Авторский сайт писателя Сергея Шведова
Bridge

СИЦИЛИЙСКОЕ КОРОЛЕВСТВО

Рожер II, сын и наследник Рожера I, племянник Роберта Гвискара , принял единоличную власть на Сицилии в 1112 году. За последующие десять лет Сицилия настолько окрепла, что у Рожера появилась возможность вмешаться в дела континентальной Италии. Правление его двоюродного брата герцога Вильгельма II в Апулии (1112—1127) ознаменовалось крупными смутами. Военная интервенция Рожера в Апулию, а также значительная финансовая помощь, предоставленная им Вильгельму II, позволила приостановить распад герцогства. В обмен на это Вильгельм по трем договорам, последовательно заключенным с Рожером в течение 1122 г., уступил Рожеру свою долю Палермо и Мессины, а также передал ему сначала в залог, а затем в полную собственность свою долю Калабрии. В 1125 году Рожер в обмен на очередную денежную помощь был признан наследником бездетного Вильгельма.
После смерти Вильгельма Апулийского 25 июля 1127 г. Рожер II объявил о своих претензиях на его наследство. Но, как выяснилось, Вильгельм успел в 1125—1127 гг. дать схожие обещания своему другому двоюродному брату Боэмунду II Антиохийскому, а также папе Гонорию II. Если Боэмунд II находился в 1127 г. в своем княжестве Антиохии и не представлял опасности, то папа Гонорий II, являясь к тому же сюзереном герцогства Апулии, намеревался воспрепятствовать Рожеру II вступить в наследование владений Вильгельма II. Папе удалось привлечь на свою сторону ряд крупных баронов Апулии.
Сразу же после получения известия о смерти Вильгельма Рожер во главе своего флота прибыл к стенам Салерно — столицы Апулии. Салерно первоначально отказался признать Рожера, и согласие города Рожер II был вынужден купить ценой ряда важных уступок. Затем Рожер купил лояльность своего зятя Райнульфа Алифанского, позволив ему увеличить владения за счет соседнего графа Ариано. Поступая аналогичным образом с прочими крупными городами и баронами, Рожер II добился своего признания в герцогстве и к началу зимы 1127—1128 гг. вернулся на Сицилию.
Воспользовавшись отъездом Рожера, папа Гонорий II сформировал лигу недовольных новым герцогом, в которую вошли город Троя, Райнульф Алифанский, Роберт II Капуанский и ряд других крупных феодалов, а затем отлучил Рожера от Церкви. В мае 1128 г. Рожеру II пришлось вновь подчинять себе Южную Италию. Он высадился в своих наследственных владениях в Калабрии и молниеносно прошел оттуда в Апулию. В июле 1128 г. армии Рожера и папы встретились при Брадано, Рожер предпочел уклониться от боя, и в течение двух месяцев противники стояли лагерем друг против друга. За это время союзники папы перессорились, а его наемники отказывались продолжать войну. Гонорий II предложил начать переговоры, и 22 августа 1128 г. в Беневенто папа признал Рожера II герцогом Апулии. Рожер II принес папе вассальную присягу, подтвердил принадлежность Беневенто папе и признал независимость Капуи.

14 февраля 1130 года в Риме начался очередной раскол: на папский престол были почти одновременно выбраны Иннокентий II и Анаклет II. Иннокентию II пришлось вскоре бежать из Рима, но большинство европейских монархов под влиянием Бернарда Клервоского признали папой именно его. Анаклет II, хоть и контролировавший Рим, оказался в изоляции. Рожер II, воспользовавшись ситуацией, предложил Анаклету поддержку в обмен на коронацию.
Коронация Рожера в качестве короля Сицилии вызвала недовольство множества внешних и внутренних врагов. Южноитальянские норманские бароны и почти независимые города не желали иметь над собой сильного коронованного сюзерена. Оба римских императора — германский Лотарь III и византийский Иоанн II Комнин — считали Южную Италию неотъемлемой частью своих империй. Европейские государства, поддержавшие папу Иннокентия II, не признавали нового короля, получившего корону от антипапы Анаклета II.
Между тем, Лотарь III, преемник германского императора Генриха Пятого, предпринял давно откладывавшийся поход в Италию для своей коронации. Однако его попытка выбить Анаклета II и его сторонников из Рима закончилась неудачей. Весной 1133 г., получив известие об уходе Лотаря III и Иннокентия II из Италии, Рожер II с новой армией, состоявшей в основном из сицилийских мусульман, вновь высадился на материке. На этот раз Рожер II действовал с беспримерной жестокостью, разрушая мятежные города и казня мятежных баронов. На следующий год Рожер II, уже не встречавший никакого сопротивления, полностью восстановил контроль над своими материковыми владениями. Чтобы показать подданным нерушимость своей власти на материке, Рожер II в 1134 г. сделал своих трех сыновей князьями: Рожера — Апулии, Танкреда — Бари, Альфонсо — Капуи.

