клецк. Обиженный Олеговичами князь Вячеслав вернулся с согласия великого князя в Туров, передав Переяславль воинственному племяннику Изяславу Мстиславичу.

Именно Изяслав Мстиславич и оказался тем самым «своим» князем, о котором так хлопотали киевляне. (Подробности борьбы за киевский стол читайте в статьях «Князь Игорь Олегович» и «Князь Изяслав Мстиславич» ) После смерти Всеволода Олеговича его преемнику и брату Игорю удалось просидеть на киевском столе считанное количество месяцев. Он проиграл решающую битву Изяславу Мстиславичу в результате измены киевлян, перешедших на сторону Мономашича еще до начала битвы. Игорь попал в плен. Святослав Олегович и двоюродные братья незадачливого Игоря – Давыдовичи вынуждены были бежать в Чернигов.

К чести Святослава Олеговича следует сказать, что он сделал все, чтобы выручить родного брата из неволи. Однако его попытка, заручиться поддержкой двоюродных братьев Давыдовичей, окончилась неудачей, он едва сам не угодил в лапы своих врагов. Давыдовичи предпочли договориться с Изяславом Мстиславичем, уже утвердившемся на киевском столе, боясь, что Святослав Олегович и его родной племянник, сын умершего князя Всеволода, станут домогаться как самого Чернигова, так и уделов в Северской земле. Святославу Олеговичу ничего другого не оставалось как обратиться за поддержкой к Юрию Долгорукому, правившему в Суздальской земле. Кроме того он обратился за помощью к дядьям своей жены, половецким ханам, и получил от них три сотни половецких наездников. Между тем Давыдовичи спешили покончить как можно быстрее с упрямым двоюродным братом, засевшим в Новгород-Северском, для чего заручились поддержкой нового великого князя. Однако объединенным силам Давыдовичей и присланного им на помощь сына Изяслава Мстиславича городом овладеть так и не удалось. На зов Святослава наконец откликнулся Юрий Долгорукий, приславший на помощь союзнику своего сына Ивана. Святослав отдал Ивану Юрьевичу Курск, ополовинив тем самым свои собственные владения. Попытался он договорится и с двоюродными братьями, но понимания не встретил. Давыдовичи продолжали разорять его земли. Более того, сведав о приближении идущего им на помощь Изяслава Мстиславича, они осадили Путивль, который сдался после того, как к его стенам подошел князь Киевский.

Узнав о падении Путивля и испытывая острый недостаток в продовольствии, Святослав вынужден был покинуть Новгород-Северский и бежать в Корачев. Раздосадованный Изяслав Давыдович, взяв с собой дружину в три тысячи всадников, бросились в погоню за беглецом. Однако Святослав двоюродного брата не убоялся и, развернув коней, выступил ему навстречу. Битва была короткой, но кровопролитной – разбитые в пух и прах дружинники Изяслава Давыдовича вынуждены были поспешно отступить. А Святослав Олегович спокойно ушел в Вятскую землю.

Война между Олеговичами и Давыдовичами продолжилась и здесь, но великий князь в ней уже не участвовал. Зато Юрий Долгорукий прислал в поддержку своему союзнику белозерскую дружину. Давыдовичи вынуждены были покинуть Вятскую землю и вернуться восвояси.

Почувствовав слабину противников, Юрий Долгорукий и Святослав Олегович начали наступательные действия. Юрий Владимирович не собирался мириться с тем, что его обошел родной племянник, утвердившейся на великом столе вопреки всем писанным и неписанным правилам. Долгорукий вторгся в Новгородскую землю, а Святослав пошел на Смоленскую волость, где княжил брат Изяслава Мстиславича – Ростислав. Взяв город Голядей в верховьях Протвы и обогатив свою дружину полоном, Святослав откликнулся на зов Юрия, приехать к нему в Москву. (Это первое упоминание в летописи об этом городе) Долгорукий не только щедро одарил своего союзника, но и отправил с ним дружину во главе с одним из своих сыновей. Получив также наемное войско от половцев, Святослав разорил Смоленскую волость вплоть до верховьев Угры, выбил всех посадников Давидовичей из вятских городов и двинулся к Новгород-Северскому. Изяслав Давыдович не посмел далее оставаться в чужих владениях и ушел к брату Владимиру в Чернигов. После того, как Святослав вернул себе Новгород-Северский, Давыдовичи запросили мира.

Мир был заключен, но только после того, как Давыдовичи тайно пообещали выманить за Днепр великого князя Изяслава Мстиславича и подставить его под мечи дружинников Юрия и Святослава. Кто-то из окружения Давыдовичей предупредил Изяслава о готовящемся предательстве и великий князь принял меры, ставшие фатальными для несчастного Игоря Олеговича, который был зверски убит в Киеве.

