РУССКИЕ КНЯЗЬЯ

АВТОРСКИЙ САЙТ ПИСАТЕЛЯ СЕРГЕЯ ШВЕДОВА

КНЯЗЬ КОНСТАНТИН ВСЕВОЛОДОВИЧ

1212 - 1218

В усобице вспыхнувшей после смерти Всеволода Юрьевича по большей части виноват был именно он, передавший стольный град Владимир в руки Юрия в обход старшего сына Константина. Константин не смог спокойно переносить утрату старшинства, грозя местью и брату, и владимирским боярам, советникам покойного отца. В Суздальской земле началось брожение и размежевание. Больше всей суетились братья Константина и Юрия, стараясь не прогадать. Так Святослав Всеволодович, обидевшись на Юрия, перебежал в Ростов к Константину. Еще один Всеволодович – Владимир Юрьевский тоже открыто высказывал свои симпатии старшему брату, обделенному отцом. Юрию Всеволодовичу ничего другого не оставалось как заключить союз с третьим своим братом Ярославом Всеволодовичем, княжившим в Переяславль-Залесском.

Узнав об этом Константин вознамерился идти на Владимир вместе с братом Святославом. Юрий, опасаясь поражения, предложил Константину обмен – сам он готов был сесть в Ростове, уступив старшему брату Владимир. Но Константин хотел удержать за собой оба города и предлагал Юрию Суздаль. Юрий на такой размен не согласился и, соединившись с братом Ярославом, повел свои полки к Ростову. Константин взял под контроль броды на реке Ишнее, перекрыв Юрию подходы к Ростову. Князь Владимирский удовлетворился тем, что разорил окрестные села. Простояв друг против друга, братья через четыре недели помирились и разошлись по своим городам.

Однако Юрий понимал, что мир ненадежен, а потому решил приобрести новых союзников в лице рязанских князей, до сих пор находившихся в темнице города Владимира. Юрий освободил их вместе с дружинниками, одарил конями, золотом, взял клятву верности и отпустил в Рязань.

Перемирие скоро закончилось и виной тому стал Владимир Всеволодович, захвативший Москву. Порыв младшего брата поддержал Константин: он сжег Кострому, принадлежащую Юрию, и отнял Нерехту у брата Ярослава. Юрий и Ярослав вновь пошли к Ростову и вновь решающей битвы не случилось – братья договорились. Владимир вынужден был отдать Юрию Москву, а сам отправился княжить в Переяславль-Южный. Трудно сказать, чем бы в итоге закончился этот вялотекущий конфликт в Суздальской земле, если бы не разразилась война между Северной и Южной Русью.

Всеволод Чермный, воспользовавшись смертью Рюрика Ростиславича, не только захватил Киев, но и вытеснил Мономашичей почти из всех приднепровских городов. Предлогом войны между Олеговичами и Мономашичами стали давние события в Галиче, где бояре повесили двух сыновей Игоря Северского, приглашенных ими же на княжение. А поскольку место Игоревичей в Галиции занял Даниил Романович из рода Мономашичей, то Чермный решил предъявить счет его родственникам.

Обиженные черниговцами внуки Ростислава отправили послов к Мстиславу Новгородскому, сыну Мстислава Ростиславича Храброго, с просьбой постоять за честь утесняемого рода. Мстислав убедил, хотя и не без проблем, новгородцев помочь своим родственникам наказать черниговцев за творимые ими беззакония. Под Вышгородом Чермный дал внукам Ростислава битву, проиграл ее и бежал за Днепр. А Мстислав Новгородский, посадив в Киеве двоюродного брата Мстислава Романовича, отправился к Чернигову. После двенадцатидневной осады Чермной признал поражение и заключил невыгодный для себя мир. Вскоре после этого он умер.

