СЛАВЯНЕ

ЗЕМЛЯ СЛОВЕН

Согласно Иоакимовой летописи, известной нам в передаче Татищева, Рюрик, признанный на княжение в землю словен, был сыном Умилы дочери последнего представителя правящей местной династии князя Гостомысла. Гостомысл правил практически всю первую половину девятого века и пережил не только своих сыновей, но и внуков по мужской линии. Отцом Гостомысла был князь Буривой, который после неудачной войны с некими варягами за Биармию, приведшей к поражению на реке Кумени, был то ли убит, то ли отстранен от власти. Князем словен стал князь Гостомысл, восстановивший государство.

"Сей Гостомысл бе муле елико храбр, толико мудр, всем соседом своим страшный, а людем его любим, расправы ради и правосудия"...

Основателями династии, завершившейся со смертью Гостомысла, были сыновья князя Вандала, Избор, Владимир и Столпосвят. Женой Владимира была некая Адвинда «от варяг». Согласно летописи между Владимиром Древним и Гостомыслом сменилось девять князей. Вот что пишет по этому поводу известный российский историк Васильева в своей книге «Русь и варяги»:

«Время миграции указано довольно точно: если считать период смены поколений около 25 лет, а правление Гостомысла отнести к первой половине 9 в., то, отсчитывая 9 поколений назад, можно приблизительно указать время активной жизни основателей династии Владимира, Избора и Столпосвята: первая треть 7 в. Начало миграции славян на восток именно в это время подтверждают данные археологии. Следует заметить, что так называемая "легендарная" традиция имеет достаточно большую достоверность, отражая пусть и в образно-символической форме наиболее важные события в жизни народа. Имена наиболее важных деятелей всегда хорошо запоминались... У нас нет никаких оснований отвергать историчность основателей словенско-новгородской династии. Очевидно, князь Владимир и его братья и в самом деле в период, когда началось славянское движение на восток (в начале 7 в.) правили той группой славян, которая позднее поселилась в Приладожье и Приильменье и назвалась своим именем словенами».

Однако есть сообщение Новгородских летописей о том, что Приладожская земля стала заселяться славянами гораздо раньше и не с Дуная, а из Причерноморья:

«…И в лето от сотворения света 3099-е [1909 г. до н. э.] Словенъ и Русъ с роды своими отлучишася от Еуксинапонта и идоша от роду своего, и отъ братьи своея, и хождаху по странамъ вселенныя, яко острокрилатии орли прилетаху сквозь пустыни многи… 14 лет пустые страны обхождаху, донде же обретыпе озера некоего велика, Моиска завомого, последи же Илмер проименовася во имя сестры их Илмери… И от того времени новопришельцы, скифи тии, начаху именоватися словене…»

Согласно этому сообщению, северная зона Восточно-Европейской равнины уже в начале II тыс. до н. э. была заселена русскими, пришедшими с юга, от берегов Понта Эвксинского… Можно ли проверить это сообщение? Современные данные археологии позволяют сделать это. Как раз в конце III — начале II тыс. до н. э. огромный массив территорий Центральной и Восточной Европы оказался занят так называемыми культурами «шнуровой керамики», обнаруживавшими большое единство. В общность «шнуровой керамики» входила южная азово-черноморская территория и северная, лесная; она простиралась от Балтики до бассейна Камы.

«Импульсы формирования общности «шнуровой керамики» исходили именно с юга, из южнорусских степей… Это значит, все было так, как и написано в летописи: русские пришли в северные леса из степей Великой Скифии еще в бронзовом веке, им и принадлежали восточноевропейские культуры «шнуровой керамики» (2200–1600 гг. до н. э.). Сообщение летописи о первых русских «городах», основанных в начале II тыс. до н. э., не противоречит данным археологии: возникшие тогда укрепленные центры, подобные южно-уральскому Аркаиму, можно считать городищами.» (Васильева. «Великая Скифия»)

Удивляться этому не приходится, поскольку древняя Новгородская земля приняла несколько волн переселенцев и дунайские славяне-словене пришли не на пустое место, но именно они принесли сюда государственность.