В августе 1136 г. Лотарь III, достигший после коронации непререкаемой власти в Германии, выступил во второй итальянский поход. Продвижение Лотаря было стремительным. Императору удалось захватить Бари. Однако поход на Калабрию и Сицилию не состоялся из-за отказа вассалов продолжать войну.
В течение всего вторжения Лотаря III Рожер II находился на Сицилии, предоставив своим врагам разорять свои материковые владения. Вступление в войну с императором скорее всего привело бы к разгрому Рожера II и гибели его государства. Политика невмешательства Рожера II, позволившая интервенции Лотаря иссякнуть самой по себе, полностью себя оправдала. Уход германской армии за Альпы предоставил Рожеру II возможность уже в начале октября 1137 г. без особых усилий вернуть себе контроль над Кампанией.
Смерть Лотаря III (3 декабря 1137) и Анаклета II (25 января 1138) предоставила возможность Рожеру II без потери чести признать папу Иннокентия II и тем самым положить конец восьмилетнему конфликту с престолом Святого Петра. Сам Иннокентий II был, однако, настроен решительно и отлучил Рожера II и его сыновей от Церкви. Однако в сражении при Галуччо 22 июля 1139 г. папская армия была разбита, а сам Иннокентий II попал в плен. 25 июля 1139 г. Иннокентий II торжественно признал Рожера II королем Сицилии, его старшего сына Рожера герцогом Апулии, а третьего — Альфонсо князем Капуи. Взамен Рожер II признал сюзеренитет папского престола над Сицилийским королевством.
Таким образом, в течение 1122—1139 гг. Рожеру II удалось выполнить ряд важнейших задач. Все норманнские владения в Южной Италии были объединены в единое королевство, полунезависимые княжества в Капуе, Неаполе и Бари ликвидированы, большинство городов потеряли свое самоуправление (Салерно, Амальфи, Троя). Сицилийское королевство выдержало войну со Священной Римской империей и было признано папством. Рожер II вышел из череды войн и мятежей одним из могущественных государей Европы.

