Авторский сайт писателя Сергея Шведова
Bridge

РОБЕРТ ГВИСКАР

Роберт — шестой сын Танкреда Отвиля, старший от его второго брака с Фрессендой. Он прибыл в Италию только в 1046 году, гораздо позже своих старших единокровных братьев, уже успевших завоевать здесь славу и земли, и направился к своему брату Дрого Апулийскому. Дрого поручил Роберту командованием гарнизоном в недавно завоёванной калабрийской крепости Скрибла.
В 1050—1053 годах Роберт находился в Калабрии, где помимо войны с византийцами норманны под его командованием занимались грабежом мирного населения и монастырей. Именно в Калабрии Роберт получил своё прозвище «Гвискар», означающее «Хитрец». В течение 1055 года Роберт покорил всю «пятку» Апулии, взяв Минервино, Отранто и Галлиполи. Его старший брат Хэмфри, испугавшись усиления позиций Гвискара, вновь отправил его в Калабрию, где Роберт в течение 1056 года провёл удачную кампанию против Салерно и захватил Козенцу. После смерти Хэмфри, Гвискар отодвинул его сыновей в сторону и провозгласил себя графом Апулийским. Вот как описывает Роберта Гвискара дочь византийского императора Анна Комнина:

«Этот Роберт происходил из Нормандии, был человеком незнатного рода, властолюбивого характера и мерзкой души. Он был доблестен, весьма ловко домогался богатства и могущества знатных людей, действовал упрямо и, несмотря ни на какие препятствия, преследовал свою цель. Он был большого роста — выше самых высоких людей, у него была розовая кожа, белокурые волосы, широкие плечи... глаза — только что огонь не искрился из них. Его фигура отличалась изяществом там, где ей полагалось раздаваться вширь, и обладала хорошими пропорциями в узких местах. Этот муж, как я не раз слышала от многих людей, был идеального сложения с головы до пят. А его голос! Гомер говорил об Ахилле, что услышавшим его крик казалось, будто шумит целая толпа. Крик же этого мужа, как рассказывают, обращал в бегство многие тысячи. Будучи человеком такого положения, таких физических и душевных качеств, он, естественно, не терпел никакого порабощения и никому не подчинялся. Таково, говорят, свойство великих натур, если даже они происходят из низкого звания.» («Алексиада»)

К моменту воцарения Роберта в руках византийцев оставались города Кариати, Россано, Джераче и Реджо. Кариати был взят в 1057 году, Россано и Джераче в 1059 году. Поскольку внимание Роберта постоянно отвлекалось мятежами в Апулии, важнейшую роль в покорении Калабрии сыграл его младший брат Рожер. В результате Гвискар был вынужден разделить завоёванные земли Калабрии между собою и братом, хотя искусственно созданная при разделе чересполосица препятствовала образованию Рожером цельного домена.
Последним оплотом Византии в Калабрии остался город Реджо. При осаде его зимой 1059—1060 годов Рожер первым из норманнов применил осадные машины. Роберт, воевавший в это время с византийцами в Апулии, прибыл к Реджо только весной 1060 года. В результате длительной осады гарнизон Реджо капитулировал и торжествующий Роберт позволил греческим воинам свободно отплыть в Константинополь. Летом 1060 года Калабрия полностью перешла в руки норманнов.
Однако в том же 1060 году новый император Константин X, пока Роберт завершал завоевание Калабрии, направил в Италию армию, сумевшую вернуть под контроль Византии большую часть Апулии и даже осадить норманнскую столицу Мельфи. В первые шесть месяцев 1061 года Роберт Гвискар и спешно призванный из Калабрии Рожер смогли снять осаду с Мельфи и вновь взять Бриндизи и Орию. В 1064—1068 годах против Роберта выступили недовольные вассалы, возглавляемые его племянниками — сыновьями Хэмфри Отвиля. Соединившись с мятежниками, византийцы вновь заняли Бриндизи, Орию и Таранто.

Обстановка в Апулии резко изменилась в 1068 году: наступление турок-сельджуков в Малой Азии заставило императора Романа IV Диогена оставить Италию на произвол судьбы. В течение первых месяцев 1068 года Роберт без труда занял все остававшиеся в руках византийцев и мятежников города. В июне 1068 года Роберт Гвискар взял последнюю крепость мятежников, Монтепелозо. Византийская армия заперлась в Бари.
Осада Робертом Гвискаром города Бари продолжалась в течение почти трёх лет — с 5 августа 1068 года по 16 апреля 1071 года. Для блокады города со стороны моря норманны впервые за время своих войн в Южной Италии использовали флот: норманнские корабли, соединённые железной цепью, полностью блокировали порт Бари. Попытка византийского император Романа IV снять блокаду города с помощью флота закончилась неудачей. Потеряв надежду на помощь из Византии, жители Бари открыли ворота норманнам. 16 апреля 1071 года Роберт Гвискар и его брат Рожер Сицилийский торжественно вступили в Бари. Этот день стал последним днём византийского присутствия в Южной Италии.

