Авторский сайт писателя Сергея Шведова
Bridge

НЕАПОЛИТАНСКОЕ КОРОЛЕВСТВО

После смерти Фридриха II (1250 г.) разгорелась ожесточенная борьба за Сицилийское королевство. В 1258 г. государем стал незаконнорожденный сын Фридриха II — широкообразованный и энергичный Манфред. Папа, непримиримый враг Гогенштауфенов, в поисках силы, враждебной им, обратился к графу Анжу и Прованса Карлу, брату французского короля Людовика IX. Карл Анжуйский обещал признать Сицилийское королевство феодом римской церкви. Вторгшись в Южную Италию с большим войском французских рыцарей и итальянских союзников, Карл в битве при Беневенто (1266 г.) разбил армию Манфреда, мужественно сражавшегося и погибшего в битве. В 1268 г. Карл нанес поражение внуку Фридриха II шестнадцатилетнему Конрадину — последнему представителю династии Гогенштауфенов. Конрадин бежал, вскоре был выдан Карлу и казнен на эшафоте в Неаполе. Основатель Анжуйской династии Карл I (1268—1285) утвердился на сицилийском престоле.
С воцарением Анжуйской династии Южная Италия и Сицилия оказались под тяжелым чужеземным игом. Карл I широко раздавал прибывшим с ним французским и провансальским феодалам земли, конфискованные у «изменников» —сторонников Гогенштауфенов. Почти 700 французских феодалов получили лены в Южной Италии. Объектом пожалования являлись также части королевского домена: около 160 городов и «земель» домена перешли в качестве ленов новым сеньорам. Французские феодалы заняли все высшие административные посты в центральном и провинциальном управлении, лишь на низших должностях остались местные жители.

"Положение крестьян резко ухудшилось. Французские феодалы вводили баналитетные права, почти не получившие распространения в предыдущую эпоху: сеньоры заставляли крестьян за высокую плату молоть зерно на мельнице вотчинника и печь хлеб в принадлежащей ему печи. Феодалы начали требовать с крестьян и некоторые другие дополнительные платежи; общий объем взимаемой с крестьян ренты повысился. Крестьяне страдали от злоупотреблений королевских чиновников, но в еще большей мере — от насилий местных и особенно французских феодалов. Карлу I пришлось даже издать закон, запрещавший сеньорам сажать зависимых от них людей в свои частные тюрьмы и подвергать их пытке. Однако закон на практике не соблюдался. Некоторые деревни полностью опустели из-за многочисленных тягот и угнетения.
Права феодалов в отношении зависимого населения расширились. Были подтверждены законы о прикреплении крестьян к земле. В то же время часть ранее уцелевших мелких собственников в условиях, создавшихся в это время, утратила землю, а в дальнейшем — и свободу. В меньшей степени зависимости, чем крестьяне —держатели земель феодалов, находились немногочисленные арендаторы и полукочевые пастухи, перегонявшие огромные стада овец с летних пастбищ в Абруццах на зимние в Апулии. Таким образом, к концу XIII в. завершилось закрепощение основной массы крестьянства Южной Италии."
(Сказкин. "История Италиии")