Имя отца основателей словенской династии наводит на размышления. Дело в том, что племя вандалов очень хорошо известно в истории, за ними на веки вечные закрепилась слава разорителей Рима. (Читайте статью "Вандалы" ) Слово «вандал» даже стало синонимом слова «разрушитель», причем речь идет о бессмысленном разрушении. На самом деле все было далеко не так. Никаких особых разрушений вандалы в Риме не произвели, хотя, конечно, пограбили всласть. Однако они отнюдь не были первым «варварским» племенем, «гостившим» в Вечном городе в это смутное и гибельное для когда-то могущественной империи время. События, связанные с великим переселением народов и крушением Римской империи, я описал в цикле романов под общим названием «Борьба за Рим». На то, что вандалы, это славянское племя указывали многие исследователи, но общепринятым как среди отечественных, так и среди европейских ученых считается точка зрения на вандалов как на германское племя. О том, кем на самом деле являлись германцы Тацита и прочих римских авторов я пишу в статье «Миф о древних германцах», которую вы найдете на этом сайте, а потому не буду здесь повторяться. «Вандал» из Иоакимовой летописи может быть именем собственным, а может быть названием племени, из которого вышли Избор, Владимир и Столпосвят. Князь, правящий землей вандалов, вполне мог носить имя Вандал и ничего удивительного в этом нет. Можно, конечно, предположить в духе норманской теории, что тихими покорными славянами правил некий суровый князь из германцев, но тогда придется объяснить, почему он дал своим сыновьям славянские имена. Можно еще много чего нагромоздить в буйном славянофобском раже, но если оставаться в рамках здравого смысла, а также антропологических и археологических данных, то придется признать, что в начале седьмого века Приладожье и Приильменье колонизировалось именно славянами, связанными культурно и антропологически с южнобалтийскими венедами. Однако само название «славяне» отнюдь не было распространено в Балтийском регионе, зато оно до сих пор сохранилось на верхнем Дунае (Словения) и в Прикарпатье (Словакия). Византийский историк шестого века Прокопий Кесарийский наряду со склавенами, терроризирующими империю, упоминает венедов и антов, подчеркивая, что они говорят на одном языке. И тот же Прокопий утверждает, что у склавенов и антов были общие предки, которых он называет спорами, а его современник Иордан сполами. Причем и тот и другой помещают этих споров-сполов именно в тот регион, где позже мы обнаруживаем полян. И там же на Днепре Геродот, древнегреческий историк, писавший о скифах, помещает сколотов-земледельцев. Академик Рыбаков само слово «славяне» выводит именно из слова «сколоты-соколоты-соколовяне». Получается довольно странный и извилистый маршрут, по которому часть днепровских сколотов добралась до озера Ильмень и основала там государство. А главное - причем здесь венеды и вандалы? Ведь антропология подтверждает родство словен, которые позднее будут называть себя новгородцами, именно с южнобалтийскими венедами-варягами. Да и имя отца основателей династии вроде бы говорит о том же, ибо слова «венед» и «вандал» явно восходят к одному корню. Однако не будем торопиться.

Согласно «Велесовой книге» русы-венеды во главе с князем Кием появились на Днепре приблизительно в 160 году. Именно венедскому князю Кию приписывается честь создания Русалании с центром в Голуни, государственного образования, в которое помимо русов-венедов вошли также славянские племена, жившие на Днепре уж по крайней мере со времен Геродота, и родственное аланам племя росомонов. О государстве Кия, просуществовавшем более трехсот лет, я пишу в статье "Русалания", размещенном на этом сайте. Археологически оно соответствует Черняховской культуре. Русаланы разделили участь готов, незатухающая вражда с которыми, похоже, и подорвала их силы и предопределила поражение в войне с гуннами. Одновременно с Русаланией на Дунае возникло еще одно государство венедов-русов, известное как Ругиланд, страна ругов, или Дунайская Русь. Скорее всего именно сюда отступили русаланы, вытесненные гуннами с берегов Днепра, Северского Донца и Дона. И именно они известны в европейской истории под именем вандалов, то есть венедо-аланов. Судьба вандалов поразительно схожа с судьбой готов и аланов, тоже вытесненных с насиженных мест. Мы встречаем готов и аланов на территории современных Франции и Испании, а вандалов и того далее - в Северной Африке. Именно оттуда, из города Карфагена (символично, не правда ли) они совершились свой знаменитый морской поход на Рим, составивший им славу в веках. За триста лет совместного существования венеды, сколоты, и росомоны, надо полагать, изрядно перемешались, благо говорили они на одном или на сходных языках, в результате чего и возникла единая племенная общность известная нам под двумя названиями, русколаны-русаланы и вандалы.

После того как гунны захватили Панонию и стали практически полными хозяевами на Дунае, русаланы, отказавшиеся от союза с ними, в отличие от многих других славянских племен, вынуждены были покинуть земли, давшие им приют. Часть из них ушла, как я уже писал выше, сначала в Испанию, а потом в Северную Африку, создав там свое государство, а другая часть отошла к Балтийскому морю в земли венедов. Кстати, основатель династии Меровингов Ладоин, был сыном выходца из Русалании Фарамона-Парамона. Об этом вы можете прочитать в моей книге «Имя Бога», размещенной на этой сайте, в главе «Меровинги» .

