НАЗАД | ВПЕРЕД


РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

РУСЬ И ОРДА



ВЗЯТИЕ ОРДЫНЦАМИ КИЕВА

Разгромив половцев на Дону, ордынцы в 1238 году двинулись в Черниговские земли . Первым городом на их пути стал Переяславль Южный, половину жителей которого они истребили, других увели в плен. Одновременно Батый отправил часть своего войска и на Чернигов . Князь Михаил Черниговский в то время находился в Киеве, оберегая великий стол, доставшийся ему после ухода Ярослава Всеволодовича. На помощь осажденным черниговцам явился двоюродный брат Михаила, Мстислав Глебович, но потерпел поражение и вынужден был бежать в Венгрию. Черниговцы бились отчаянно в поле и на стенах. Татары взяли и сожгли Чернигов; после чего через Глухов отступили к Дону.

Однако своего двоюродного брата Мункэ Батый послал к Днепру на разведку. По словам летописца, татарин удивился красоте и величеству Киева, после чего отправил послов к князю Михаилу и к киевлянам с предложением о сдаче города. Князь Михаил вскипел и убил послов, судя по всему, в отместку за сожженный Чернигов. После чего опамятовал и бежал в Венгрию, опасаясь мести татар. Мункэ ушел к Дону, а в Киеве немедленно объявился новый претендент на опустевший великий стол – Ростислав Мстиславич. Расторопность Ростислава Мстиславича не понравилась Даниилу Галицкому, который явился в Киев и пленил самозванца. Однако узнав о движении орды по направлении к Днепру, Даниил последовал примеру Михаила Черниговского и тоже бежал в Венгрию, оставив «на хозяйстве» воеводу Димитра.

Рашид-ад-Дин в «Истории царевичей Дешт-и-Кыпчак» указывает, что осенью 1240 г. «царевичи Бату с братьями, Бури и Бучек направились походом в страну русских и черных шапок (черных клобуков)», поселения которых прикрывали со стороны степей южнорусские земли. Основной областью расселения черных клобуков были земли к югу и юго-востоку от Киева, в Поросье и по Днепру. Другой район, занятый клобуками, находился на левобережье Днепра, к северо-востоку от Киева, но левобережные клобуки были, вероятно, разгромлены еще в 1239 — начале 1240 г. татарскими отрядами, наступавшими на Переяславль и Чернигов. Во всяком случае, Мункэ при рекогносцировочном походе на Киев неизбежно должен был пройти через земли черных клобуков на левобережье Днепра.

Большой поход ордынцев осенью 1240 г. был направлен на основную область расселения черных клобуков — на Поросье. Видимо, именно отсюда, со стороны Поросья, татары вторглись на территорию Киевского княжества . Плацдарм для вторжения был уже подготовлен: единственный крупный город, прикрывавший с этой стороны подступы к Киеву , — Переяславль — был взят и разрушен еще весной 1239 году, а в конце 1239 года татары завоевали Крым.

Осенью 1240 г. ордынцы, форсировав Днепр, с юга подошли к реке Роси. Здесь, на укрепленной линии поросских городов-крепостей, черными клобуками и русскими гарнизонами была сделана попытка остановить нашествие. Города Нижней Роси оказали яростное сопротивление завоевателям. Однако прорвав укрепленную линию на Нижней Роси, татары по междуречью Россавы и Днепра двинулись к Киеву. По пути к столице княжества завоевателями были разрушены многочисленные города и замки, прикрывавшие подступы к столице (Витичев, Василев, Белгород и др.), и опустошены окрестности Киева вплоть до Вышгорода и Городца.

