ЦЕЗАРЬ

image После разгрома Красса и его войска в 53 г. до н. э. из триумвирата остались только двое — Помпей и Цезарь. Цезарь был еще в Галлии, где назревало крупное восстание местного населения, Помпей же находился в Риме и постарался извлечь из своего положения максимум пользы для себя. Он не пытался восстановить порядок на улицах города — а беспорядки все усиливались, — возможно, потому, что ждал подходящего момента, чтобы стать диктатором. Этот момент наступил после убийства Клодия в стычке двух банд. Чтобы покончить с последовавшими за этим беспорядками, сенат в 52 г. до н. э. объявил Помпея единственным консулом.
Помпей восстановил спокойствие в Риме, и сенат принялся убеждать его стать защитником консерваторов в борьбе против могущественного Цезаря. Помпей легко дал себя убедить. К этому времени у него уже была другая жена, дочь одного из вождей консервативной партии, и Помпей решил сделать вторым консулом своего нового тестя. Он в открытую встал на сторону сената и окончательно порвал с Цезарем.
Перед ним встала задача обезвредить Цезаря. Он не мог снять того с должности, но мог отдать за что-нибудь под суд. Однако Цезарь предвидел такой поворот дела и сумел так устроить, что в 49 г. до н. э,, когда истек срок его полномочий как губернатора Галлии, он сразу же стал консулом Рима. Промежутка, во время которого он оставался бы без должности и мог предстать перед судом, не было. Тогда Помпей решил использовать для устранения Цезаря трагедию, случившуюся в Парфии. Война с этой страной была очень важным делом, и сенат в 50 г. до н. э. постановил, что каждый военачальник обязан выделить для участия в ней один легион из своего войска. Помпей когда-то раньше одолжил Цезарю один из своих легионов. Теперь он потребовал его назад, чтобы отправить в Парфию, и еще один легион Цезарь должен был выделить из своих резервов. К счастью, Галлия была уже завоевана, и Цезарь мог позволить себе отослать два легиона в другое место. Подавив охвативший его гнев, он подчинился. Сенат посчитал это признаком слабости, а Помпей уверил аристократов, что, хотя подчиненная ему армия находится в Испании, им нечего теперь опасаться Цезаря.
Консерваторы решили покончить с Цезарем. 7 января 49 г. до н. э. сенат подписал указ, гласивший, что если Цезарь не распустит свою армию и не прибудет в Рим как частное лицо (как однажды поступил Помпей), то будет объявлен вне закона. Конечно, когда Помпей распускал свою армию, в Риме его не ждали враги, намеревавшиеся отправить его в ссылку или даже казнить. Цезарь хорошо понимал, что ему нельзя распускать свое войско.
К счастью, у Цезаря в Риме были не только враги, но и верные друзья. Одним из них был Марк Антоний, родившийся в 83 г. до н. э. Его отец умер, когда Марк Антоний был еще совсем юным, и мальчика вырастил отчим, казненный позже по требованию Цицерона, обвинившего его в участии в заговоре Катилины. Поэтому Марк Антоний люто ненавидел Цицерона. В 54 г. до н. э. он уехал в Галлию к Цезарю (с которым был в родстве по материнской линии) и стал одним из самых преданных его сторонников. В 52 г. до н. э. он вернулся в Рим, а в 49 г. до н. э. был избран трибуном. В этом качестве он оказал неоценимую помощь Цезарю. Вместе со вторым трибуном Марк Антоний выступил против объявления Цезаря вне закона, и, объявив, что их жизнь после этого оказалась в опасности, оба трибуна бежали в лагерь Цезаря в Цизальпинской Галлии. Это дало тому прекрасный повод не подчиниться требованию сената. Трибуны обратились к Цезарю с просьбой защитить их от смерти. Конечно же он не мог не откликнуться на просьбу трибунов, законных представителей народа. Сенат способен был расценить это как предательство, но Цезарь знал, что простые люди одобрят его.
10 января Цезарь принял решение. Ночью он перешел реку Рубикон, отделявшую Цизальпинскую Галлию от Италии, и начал вторую гражданскую войну. (В первой Марий воевал против Суллы.) С тех пор выражение «перейти Рубикон» означает совершение поступка с далеко идущими последствиями.
Настало время Помпею топнуть ногой и поднять легионы, но он жестоко просчитался сам и к тому же обманул сенаторов. Все давно позабыли о том, что он покорил Восток и был когда-то любимцем римской публики. Все это осталось в далеком прошлом. Он жил в Риме уже двенадцать лет, и все это время Цезарь постоянно оставлял его в дураках, а любовь народа обратилась на красивого беспринципного Клодия. К Помпею же народ охладел.

Цезарь стремительно двигался на Рим, занимая один за другим города Умбрии и Этрурии. В столице о выступлении Цезаря узнали 14 января. Правительство совершенно растерялось. Несмотря на то что к войне готовились давно, ничего не было готово. У Помпея в Италии отсутствовали сколько-нибудь годные для борьбы с Цезарем войска, поэтому 18 января он сам и оба консула бежали из Рима, не успев вывезти государственной казны (эрария), а только запечатав ее. За ними последовало большинство сената.

