ГЛАВНАЯ
ИМЯ БОГА
РЕЛИГИЯ СЛАВЯН
ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ
СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ
АРИЙСКИЙ ПРОСТОР
ВЕЛИКАЯ СКИФИЯ
ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ
СЛАВЯНЕ
КИЕВСКАЯ РУСЬ
РУССКИЕ КНЯЗЬЯ
БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
ГОРОДА
КИЕВСКОЙ РУСИ
КНЯЖЕСТВА
КИЕВСКОЙ РУСИ
СРЕДНЕВЕКО-
ВАЯ ЕВРОПА
ИСТОРИЯ АНГЛИИ
ИСТОРИЯ ФРАНЦИИ
ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
ОРДА
РУСЬ И ОРДА
МОСКОВСКАЯ РУСЬ
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18в.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19в.
СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ
ПИРАТЫ
ЗЛОДЕИ И АВАНТЮРИСТЫ
БИБЛИОТЕКА
ДЕТЕКТИВЫ
ФАНТАСТИКА
ЮМОРИСТИЧЕС-
КАЯ ФАНТАСТИКА
НЕЧИСТАЯ СИЛА
ЮМОР
АКВАРИУМ

Религия славян

1. РОДrod-013.jpg"

2. ЯРИЛОrod-014.jpg

3. ПЕРУН rod-015.jpg

4. ВЕЛЕС rod-016.jpg

5. ДАЖДЬБОГ rod-017.jpg

6. ХОРС rod-018.jpg

7. СТРИБОГ rod-019.jpg

8. ЖИВАrod-020.jpg

9. ЛАДА rod-021.jpg

10. ЛЕЛЯ rod-022.jpg

11. МАКОШЬ rod-023.jpg

12. МАРА rod-024.jpg

13. КУЛЬТ МЕДВЕДЯ med1.jpg

14. СВАРОГsvar2.jpg"

15. БЕРЕГИНИberg2.jpg"

16. СВЯТИЛИЩАsve2.jpg"

ПЕРУН

Истоки образа Перуна теряются в глубине тысячелетий. Об этом говорит и балтский культ Перкунаса, и культ Пирвы-громовика у хеттов, индоевропейского народа, побеждавшего фараонов Древнего Египта, и одно из имен Индры – Паранья. В ведической традиции первый, высший уровень богов выражал интересы касты жрецов-царей, в него входили творцы мироздания. На третьем уровне бытовали божества, покровительствующие скотоводам, земледельцам и ремесленникам. Но была еще одна каста – каста воинов. У них тоже были свои боги покровители практически всегда совмещавшие с чисто военными функциями функцию громовержца. Характерен был и цвет этой касты – красный, цвет крови, цвет войны. Вот что пишет по этому поводу Ю.Д. Петухов:

«Этнографические наблюдения, археологические и лингвистические открытия, антропологические находки заставляют исследователей убеждаться в том, что даже в самых примитивных доклассовых структурах существовало, а кое-где и продолжает существовать трехчленное деление: жрецы-цари, воины, работники. И пусть отношения между ними не оформлены еще столь впечатляюще, как это мы видим в эпоху зрелого феодализма, тем не менее, они есть, на них держится племя, союз племен, этнос. Все это распространяется, безусловно, и на славян, праславян и протославян… Изначальной территорией размещения "культуры боевых топоров" были южнорусские степи, или Северное Причерноморье, как чаще говорят в последние годы.»

Сходные с Петуховым мысли высказывал и академик Рыбаков «культ Перуна-Воителя мы должны отнести к протославянской эпохе и связать с культурой шаровых амфор, когда впервые обозначились черты военной демократии».

