СТИХИ ЮРИЯ ЧИЧЁВА





Домой вернувшийся Артемка,
Махнув на стынущий обед,
Бежит безумный как в потемках,
Летит на крыльях в интернет.

Трясясь от жажды как болонка,
Он ищет в паутине свет,
Как наркоман в моменты ломки,
Он жаждет получить ответ.

Да нет уж, что вы, все неправда,
Слегка я переврал сюжет.
Сидит в сети Артем и ладно,
Другой проблемный есть куплет.

Зашел "в контакт" наш друг Артемка,
С друзьями типа посидеть,
А тут анкета, щелк иконка,
И пусть начнется слововерть!

"Хэйлоу, братиш. Йес, здарова.
Делы-то как? Да вроде норм.
Ну го ко мне до полвторого?
Та не, уборка, мамка, дом."

Мне не понятно, что за люди?!
Они ли русские вообще?
"Окей" - питьё? Иль это блюдо?
Да что творится в их душе?

И пусть все так, но мысль рекущий,
Коверкать стали, осквернять.
Какой-то чудик нахалющий
Придумал, стали повторять.

Друзья, ребята, "фрэнд" Артемка,
Ведь русский - красочный язык!
Не гавкай ты как собачонка,
Пусть русский радует, старик!

Просто не вижу, ослеп, и не слышу.
Палящее солнце не радует глаз,
Тому, кто пред смертью не видел Парижа,
Дыханьем лаская курительный газ.

Кричит зомбоящик, кого-то убили,
От стана машины он лопнул как прыщ.
Тебе ведь нет дела до отмершей пыли.
Тебе любопытней о чем Ты грустишь.

От раны сердечной, от низкого роста,
От участи вечно дружить с головой.
Быть может одежда смотрится просто?
В конфликте с твоей, распрекрасной душой?

А вы, человеки - не против гадюки?
Сатирой я вас немого облил.
Конечно, не против, вы попросту глюки.
Товарищи, правда, давайте без вил!

Простите, и правда, я отступился,
Запутался, право, в текучем дерьме.
Грущу о глобальном, о жизненном смысле.
Пленен своей думой, гниющей в тюрьме.

А дальше бессмысленно ритм держать,
Лучше подумаю что в животе.
Кого я исправлю? Кого поднимать?!
Ведь мысли все ваши в сети - в небытие.

Возможно есть что-то главнее природы,
Религии, власти, отцов, матерей.
Не знаю, а все же, быть может нарочно,
Так нагло и жадно, великие мысли,
Скрывает под небом знакомый злодей.
Который тщеславно, с успехом порочным,
Кошмары, догматы, и скверну идей,
Насилие, верность, и наглые морды,
Кует меркантильный в пустотах людей.
Он явен, реален, как бешеный гризли,
Бороться, сражаться и драться нет смысла,
Он в голову лупит как старый бурбон.
Продукт сей, зловещий, настолько стабилен,
Что кажешься жалким, нелепым глупцом.
А лиц у злодея возможно не много,
Но малости этой всем хватит с лихвой.
Ты личный его и пустой биоробот.
Сегодня фермент он, а завтра...
Гармон.

Сердце моё! Родная Россия!
Горам и равнинам ты мать! Голова!
Весь мир твоё имя пишет курисивом!
Великая сила! Большая страна!

Доблесть твоя, рождает легенды!
А честь твоя чище, чем капля росы!
О подвигах светлых кричат киноленты!
Что плавно выходят до этой поры!

В истории, матерь, полно пержитков,
французы и немцы, да их целый взвод!
Гражданские танцы, сплошные убытки,
Плюс ярмарка "кризис" и конкурс "дефолт".

Да вот ещё вечная смена режимов,
Крушенье несущих опорных систем.
Угроза сетям от стальных исполинов.
Опасен их звёздно - болотный гарем.

Сыны твои, матерь, сосцом интернета,
Как штаммы микробов растут.
Не видят тебя, не видят и света.
Как вышли в "пространство", так там и умрут.