"Вдобавок к легиону, который Цезарь вел, в Трансальпинской Галлии было расквартировано еще шесть, общей численностью, возможно, около 40 тысяч перворазрядных ветеранов и до 20 тысяч вспомогательных войск и кавалерии. В распоряжении Помпея и сената находились два легиона в Италии и семь в Испании; еще восемь могли быть собраны в Италии в достаточно короткий срок. Кроме того, им принадлежал (по крайней мере номинально) контроль над всеми римскими силами в Азии, Африке и Греции, насчитывающими еще десять или более легионов, и значительное число вспомогательных войск. Цезарь надеялся возместить это гигантское несоответствие в силах и ресурсах энергией, которая ему принесла победы в Галлии. Он быстро продвигался на юг вдоль берега Адриатики, собирая по дороге рекрутов и подкрепления. Единственной неблагоприятной новостью, дошедшей до Цезаря, была весть о том, что его наиболее способный и доверенный легат Лабиен, в прошлом один из ближайших сподвижников Помпея, перешел к своему старому вождю. Все остальные легаты Цезаря и все легионы оставались безоговорочно верны." (Ковалев. "История Рима")

image Помпей понимал невозможность в данный момент бороться с Цезарем и решил отступить на Балканский полуостров, чтобы оттуда начать обратное завоевание Италии. Отход в Испанию, где у Помпея находились крупные силы, был отрезан наступающим с севера Цезарем. Цезарь гнался за Помпеем до Брундизия и осадил город, но не смог помешать Помпею эвакуировать свои войска в Диррахий (середина марта 49 г.).
Цезарь, конечно, мог последовать за ним. Но, не говоря о технической трудности этого (флот находился у Помпея), было еще одно существенное обстоятельство, мешавшее Цезарю перенести войну в Грецию. В Испании находилось 7 легионов старых войск Помпея под начальством его легатов: Луция, Афрания, Марка Петрея и Марка Теренция Варрона (известного ученого). Если бы Цезарь перенес войну на Балканский полуостров, он оставил бы Италию беззащитной против испанских войск.

Цезарь вступает в Рим. К всеобщему изумлению, вместо ожидаемых казней и проскрипций он выдвигает лозунг милосердия (clementia). Пленники получают свободу, с оставшимися в городе сенаторами он обходится крайне милостиво. С самого начала Цезарь провозгласил своим лозунгом политику милосердия (clementia), которая содействовала привлечению общественного мнения на его сторону. Деловая жизнь в Риме быстро восстанавливалась. В город вернулась часть сенаторов, и хотя официальной санкции на переворот Цезарь пока не получил, но, во всяком случае, правительственные учреждения начали функционировать. Временное управление столицей он передал претору Марку Эмилию Лепиду, сыну консула 78 г.
По дороге в Испанию Цезарь задержался около Массилии, которая не пожелала заключить с ним союз и заявила о своем нейтралитете. Цезарь оставил три легиона для осады города, а сам проехал в Испанию, где его легаты уже начали операции против помпеянцев.
Войска Цезаря захватили перевалы, успев опередить армию Помпея. Убедившись в невозможности заблокировать перевалы со своей стороны, военачальники Помпея Л. Афраний и М. Петрей, под комалдовалием которых находилось около 65 тыс. человек, приготовились встретить Цезаря с его тридцатисемитысячной армией в Илерде (совр. город Лерида на реке Сегре в Каталонии). Еще два Помпеева легиона вкупе с сорокапятитысячными вспомогательными войсками под командованием Вибеллия Руфа и М. Варрона удерживали остальную Испанию.

"Обе стороны старались избежать генерального сражения: Цезарь — из-за численного перевеса противника, Афраний и Петрей — в силу уважения к репутации Цезаря. Стремясь не выпускать из своих рук инициативы, активно маневрируя и выиграв ряд незначительных вооруженных столкновений, Цезарь решил попытаться захватить, а не уничтожить помпеянцев, что позволило бы ему не только избежать лишнего братоубийства, но еще и пополнить собственную армию. Обескураженные энергией Цезаря, Афраний и Петрей решили было отступить, но вдруг обнаружили, что пути отхода отрезаны быстрыми передвижениями армии противника. Им пришлось вернуться в Илерду, где 30 июля 49 года Цезарь окружил их и перекрыл водоснабжение. 2 августа 49 года Афраний и Петрей сдались, их легионы были распущены. Пополнив, как и рассчитывал, за их счет собственные войска, Цезарь без промедлений выступил на юг и прошел до самого Гадеса (совр. город Кадикс), окончательно утверждая свою власть над Испанией. Затем, оставив здесь небольшие силы, чтобы завершить усмирение непокорной провинции, он поспешил обратно в Массилию." (Ковалев. "История Рима")

Массилия сдалась Цезарю, когда он возвращался в Италию осенью 49 г. Город был наказан потерей самостоятельности и лишением большей части своей территории.

Легату Гаю Куриону удалось без особых затруднений заставить Сицилию признать власть Цезаря. Зато в Африке он был встречен силами Помпея под командованием Аттия Вара и союзными им войсками нумидийского царя Юбы. Битва под Утикой завершилась в пользу цезарианцев — Вар попытался было атаковать, но потерпел серьезное поражение, его войска в беспорядке бежали с поля боя, в результате чего Курион овладел городом. Однако затем он был разбит в сражении на реке Баградас — здесь римская конница была изрублена раньше, чем на помощь ей подоспели легионеры, а затем и сами они были окружены и уничтожены. В результате этого сражения помпеянцы остались хозяевами Африки. Сам Курион предпочел плену самоубийство.