Летом 1076 года Роберт Гвискар осадил город Салерно. Князь Гизульф II, предвидя нападение, заставил горожан запасти провизию на два года, но вскоре после начала осады реквизировал запасы своих подданных, а затем продавал продукты по баснословным ценам. Измученные голодом и тиранией князя, жители Салерно открыли ворота города Роберту Гвискару 13 декабря 1076 года. Гизульф II со своими братьями и немногочисленными приверженцами укрылся в городской цитадели, но в мае 1077 года был вынужден капитулировать.
Роберт Гвискар присоединил Салерно к своим владениям, хотя и позволил Гизульфу II с братьями покинуть город. Салерно стал столицей герцогства Апулии и по указанию Роберта здесь началось строительство грандиозного собора в честь евангелиста Матфея. Салерно продолжал играть роль второй, континентальной столицы и в Сицилийском королевстве.
В июне 1059 года папа римский Николай II даровал Роберту Гвискару титул герцога Сицилии, а Роберт принёс папе вассальную присягу за остров. С этого момента Гвискар считал себя законным повелителем Сицилии и только искал случая начать её завоевание. В феврале 1061 года арабский эмир Катании и Сиракуз Ибн ат-Тимнах, потерпев сокрушительное поражение от своего соседа, правителя Энны, прибыл в Милето с просьбой о помощи. За это эмир соглашался признать Гвискара верховным правителем Сицилии — повод для вторжения был найден.
В силу постоянной занятости Роберта на континенте, завоевание Сицилии было осуществлено, в основном, его младшим братом Рожером, получившим титул «великого графа». Под своей непосредственной властью Роберт оставил только Мессину, Палермо и северо-восточную часть острова.

В апреле 1059 года Николай II, пользуясь малолетством короля Генриха IV и смутами в Германии, установил новый порядок выборов пап, устранив из этой процедуры императора. Чтобы обеспечить поддержку себе и своим преемникам, выбранным без участия императора, Николай II и кардинал Гильдебранд решительно повернулись в сторону норманнов. В августе 1059 года в Мельфи папа Николай II признал Роберта Гвискара герцогом Апулии, Калабрии и Сицилии. Договор в Мельфи существенным образом изменил положение норманнов в Южной Италии. С 1059 года Роберт Гвискар стал не только по духу, но и по букве независимым от империи правителем, а вассальная зависимость от папы не связывала руки, но, напротив, позволяла сохранять независимость.
Кардинал Гильдебранд, творец папско-норманнского союза, сам стал в 1073 году папой под именем Григория VII. Новый папа был возмущён откровенным разбоем, которым занимались брат и племянник Роберта в Абруцци и отлучил Гвискара от церкви. Однако перед лицом германской угрозы Григорий VII был вынужден пойти на соглашение с Робертом, чьи позиции не поколебали ни от отлучение от церкви, ни мятежи непокорных феодалов. 29 июня 1080 года Григорий VII и Роберт Гвискар встретились в Чепрано, и герцог принёс папе вассальную клятву за земли, полученные им от Николая II в 1059 году. (Читайте статью «Борьба императоров с папами»).

В апреле 1081 года передовая часть норманнской армии под командованием Боэмунда, сына Гвискара, высадилась на Балканах, захватила важный порт Валону и ожидала Роберта в Бутринти. В мае 1081 года Роберт во главе основной армии прибыл в Валону, оттуда флот направился на юг и без боя занял Корфу. Обеспечив себе необходимую базу на острове, флот Роберта двинулся на север к Диррахию. По пути флот был потрёпан неожиданной бурей, затем выдержал морскую битву с венецианцами, пришедшими на помощь Византии. В результате Роберт потерял много кораблей, а венецианский флот прорвался в гавань Диррахия. Гвискар начал длительную осаду города. Защитники Диррахия, руководимые родственником императора, Георгием Палеологом, стойко держались и совершали частые опасные вылазки. В октябре 1081 года на помощь Диррахию прибыл во главе свежей армии император Алексей I Комнин.
18 октября 1081 года между войсками Роберта Гвискара и Алексея Комнина состоялась битва при Диррахии, красочно описанная Анной Комниной в «Алексиаде». Основу византийского войска составляла варяжская гвардия — англосаксы, бежавшие из Англии после норманнского завоевания и желавшие отомстить своим кровным врагам — норманнам. Пешие варяги, вооружённые тяжёлыми секирами, обратили в бегство правый фланг норманнской армии, но положение спасла воинственная жена Роберта, угрозами и проклятиями остановившая бегство норманнов. На помощь прибыл и Боэмунд, до этого находившийся со своими лучниками на левом фланге. В результате ожесточённого сражения варяги были полностью истреблена. Мужественно сражавшийся в центре Алексей Комнин понял, что шансы на победу утеряны, и решил отступить в Охрид.
После отступления поредевшей императорской армии Роберт сумел взять Диррахий (21 февраля 1082 года), а затем, не встречая сопротивления, достиг Кастории. В апреле 1082 года гарнизон Кастории, состоявший из лучших бойцов варяжской гвардии, капитулировал. Перед Робертом вырисовывалась перспектива наступления на Константинополь, но в это время пришли известия о феодальном мятеже в Италии и приближении германской армии к Риму. Сын Роберта, Рожер Борса, оставленный наместником в Италии, уже не контролировал ситуацию и папа Григорий VII призывал своего вассала Роберта на помощь. Роберт, возложив командование балканской армией на Боэмунда и поклявшись не мыться и не бриться до возвращения в Грецию, спешно отбыл в Италию.