Первыми почитателями Перуна безусловно были люди молодые и воинственные, называвшие себя, к слову, «волками». Им, уходящим из родных станов на поиски новых земель и лучшей доли (что было в обычае у древних ариев) нужен был могущественный вожак. И этим вожаком стал Перун, уже сформировавшийся к тому времени в образ грозного и воинственного бога. Ю.Д. Петухов видит истоки мифа о Перуне в противоборстве человека с самым опасным в древние времена своим врагом – медведем:

«И здесь надо вспомнить, что один из самых излюбленных и древних мотивов индоевропейской мифологии - это «каменное небо». И не просто этакий твердокаменный небесный свод, на котором закреплены луна, солнце, звезды, а «небо», то есть, некая доступная возвышенность, где хранится запас камней бога-громовержца, «небо» - кладовая самого простенького, но изрядного числом оружия. Мы рисовали картину мира, где вершина, «небо», - это крона мирового древа. Прототип «древа» - обычное дерево, а иногда и просто возвышенность – «скала», «гора», «большой камень». На небе «камни», подобные молнии. Внизу – «чудовище» - божество, никогда не имеющее человеческого облика, всегда страшное, зловредное, опасное. В нашем случае это медведь, «лезущий на дерево». Примерно такова изначальная картинка. Кто же может в данном случае выступать в роли "громовержца", заступника? А тот, кого всегда изображают антропоморфным, и никак иначе, - человек. Да, громовержец-герой - это именно человек, укрывающийся со своими близкими, детьми на вершине дерева. Ему не страшны ни «леопарды», ни «львы» в этом убежище. Он не боится ни волков, ни кабанов, ни прочих обитателей леса. Ему страшен только лишь «бог смерти и загробного мира» - «волосатый» медведь, способный настичь его повсюду. Остальные запоминаются постольку, поскольку с ними можно сосуществовать безбедно, подражая им, как волкам, например. От медведя можно укрыться лишь на вершине дерева или скалы, да не просто так, вскарабкавшись на дерево, так медведь достанет, а накопив в укрытии - шалаше или гнезде меж ветвей (то есть, на «каменном небе») - большой запас крупных камней. Вот она, изначальная «ваджра-мьелльнир»! Камень! Тот самый, что за историю человеческую или, вернее, предысторию из поколения в поколение спасал миллионы человеческих жизней.»