Между тем война продолжалась. Святослав Олегович с сыном Долгорукого Глебом осадил Курск, где в это время находился сын великого князя Мстислав. Куряне отказали Мстиславу в поддержке и тот вынужден был бежать к отцу. Великий князь Изяслав собрал большое войско, призвал на помощь брата Ростислава Смоленского и двинулся на Олеговичей и Давыдовичей, успевших к тому времени объединить силы. Черниговские князья не рискнули вступить в открытую битву с Мстиславичами и отступили к родному городу. Однако Изяслав с Ростиславом осаждать столицу Северского княжества не рискнули. Не сумев взять город Глеблю, стоящий на их пути, они повернули коней в Киев.

В 1148 году Изяслав, наконец, собрал всю свою силу, взял полк у дяди Вячеслава и полк владимирский, призвал отряд венгров на помощь, соединился с берендеями, перешел Днепр и стал в восьми верстах от Чернигова. Три дня стоял он под городом, дожидаясь, не выйдут ли Олеговичи и Давыдовичи на битву, но никто не выходил. Наскучив дожидаться, Изяслав подошел к Любечу. Сюда наконец выдвинулись Давыдовичи и Олеговичи, для которых потеря Любеча вполне могла обернуться утратой всей Северской земли. Однако битва так и не состоялась. Ночью пошел сильный дождь, Днепр начал вздуваться, и князь Изяслав побоялся быть отрезанным от полянской земли водной преградой. Его возвращение в Киев нельзя было назвать победным, но положение его противников оказалась еще хуже. Северская земля была подчистую разорена войной и нового нашествия Мстиславичей просто не выдержала бы. Черниговские князья послали своих людей к Юрию Долгорукому с вопросом, собирается ли он продолжать войну с племянником, но вразумительного ответа так и не получили. После чего поспешили заключить с Изяславом Мстиславичем мир.

Война между великим князем и Юрием Долгоруким разразилась в 1152 году. Причем начал ее Изяслав Мстиславич, захватив принадлежащий Долгорукому Городец, расположенный между Черниговским и Переяславским уделами. В этот раз Черниговские князья разделились: Давыдовичи встали за Изяслава, а Олег Святославич примкнул к своему вечному союзнику Долгорукому. Долгорукий и Святослав осадили Чернигов, но город не взяли и вынуждены были отступить на виду у дружин великого князя, поспешившего на помощь Давыдовичам. Долгорукий отправился в Суздаль, а Святослав Олегович, осажденный в родном Новгород-Северском, вынужден был просить мира у Изяслава.

Изяслав Мстиславич умер в 1154 году, открыв путь к великому столу своему дяде Юрию Долгорукому, который и утвердился на нем с великим скрипом. Святослав Олегович, вечный союзник соискателя великокняжеского стола, получил от него за свои долголетние труды город Мозырь. Трудно сказать, остался ли он доволен этим даром, но очень скоро в 1157 году предъявлять претензии уже стало некому. Юрий Владимирович был отравлен на пиру у боярина Петрилы.

Этой внезапной смертью очень ловко воспользовался Изяслав Давыдович Черниговский, соколом взлетевший на великий стол под тихий изумленный ропот киевлян. Однако перемещение Давыдовича на стол киевский не могло не повлечь за собою перемещений в Черниговской волости: по родовым счетам Чернигов должен был перейти к Святославу Олеговичу, не только старшему после Изяслава в племени Святославовом, но и в целом роде Ярославичей, и вот Олегович с племянником своим Святославом Всеволодовичем явился перед Черниговом, но не был впущен туда родным племянником Изяслава, Святославом Владимировичем, которого дядя, отъезжая в Киев, оставил здесь со всем полком своим. Летописец говорит оставил, а не посадил - знак, что Изяслав не передал ему Чернигова во владение, но не хотел только, как видно, впускать туда Олеговича, с которым был не в ладах. Олеговичи, не впущенные в Чернигов, отступили от города и стали за Свиною рекою, на противоположном берегу которой скоро показались полки Изяслава Давыдовича, пришедшего вместе с Мстиславом Изяславичем. Дело не дошло, однако, до битвы; Давыдовичу трудно было удержать Чернигов за собою, странно отдать племяннику вместо дяди: оба действия одинаково сильно противоречили тогдашним понятиям; вот почему Давыдович стал пересылаться с Олеговичем, и поладили они на том, что Чернигов достанется последнему, а Северская область - Святославу Всеволодовичу; но Святославу Олеговичу досталась не вся Черниговская волость: большую часть ее удержал Изяслав за собою и за родным племянником Святославом Владимировичем; Мозырь, уступленный прежде Юрием Святославу, также отошел к Киевской волости.

Умер Святослав Олегович в 1164 году князем Черниговским, что оставляло за его потомками права на черниговский стол, которые, впрочем, еще следовало отстоять в многочисленных семейных распрях.

Назад Вперед