В апреле 1082 года Роберт принял в Отранто командование над армией, собранной для него Рожером Борсой, и отправился в Рим. Узнав о наступлении Роберта, Генрих IV отступил в Тоскану, оставив в Тиволи своего антипапу Климента III. Сочтя задачу выполненной, Роберт повернул обратно, и в течение 1082-1083 годов подавлял мятеж в Апулии.
Задержка Роберта в Апулии играла на руку Генриху IV. Приступив к Рим в третий раз, император 2 июня 1083 года овладел Ватиканом и водворил в соборе святого Петра антипапу Климента III, в то время как Григорий VII нашёл убежище в укреплённом замке Сан-Анджело. В начале 1084 года Генрих IV, с целью упредить норманнов, начал поход в Апулию, но неожиданно пришло известие, что Рим готов ему сдаться. Император спешно повернул обратно и 21 марта 1084 года вступил в город. В Пальмовое воскресение 24 марта 1084 года состоялась интронизация Климента III, а на Пасху (31 марта 1084 года) антипапа короновал Генриха IV. Всё это время Григорий VII бессильно наблюдал за происходящим: в руках его сторонников оставались только Сан-Анджело, Тибрский остров, а также холмы Капитолий, Палатин и Целий.
В сложившихся условиях откладывать поход на Рим было невозможно и 24 мая 1084 года Роберт Гвискар подступил к Вечному городу. Узнав о норманнском наступлении, император спешно покинул Рим, оставив горожан на произвол судьбы. 27 мая 1084 года норманнская армия ворвалась в город через Фламиниевы ворота, после ожесточённого сражения взяла Рим под контроль и освободила папу Григория VII из Сан-Анджело.
Поскольку горожане изменили Григорию и приняли сторону императора и его антипапы, Рим в глазах норманнов превратился во враждебный город и Роберт Гвискар отдал Вечный город на разграбление своим воинам. После трёх дней непрекращающихся грабежей и насилия римляне восстали против норманнов. Роберт Гвискар едва вырвался из засады, а его воины, спасая свои жизни, подожгли город.
После пожара Роберт не стал задерживаться в Риме и отправился обратно в Апулию, взяв с собою ненавистного римлянам Григория VII. Вслед за ушедшим Робертом, в Рим вернулся антипапа Климент III. Григорий VII нашёл убежище в Салерно, столице Апулии, где и умер 25 мая 1085 года. Взятие и сожжение столицы христианского мира осталось самым громким деянием Роберта Гвискара, но с практической точки зрения оно оказалось безрезультатным.

За время отсутствия Роберта на Балканах (1082—1084) армия под командованием Боэмунда нанесла византийцам несколько поражений. Но войска не получали обещанного вознаграждения, а Алексей I Комнин щедро платил норманнским дезертирам. В итоге к концу 1084 году армия норманнов была деморализована, а большая часть завоёванной территории потеряна. В 1084 году венецианский флот, союзный Византии, отбил у норманнов Корфу и Диррахий, после чего Боэмунд поспешно отправился в Италию просить у Роберта военной и финансовой помощи.
Осенью 1084 года Роберт с сыновьями Боэмундом и Рожером Борсой вернулся на Балканы со значительными подкреплениями и денежными средствами. Флот Роберта, задержавшийся в Бутринти из-за непогоды, отплыл в ноябре к Корфу, но путь ему преградил объединённый византийский и венецианский флот. В течение трёх дней норманны дважды терпели поражение и венецианцы уже отправили на родину известие о победе, когда Роберт с оставшимися судами неожиданно напал на уже уверовавших в свою победу противников и разгромил их. Вслед за этим Роберт вновь занял Корфу, где было решено переждать зиму.
В начале 1085 года армию Роберта поразила эпидемия. К весне умерло около 5 000 норманнских воинов, а оставшиеся в живых были обессилены. Тем не менее, отослав больного Боэмунда в Бари, Роберт со своим флотом двинулся вдоль побережья на юг. Норманнский авангард под командованием Рожера Борсы занял остров Кефалинию, где Роберт намеревался догнать своего сына. Но по пути Роберт Гвискар пал жертвой эпидемии и умер у мыса Афер 17 июля 1085 года.

Ещё в 1073 году, во время опасной болезни Роберта, его наследником был избран Рожер Борса — старший сын от брака с лангобардкой Сишельгаитой. Он в результате и был провозглашён следующим герцогом Апулии. Первенец Гвискара, Боэмунд, рождённый в позднее аннулированном первом браке, некоторое время боролся за наследство, сумел вычленить из владений покойного отца отдельное княжество Таренто, а затем отправился в Первый крестовый поход, в ходе которого добился значительных успехов и стал впоследствии князем Антиохии.



Назад Вперед