Вновь образованное Сицилийское королевство значительно опередило современные ему монархии в сфере централизации и формирования сильной королевской власти. Главное значение в королевстве принадлежало Сицилии — наследственному владению Рожера II. Продолжая политику своего отца Рожера I, Рожер II был на редкость веротерпимым государем. Католики, православные и мусульмане пользовались одинаковыми правами. Рожер II оказывал равное покровительство латинским и греческим монастырям. Последние формально подчинялись латинской иерархии, но сохраняли греческий язык и обряд. Мусульмане на равных правах с христианами занимали посты в государственной администрации и являлись ядром сицилийской армии.
Главой королевской администрации с титулом эмира эмиров был представитель греческой общины. Он и ближайшие советники короля составляли королевскую курию, выполнявшие функции органа высшей исполнительной и светской судебной власти. В подчинении курии находились две земельных канцелярии — «диваны», состоявшие в основном из мусульман и занимавшиеся сбором торговых пошлин и феодальных податей. Еще один орган управления — «камера» состоял из греческих подданных. Управление провинциями находилось в руках камерариев, которым подчинялись местные правители. При этом местные правители назначались из той религиозной общины, которая преобладала в данном районе, и управляли в соответствии с обычаями этой общины. В целях борьбы с коррупцией и казнокрадством чиновникам даже самого низкого ранга позволялось обращаться непосредственно к королю и в курию. Уголовное судопроизводство осуществлялось разъездными судьями — юстициариями в присутствии т. н. boni homines — прообраза присяжных, избираемых из местного населения, как христиан, так и мусульман.
Рожер II сохранил также традиционные для мусульман и греков поземельные отношения, в результате чего для Сицилийского королевства стало характерно многообразие форм держаний земли и незавершённость феодализации: под византийским влиянием многие норманнские рыцари получали земли не на условном держании за военную службу, а на праве наследственной вотчины, а феодальные поместья зачастую обрабатывались не трудом крепостных крестьян, а сдавались в аренду свободному, обычно греческому, населению. Более того, король проводил политику, препятствующую построению классической феодальной вассально-ленной иерархии: любая передача земли рыцарю, а равно и её отчуждение, требовала санкции короля. Верность рыцаря сеньору допускалась только в случае, если она не входит в противоречие с верностью королю. Рожер II таким образом вмешивался в частноправовые отношения и фактически запрещал субинфеодализацию. В результате большая часть сицилийского рыцарства оказывалась в непосредственной зависимости от короля, что сильно укрепило центральную власть и лишило крупных баронов возможности создания собственных армий. В то же время, активная раздача земли Рожером II своим воинам и сторонникам привела к значительному расширению в Сицилийском королевстве прослойки рыцарей. Сицилийское рыцарство, в большинстве своём малоземельное, стало одной из главных опор королевской власти.
Еще одной важной заботой Рожера II стало строительство и поддержание значительного военного флота, позволившего королю после 1139 г. активно вмешиваться в дела соседних средиземноморских стран. В отличие от Сицилии внутреннее устройство материковых частей королевства, особенно Кампании и Апулии, было сложным. После многолетней анархии Рожер II постарался распространить на эти области самые важные положения своей внутренней политики.
Рожер II объявил о введении дуката — единой монеты для своего государства. В последующие годы Рожер II перераспределил большинство фьефов на материке. Отныне бароны владели своими фьефами не по праву завоевания, а лишь в соответствии с дарственной грамотой короля и только с момента ее издания.

Взаимоотношения между Сицилией и Византией были изначально напряженными. Апулия и Калабрия, захваченные норманнами в XI веке и вошедшие в 1128 г. в состав владений Рожера II, были до этого византийским провинциями со значительной долей греческого населения. Византийские императоры Иоанн II Комнин и его сын Мануил I не переставали строить планы по отвоеванию Южной Италии. В связи с этими планами Византия, забывая о прежних разногласиях, неоднократно заключала союзы с Западной империей.
К началу 1152 г. внешнеполитическая ситуация вокруг Сицилийского королевства вновь стала критической. Мануил I и Конрад III, справившись со своими внутренними затруднениями, были готовы одновременно напасть на Южную Италию, папа Евгений III недвусмысленно принял их сторону, Венеция также присоединилась к союзу двух императоров. Но внезапная смерть Конрада III и последовавшая за ней борьба за престол Священной Римской империи вывела Германию из игры. Война Сицилии и Византии приостановилась, чтобы возобновиться уже в царствование Вильгельма I, сына Рожера II.
Таким образом, Рожеру II удалось сохранить свое королевство, которому угрожал союз Западной и Восточной империй. Сицилия вышла из этого противостояния еще более сильной средиземноморской державой.

