РУССКИЕ КНЯЗЬЯ

АВТОРСКИЙ САЙТ ПИСАТЕЛЯ СЕРГЕЯ ШВЕДОВА

КНЯЗЬ МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ

1174-1176

Михаил Юрьевич многие годы находился в тени своего старшего брата Андрея Юрьевича Боголюбского. После смерти брата Глеба, он по настоянию старшего брата Андрея заявил было права на Киев, но тут же от них отказался под давлением воинственных сыновей покойного великого князя Ростислава Мстиславича. Ростиславичи уступили Михаилу Юрьевичу Переяславль-Северский, где он и обосновался, не претендуя на большее. Однако поведение Ростиславичей привело в ярость властолюбивого Андрея Боголюбского, который собрал коалицию князей и отправил ее на Киев в 1173 году. Ростиславичи не стали оборонять Киев, уступив его без борьбы Михаилу Юрьевичу, а сами укрылись в Белгороде и Вышгороде. Ополчение собранное Боголюбским потерпело жесточайшее поражение под Вышгородом от Мстислава Ростиславича, и Михаил Юрьевич вынужден был поспешно покинуть Киев.

Весть о смерти могущественного брата застала его в Черниговской земле. (Читайте статью «Князь Андрей Боголюбский» ). Как старший среди потомков Юрия Долгорукого он имел полное право занять освободившееся после смерти старшего брата место. Однако у ростовских и суздальских бояр было на этот счет свое мнение. Ростовцы и суздальцы были недовольны правлением Андрея Боголюбского, отодвинувшего в тень древние русские города вместе с их старейшинами и возвысившего до уровня стольного града захудалый и никогда прежде ни на что не претендовавший Владимир. Именно бояре из Суздаля и Ростова настояли на том, чтобы приглашение на княжение было послано родным племянникам Андрея Боголюбского сыновьям его старшего рано умершего брата Ростислава – Мстиславу и Ярополку, в обход их дядей – Михаила и Всеволода Юрьевичей. Ситуация усугублялось тем, что в свое время Юрий Долгорукий именно Михаилу и Всеволоду оставил по завещанию Суздальскую землю. Бояре, однажды уже проигнорировавшие волю великого князя, избрав на княжение Андрея Боголюбского, сделали это и во второй раз. Выбор на Ростиславичей выпал не в последнюю очередь и по той причине, что им покровительствовал рязанский князь Глеб, женатый на их сестре. Бояре всерьез опасались, что рязанский князь, воспользовавшись смертью Боголюбского начнет разорять Суздальскую земли, а потому поспешили заручиться его поддержкой.

Мстислав и Ярополк находились тогда в Черниговской земле вместе с дядьями Михаилом и Всеволодом. Судя по всему, после разгрома ополчения Боголюбского под Вышгородом и внезапной смерти властолюбивого князя, его братья и племянники находились в растерянности и не рискнули вернуться сразу в свои уделы. Ростиславичи предложение бояр приняли, но с условием, что вместе с ними в Суздальскую землю отправятся их дяди Михаил и Всеволод. Скорее всего, это решение было подсказано Святославом Всеволодовичем Черниговским, у которого были давние дружеские отношения с Михаилом Юрьевичем. Причем и племянники и младший брат Всеволод именно в Михаиле признали старшего в роду Юрьевичей и даже принесли ему клятву верности с благословения епископа Черниговского.

Первыми в Суздальскую землю отправились Михаил Юрьевич и Ярополк Ростиславич. Вместе дядя с племянником доехали только до Москвы, а далее их пути разошлись. Ярополк тайком от Михаила отправился в Перяславль-Залесский, где его поджидали ростовские и суздальские бояре, недовольные возвращением Юрьевичей. Здесь все бояре и дружинники суздальской земли целовали крест Ярополку, после чего новый князь Суздальский отправился войной на дядю Михаила, успевшего уже добраться до Владимира. Ростовцы и суздальцы торопились наказать не столько даже Михаила, сколько владимирцев, отнявших у их городов права и славу старейших и главнейших городов Суздальской земли. Вот что пишет по этому поводу М.С. Соловьев:

«Что же заставило владимирцев, не привыкших к самостоятельной деятельности, воспротивиться приговору старших городов, взять себе особого князя и отстаивать его против соединенных сил всей земли Ростовской и Рязанской? К этому принудила их явно высказавшаяся вражда старого города Ростова, который с ненавистью смотрел на свой пригород, населенный большею частию людьми простыми, ремесленными, жившими преимущественно от строительной деятельности князя Андрея, и, несмотря на то, похитивший у старого города честь иметь у себя стол княжеский. Ростовцы и суздальцы говорили: «Пожжем Владимир или пошлем туда посадника: то наши холопы каменщики». Нельзя не заметить также, что здесь, в этих словах, слышится преимущественно голос высшего разряда ростовских жителей - бояр, дружины вообще, которая, как видно, особенно не любила Андрея за нововведения. Как бы то ни было, важно было начало борьбы между старыми и новыми городами, борьбы, которая должна была решить вопрос: где утвердится стол княжеский - в старом ли Ростове или новом Владимире, от чего зависел ход истории на севере. Заодно с Владимиром, как следует ожидать, были и другие новые города. Переяславцы хотели также Юрьевичей и поневоле признали Ростиславичей.» («История России»)

Владимирцы семь недель отбивались от осаждающих, но в итоге вынуждены были все-таки уступить в виду надвигающегося голода. К чести Михаила Юрьевича он не стал упорствовать и покинул Владимир по первому же требованию горожан. После его отъезда владимирцы заключили договор с Ростиславичами. Мстислав и Ярополк поклялись, что не причинят зла их городу. Во Владимире остался княжить младший Ростиславич – Ярополк, а в Ростов отправился старший брат Мстислав. Благодаря мужеству и упорству владимирцы все-таки своего добились: управлять их городом стал князь, а не посадник, присланный из Ростова.