Маменька! Право! Тебя заклинаю!
Скорее от сна пробудись!!!
Давай же родная, от края до края!
Россия! А ну! Отзовись!!!

Не ходите в лес,
Он полон чудес,
Его жёлтый окрас,
Заманчив для вас,
Ни демон, ни бес!
Не ходите в лес!
В нем чудо похуже,
Ищет свой ужин!
Без лишних фраз,
Для злых проказ,
Поймает вас.
Она некромант,
Убийств гарант.
Не ходите в лес!!
Он полон чудес.
Будь ты демон иль бес,
Не ходите в лес!
Один маяк,
Девчоночий фрак,
Она маньяк.
Цветёт калина,
Опять Полина,
Один маяк,
Лесной маньяк,
Все ищет вас,
Для злых проказ,
Крови, чудес.
НЕ ХОДИТЕ В ЛЕС!

Чудный день, светло и жарко!
Юный парень очень рад!
Ведь по Ленинскому парку
Грядёт зомби-маскарад!

Но не знал наивный парень,
Что прибудет с адских врат!
Ох и грянет скоро пламень,
Жарким будет МАСКАРАД!

Люди, одевали, рваную одежду,
На деревьях дюжины ворон!
Мясо! Кожа! Плесневелость между!
Кровь бежит со всех сторон!

Маскарад!
Кругом гнилое тленье!
Маскарад!
Мясное вдохновенье!
А зомби все жрут подряд,
Вливая в сердце трупный яд.

Пацан проспал, опаздывал невежда,
Доделав свой небрежный грим!
Летел стрелой, весьма весьма поспешно!
Проклятым временем гоним.

Но вот! Успел! Идут гнилые трупы.
Минуя тысячи зевак.
Стоны! Вой! Оскаленные зубы!
По городу гарцует зомби-мрак.

Гуляют! Смрады! Толпы, даже море!
Наметился системы сдвиг!
Но вдруг! В толпе! КАКОЕ ГОРЕ!
Раздался жертвы резкий крик!

Маскарад!
Кругом гнилое тленье!
Маскарад!
Мясное вдохновенье!
А зомби все жрут подряд,
Вливая в душу трупный яд.

Средь масок! Лежала! В крови лежала дама!
В конвульсии предсмертных билась,
Все стадо запугала! Но все же шли упрямо
Свидетели начала, начала что не снилось.

Вот снова! Повторилось! Бегут лже-мертвецы!
Бежит пацан, а смрад за ним ползет как уж.
Конец! Теперь всем истина открылась!
То был не праздник-карнавал, а пища для нечистых душ!

Маскарад!
Кругом гнилое тленье!
Маскарад!
Мясное вдохновенье!
А зомби все жрут подряд!
Вливая в душу трупный яд!

С толпою ряженых зеваки
Бегут, не живы не мертвы,
На этом празднике-гулянке,
Сам сатана печёт блины!!

Маскарад!
Гнилое вдохновенье!
Маскарад!
Кругом мясное тленье!
А зомби все уж в аккурат,
Дошли! Дошли до адских врат.

6.06.2015

Однажды в каком-то потасканном мире,
Я лешего ночью домой провожал.
Беднягу поили лесные сатиры,
Бестактно, бесстыже, с лихвой, наповал.

А мне к тем дурманам ни страсти ни дела.
Что хлещет как воду волшебная мразь.
Пьянит же мое нечистое тело,
Лишь честь человечья упавшая в грязь.

Я ужас, я страх, и холодная тень я!
Продукт самых скверных, безбожных идей.
Я всех одаряю тоской и мученьем!
Поскольку питаюсь страданьем людей.

И так, я лесного, хмельного дедулю,
До топи, до дома, к порогу привёл.
Чуть позже исчез, в потёмках кукуя,
Как дичь, что попала к вампиру за стол.

Бродил и плутал я, людей искушая,
Дурманил рассудки и жег их запал,
И видел как рушится воля стальная,
Случалось, для смеха как мух убивал.