После побед в Испании Цезарь снова возвращается в Рим. Здесь его провозглашают диктатором, но пребывает он в этой должности всего 11 дней и складывает диктаторские полномочия, будучи избран консулом на 48 г. В январе этого же года с 6 легионами и несколькими отрядами конницы он высаживается на западном побережье Балканского полуострова в районе Аполлонии.

"Начало балканской кампании сложилось неудачно для Цезаря. В битве под Диррахием он потерпел довольно серьезное поражение, однако Помпей не сумел развить свой успех. Все же ситуация оставалась крайне тяжелой; недаром, по свидетельству Аппиана, Цезарь сказал: «Война могла бы быть в этот день закончена, если бы враги имели во главе человека, умеющего побеждать».
Цезарь отступил в Фессалию и расположился лагерем у Фарсала. Здесь в июне 48 г. и произошло решающее сражение. Войско Помпея было разбито наголову, сам он бежал сначала на остров Лесбос, а оттуда в Египет."
(Утченко. "Древний Рим")

После поражения в Фессалии войско Помпея в Греции и Малой Азии растаяло как дым — его офицеры бросились вступать в армию победителя. Помпей, лишившийся власти, поспешно бежал в страну, не покоренную еще Римом. Только здесь он почувствовал бы себя в безопасности. В Восточном Средиземноморье оставалась только одна такая страна, и это был Египет.
Рим захватил некоторые заморские территории Египта — Кирену и остров Кипр, но еще в 48 г. до н. э. сам Египет оставался независимым государством. Его большая многолюдная столица Александрия соперничала с Римом по размерам, а по развитию культуры и науки далеко превосходила его.
Конечно, правители Египта представляли собой лишь марионеток в руках Рима, и Помпей ожидал, что здесь к нему отнесутся хорошо, поскольку правивший в то время Птолемей имел перед ним определенные обязательства. Это был Птолемей XI, обычно называемый Авлет, что означает «флейтист», ибо единственное, что он умел, — это играть на флейте. Птолемей Авлет добивался трона с 80 г. до н. э., но без римской помощи получить его не мог. Наконец, в 59 г. до н. э., дав крупные взятки надлежащему числу римских чиновников, он получил вожделенный престол. Но на взятки ушло так много денег, что Авлету пришлось повысить налоги. Возмущенный народ тут же сверг его, и в 58 г. до н. э. Птолемей XI приехал в Рим, пытаясь добиться, чтобы римляне вернули ему власть. В конце концов он сумел заручиться поддержкой Помпея (дав огромные взятки некоторым из его офицеров) и в 55 г. до. н. э. вновь стал царем Египта. Поэтому Помпей думал, что египетская царская семья у него в долгу.
Птолемей Авлет умер в 51 г. до н. э., но его сын, совсем еще мальчик, стал царем под именем Птолемея XII, а Авлет в своем завещании передал его под опеку римского сената, который доверил это дело Помпею. Словом, Помпей надеялся, что юный египетский фараон с радостью примет своего опекуна. Полководец отплыл в Египет, надеясь собрать там войска и деньги, и вообще опереться на эту страну, дабы возвратить свое положение в Риме. Но в Египте в это время царил хаос. Юному царю было всего тринадцать лет, и по завещанию отца он правил совместно со своей сестрой Клеопатрой, которой исполнилось двадцать один год. Конечно, поскольку царь был еще слишком мал, страной фактически управлял придворный по имени Потин.
Но Клеопатра, хотя и молодая девушка, оказалась самой умной из всех Птолемеев за несколько сот лет и не желала подчиняться Потнну. Стремясь стать единовластной царицей, она бежала из столицы и собрала армию, так что, когда корабль Помпея вошел в Александрийскую гавань, в Египте полыхала гражданская война. Потин оказался в сложном положении. Он нуждался в помощи римлян для борьбы с Клеопатрой, но не знал к кому обратиться — к Цезарю или Помпею. Коварный Потин нашел выход. На корабль Помпея послали гонцов, которые радостно приветствовали его и пригласили сойти на берег, где его уже ждала толпа. Но когда Помпей ступил на берег (жена и сын наблюдали за ним с корабля), на него набросились убийцы с кинжалами и закололи.

image Цезарь же, в погоне за Помпеем, тоже отправился в Египет. Он не хотел допустить, чтобы Помпей собрал здесь новую армию и продолжил войну. Кроме того, Цезарю требовались деньги, а Египет был очень богат. Цезарь прибыл в Александрию с отрядом численностью четыре тысячи легионеров спустя несколько дней после гибели Помпея. Египтяне тут же показали ему голову мертвого Помпея, чтобы продемонстрировать свою верность Цезарю и заслужить его признательность. Но к их удивлению, Цезарь огорчился, увидев голову своего прежнего товарища и зятя. После этого Цезарь намеревался получить деньги и покинуть Египет, но Потин решил, что, пока он здесь, пусть поможет Птолемею XII прочно утвердиться на троне и покончить с его мятежной сестрой Клеопатрой. Цезарь, получив деньги, которые Египет, по обычаю, платил Риму, мог бы заняться этим, ибо ему было все равно, кто из Птолемеев правит Египтом.

