НАЗАД | ВПЕРЕД


РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

РУСЬ И ОРДА



ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ
(1276-1294)

КНЯЗЬ ЯРОСЛАВ ЯРОСЛАВИЧalek5.jpg"

КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ ЯРОСЛАВИЧalek6.jpg

КНЯЗЬ АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ alek8.jpg

КНЯЗЬ ДАНИИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ alek9.jpg

После смерти в 1276 г. великого князя Василия Ярославича наступает новый этап в отношениях Руси с Золотой Ордой. Если раньше ордынские ханы опирались в своей политике на Руси на великого князя владимирского, который своими вооруженными силами и авторитетом великого князя обеспечивал сбор дани, то теперь положение изменилось. Уже при великом князе Ярославе Ярославиче ослабление великокняжеской власти привело к тому, что татары должны были оказывать ему помощь в борьбе с оппозиционным Новгородом. При следующем великом князе, Василии Ярославиче, великокняжеская администрация оказалась вообще не в состояния без прямой военной помощи татар осуществлять подчинение всей Северо-Восточной Руси и обеспечить тем самым регулярное поступление дани.

Князь Дмитрий Александрович Переяславский, старший сын Александра Невского, ставший после смерти своего дяди Василия Ярославича великим князем Владимирским, начал с того же, с чего начинали его предшественники. Он установил контроль над Новгородом , который поспешил признать его своим князем.

А тем временем родной брат великого князя Андрей Городецкий вкупе с удельными князьями Борисом Ростовским, Глебом Белозерским и Федором Ярославским повели войско в Орду, что бы во главе с ханом Менгу-Тимуром идти на ясов, не желавших покоряться татарам. Князья взяли город ясов Дедяков, сожгли его, захватив добычу и пленников «и сим подвигом заслужили отменное благоволение хана». Вот что пишет о «подвигах» русских князей Карамзин:

«Феодор Ярославский и зять его, Михаил, сын Глебов, ходили и в следующий год помогать Татарам, или единственно исполняя волю Хана, или желая добычи, коею Моголы охотно делились с Россиянами, пользуясь их мужеством. Татары воевали тогда в Болгарии с одним славным бродягою, свинопасом, известным в Греческих летописях под именем Лахана: сей человек приманил к себе многих людей, уверив их, что Небо послало его освободить отечество от ига Могольского; имел сперва удачу и женился на вдовствующей супруге Царя Болгарского, им злодейски умерщвленного; но был наконец разбит Татарами и лишен жизни в стане Ногаевом.» («История государства Российского»)

Великий князь Дмитрий Александрович тоже не сидел сложа руки и наказал данников Новгорода карелов, пленив многих жителей за ослушание или явный бунт. Чтобы немцы и шведы не могли приставать к берегам Финского залива, Дмитрий заложил каменную крепость в Копорье. Эта крепость стала яблоком раздора между Дмитрием и новгородцами. Ибо по закону, князь не имел права владеть ни территорией, ни укреплениями в пределах Новгородской земли. Обиженный Дмитрий уехал во Владимир и стал готовиться к войне. Попытка архиепископа примирить враждующие стороны закончилась ничем. Дмитрий вторгся в Новгородские земли и встал с войском на Шелоне. Только после этого новгородцы согласились передать ему в пользование крепость.

В 1281 году Андрей Городецкий, младший брат Дмитрия, поднял против него бунт, заручившись поддержкой нового ордынского хана Туда-Менгу и получив от него ярлык на великое княжение. Видимо, Дмитрий просто прозевал смену ханов в Сарае и опоздал с дарами, чем расторопный Андрей Александрович и воспользовался, наплевав на обычаи и дедовские заветы.
Хан Туда-Менгу с удовольствием посылает на Русь войско, зная, что оно вернется не с пустыми руками. Силы оказались неравными. Поэтому Дмитрий спасается от ханских войск бегством. Вначале он бежит в Тверь, а затем в Новгород. Он пытается укрыться в Копорье, но новгородцы его туда не пускают. Более того, угрожают выдать беглеца татарам. Ему ничего не остается, как бежать в Швецию.

Татары «с разрешения великого князя Андрея» опустошают Владимирское, Тверское, Суздальское, Ростовское, Муромское и Переяславль-Залесское княжества. Столицы княжеств тоже разорены. Ордынцы доходят до Торжка, разорив практически всю Северо-Восточную Русь вплоть до границ Новгородской республики.