«Киев, «мать городов русских», был первым крупным городом на пути нового нашествия монголов. Раскинувшийся на высоких холмах над Днепром, великий город был сильно укреплен. Мощные валы Ярославова города прикрывали Киев с востока, юга и запада. По реконструкции П. А. Раппопорта (на основании раскопок вала Ярославова города в 1952 г.) высота вала достигала почти 12 м и ширина — 20 м. Общая протяженность валов Ярославова города превышала по периметру 3,5 км. По валу тянулись деревянные стены, усиленные каменными надвратными башнями. Исследователь древнего Киева М. К. Каргер пишет, что «валы Ярославова города по своей мощи не имели равных в истории древнерусской фортификации» Вторым укрепленным рубежом были валы и стены древнего «города Владимира». И, наконец, внутри «города Владимира» имелись укрепления вокруг так называемого «Ярославова двора». Окруженный мощными валами Киев с многочисленным населением мог стать серьезным препятствием на пути монголо-татар.» (Каргалов. «Конец ордынского ига»)

Однако, несмотря на непосредственную опасность нашествия, в Южной Руси не было заметно никаких попыток объединиться для отражения врага. Продолжались княжеские усобицы; летописец рядом с рассказом о разгроме ордынцами Переяславля и Чернигова спокойно повествует о походе Ярослава к Каменцу, во время которого тот «град взя Каменецъ, а княгиню Михайлову со множьством полона приведе к своя си». Киев был фактически предоставлен своим собственным силам. Никакой помощи от других южнорусских княжеств он не получил.

Татарские рати во главе с самим Батыем подошли к Киеву в ноябре 1240 г.

«Приде Батый Кыевоу в силе тяжьце, многомъ множьст- Нашествие монголо-татар на Южную Русь. вомъ силы своей, и окроужи град, и остолпи сила Татарьская, и быс град во обьдержаньи велице. И бе Батый оу города, и отроци его обьсядахоу град, и не бе слышати от гласа, скрипения телегъ его, множества ревения вельблудъ его н рьжания от гласа стадъ конь его, и бе исполнена земля Роуская ратных». Основной удар монголо-татары наносили с юга от Лядских ворот. «Постави же Батый порокы городоу подъле вратъ Лядьскьх» и «порокомъ же бес престани бьющимъ день и нощь, выбиша стены» (Ипатьевская летопись)

В первый же день штурма после ожесточенного боя на развалинах стен «города Ярослава» татары взошли на вал. Однако ослабленные упорным сопротивлением киевлян, враги не сумели развить успех и ворваться на плечах отступавших защитников в глубь города: по свидетельству летописца, татары «седоша того дне и нощи» на стенах «города Ярослава». Защитники Киева во главе с раненым Дмитром отступили в «город Владимира» и укрепились на его стенах.
Наутро сражение возобновилось («наоутрея же придоша на не и быс брань межи ими велика»). Укрепления «города Владимира» тоже были прорваны, начался бой внутри города. Киевляне обороняли каждую улицу, каждый дом. Последним оплотом обороняющихся была Десятинная церковь: за ее каменными стенами собрались последние защитники великого города. Наконец, каменный храм, переполненный людьми, рухнул под ударами осадных орудий. 6 декабря 1240 г. Киев пал. Город был страшно опустошен, большинство построек погибло в огне, жители были перебиты татарами. «Люди от мала до велика, вся убита мечем», — сообщает летописец. Киев надолго утратил значение крупного городского центра.

От разрушенного Киева ордынцы двинулись дальше на запад, в общем направлении к Владимир-Волынскому. Основные силы Батыя двигались на Владимир-Волынский через Колодяжин-Данилов, в то время как другие отряды завоевателей опустошали Южную Русь. Рашид-ад-Дин пишет, что после взятия Киева татары «туменами обходили все города Владимирские и завоевали крепости и области, которые были на пути». Русский летописец тоже отмечает, что по дороге «в Угры» Батый «многое множество бесчисленно Русскихъ градов взятъ, и всехъ поработи».
В декабре 1240 г. под натиском татарских полчищ города по Среднему Тетереву были покинуты населением и гарнизонами. Без боя сдались татарам и большинство болоховских городов (Деревич, Губин, Кудин и др.).
Однако на укрепленных линиях на Случи, Верхнем Тетереве и Горыни, состоявших из городков-крепостей татары встретили сильное сопротивление. Следующим городом, стоявшим на пути завоевателей, был сильно укрепленный Колодяжин. Колодяжин, расположенный на высоком крутом берегу реки Случи, долго выдерживал бешеный натиск врагов. Только после того как жители Колодяжина, «послушавше злого света его», сами открыли ворота, татары ворвались в город. Однако и после этого бой продолжался. О разгоревшейся внутри города жестокой битве свидетельствуют обнаруженные раскопками в слое пожарища человеческие скелеты и найденное возле них оружие (наконечники стрел, копья, булавы, мечи). Самое положение скелетов говорит о гибели людей во время боя; на многих черепах видны следы ударов мечом или саблей, в позвоночнике одного из скелетов застрял железный наконечник татарской стрелы.
Все жители Колодяжина были перебиты, некому было даже похоронить трупы погибших защитников города: они так и остались лежать на поверхности, многие костяки оказались разрозненными в результате растаскивания хищниками. Колодяжин был сожжен татарами дотла и больше не восстанавливался. О разгроме двух других укрепленных городков — Каменца и Изяславля — южнорусский летописец только кратко сообщает, что Батый «приде Каменцю, Изяславлю, взятъ я».