Спорить с Ю.Д. Петуховым не приходится, его версия «первомифа» на редкость убедительна, как и предположение о том, что культ бога-громовика распространялся едва ли не по всему миру по мере того как его почитатели осваивали все новые и новые для себя земли. Культ Перуна известен не только на Руси, но и на южных берегах Балтийского моря, на Балканах, в центральной Европе. В этой связи можно упомянуть о культах других богов-громовиков, большей частью отличающихся только именами почитаемых кумиров: греческий Зевс, римский Юпитер, кельтский Таран, скандинавский Тор. Однако будь Перун только покровителем воинов, то его культ, скорее всего, затерялся бы где-то в глубине тысячелетий. Спасением для Ударяющего бога явилось то, что он в глазах наших предков являлся подателем дождя, а следовательно был теснейшим образом связан с земледелием и скотоводством, основой тогдашней экономической деятельности. В первую голову грозный бог грома и молнии почитался основной массой населения именно за эти свои качества, а отнюдь не за воинскую доблесть.
На Руси Перуновы дни приходились на конец июля. Что конечно же не случайно. В эту пору, когда начинал вызревать новый урожай, вмешательство в процесс бога дождя могло быть как спасительным, так и гибельным. Он мог дать влагу изнывающим от жажды полям, а мог и не дать. Наконец бог мог проявить чрезмерное усердие, залив поля потоками воды, что в конечном счете приводило к столь же печальному результату – гибели посевов. С таким богом не шутят. Именно поэтому культ Перуна благополучно дожил до начала двадцатого века, несмотря на старания своих хулителей. Правда, Перуну пришлось поменять имя и стать в христианской традиции святым Ильей. Илье приносили кровавую жертву в виде годовалого бычка, вскормленного крестьянской общиной. В отношении земледельцев к святому Илье языческие мотивы столь очевидны, что я не припомню ни одного исследователя, который бы взялся всерьез отрицать связь почитания еврейского племенного деятеля с культом славянского богом дождя.
Перуна порой называют богом земледелия, но это не так. В славянской традиции вообще нет бога, которого можно было так охарактеризовать, зато практически все боги первого ряда так или иначе связаны с сельскохозяйственной деятельностью. Просто каждый из них занимался своим делом. Ярило отвечал за оплодотворение земли, Перун – за сохранение урожая в пору его созревание, Даждьбог олицетворял собой солнце, и тут, что называется, не убавить не прибавить, а Велес был дарителем и распределителем урожая. О функциях Велеса мы еще будем говорить, а пока вернемся к Перуну.
Лев Прозоров (и не только он, кстати) именно Ударяющего бога считает главным богом славянского пантеона, ссылаясь при этом на князя Владимира и летописца Нестора. Однако другие исследователи, опираясь все на тех же исторических персонажей, утверждают, что Древняя Русь вообще не знала бога с таким именем, и что появился он в наших палестинах вместе с варягами. При этом они указывают на то обстоятельства, что на Руси никогда прежде не приносили человеческих жертв, а вот Перуну приносили, если верить Нестору. И то, и другое, между прочим, спорно. И Нестор лицо заинтересованное в том, чтобы опорочить конкурентов своего Бога, и сведения о той эпохе и религиозных культах слишком скудны, чтобы делать далеко идущие выводы. Скорее всего, Перуну действительно не приносили человеческих жертв, ни в Древней Руси, ни в других местах. До поры. До той самой поры, когда ревнители христианской веры не принялись с настойчивостью идиотов огнем и мечом насаждать новую веру в славянских землях. Вот тогда славянам пришлось вспомнить, что Перун бог не только дождя, грома и молнии, но грозный воитель. Скорее всего именно тогда Перуну стали приносить человеческие жертвы, дабы насытить чрево бога человеческой кровью и распалить его гнев против насильников. Бог дождя вновь стал богом войны, полным божественной энергии-яри, в данном случае не благодатной, а убийственной. Но это вовсе не означает, что Ударяющий стал верховным богом славян, богом-царем, как называет его Прозоров. Он был и остался богом дружинников, почитаемый и земледельцами, вот только роль самих дружинников в смутные времена насилия и разорения резко возросла. Этот процесс длился не год и не два, он длился столетия, начиная с переворота Каролингов. Так что время для упрочения нового культа у жрецов Перуна было более чем достаточно. Дружинники Рюрика принесли в Новгород уже обновленный культ известного и почитаемого новгородцами бога. Видимо, именно это обстоятельство и повлекло за собой недовольство местной старшины, вылившееся в восстание Вадима Храброго.
Тем не менее, я беру на себя смелость утверждать, что Перун никогда не был верховным богом славянского пантеона, поскольку это место давно и надежно было занято богом Родом, богом Создателем мира. Именно он почитался варягами под именем Световита, а вместе с ним почитался и бог, ставшей олицетворением истекающей из него энергии, вечно молодой бог Ярило. Собственно, Ярило в этой своей ипостаси, носителя божественной энергии, никогда не отделялся от Рода. Что не мешало его существованию и даже смерти в другой ипостаси – бога оплодотворения. Подробнее об этом боге читайте в статье "Ярило" , а здесь я отмечу только то, что вечно юный и энергичный бог к этому времени уже успел превратиться в покровителя земной власти. Обращаю внимание сомневающихся на следующее обстоятельство: Перун как и все громовики был волосат, усат и бородат. А единственный князь того времени, подробное описание внешности которого до нас дошло, я имею в виду Святослава Игоревича, бороды почему-то не носил, да и голову брил почти наголо. Не знаю как там насчет головы, но что касаемо бороды, то делал он это в подражание вечно юному Яриле, который, возможно, успел отрастить усы, но отнюдь не бороду. Власть должна быть молодой и ярой, то есть полной энергии. А борода пристала лишь солидным старцам. И даже более того. Согласно тогдашним религиозным представлениям бородатый, а следовательно стареющий князь внушал серьезные опасения. Уж не с темной ли стороны он пришел? Святослав, как известно, не дожил и до сорока лет, а обстоятельства его смерти наводят на мысль о ритуальном то ли убийстве, то ли самоубийстве. Я написал о Святославе роман «Каган русов», но к окончательному выводу так и не пришел. Во всяком случае, этот человек не боялся смерти, более того он ее жаждал. Чего не скажешь о его сыне Владимире. Том самом Владимире, который возвысил Перуна над всеми прочими славянскими богами, нарушив тем самым древнюю традицию. Впрочем, это была не первая и не единственная ошибка Владимира Святославовича, но это уже тема для отдельного разговора.
О князе Владимире я тоже написал роман "Белые Волки Перуна", желающие могут ознакомиться с ним на этом сайте.

 

Назад Вперед