В византийских источниках глухо упоминается о войне, которую Атилла вел на севере, а поскольку на север от Панонии, где обосновались гунны, располагались как раз венеды-варяги и вандалы-русаланы, то воевал он именно с ними. Кстати, Лев Прозоров в своей книге «Времена русских богатырей» на мой взгляд совершенно справедливо переносит действие русских былин с берегов Днепра на берега Дуная. В ту самую Дунайскую Русь, о которой я писал выше. Подтверждение своей правоты он находит в работах Азбелева, рассматривающих персонажи не только былин, но и европейских источников в частности «Тидрек-сагу», в которой действуют известные нам персонажи Илья Русский и князь Владимир:

«Здесь Азбелев обращается к материалам Тидрек-саги и Иоакимовской летописи. Столь очевидно сходство былинного Ильи и Ильи Русского из саги, столь очевидно НЕ сходство «Вальдемара, конунга русов» из саги и Владимира Святого. В Иоакимовской летописи Владимиром зовут одного из легендарных древних князей. Любопытно, что предшествуют Владимиру в этой летописи очевидные выходцы из мифического эпоса, герои-эпонимы, прародители – Словен, Рус, Вандал, Волх и прочие. А после него идёт череда двенадцати безымянных поколений вплоть до почти исторического Буривоя, отца знаменитого и уже безусловно исторического Гостомысла. «Явную соотносимость некоторых существенных эпизодов и одновременно героев в... былинах в фольклорных источниках Иоакимовской летописи и в средневековых обработках германского эпоса нельзя объяснить игрой случая», – утверждает исследователь. Каким же временем датирует Сергей Николаевич время жизни прототипов героев былинного эпоса? Если Владимир былин тождественен «Вальдемару» Тидрек-саги и Владимиру Иоакимовской летописи, то на этот вопрос легко ответить. Первый сражался с готами и гуннами, второй был предком в тринадцатом колене Гостомысла, умершего, согласно германским хроникам, в 844 году. Нетрудно подсчитать, что жил он около V века, как раз во времена готов и гуннов. То есть та самая «середина первого тысячелетия нашей эры», которую считают временем зарождения былин петербургские соавторы. Итак, как видите, читатель, представители разных школ разными методами пришли к выводу о формировании былевого эпоса в середине первого тысячелетия нашей эры.»

Подтверждением правоты Прозорова и Азбелева является тот факт, что былины бытовали на Новгородской земле и практически неизвестны на юге Руси, в частности на Днепре, где разворачивается согласно былинам их действие. Конечно, замена Дуная на Днепр могло произойти позднее, все-таки былины имеют чуть ли не полутора тысячелетнюю (согласно Прозорову) историю. Однако мне кажется, что былины зародились именно в среде людей, вытесненных из родных мест и страстно желающих туда вернуться. Отсюда Дунай и Днепр как бы сливаются в их сознании. Конечно, былинный Владимир не имеет к Владимиру Крестителю ровным счетом никакого отношения. В его взаимоотношениях с дружиной, с женой, с окружающими явно проступает совсем другая, куда более ранняя эпоха. Однако русские былины, это тема совершенно отдельного разговора, а в данном случае меня интересует имя главного героя эпоса, фигурирующего так же и в Тидрек-саге – Илья. Имя восходит вовсе не к христианскому святому, иудейскому военачальнику по происхождению и социальному положению, зато оно созвучно имени "Валия", известному по историческим источникам. В частности имя сына готского вождя Алареха, захватившего Рим, как раз Валия. Да и само имя «Аларех» скорее всего звучало изначально как «Валия-рекс». Но тогда это имя не простое, а родовое, раз оно передавалось от отца к сыну и даже тронное, если можно так выразиться, а следовательно сакральное, восходящее к богам. Конкретно к богу Велесу. Кстати, имя Валия известно и у аланов, а корни культа бога Велеса уходят в очень глубокое индоевропейское прошлое. ( О культе Велеса вы можете прочитать в статье с одноименным названием) Изначально Велес бог скота, а следовательно просто не мог не почитаться скотоводами. О происхождении готов и аланов я пишу в статье «Русалания», размещенном на сайте, а потому не буду здесь повторяться. Скажу лишь, что «крестьянское» происхождение Ильи в былинах может быть связано именно с Велесом, ставшим в конечном итоге богом не только скотоводов, но и земледельцев. Да и само слово богатырь(боготур) означает божий бык и тоже восходит к тому же Велесу. К слову, в Тидрек-саге Илья - король Руссов, а отнюдь не крестьянский сын. Таким образом само имя Илья-Валия указывает скорее на русаланское происхождение героя, чем на венедское.

Выше я писал, что согласно археологическим данным освоение Приладожья и Приильменья словенами относится к седьмому веку, тогда как князь Владимир из Тидрек-саги правил в пятом, но Иоакимова летопись сообщает нам о возникновении династии, к которой принадлежал Гостомысл, а вовсе не о появлении словен на берегах Ладоги. Потомки князя Владимира могли переселиться сюда много позже, и именно в седьмом веке. Дело в том, что именно в начале седьмого века, во времена Аварского каганата начинается движения славянских и венедских племен на территорию нынешних России и Украины. Это движение прослеживается археологически, зафиксировала его и "Повесть временных лет". Трудно сказать, насколько мирной была встреча пришельцев с автохтонами этих мест скифами-сколотами, живших в этих краях более двух тысячелетий. Но за плечами словен был уже многовековой опыт государственного строительства как на Днепре, так и на Дунае и нет ничего удивительного в том, что именно они возглавили новое государственное образование.



Назад Вперед