"Но тут Клеопатра показала, на что она способна. Она обладала огромным преимуществом перед Потипом — она была молода и красива. Если ей только удастся встретиться с Цезарем, она сумеет убедить его принять ее сторону. Она покинула Сирию, где в то время находилась, высадилась в Александрии и велела отнести Цезарю большой ковер. Воины Потина беспрепятственно пропустили этот подарок, ибо не подозревали, что внутри ковра спряталась Клеопатра.
Она рассчитала правильно. Побеседовав с красивой девушкой в приятной обстановке, Цезарь решил, что она — хороший человек и станет великолепной царицей. И он повелел восстановить прежний порядок — Клеопатра и ее младший брат должны были вместе управлять Египтом. Но Потииа это совсем не устраивало. Он знал, что Египет никогда не сможет победить Рим, но победить Цезаря вполне возможно. У Цезаря был всего лишь небольшой отряд против огромной египетской армии. А когда Цезарь погибнет, в Риме к власти придет партия его противников, которая, без сомнения, будет только благодарна Потину.
И Потин поднял мятеж против Цезаря, который в течение трех месяцев держался только благодаря личной храбрости и умению распоряжаться небольшими доступными ему силами. Но Александрийская война, которую разжег Потин, не принесла ему желанных плодов, ибо Цезарь сумел схватить его и казнить. В ходе этой недолгой войны сильно пострадала знаменитая Александрийская библиотека. Наконец, Цезарь получил подкрепление и разгромил египтян на поле боя. Молодой Птолемей XII попытался бежать, но его лодка, сильно перегруженная, перевернулась, и он утонул в Ниле. Таков был конец этого царя."
(Азимов. "Римская республика")

Теперь Цезарь мог решить проблему управления Египтом. Его симпатия к Клеопатре все усиливалась, и он решил, что царицей останется она. Однако царице нужен был соправитель — мужчина, и Цезарь решил использовать для этой цели младшего брата Клеопатры и Птолемея XII. Ему исполнилось всего десять лет, когда он вместе с Клеопатрой стал царем Египта под именем Птолемея XIII.

За время пребывания Цезаря в Египте оживились старые противники Рима. Сын знаменитого понтийского царя Митридата VI — Фарнак — начал военные действия в Малой Азии, и ему удалось захватить Вифинию. С необычайной для того времени быстротой Цезарь устремился через Сирию в Понт и начал войну с Фарнаком. Вся кампания продолжалась 5 дней, Фарнак был разгромлен, и Цезарь послал в Рим знаменитое сообщение о своем походе: «Пришел, увидел, победил» (veni, vidi, vici).
Цезарь не произвел каких-нибудь принципиальных изменений на Востоке, оставив, в общем, то же положение, что и при Помпее. Конечно, его союзники были щедро награждены. Во всяком случае, Цезарь не мог терять много времени на устройство восточных дел: более важные вопросы настойчиво призывали его на Запад.

image Цезарь прежде всего поспешил в Рим, куда прибыл в сентябре 47 г. В Италии после спекулятивного подъема 50-х гг. наступила депрессия, еще более усилившаяся из-за гражданской войны 49 г. и общей нестабильности обстановки. Уже в конце 49 г. Цезарь принимал кое-какие меры для облегчения положения должников. В 48 г. претор Марк Целий Руф, цезарианец, внес предложение об отсрочке платежей на 6 лет. В качестве судьи он решал дела в пользу должников. Это вызвало волнения, и Публий Сервилий, коллега Цезаря по консульству, провел через сенат запрещение отправлять ему магистратуру. Тогда Руф соединился с Милоном, самовольно вернувшимся из ссылки (он был исключен из амнистии 49 г.). Они попытались поднять восстание на юге Италии, и оба при этом погибли.
В 47 г. положение стало еще напряженнее. В этом году ординарные магистраты отсутствовали, так как Цезарь после Фарсала вторично был провозглашен диктатором, а без него нельзя было выбрать должностных лиц. Италией с большим произволом управлял Марк Антоний в должности начальника конницы при Цезаре-диктаторе. Народный трибун 47 г. Публий Корнелий Долабелла возобновил предложение Руфа, чем вызвал новые волнения. Антоний подавил их вооруженной силой, но добиться полного спокойствия не мог.
Неспокойно было и в Испании: там среди римских гарнизонов, состоявших из бывших солдат Помпея, царили помпеянские настроения. Но главные силы республиканцев сосредоточились в Африке под защитой нумидийского царя Юбы. Туда после Фарсала бежали все вожди помпеянцев. Там находились: Квинт Цецилий Метелл, тесть Помпея; Петрей и Афраний, бывшие легаты Помпея в Испании; Тит Лабиен, изменивший Цезарю в начале гражданской войны; Гней и Секст, сыновья Помпея; Катон Младший, главный идеолог движения, и много других. В Утике заседало второе правительство — помпеянский сенат. Туда же постепенно собрались обломки разбитой при Фарсале армии и остатки помпеянских гарнизонов с Балканского полуострова.
Ко всему этому прибавился мятеж легионов, стоявших в Кампании и приготовленных к отправке в Африку. В большинстве они состояли из старых солдат Цезаря, которые до сих пор еще не получили обещанных им наград. Праздная жизнь совершенно их деморализовала. Цезарь долго отсутствовал. Поэтому, когда солдаты получили приказ отплыть в Сицилию, среди них вспыхнул мятеж. Они убили некоторых командиров, которые пытались им помешать, и двинулись на Рим. В этот момент среди них неожиданно появился Цезарь. Его присутствие, обычное спокойствие, умение говорить с солдатами сразу успокоили умы: мятеж прекратился без применения насильственных мер.
В Риме Цезарь также быстро установил порядок и ослабил недовольство, дав отсрочку платежей по долгам и квартирной плате. Нуждаясь в поддержке плебса, он выразил неодобрение мерам Антония. На оставшуюся часть года были избраны должностные лица.