«Муром, окрестности Владимира, Суздаля, Юрьева, Ростова, Твери, до самого Торжка, были разорены ими: они жгли и грабили домы, монастыри, церкви, не оставляя ни икон, ни сосудов, ни книг, украшенных богатым переплетом; гнали людей толпами в плен или убивали. Юные Монахини, жены Священников были жертвою гнусного насилия. Спасая жизнь и вольность, земледельцы гибли в степях от жестоких морозов. Переславль, Удельный город Димитриев, хотел обороняться и был ужасным образом за то наказан: не осталось жителя (по словам летописи), который не оплакал бы смерти отца или сына, брата или друга. Сие несчастие случилось декабря 19 [1281 г.]: в Рождество Христово церкви стояли пусты; вместо священного пения раздавался в городе один плач и стон. Андрей, злобный сын отца столь великого и любезного России, праздновал один с Татарами и, совершив дело свое, отпустил их с благодарностию к Хану.» (Карамзин. «История государства Российского»)

Андрей сел во Владимире, угостил богатым пиром, одарил князей ордынских и, отпустив их домой, поехал в Новгород, где был посажен на стол. Но скоро до него дошли вести, что Дмитрий возвратился из-за моря с наемными войсками, засел в своем Переяславле, укрепляется там и собирает полки. На стороне Дмитрия выступают его союзники Святослав Ярославич Тверской, Даниил Александрович Московский, а также (как ни странно) новгородцы. Все они заключают с Дмитрием мир.

Андрей Александрович снова выезжает в Орду и просит помощи. Возвращается он на Русь с татарскими полками под предводительством Турай-Темира и Али. Татары доходят до Переяславля и снова изгоняют Дмитрия Александровича. Он бежит к Черному морю к ордынскому темнику Ногаю . Отношения темника Ногая с ордынским ханом были сложные. Этим и воспользовался беглый князь. Дмитрий возвращается на Русь с ногайскими войсками и изгоняет Андрея с великого княжения. Но за всё это Ногаю надо было платить. И Дмитрий заплатил, только не своими, а чужими средствами. Ногайским чиновникам были отданы на откуп сбор дани в Курске, Липецке и Рыльске. Ростов и Муром были разорены.

Андрей вроде бы помирился с братом и даже ходил вместе с ним и ногаевыми татарами усмирять новгородцев, не хотевших повиноваться его брату. Два года Андрей Александрович жил спокойно, но 1285 году призвал к себе царевича из Орды и стал готовиться к войне. Однако в этот раз Дмитрий Александрович опередил брата. Собрав войско, он разгромил и татар и Андрея Городецкого. Карательных мероприятий из Орды не последовало: хану Туда-Менгу было не до княжеских усобиц, он с трудом удерживал власть в Сарае в противоборстве с темником Ногаем. Наконец Ногаю удалось в 1291 году устранить Туда-Менгу и посадить в Сарае его брата Тохту .

Именно к Тохте в 1292 году и отправились Андрей Городецкий, Димитрий Ростовский с сыном и братом Константином Углицким, Михаил Глебович Белозерский, Федор Ярославский, и ростовский епископ Тарасий с жалобой на великого князя. Тохта, выслушав жалобы князей, хотел сначала послать в Русь за Дмитрием, но потом раздумал и отправил туда большое войско. Переяславцы, узнав о приближении татар, все разбежались, и Дмитрий должен был бежать из своего города сперва на Волок, а оттуда во Псков. Татары же с Андреем Городецким и Федором Ярославским взяли Владимир, разграбили Богородичную церковь, взяли потом 14 других городов и опустошили всю землю.
Тверь наполнилась беглецами со всех сторон, которые уговаривались не пускать татар дальше и биться с ними. Однако татары собрались идти с Волока к Новгороду и Пскову. Новгородцы послали к предводителю их Дюденю богатые дары, и ордынцы, удовольствовавшись ими, отправились назад, в степи.

Союзники - Андрей Городецкий и Федор ярославский - поделили между собою волости: Андрей взял себе Владимир и Новгород, Федор – Переяславль.

« Великий Князь ждал только отбытия полков Дюденевых и хотел немедленно возвратиться в свою наследственную Переславскую область, зная, что усердный к нему народ возьмет его сторону. Андрей с дружиною Новогородскою перехватил брата на пути, близ Торжка. Великий Князь, оставив казну свою в руках Андреевых, ушел в Тверь, где юный Михаил принял его со всею должною честию и вызвался быть миротворцем между ими, чтобы избавить отечество от дальнейших бедствий. Епископ Тверской и Святослав (Князь или Вельможа) поехали в Торжок, убеждали, молили Андрея и наконец успели в благом деле своем. Великий Князь отказался от старейшинства и престола Владимирского, довольный наследственным Переславским Уделом; а Новогородцы получили обратно Волок. Согласно с главным условием мира, Феодору Ростиславичу надлежало оставить Переславль: он не мог противиться воле Андреевой, но, выезжая из сего города, обратил его в пепел. Димитрий сведал о том уже в последние часы своей жизни: занемог, постригся и близ Волока умер на пути» (Карамзин. «История государства Российского»)

Разгром Северо-Восточной Руси «Дюденевой ратью» в 1293 году современники называли новым Батыевым нашествием. «Победитель» князь Андрей Городецкий получил великое княжение Владимирское и вскоре был принят в Новгороде.