Мстислав Мстиславич вернулся в Новгород, но надолго здесь не задержался. В Новгороде у него хватало недоброжелателей, подстрекаемых суздальцами. Понимая, что в Новгороде ему не усидеть Мстислав решает уйти из города добровольно, предоставив новгородцам право, самим найти себе князя. Проводивши Мстислава, новгородцы долго думали; наконец, отправили посадника Юрия Ивановича, тысяцкого Якуна и старших купцов 10 человек за Ярославом Всеволодовичем, князем Переяславским - ясный знак, что пересилила сторона, державшаяся суздальских князей.
Едва появившись в Новгороде Ярослав приказал схватить двух бояр, своих недоброжелателей. Следующей жертвой властолюбивого князя стал тысяцкий Якун, которого Ярослав обвинил в измене на вече. Возбужденный речами Ярослава народ разграбил усадьбу Якуна. А когда тысяцкий пришел искать к князю правду, тот взял в заложники его сына Христофора. Против бесчинств суздальских доброхотов восстали жители Прусской улицы, убившие боярина Овстрата с сыном и бросили их в ров. Видя, что волнения в городе приобретают крутой характер Ярослав укрылся в Торжке, а управлять Новгородом послал своего наместника. Судя по всему, Ярослав решил по примеру отца и дяди возвысить младший город, не имевший веча, в противовес старшему городу, урезав тем самым его права. Ситуация благоприятствовала Ярославу. Мороз побил осенью весь хлеб в Новгородской волости и Ярослав не велел пропускать в город ни одного воза с хлебом. Новгородцы просили князя вернуться, но тот в ответ задержал посланцев. Голод в Новгороде усиливался. Люди начали умирать от нехватки продовольствия. Еще дважды новгородцы посылали своих людей к Ярославу, но тот оставался верен своей политике – задушить вольности новгородские голодом. Скорее всего, Ярослав добился бы своего, уморив голодом большую часть новгородцев, но князь Мстислав, узнав о бедах Новгорода 11 февраля 1216 года неожиданно возвращается в город. Первым делом он схватил ярославова наместника Хота Григорьевича, заковал в железо всех его подручных, после чего созвал на вече новгородцев. Князь и горожане дали взаимную клятву – не расставаться ни в животе, ни в смерти. Попытка Мстислава договориться с Ярославом закончилась тем, что последний приказал всех новгородцев, задержанных в Торжке, числом более двух тысяч человек схватить, отобрать у них имущество и разослать по своим городам. Мстиславу ничего другого не оставалось, как, собрав всех уцелевших новгородцев, выступить против Ярослава первого марта 1216 года. Учитывая, что Новгородская земля была разорена он отправился сначала в свою Торопецкую волость, чтобы разжиться припасами. Когда новгородцы достигли верховьев Волги, то пришла весть, что брат Ярослава Святослав Всеволодович с десятитысячным войском осадил город Ржевку, принадлежащий Мстиславу. У Мстислава с братом Владимиром Псковским было всего 500 человек войска; несмотря на это, они двинулись на выручку Ржевки, и Святослав побежал от нее, не дождавшись новгородских полков. А Мстислав пошел дальше и занял Зубцов, город принадлежавший Ярославу. На реке Вазузе его догнал двоюродный брат Владимир Рюрикович Смоленский с своими полками. Несмотря на эту помощь, Мстислав вновь послал людей в Торжок к Ярославу с мирными предложениями и вновь получил отказ. Новгородцы требовали от Мстислава вести их на Торжок, но в Новгородской земле и без того не хватало продовольствия, а потому военные действия на ее территории закончились бы катастрофой для населения. Именно поэтому Мстислав двинул свою рать к Твери в надежде на поддержку Константина Ростовского. Князь Константин не замедлил с ответом – послал на помощь новгородцам пятьсот человек и пригласил одного из Ростиславичей для переговоров. Ростиславичи отпустили к нему Всеволода (сына Мстислава Романовича Киевского) с сильным отрядом, а сами пошли вниз по Волге. Потом, чтоб скорее окончить поход, бросили возы и, пересев на коней, двинулись к Переяславлю. 9 апреля, к Ростиславичам, стоявшим на реке Саре, пришел Константин Ростовский с своими полками. Здесь под переяславскими стенами они захватили в плен одного человека, от которого узнали, что Ярослава нет в городе - пошел к брату Юрию.