С войной еще не было покончено. Хотя Помпей потерпел поражение и погиб в Египте, у его сторонников оставалась армия в Диррахии, с Катоном во главе. Они не испытывали недостатка в средствах и к тому же имели флот. Более того, они разгромили войска Цезаря в Африке, и у них появилась база для ведения военных действий.
Катон перебросил свою армию в Африку и соединился с войском Юбы в Нумидии. Вскоре у города Утики, расположенного в пятнадцати милях к северо-западу от того места, где стоял когда-то Карфаген, собралось войско, равное по численности десяти легионам. Юба привел с собой сто двадцать слонов, а Гней Помпей, старший сын Помпея, подтянул флот. Это была внушительная сила, и у Помпеев оказался реальный шанс изменить положение в свою пользу. Но из-за проволочек они снова его упустили.
Армия находилась еще в Африке, когда Цезарь наконец отправился туда, чтобы разгромить Помпеев. Противники встретились у города Тапс, примерно в ста милях к югу от Утики, 4 февраля 46 г. до н. э. В войске Цезаря было много новобранцев, в чьей стойкости он сомневался. Поэтому он попытался придержать их, задумав выпустить в битву в самый решающий момент. Однако его солдаты сами ринулись в бой и снесли все на своем пути. Слоны противника, испугавшись пущенных в них стрел, бросились назад сквозь ряды своей же армии и только усилили их расстройство. Победа Цезаря была полной.
Когда остатки разгромленной армии вернулись в Утику, Катон попытался убедить своих воинов подготовить город к обороне, но они боялись воевать с Цезарем. Поэтому Катон велел погрузить деморализованную поражением армию на корабли и отвезти ее в Испанию. Друзья и члены семьи думали, что он последует за ними, но в ночь перед отплытием Катон покончил жизнь самоубийством. Юба последовал его примеру, и Нумидия, которой когда-то правили Масинисса и Югурта, перестала существовать. Восточная ее часть была захвачена Римом и вошла в состав провинции Африка, а западная была присоединена к Мавритании, номинально независимому царству, которое оставалось верным Цезарю.
Цезарь вернулся в Рим более могущественным, чем когда-либо прежде. После победы при Фарсале он был избран консулом на пять лет и каждый год избирался диктатором. Теперь, после Тапса, он стал диктатором на десять лет. В июле 46 г. до н. э. Цезарь четыре дня подряд отмечал триумфы в Риме в честь своих побед над Галлией, Египтом, Понтом и Нумидией.

"Осталось выиграть одну последнюю битву — в Испании до сих пор воевала армия Гнея Помпея. Цезарь со своими легионами отправился туда, и 15 марта 45 г. до н. э. состоялось сражение у города Мунды. Помпейские легионы стойко сражались, потеснив войско Цезаря. На какое-то мгновение Цезарю, вероятно, почудилось, что эта последняя битва, как и у Ганнибала, уничтожит плоды всех его прежних побед. В отчаянии он схватил меч и щит и бросился в гущу сражавшихся, крича отступавшим легионерам: «Вы хотите, чтобы ваш полководец попал в руки неприятеля?» Воодушевленные его примером, солдаты бросились на врага и разгромили его. Последняя армия Помпея погибла. Гней Помпей бежал с поля боя, но был настигнут и убит.
Цезарь еще несколько месяцев пробыл в Испании, реорганизуя управление этой провинцией, а затем вернулся в Рим и в октябре 45 г. до н. э. отпраздновал еще один триумф. Он был назначен пожизненным диктатором, и никто уже не сомневался, что, дождавшись удобного момента, он объявит себя царем."
(Азимов. "Римская республика")