Отрицательное влияние оказала на судьбы страны внешняя и внутренняя политика Карла I Анжуйского. Сицилийское королевство было для него лишь первым звеном в цепи тех грандиозных замыслов, которые он надеялся осуществить. В его планы входило господство во всей Италии, подчинение Балканского полуострова, а в дальнейшем —Византии и Леванта. Он участвовал в восьмом крестовом походе Людовика IX в Тунис и начал готовиться к походу на Восток. Для реализации намеченных планов Карлу нужно было не только утвердиться в захваченной стране, но и иметь в своем распоряжении огромные средства. Само завоевание Сицилийского королевства Карл совершил на деньги, ссуженные ему флорентийскими и сиенскими банкирами. В дальнейшем размер займов, полученных у флорентийских торгово-ростовщических компаний (Перуцци, Бонаккорси, Барди и др.), все более увеличивался. За это флорентийцы получили право свободной торговли по всему королевству и другие привилегии, что неблагоприятно отразилось на экономике Южной Италии.
Усиливался налоговый гнет. Карл I, по выражению современника, «жадный и алчный..., обуреваемый горячим стремлением к накоплению богатств, начал вымогать деньги». Он регулярно взимал унаследованные от Фридриха II многочисленные прямые и косвенные налоги, в том числе основной налог — коллекту, ставшую еще более обременительной для населения, так как духовенство освобождалось от ее уплаты. В 1282 г. размер коллекты повысился почти вдвое. Были введены и некоторые новые поборы. Тяжесть взимаемых налогов еще более усугублялась злоупотреблениями и произволом должностных лиц Карла I, фактически пользовавшихся полной безнаказанностью. С 1268 г. началась чеканка новой низкопробной золотой монеты — карлина, и жителей Южной Италии принудительно заставляли обменивать на карлин старую полновесную монету.
Бесчинства французских рыцарей, фискальные вымогательства, рост феодальной эксплуатации послужили причиной крупного народного восстания, стихийно вспыхнувшего в 1282 г. в Сицилии. Восстание началось 31 марта в Палермо (жители которого были недовольны также перенесением столицы королевства из Палермо в Неаполь). Толчком к выступлению послужили оскорбления, нанесенные французскими солдатами местным женщинам, собравшимся со своими семьями у церкви Сан-Спирито (в окрестностях города), чтобы отпраздновать пасху. Позднее возникла легенда о том, что восстание носило организованный характер и началось по звону колокола к вечерне; поэтому оно получило название «Сицилийская вечерня».
Движение перекинулось в другие города и сельские местности и вскоре охватило весь остров. Было убито от трех до четырех тысяч французов. Карл высадился в Сицилии и осадил Мессину. Героически сопротивлявшиеся мессинцы вновь и вновь отражали его атаки. По инициативе знати (во главе с Джованни да Прочида), захватившей руководство движением, собравшийся в Палермо сицилийский парламент предложил корону арагонскому королю Педро III — мужу дочери Манфреда. Педро давно находился в тайных сношениях с магнатами острова, при его дворе жил до начала восстания бежавший из Силицийского королевства Джованни да Прочида.
Прибыв в Сицилию, Педро (в Сицилии — Пьетро I) овладел всем островом. Карлу пришлось снять осаду Мессины и вернуться в Южную Италию. Началась длительная «Война Сицилийской вечерни». Военные действия развертывались на Юге Италии и на море. Сильный арагонский флот под командованием Роджеро де Лауриа неоднократно наносил поражения кораблям Карла. Папа объявил крестовый поход против Сицилии.
Война продолжалась и при сыне Карла I — Карле II (1285—1309) и шла по-прежнему неудачно для анжуйцев. По миру в Кальтабелотте, подписанному в 1302 г., Карлу II пришлось признать отпадение Сицилии, где утвердилась Арагонская династия. За анжуйскими королями остался лишь Юг Италии — Неаполитанское королевство.

"В начале XIV века старое Сицилийское королевство с политической точки зрения разделилось: материковая южная Италия была в руках Анжуйской династии, а островную Сицилию контролировали арагонцы. Основной политической фигурой на Юге в этот период был Роберт Анжуйский, король материковой части бывшего Сицилийского королевства, вошедшей в Неаполитанское королевство. Роберт был разносторонним человеком, превратившим свой неаполитанский двор и городской университет в средоточие высокой культуры, привлекавшее поэтов, ученых и художников со всей Италии. Здесь творили Джотто и Боккаччо. Петрарка восхищался просвещенным правителем, а современники называли его Робертом Мудрым. Доблесть и героизм Роберта проявлялись и в области внешней политики: он неустанно поддерживал партию гвельфов, вставая на пути любого вторжения со стороны Священной Римской империи. К нему стали относиться с великим уважением, почитали самой выдающейся личностью, даровав ему господство над пятью тосканскими городами и титул папского викария Романьи. Неаполитанское королевство при Роберте было социально и экономически сплоченным государством, его единство основывалось на феодальных институтах и властных отношениях, существовавших со времен норманнов. Монархия имела традиционный феодальный характер, большая часть местных сообществ находилась в руках феодальных баронов." (Линтнер. "Италия. История страны")