В 1154 году Рожер II умер и на престол вступил его сын Вильгельм I Злой. Будучи четвертым по старшинству сыном Вильгельм, в отличие от старших братьев не предназначался отцом для государственной деятельности. Человек огромной физической силы (современники утверждали, что он гнул подковы и однажды в одиночку поднял полностью нагруженную грузовую лошадь), проявлявший в битвах невиданную отвагу, в мирной жизни он предпочитал проводить время в беседах с мудрецами об искусстве и науках, оставив государственные дела на своих министров. Современников также поражал образ жизни короля, достойный восточных султанов: в своих загородных дворцах он содержал гаремы и был окружён невиданной роскошью.
Полным доверием Вильгельма Злого в государственным делах обладал эмир эмиров Майо, сын торговца и судьи из Бари, чья деятельность вызывала зависть и злобу баронов, лишившихся доступа к королю. Майо, итальянец по происхождению, занявший пост, ранее всегда принадлежавший греческой общине, демонстративно отстранял от двора норманнских баронов и греков, приближая к себе итальянцев и мусульман. Недовольные бароны Южной Италии вскоре объединились вокруг кузена короля графа Робера де Лорителло, вступившего в переговоры с византийским полководцем Михаилом Палеологом.
Император Мануил I, справившийся с проблемами на границах собственной империи, но лишившийся со смертью Конрада III союзника на Западе, решил отвоевать для Византии Южную Италию, без помощи иностранных союзников, при поддержке мятежных итальянских баронов. В августе 1155 г. византийская армия, объединившись с апулийскими мятежниками, овладела Бари. Жители Бари сами открыли ворота византийцам, а сицилийская цитадель в центре города была сровнена с землёй. Успех в Бари окрылил византийскую армию и мятежников: соседние города Трани и Джованнаццо вскоре также были взяты. Основная сицилийская континентальная армия под командованием Асклетина находилась в Кампании и сумела прибыть к месту событий в Апулию только в конце сентября 1155 г. и тотчас же была блокирована в Барлетте. Главная битва произошла при Андрии, которую героически защищал от византийцев граф Ришар Андрийский. Тем не менее, Андрия пала, а её граф был убит на поле боя.В сентябре 1155 г. сторону византийцев принял папа Адриан IV, также вторгшийся с армией на территорию королевства. Вернувшийся из многолетнего изгнания князь Роберт II Капуанский вновь получил Капую из рук папы, поддержавшие его бароны один за другим признали сюзереном Адриана IV. К концу 1155 г. из всех материковых владений под контролем Вильгельма Злого осталась лишь Калабрия. В Апулии было восстановлено византийское господство, Кампанию контролировал Адриан IV и присягнувшие ему бароны.

Между тем, находившийся на Сицилии Вильгельм I бесстрастно наблюдал за потерей континентальных владений. Из состояния апатии его вывел начавшийся уже на Сицилии баронский мятеж в Бутере и волнения в Палермо, участники которых требовали изгнания Майо из Бари. Вильгельм I, собрав армию, приступил к Бутере, защитники которой не ожидали королевского нападения и поэтому были вынуждены сдаться на милость короля. Мятежникам сохранили жизнь и имущество, но приговорили к изгнанию из страны. Теперь Вильгельм был готов начать войну на континенте.
В конце апреля армия Вильгельма I переправилась в Калабрию, откуда стремительным маршем двинулась в Апулию. Флот короля из Мессины отплыл к Бриндизи, последнему городу Апулии, не покорившемуся византийцам. Сицилийский флот блокировал выход из гавани, армия Вильгельма I осадила город, и остатки византийской армии и флота оказались блокированы в Бриндизи. В последовавшей кровопролитной битве 28 мая 1156 г. греки были уничтожены. Вторжение 1155—1156 гг. были последней попыткой Византии вернуть себе утерянные южноитальянские владения, никогда более византийские армия и флот не вторгались на Апеннинский полуостров.
Освободив Бриндизи, Вильгельм I стремительно бросился к Бари. Жители города, годом ранее перешедшие на сторону Византии и брошенные ею на произвол судьбы, умоляли короля о пощаде. Вильгельм, указав им на разрушенную сицилийскую цитадель, отказал им в милости. Дав горожанам два дня на спасение имущества, Вильгельм I на третий день полностью разрушил Бари, сохранив только собор св. Николая и несколько храмов.
Из Бари Вильгельм I двинулся в Кампанию. Робер де Лорителло с частью мятежных баронов бежали под защиту папы, другие же были брошены в тюрьмы и лишены фьефов. По сообщениям Гуго Фальканда, король приказал бросить пленных баронов в яму со змеями, а их жён и дочерей отправили в гарем или принудили к занятию проституцией. Князь Роберт II Капуанский, со времён Рожера II бывший одним из самых упорных противников королевской власти, был в цепях послан в Палермо, где его ослепили и обрекли на пожизненное заключение.
Адриан IV предпочёл избежать открытой войны с Вильгельмом I и 18 июня 1156 г. заключил с ним мирный договор в Беневенто. Вильгельм I принёс Адриану IV вассальную присягу и признал власть папы в церковных делах в своих континентальных владениях. Это были единственные уступки торжествующего короля. Впервые со времён Иннокентия II, преемники которого предпочитали забывать о папском одобрении создания Сицилийского королевства, папа официально признал Вильгельма I королём Сицилии, герцогом Апулии и князем Капуи.
Беневентский договор 1156 г. стал самой громкой победой Отвилей над папством. Оставаясь формально папским вассалом, Вильгельм I окончательно установил границу между своими владениями и Папской областью, сохранившуюся без изменений вплоть до 1861 г., и добился почти безграничной власти над сицилийской церковью.