Почти все время своего пребывания у власти Цезарь сражался с врагами. Однако с июня по сентябрь 46 г. до н. э. и с октября 45 г. до н. э. по март 44 г. до и. э., то есть всего восемь месяцев, он находился в Риме и развивал бурную деятельность по реорганизации административных структур.
У Цезаря хватило ума понять, что город Рим не сможет управлять огромной территорией страны. Он увеличил число сенаторов до девятисот человек за счет выходцев из провинций. Это сильно ослабило партию консерваторов, поскольку сенат больше уже не был защитником интересов узкой кучки олигархов, тесно связанных между собой. Зато эта мера усилила римское государство в целом, поскольку провинции получили право голоса в правительстве. Цезарь пытался помочь подвластным государствам и другим способом — реформируя систему налогообложения.
Цезарь первым присвоил право называться римскими гражданами людям, жившим за пределами Италии, Это право получили жители Цизальпинской Галлии, а также население нескольких городов Трансальпийской Галлии и Испании. Цезарь особенно заботился об ученых, которым было даровано право гражданства вне зависимости от места их рождения. Он планировал дать гражданство и сицилийцам, но не успел сделать этого. Он велел возродить Карфаген и Коринф, два города, разрушенные римлянами сто лет назад, населив Карфаген римлянами, а Коринф — греками.
Цезарь пытался реорганизовать и сделать более эффективной систему бесплатных раздач хлеба тем, кто имел на это право. Он стремился поощрять браки и деторождение, даровав женщинам, имеющим детей, разрешение носить дополнительные украшения, а отцам — право на снижение налогов. Он открыл первую публичную библиотеку в Риме; у него были грандиозные планы (которые он не успел осуществить) составить карты всего римского государства, осушить болота и улучшить гавани, усовершенствовать законы и многое другое.
Но самым долговечным его начинанием оказалась реформа календаря. Цезарь обратился за помощью к египетскому астроному Сосигепу и ввел в Риме новый календарь. 46 г. до н. э. продолжался четыреста сорок пять дней — в конце его было добавлено два месяца, чтобы догнать солнце. (Это был самый длинный год во всей истории, и его иногда называют «годом неразберихи», хотя лучше было бы назвать его «последним годом неразберихи».)
Начиная с 1 января 45 г. до н. э. в году стало двенадцать месяцев по тридцать или тридцать одному дню в каждом (за исключением февраля, который римляне считали несчастливым и который продолжался всего двадцать восемь дней). Продолжительность года стала равняться тремстам шестидесяти пяти дням, а на фазы луны больше не обращали внимание. Однако истинная продолжительность года равна тремстам шестидесяти пяти дням с четвертью. Чтобы календарь каждые четыре года не отставал на день, был установлен «високосный год», в котором в феврале добавлялся один день, а весь год насчитывал триста шестьдесят шесть дней.

"Цезарь также велел считать началом года не 1 марта, а 1 января, ибо в этот день римские магистраты приступали к выполнению своих обязанностей. Из-за этого названия нескольких месяцев перестали соответствовать их порядковому номеру. Сентябрь, октябрь, ноябрь и декабрь происходят от латинских числительных «семь», «восемь», «девять» и «десять», поскольку они были седьмым, восьмым, девятым и десятым месяцами в году, который начинался с 1 марта. В нашем современном календаре сентябрь стал девятым, а не седьмым месяцем, то же самое произошло и с тремя другими. Однако это никому не мешает.
Этот календарь, названный в честь Юлия Цезаря юлианским, принят и в наши дни и претерпел лишь самые незначительные изменения. Месяц, известный римлянам как квинтилий, теперь называется июлем, он тоже получил свое название в честь Цезаря (в этом месяце полководец родился)."
(Азимов. "Римская республика")

Наконец, следует сказать несколько слов о неосуществленных планах и проектах Цезаря. Он собирался выстроить грандиозный храм Марса, засыпав для этого озеро, а около Тарпейской скалы соорудить огромный театр. Он намеревался издать свод законов, открыть греческие и римские библиотеки, поручив подготовку этого дела Марку Варрону. Он хотел осушить помптинские болота, спустить воду Фуцинского озера, исправить дорогу, идущую от Адриатического моря через Апеннины до Тибра, прокопать Истм. Что касается военных предприятий, то он собирался усмирить даков, которые вторглись в Понт и Фракию, а затем через Малую Армению направиться против парфян.

image Парадоксальность положения, сложившегося в Риме после битвы при Мунде, заключалась в том, что позиции Цезаря как диктатора именно в тот момент, когда он находился на вершине славы и видимого могущества, когда гражданская война победоносно завершилась, оказались не укрепившимися, а, наоборот, весьма существенно ослабленными.
В 44 г. Цезарь был диктатором в четвертый раз, а консулом — в пятый. Положение его казалось бесспорным; новые почести, определенные сенатом, соответствовали уже не просто царскому достоинству, но открытому обожествлению. Так, он во время занятий государственными делами мог пользоваться не просто курульным, но позолоченным креслом, мог не только носить красные сапоги, как это делали некогда цари Альбы–Лонги, но даже имел право надевать царское облачение. Было постановлено, чтобы дни побед Цезаря ежегодно отмечались как праздники, а каждые пять лет жрецы и весталки совершали молебствия в его честь; клятва именем Цезаря считалась юридически действительной, а все его будущие распоряжения заранее получали правовую силу благодаря тому, что магистраты при вступлении в должность присягали не противодействовать ничему из того, что постановит Цезарь.
Цезарю определялась почетная стража из сенаторов и всадников, причем сенаторы должны были поклясться охранять его жизнь. Для одного из самых старинных праздников (Луперкалий) наряду с коллегиями Luperci Quintiliani и Fabiani создавалась теперь третья коллегия — Luperci Iuliani. Во всех святилищах и публичных местах совершались жертвоприношения и посвящения Цезарю; по всей Италии, в провинциях и во всех царствах, которые состояли с Римом в дружбе, устраивались в его честь различные игры. Для изображения или статуи Цезаря должна быть — как для изображения богов — подготовлена в цирке специальная подушка (pulvinar). Месяц Квинтилий переименовывался в июль, одна из триб получила имя Iuliae и, наконец, Цезарю посвящался ряд храмов, в том числе один общий — Цезарю и богине Милосердия, причем обе находящиеся в храме фигуры должны были протягивать руки друг другу. Все эти почести и решения следовало записать золотыми буквами на серебряных колоннах, поставленных у подножия Юпитера Капитолийского.
Нет ничего удивительного, что в этой обстановке общего сервилизма начинают возникать всякие слухи и разговоры о стремлении Цезаря к царскому венцу, тем более что его ближайшее окружение своими иногда чуть ли не провокационными действиями давало достаточно серьезные основания для подобных разговоров.