И как-то я шастал по мрачным просёлкам,
Людей соблазняя, как Воланд учил.
Под небом бездонным из звёздных осколков,
Что жаром пылали от бесовских вил.

Нас демонов часто подводит беспечность,
Не жар не порочность, а свет и добро
Обрушились, в миг позабыв человечность,
Чтоб демону вывернуть напрочь нутро!

Я бегал, я рыскал страдая от боли,
В надежде что это земной человек
Поддастся как все демонической воле,
И станет моею игрушкой навек!

А может Оно рождено непорочным?
Однако, какая же падаль и мразь!
Я путаюсь в мыслях? Догадка? Нет, точно!
То лунная муза, пришла серебрясь.

Я слышу шаги, умоляю, не трогай!
Не смей меня трогать! Мы оба умрём!
Она надвигалась упрямо и строго,
Как с горки катящийся бешено ком.

И тут я почувствовал нежность касанья,
Смердящих любовью тонюсеньких рук.
Мгновенно упал, лишившись сознанья,
Пропала картинка, не слышится звук.

Очнулся? Простите... А что происходит?
Какой сейчас год? Болит голова...
Вам нужно злодейство? Увы, не выходит.
Только идеи, только молва.

Мы с музой внезапно слились воедино,
Теперь нам доступны и тени и свет,
Вот так, завершился чудной поединок.
Вот так появился в реале поэт.

Разложенцы, ублюдки, безбожные нытики,
Пора бы привыкнуть к быдло-политике.
К мещанству, к разрухе, духовному спаду.
Навязанных мыслей и жизней блокаде.
Как мерзко: повсюду, хейтеры, критики,
И это, людишки, достойно примите-ка.
И смрад тошнотворный, все лезет, не просится,
В конвульсии бьется моя переносица.
Настолько ужасен, дешев и сердит,
Он стойкий и прочный, совсем как дендрит.
Пусть смрад исходил бы от свежего пота,
Или от старой, высохшей рвоты,
Это понятно, а впрочем пусть классно,
Все что естественно не безобразно.
Однако источник сей вони оттуда,
Откуда не ждали, вот в чем причуда.
Причина в узле, что для многих громоздок,
Протухший, расплавленный, тлеющий мозг.
Что пахнуть должно приятным умом,
Простите, воняет, собачьим дерьмом.
Невозможный, насильный, моральный дурдом.
Разложенцы, ублюдки, безбожные нытики,
Примите устои быдло-политики.
И будете так же ужасно смердеть,
Ванильненьким быдлом, и думою тлеть.
04.03.16

Логистика выбрана мной за возможность.
За то что лишь мыслью могу получать.
Зарплату и опыт, какой только можно.
И разум, задачей, как меч закалять.

Мне радостно было пойти на учебу.
Я целью горел и хотел одного.
Сорвать с себя цепи и рваную робу.
И после уйти далеко далеко.

Вот время идет. Все глубже и глубже
Я в омут логиста ныряю с лихвой.
И кажется омут промасленной лужей.
Насыщенной ложью и злобой скупой.

Как-то спросил я на паре открыто.
За что же я буду рубли получать
Ответ мне пришелся по мозгу как битой.
Прямая задача, товарищи, лгать!

Должны вы терпеть предрассудки начальства.
Лукавить должны. Вам свыше указ.
Молчать. Все терпеть в логистическом царстве.
Иначе найдут посговорчивей вас.

И так же везде и повсюду творится.
Все лгут и вкушают продукцию лжи.
Однако нет мочи сражаться и биться.
И видимо правда и честь не нужны.

Звёзды с луною повешаны,
В небе как воры последние.
Всё мы пред смертью пешие.
Такое ненужное сведение.

Мы ведь как звезды в небе,
Только к земле прибиты.
Как муха к старой газете.
Так и мы к своей орбите.

Сказкой про жизнь раздольную,
Думаю каждый сыт.
А трезвым вообще то больно,
Воспитывать верой стыд.

И ведь были до нас поколения,
Пусть на все у них был запрет,
Но зарплата с жильем - без сомнения,
А на нас даже Сталина нет.

Назад Вперед