После окончания смуты на полуострове в 1156 г. и расправы над мятежниками Вильгельм I вновь самоустранился от политической жизни, проводя полную лености и неги жизнь в своих дворцах. Фактически власть находилась в руках Майо из Бари и его приближённых крещёных арабов-евнухов, что возбудило недовольство среди аристократии и духовенства. В скором времени недовольные объединились вокруг Маттео Боннеллюса, предполагаемого зятя Майо, пользовавшегося его безграничным доверием.
10 ноября 1160 г. Майо, возвращавшийся почти без охраны от архиепископа Палермо Гуго, был убит Боннеллюсом и его соучастниками. Убийцы, боясь возможных последствий своего поступка, бежали из Палермо в замок Каккамо. Но растерявшийся Вильгельм I, не представлявший истинных размеров заговора, предпочёл не наказывать убийц, а помириться с ними. Боннеллюс, приобретший среди аристократии и горожан Палермо огромную популярность, вернулся в Палермо, был принят королём и занял высокое положение при дворе.
Тем не менее, заговорщики не доверяли прощению короля и решили устранить его. Проникнуть в хорошо охраняемый мусульманской стражей дворец заговорщики не могли. Поэтому 9 марта 1161 г. заговорщики, подкупив одного из стражников тюрьмы, находившейся прямо во дворце, сумели освободить находившихся там участников мятежа 1155—1156 гг. Освобождённые пленники, в числе которых находились внебрачный сын Рожера II Симон и племянник Вильгельма Танкред де Лечче, сумели взять под контроль дворец и впустить в него своих союзников. Вильгельм I, его жена и дети были взяты под стражу, дворцовая стража и приближённые к королю евнухи — перебиты. Дворец был разграблен, многие бесценные произведения искусства, в том числе серебряная планисфера аль-Идриси, исчезли. Известие о перевороте привело к первым в истории Сицилийского королевства погромам мусульман.
Заговорщики объявили о низложении Вильгельма I и о возведении на трон его девятилетнего сына Рожера. Между тем, горожане и духовенство, видя бесчинства заговорщиков, отказались поддержать их. 11 марта 1161 г. высшее духовенство, в том числе архиепископ Салерно Ромуальд и епископ Сиракуз Ричард Палмер, призвали горожан освободить Вильгельма I из-под стражи. Теперь уже заговорщики оказались в ловушке и умоляли Вильгельма I о пощаде. Всё ещё находясь в их руках, Вильгельм I поклялся не преследовать их и, выйдя на балкон, призвал горожан пропустить без вреда бегущих мятежников. После бегства мятежников в Каккамо Вильгельм I вновь обрёл свободу и власть.
Конфискации имущества мятежников и «искупительные деньги» позволили Вильгельму I возместить ущерб, нанесённый казне кризисом 1160—1161 годов. Враги короля были или изгнаны, или репрессированы, или запуганы. Последние годы царствования короля (1163—1166), как, впрочем, и царствование его сына Вильгельма II, были временем спокойствия и процветания.