Поэтому, когда Цезарь вернулся из Испании, против него начало зреть тайное недовольство. Члены старой сенаторской партии считали, что его реформы разрушают старую систему управления, которая сделала Рим великим. Другие люди опасались установления монархии. Третьи — завидовали Цезарю как человеку и бесились при мысли, что полководец, некогда бывший одним из многих, теперь будет почитаем и едва ли не обожествляем как верховный владыка.
Одним из членов заговора против Цезаря был Марк Юний Брут, родившийся в 85 г. до н. э. Он был племянником Катона Младшего и сопровождал его на Кипр, когда Катон был изгнан из Рима Цезарем и Помпеем. На Кипре Брут проявил себя не с самой лучшей стороны — он безжалостно выколачивал деньги из жителей этой провинции. Пожалуй, было вполне естественно, что племянник Катона встал на сторону Помпея. Он сопровождал Помпея и Катона в Грецию и воевал на стороне Помпея в битве при Фарсале. Брут оказался в плену, но Цезарь простил его и отпустил на свободу.
Когда Цезарь уехал в Африку воевать против Катона, он оставил Брута наместником в Цизальпинской Галлии. Катон, не желая подчиняться Цезарю, совершил самоубийство, зато его племянник предпочел работать на победителя и трудился на славу в долине реки По. Когда Цезарь вернулся из Испании, Брут женился на своей двоюродной сестре Порции, дочери Катона, и получил от Цезаря высокий пост в самом Риме. Здесь он вступил в ряды заговорщиков, возможно, именно потому, что боялся момента, когда Цезарь объявит себя царем.
Другим заговорщиком стал Гай Кассий Лонгин. Кассий сопровождал Красса в Парфию и после разгрома римлян у города Карры привел остатки римской армии в Сирию. Когда же парфяне сами вторглись в Сирию, он разгромил их и отбросил назад. Кассий был сподвижником Помпея, командовал эскадрой в его флоте и одержал ряд побед. Однако после битвы при Фарсале он решил поменять хозяина. Он отправился в Малую Азию и, встретив Цезаря, который воевал против Фарнака, отдался на милость победителя. Цезарь простил его и разрешил служить под своим началом. Кассий, очевидно, возглавлял заговор. Он женился на Юнии, сестре Брута, и, познакомившись с ним благодаря этому, убедил его присоединиться.
К февралю 44 г. до н. э. заговорщики почувствовали, что надо торопиться. Цезарь уже несколько раз устраивал эксперименты, проверяя, как римский народ отнесется к его воцарению. 15 февраля, во время некоего праздника, Марк Антоний, преданнейший друг Цезаря, протянул ему диадему (полотняную повязку), которая на Востоке символизировала монаршую власть. В наступившей за этим гнетущей тишине Цезарь отбросил ее и воскликнул: «Я — Цезарь, а не царь!» — и народ разразился громом аплодисментов. Эта попытка не удалась.
Тем не менее заговорщики были уверены, что Цезарь попробует еще раз, и очень скоро. Он собирался вместе с легионами пересечь Адриатику и, возможно, начать войну против парфян. Но перед отплытием он непременно объявит себя царем, а присоединившись к своей армии, будет окружен преданными ему солдатами, и убийство станет невозможным. Сенат собирался 15 марта (мартовские иды по римскому календарю), и все были уверены, что в этот день Цезарь объявит себя царем. По дороге кто-то вложил ему в руку письмо, где сообщалось о заговоре, но Цезарю не представилось случая прочесть его. Входя в здание, правитель продолжал держать этот листок.

"Заговорщики, все хорошо известные Цезарю, а многие —- его друзья, окружили его, когда он вошел во дворец и занял свое место у подножия статуи Помпея. Марка Антония, который мог бы броситься на помощь Цезарю, специально отозвал в сторону один из заговорщиков и отвлек его внимание разговором. (Некоторые предлагали убить и его, но Марк Брут выступил против, заявив, что лишняя кровь им не нужна.)
Цезарь был один; неожиданно все выхватили ножи. Безоружный диктатор отчаянно пытался вырваться из рук убийц, по вдруг увидел среди них Марка Юния Брута, своего любимца. «И ты, Брут?» — воскликнул он и перестал сопротивляться. Ему нанесли двадцать три рапы, и вскоре диктатор Рима уже лежал в луже крови у основания статуи Помпея."
(Азимов. "Римская республика")

По иронии судьбы труп заколотого кинжалами заговорщиков диктатора остался лежать у подножия восстановленной им на этом месте статуи его давнего противника — Помпея. Сенаторы в страхе разбежались. Только через некоторое время появились трое молодых рабов; они положили Цезаря на носилки, с которых свешивалась его рука, и отнесли тело домой.