Однако за этим фасадом в королевстве не все было так гладко, и его ненадежная экономика стала причиной существенной политической нестабильности. Правление Роберта оказалось затишьем перед бурей. Территория королевства была значительно менее населенной, чем остальная Италия, города в нем встречались реже и были гораздо меньше. Даже роскошная столица, Неаполь, насчитывала всего 30 000 человек населения, которое тем не менее сумело придать ей ярко выраженный дух космополитизма: город делился на две части, и в каждой жила своя «нация». Королевство было также весьма бедным: его экономика всецело зависела от сельского хозяйства, в частности от апулийских зерновых, вина, шерсти, сыра, сахара и шафрана. Все это в значительных количествах вывозилось в другие области Италии, так как большинство торговцев и коммерсантов королевства были иноземцами, а остававшееся после того, как они извлекли всю свою прибыль, оседало в карманах феодальных землевладельцев. Крестьяне были в большинстве своем угнетенными, жили в крайней бедности, и такое положение сохранялось веками. Таким образом, кризис XIV века в Неаполе сказался особенно сильно. Падение цен на сельскохозяйственную продукцию и пришедший с кризисом рост конкуренции разорили сельскохозяйственный сектор, как и случившееся в то же время катастрофическое падение численности населения. Других ресурсов не оказалось, и обширные южные области обезлюдели и пришли в запустение. Третья часть от общего числа деревень пустовала, на Сардинии — почти половина, положение на Сицилии было таким же.
Экономический кризис ускорил распад королевства, разорванного на части феодальной политической борьбой и анархией после смерти Роберта в 1343 году. Ему наследовала его развращенная дочь Иоанна I, которая в духе Генриха VIII Английского умертвила троих мужей, а затем попала в темницу и испробовала своего же зелья от Карла Дураццо, принявшего затем титул короля Карла III. Карл правил четыре года (1382–1386), за ним последовал его сын Владислав (1386–1414), а потом дочь Иоанна II (1414–1435). Отважный Владислав одержал несколько военных побед, десять лет держал в своих руках римскую синьорию во время изгнания пап, питал и другие честолюбивые замыслы, касавшиеся всей Италии, к счастью не осуществленные. Несмотря на все перипетии, династия Дураццо держалась на протяжении периода постоянной внутренней борьбы. Соперничавшие группировки, особенно сторонники Людовика II Анжуйского и Альфонса Арагонского, были вовлечены в кровавую борьбу за право наследовать Иоанне. Кроме того, многие бароны, утратив большую часть доходов и чувствуя угрозу разгульному образу жизни со стороны экономического кризиса, начали военные действия и предались беззаконному бандитизму, защищая собственные интересы и ввергая сельские области в усугубляющийся хаос. Положение на Сицилии было весьма сходным после смерти Фридриха III в 1377 году.
Наконец ожесточенная борьба за наследство завершилась победой Альфонса Арагонского, присоединившего островную Сицилию к Неаполитанскому королевству. Он получил известность как «Альфонс Великодушный» и на время установленной им абсолютной монархии (1442–1458) отчасти вернул королевству его былую славу. При неаполитанском дворе процветали науки, работали великие ученые-гуманисты Понтано и Саннадзаро. В Неаполе развернулось масштабное строительство, именно в это время были возведены Триумфальные ворота Кастель Нуово по проекту Франческо Лаурана (другой Лаурана, Лучано, был архитектором герцогского дворца в Урбино). Альфонсу наследовали его побочный сын Ферранте (Фердинанд) на материке и брат Иоанн на Сицилии. Ферранте пришлось бороться с попыткой вторжения Ренато (Рене) Анжуйского, вызвавшей крестьянские волнения в Калабрии в 1469–1475 годах, и с бунтами своих феодальных баронов в 1486–1487 годах. Он справился с крестьянами и баронами, действуя стальным кулаком, не знавшим пощады. Рене Анжуйский умер в 1494 году, к тому времени Карл VIII Французский, подстрекаемый изгнанной южноитальянской знатью, нашедшей убежище при его дворе, уже готовил свое вторжение.
Карлу значительно помогла поддержка со стороны Лодовико Сфорца из Милана и Савонаролы из Флоренции. Войско Карла VIII беспрепятственно прошло через всю Италию до самого Неаполя, покорив страну, но вскоре он ретировался во Францию, а королевство Неаполитанское вернулось в руки испанцев. Сначала испанцы заключили договор в 1500 году с Людовиком XII, разделив королевство между двумя державами. Однако договор вскоре был нарушен, французы изгнаны, а испанцы установили контроль над всем Югом.



Назад Вперед