Войско младшие Всеволодовичи собрали большое: муромцев, бродников, городчан и всю силу Суздальской земли, по словам летописцев.
Ярослав и Юрий с братьями стали на реке Кзе, Мстислав и Владимир с новгородцами поставили полки свои блиp Юрьева, а Константин Ростовский стал дальше с своими полками на реке Липице. Мстислав пытался договорится с Юрием Всеволодовичем, но тот заявил ему, что они с Ярославом – это один человек. Из чего следует логичный вывод, что политика Ярослава в отношении Новгорода была согласована с Юрием и являлась по сути своей продолжением все той же «византийской» политики, которую проводили Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо в отношении сначала суздальцев, а потом и своих соседей. Это было если и не во всем продуманное, то, во всяком случае, последовательное и упорное наступление на «старину», прямой путь к единовластию и единодержавию.

Младшие Всеволодовичи, ободренные мирными предложениями врагов, видя в этом признак слабости, отчаянного положения, начали пировать с боярами. Причем уверенность Юрия и Ярослава в победе была так велика, что они здесь же на пиру стали делить Русь между собою, махнув рукой на интересы других князей.
Поделивши между собою все русские города, Юрий с Ярославом стали звать врагов к бою. И после долгих маневров и новых попыток Мстислава договориться с младшими Всеволодовичами битва все-таки состоялась. Вот как описывает ее Соловьев:

« Мстислав и Владимир начали ободрять своих новгородцев и смольнян: «Братья! - говорили они им, - вошли мы в землю сильную, так, положивши надежду на бога, станет крепко; нечего нам озираться назад; побежавши не уйти; забудем, братья, про домы, жен и детей; ведь надобно же будет когда-нибудь умереть! Ступайте, кто как хочет, кто пеш, кто на коне». Новгородцы отвечали: «Мы не хотим помирать на конях, хотим биться пеши, как отцы наши бились на Кулакше». Мстислав обрадовался этому и новгородцы, сойдя с лошадей, посметавши с себя порты и сапоги, ударились бежать босые на врагов, смольняне побежали за ними также пешком, за смольнянами князь Владимир отрядил Ивора Михайловича с полком, а старшие князья и все воеводы поехали сзади на лошадях. Когда полк Иворов въехал в дебрь, то под Ивором споткнулся конь, что заставило его приостановиться, но пешие, не дожидаясь Ивора, ударили на пешие полки Ярославовы с криком, бросая палки и топоры, суздальцы не выдержали и побежали, новгородцы и смольняне стали их бить, подсекли стяг Ярославов, а когда приспел Ивор, то досеклись и до другого стяга. Увидавши это, Мстислав сказал Владимиру Рюриковичу: «Не дай нам бог выдать добрых людей!» - и все князья разом ударили на врагов сквозь свою пехоту.»(«История России»)

Победа Ростиславичей была полной. Младшие Всеволодовичи потеряли в этой битве только убитыми десять тысяч человек. Ярослав Всеволодович, не показав доблести в битве, «отличился» в своем Переяславле. Он приказал перехватать всех новгородцев и суздальцев, оказавшихся в городе, и велел бросить их в тесные погреба, где многие задохнулись и умерли.

Юрию ничего другого не оставалось, как отдать брату Константину Владимир и удовольствоваться Радиловым Городцом на Волге, куда он вскоре и отбыл с чадами и домочадцами. Ярослав надеялся отсидеться в Переяславле, но когда Ростиславичи с Константином двинулись к его убежищу, он испугался послал к ним людей с просьбой о мире и, наконец, сам явился к старшему брату со слезной просьбой не выдавать его тестю Мстиславу Мстиславичу. Константин защитил брата, помирив его с Ростиславичами. Мстислав потребовал от Ярослава освобождения всех новгородцев, а заодно забрал у него свою дочь, посчитав видимо бесчестьем для себя иметь в зятьях подобного мерзавца.

Слабый здоровьем Константин недолго княжил во Владимире, он чувствовал приближение смерти, видел сыновей своих несовершеннолетними, потому спешил помириться с братом Юрием. Уже в 1217 году он отдал брату Суздаль и обещал Владимир после своей смерти.
Константин умер 2 февраля 1218 года; летописец распространяется в похвалах его кротости, милосердию, попечению о церквах и духовенстве, говорит, что он часто читал книги с прилежаньем и делал все по-писаному в них. После имя Константина упоминается в летописях с прозванием Добрый. Брат его, Юрий, стал по-прежнему княжить во Владимире.

Назад Вперед