Прорвав укрепленные линии на Верхнем Тетереве, Горыни и Случи, ордынцы двинулись в глубь Волынской земли . Отдельные татарские отряды заходили довольно далеко на север. Возможно, одним из таких отрядов было разрушено городище Басив Кут в районе Ровно, имевшее валы до 15 м высотой. Ожесточенное сопротивление оказали города Данилов и Кременец. Ипатьевская летопись сообщает, что Батый «видевъ же Кремянец и градъ Данилов, яко не возможно прияти емоу, и отиде от нихъ». Причиной того, что Батый не взял этих сравнительно небольших городков, кроме героизма защитников и сильных укреплений (Кременец, например, расположен на высокой горе Боне с крутыми, скалистыми склонами), явилось, видимо, то обстоятельство, что их осаждали отдельные татарские отряды, в то время как основные силы двигались на Владимир-Волынский.

Город Владимир-Волынский недаром привлекал жадные взгляды завоевателей. Заложенный еще в конце X—начале XI в., он выступает в письменных источниках как большой и сильно укрепленный город, с мощными деревянными стенами и башнями. В XIII в., кроме поселений внутри городских стен, к северу от вала располагались поселки и церкви Пятницкая и Никольская, а «Заречье» протянувшееся к югу от реки Луги, превратилось в самостоятельное укрепление, прикрытое с южной стороны валами.

«Владимир-Волынский был взят монголами штурмом после короткой осады. Летописец сообщает, что Батый «приде к Володимроу и взя копьемъ и изби и не щадя». О страшном разгроме Владимира свидетельствует следующая запись в Ипатьевской летописи: «не бе бо на Володимере не осталъ жывыи, церкви... исполнена троупья, иные церкви наполнены бы-ша троубья и телесъ мертвых». Летописные данные подтверждаются археологическими материалами. О завоевании северной части Волынской земли известно немного. Холм монголо-татарам не удалось захватить: сильно укрепленный город сумел отбить налет татарского отряда (главные силы монголо-татар прошли в другом направлении). Имеются сведения о разрушении татарами Берестья. Двигаясь от укрепленных линий на рубежах Галицко-Волынской Руси основными силами на Владимир-Волынский, Батый выделил часть войск для опустошения владимирских и галицких земель. Монголо-татарские отряды направились от Каменца и Данилова на юг — к Десне и Пруту, на юго-запад — к Галичу, на запад — к Бужску и Звенигороду, и «туменами обходили облавой все города Владимирские и завоевали крепости и области, которые стояли на пути» . (Каргалов. «Конец ордынского ига»)

Конечным пунктом, где монголо-татарские отряды соединились после опустошения Юго-Западной Руси, был, вероятно, город Галич. По свидетельству Рашид-ад-Дина, к тому городу татары подошли уже «вместе», т. е. объединенными силами, и взяли его штурмом после трехдневной осады. После татарского погрома Галич запустел: княжеский двор и дружина переехали в город Холм, который стал новой столицей княжества.

Поход в Польшу и Венгрию начался, по свидетельству Рашид-ад-Дина, в «весенние месяцы» 1241 г., а уже 11 апреля объединенные силы венгерского короля Белы IV и хорватского герцога Коломана потерпели поражение от монголо-татар. Весь поход Батыя на Южную Русь занял, таким образом, очень немного времени: от взятия Киева в декабре 1240 г. до вторжения в Венгрию прошло всего 4 месяца. С уходом войск монголо-татар за границу поход Батыя на русские земли закончился.