В момент восхождения на престол Вильгельму II было неполных тринадцать лет, так что вплоть до 1171 года Сицилией должна была управлять регентша — мать короля Маргарита Наваррская. Первыми шагами новой правительницы стали амнистия политических преступников, виновных в смутах предыдущего царствования, и отмена «искупительных денег» — поборов, наложенных Вильгельмом Злым на города, участвовавшие в мятежах.
Длительный период внутреннего мира и экономического процветания Сицилийского королевства позволил Вильгельму II осуществлять амбициозную политику в Восточном Средиземноморье. В отличие от своих предшественников Вильгельм II не имел ни склонностей, ни талантов к военному делу, но именно в его царствование Сицилийское королевство осуществило ряд громких заморских экспедиций, хоть и закончившихся провалом, но принесших королю славу крестоносца.
Зимой 1184—1185 года в Мессине Вильгельм II готовил армию и флот для вторжения на Балканский полуостров. Впрочем, Вильгельм II и в этот раз не покидал острова, доверив командование флотом Танкреду ди Лечче, а армией — Ришару д’Ачерра и некому Балдуину. Запретив всем судам покидать Сицилию и распространяя противоречивые слухи о назначении будущей экспедиции, Вильгельм II сумел застать императора Андроника I врасплох. 11 июня 1185 года сицилийский флот отплыл из Мессины, а уже 24 июня 1185 года Диррахий (Дураццо, сейчас Дуррес), важнейший город на Адриатическом побережье Балканского полуострова, попал в руки сицилийцев. Не встречая сопротивления, сицилийская армия пересекла Балканы и 6 августа осадила с суши Фессалоники — второй по значению город Византии. 15 августа сюда прибыл сицилийский флот, завершив полную блокаду города. После недолгой осады 24 августа 1185 года сицилийцы ворвались в город и в течение недели подвергли его ужасающему разгрому. По свидетельству митрополита Евстафия число убитых греков достигало 8 000 человек, сицилийцы, помимо обычных грабежей и насилий, оскверняли и разоряли греческие храмы, что стало своеобразной прелюдией Четвертого крестового похода.
После разграбления Фессалоник сицилийская армия двинулась через Фракию к Константинополю, а флот вошёл в Мраморное море. Андроник I, никому не доверявший и всех подозревавший, направил против сицилийцев пять разных армий, командующие которых, боясь жестокого императора, не решались дать бой врагам. В сентябре 1185 года в Константинополе вспыхнуло восстание, Андроник I был схвачен и после жесточайших мучений убит, а на престол взошёл Исаак II Ангел. Новый император объединил ранее посланные пять армий под властью одного командующего Алексея Бранаса. Сицилийская армия, не ожидавшая уже сопротивления, была разбита греками под Мосинополем, а впоследствии полностью уничтожена.

После получения известий о падении Иерусалима (2 октября 1187 года) папа Григорий VIII призвал государей Европы к крестовому походу. Первым на призыв откликнулся Вильгельм II. В своих письмах к Генриху II Английскому, Филиппу II Августу Французскому и Фридриху Барбароссе Вильгельм II предложил им морской путь в Палестину с остановкой и получением подкреплений и припасов на Сицилии.
Во время подготовки к Третьему крестовому походу Вильгельм II Добрый скончался 18 ноября 1189 года, не оставив детей и не указав на однозначного преемника. Из законнорождённых потомков Рожера II в 1189 году была жива только его посмертная дочь от третьего брака Констанция (1154—1198), приходившая таким образом тёткой Вильгельму II. Её брак (1186) с Генрихом Гогенштауфеном отдавал Сицилийское королевство после смерти Вильгельма II в руки вечных врагов королевства — германских императоров. Против такой перспективы возражал один из важнейших советников Вильгельма Маттео д'Аджелло и большинство баронов. Тем не менее Вильгельм II не только отдал Констанцию в жены Генриху Гогенштауфену, но и заставил своих крупнейших вассалов поклясться в верности Констанции как возможной наследнице короны.