Ростиславичи приехали в Ростово-Суздальскую землю с дружинниками, набранными на юге. И практически с самого начала их правления выяснилось, что уклад жизни на севере и юге далеко не во всем сходен. Реформы, проведенные Юрием Долгоруким и в особенности Андреем Боголюбским сделали свое дело. В южных областях князья обычно были временщиками, которых мало заботило процветание уделов, которые они занимали в порядке старшинства. Смерть старшего князя влекла за собой целую цепь новых перемещений. Поэтому и дружинники их, и служилые люди, получая те или иные должности спешили хапнуть как можно больше и в самый короткий срок. От дружинников не отставали и молодые князья, находящиеся под опекой местных бояр, для которых город Владимир, с его накопленными в годы правления Боголюбского богатствами, стоял поперек горла. Грабили все подряд, в том числе и церкви, построенные Андреем, включая собор Владимирской богородицы. Прежде храмы грабили только в завоеванных городах, немудрено что владимирцы затаили злобу на Ростиславичей. По городу ползли слухи, что Ярополк, ограбив Владимир и прилегающие земли, уйдет в Ростов, прислав вместо себя посадника. Обиженные на бесчинства, творимые князьями и боярами из старших городов, владимирцы договорились с обывателями Переяславль-Залесского, находившегося в таком же положении, и призвали на княжение Михаила Юрьевича. Михаил с братом Всеволодом и с Владимиром Святославичем, сыном князя Черниговского, немедленно отправились на север. В дороге Михаил сильно занемог и вынужден был остановиться в Москве, где его поджидал отряд владимирцев во главе с молодым князем Юрием Андреевичем, сыном Боголюбского.

Между тем Ростиславичи, узнав о приближении Михаила, собрали в Суздале совет, на котором было решено отправить Ярополка к Москве, дабы он перекрыл дорогу Михаилу Юрьевичу во Владимир. Однако Михаил, узнав о приближении племянника, не стал отсиживаться в городе, и двинулся ему навстречу. Судьбе было угодно, что пути дяди и племянника разошлись. Ярополк со своим полком заплутал в местных лесах и не успел перехватить рать, двигающуюся во Владимир. Уяснив свою, ошибку, Ярополк ринулся вслед за дядей, отправив с дороги к брату гонца, чтобы тот немедленно шел к городу Владимиру, дабы перехватить дядьку Михаила у его стен.

Мстислав немедленно выступил из Суздаля и в пяти верстах от Владимира столкнулся с Юрьевичами:

« Полк Мстиславов, готовый к битве, в бронях, с поднятым стягом вдруг выступил от села Загорья; Михаил начал поскорее выстраивать свое войско, а враги шли на него с страшным криком, точно хотели пожрать его дружину, по выражению летописца. Но эта отвага была непродолжительна: когда дошло до дела и стрельцы начали перестреливаться с обеих сторон, то Мстиславова дружина, не схватившись ни разу с неприятелем, бросила стяг и побежала. Юрьевичи взяли много пленных, взяли бы и больше, но многих спасло то, что победители не могли различать, кто свои и кто чужие; Мстислав убежал в Новгород; Ярополк, узнавши о его поражении, побежал в Рязань, но мать их и жены попались в руки владимирцам. С честию и славою вступил Михаил во Владимир; дружина и граждане, бывшие в сражении, вели пленников.» (Соловьев. «История России»)

Победа Юрьевичей была полной и первыми это признали суздальские бояре, пригласившие Михаила к себе. Михаил Юрьевич поехал в Суздаль, потом в Ростов, приводя старшину и обывателей к присяге, после чего вернулся в Владимир. А своего брата Всеволода он посадил в Переяславль-Залесском. Таким образом «пригород», населенный холопами-каменщиками, вновь стал центром Суздальской земли, вопреки воле боярства. Михаил таким образом продолжил политику своего брата Андрея, он освободился от влияния старых городов, которые привыкли решать дела на вече, принуждая младшие города к выполнению своих решений. Он и брата своего Всеволода посадил не в Ростове или Суздале, а в Переяславле, не знавшим подобно городу Владимиру вечевого права.

Едва утвердившись на столе Ростово-Суздальского княжества Михаил вынужден был идти войной на князя Глеба Рязанского, нечистоплотного покровителя Ростиславичей, изрядно погревшим руки на разорении храмов города Владимира. Знаменитая икона богородицы, привезенная Андреем Боголюбским из Вышгорода, тоже находилась в руках рязанского князя. Однако Глеб Рязанский не рискнул воевать с князем Суздальским и вернул все награбленное в чужой земле имущество, клятвенно заверив Михаила Юрьевича в своем величайшем к нему уважении.

Михаил, уладив дела с Рязанским князем, отправился по какой-то надобности в Городец-Волжский, где занемог и умер в 1176 году.

Назад Вперед