После смерти Вильгельма II большинство подданных отказались признать наследницей Констанцию и её германского мужа. Соперничающие группировки выдвинули двух претендентов — графа Рожера из Андрии (степень его родства с Отвилями не установлена) и Танкреда ди Лечче — внебрачного сына Рожера Апулийского. В январе 1190 года Танкред был коронован в Палермо, но борьба с внутренними врагами, а затем с Генрихом Гогенштауфеном продолжалась в течение всего последующего царствования.
В первый год своего царствования Танкред столкнулся с двумя крупными мятежами внутри страны и вторжением имперских войск. В январе 1190 года произошли столкновения между христианами и мусульманами в Палермо. Мусульмане, сохранявшие при Рожере II , Вильгельме I и Вильгельме II свое привилегированное положение и значительное влияние при дворе, во время междуцарствия оказались жертвами погромов в Палермо. Погромы в Палермо спровоцировали первое в истории норманнской Сицилии мусульманское восстание на острове, локализацией и подавлением которого Танкред был занят вплоть до конца 1190 года.
В марте 1190 года Рожер ди Андрия и его многочисленные сторонники в Апулии и Кампании, недовольные избранием Танкреда, подняли мятеж. Ради свержения Танкреда они призвали на помощь Генриха Гогенштауфена, восхождению которого на сицилийский трон они до этого противились. В мае 1190 года германская армия под командованием Генриха Калденского вступила в пределы Сицилийского королевства.
Танкред, занятый подавлением мусульманского восстания на Сицилии, не мог собственнолично заняться восстановлением своей власти на континенте. Эту миссию король доверил своему шурину графу Ришару Ачерра. Последний сумел собрать значительную наемную армию и воспрепятствовать соединению германской армии и мятежников. В сентябре 1190 года Генрих Калденский со своей армией покинул пределы королевства, а мятежные бароны были оттеснены в Апулию и разбиты. Рожер ди Андрия был взят в плен и казнен. К концу 1190 года Танкреду удалось подавить угрожавшие его власти мятежи и восстановить единство Сицилийского королевства. С этого времени главной заботой короля стало отражение неминуемого вторжения Генриха Гогенштауфена.

Разрешив проблемы в Германии, Генрих VI через еще не засыпанные снегом альпийские перевалы вторгся в Италию в январе 1191 года. Ломбардские города и Пиза поддержали Генриха, и он беспрепятственно достиг Рима в апреле 1191 года. Папа Климент III, признавший королем Сицилии Танкреда, умер, а его преемник Целестин III, который, как показали последующие события, также держал сторону Танкреда, не имел сил противостоять германской армии. 15 апреля 1191 года Генрих VI и Констанция были коронованы новым папой. 29 апреля 1191 года император, невзирая на протест папы, вторгся со своей армией в Южную Италию.
Результаты военных действий 1191 года оказались удачными для Танкреда. Генрих VI был вынужден отступить в Германию, где в течение последующих двух лет (1192—1193) был занят борьбой с Вельфами. Констанция, принесшая права на Сицилию в приданое Генриху, находилась в плену у Танкреда, а, поскольку детей у неё не было, возможная смерть императрицы или её отказ от династических прав могли навсегда освободить Сицилию от претензий Гогенштауфенов. В руках у сторонников Генриха осталась лишь северная Кампания и Абруцци. Весной 1192 года Танкред сумел подчинить себе Абруцци, сведя к минимуму свои территориальные потери в ходе конфликта.
В июне 1192 года Танкред и папские легаты встретились в Гравине и подписали соглашение. Папа Целестин III, подобно своему предшественнику Клименту III, признал Танкреда королем Сицилии. Инвеститура от папы, сюзерена Сицилийского королевства, имела важное значение для Танкреда, чьи права на престол до этого момента были более чем спорными.
Для закрепления трона за своими потомками Танкред в 1193 году короновал своего сына и наследника Рожера. Но 24 декабря 1193 года Рожер скончался. Смерть наследника стала ударом для короля. После долгой болезни Танкред скончался 20 февраля 1194 года в Палермо.

Наследником Танкреда стал его второй сын — несовершеннолетний Вильгельм III под регентством вдовы короля Сибиллы Ачерра. Узнав о смерти Танкреда, Генрих VI возобновил войну против Сицилии и, практически не встречая сопротивления, завоевал королевство. Сибилла от имени своего сына отреклась от престола, и 25 декабря 1194 года Генрих VI был коронован в Палермо как король Сицилии. Таким образом, в течение года после смерти Танкреда его семья потеряла корону, а государство попало под власть его злейшего противника. Последующие 70 лет, вплоть до 1266 года, Сицилией правили Гогенштауфены.



Назад Вперед