Цезарь был одним из величайших полководцев в мировой истории. Его энергия и смелость не были превзойдены никогда, а его харизма вождя внушала солдатам преданность в такой степени, что лишь очень немногих других великих полководцев можно поместить с ним в один ряд. Его единственной слабостью как военачальника было доведение смелости до безрассудства, даже до легкомыслия — как при Диррахии, в Александрии или при Руспине. Ни один военачальник никогда не был более удачлив, и это, конечно, потому, что в большой степени удачу он создавал сам, неизменно захватывая и удерживая инициативу. Никто и никогда не сравнялся с его уникальной комбинацией талантов: гения в политике, государственной деятельности, законодательстве и классической литературе в добавление к гениальности великого полководца.
Цезарю было около 60 лет, когда он был убит заговорщиками. Источники рассказывают о его необычайной энергии. Про него говорили, что он мог одновременно слушать, читать и диктовать письма. Дошедшие до нас изображения Цезаря и описания его внешности представляют его стройным человеком, высокого роста, худым, с заостренными чертами лица. Цезарь не отличался крепким здоровьем. Но это не мешало ему в дни галльских походов переносить вместе с солдатами все лишения тяжелой кампании. Во время Александрийской войны лишь необычайное физическое напряжение спасло Цезаря от гибели. Представитель высшего слоя нобилитета, страстный любитель роскоши и изящества, он тратил громадные средства на свои виллы, картины и статуи. О его распутстве распевали песенки даже преданные ему солдаты. Отношение Цезаря к людям определялось чаще всего политическими мотивами. Во время Галльской войны он не раз проявлял жестокость и вероломство, но в то же время умел поражать своим великодушием и милосердием. Цезарь был одним из самых образованных людей своего времени.


Назад Вперед

Основание Рима

imageАпеннинский полуостров занимает выгодное географическое положение в центре Средиземноморья. Италия омывается Адриатическим, Ионийским, Тирренским и Лигурийским морями, имеет мало изрезанную береговую линию.

Рождение республики
image

По знаменитой легенде, поводом для великой революции, переменившей политическое устройство Рима, стали преступные действия сына царя Тарквиния Гордого — Секста. Домогаясь любви замужней знатной женщины

Завоевание Италии
image

Продвижение Рима на юг Лация привело его в непосредственное соприкосновение с группой самнитов, которая жила на р. Лирисе, и с кампанцами. Под именем последних понимают смешанное население, образовавшееся в результате...

Завоевание Сицилии
image

После завоевания Италии Риму была подвластна территория площадью более пятидесяти тысяч квадратных миль, с населением около четырех миллионов человек. Столетие спустя после разгрома Рима галлами он превратился в мировую

Ганнибал

imageПоражение Карфагена в Первой Пунической войне усугубилось крайне опасным восстанием собственных наемников. Только в 238 г. Гамилькар Барка сумел подавить это восстание. На следующий год Гамилькар отправился в Испанию,

Македонские войны
image

После битвы при Рафии в восточной половине Средиземноморья установилось относительное равновесие между тремя эллинистическими монархиями: Македонией Филиппа V, Сирией Антиоха III и Египтом Птолемея IV.

Время смуты
image

Рим сказочно обогатился, особенно благодаря своим победам над странами Востока, накопившими в течение многих веков цивилизованной жизни несметные сокровища.


Сулла
image

Митридат ненавидел Рим, который в пору его юности беспардонно захватил его родные земли и стал править там, обойдя законных царей Малой Азии. Он видел теперь, как этих несокрушимых

Восстание Спартака
image

Восстание рабов под руководством Спартака, или, как называли его современники, «рабская война» (bellum servile), — одно из самых грандиозных движений угнетенных в древности.

Триумвират
image

После смерти Мария и Суллы в Риме приобрели вес новые люди. Наиболее удачливым из них поначалу был Гней Помпей. Он родился в 106 г. до н. э. и в молодости вместе со своим отцом

Цезарь

imageПосле разгрома Красса и его войска в 53 г. до н. э. из триумвирата остались только двое — Помпей и Цезарь. Цезарь был еще в Галлии, где назревало крупное восстание местного населения, Помпей же находился в Риме

Конец республики
image

Убийство Цезаря произвело в Риме смятение и панику. Сенаторы в страхе разбежались из курии Помпея, где происходило роковое заседание. Заговорщики, наоборот, сделали попытку обратиться к народу.

Октавиан Август

image Гай Октавий родился 29 сентября 63 г. до н. э. в Риме. Он рано потерял отца, и решающую роль в его жизни сыграло родство с Юлием Цезарем , которому он приходился внучатым племянником (он был внуком сестры Цезаря).

Тиберий и Калигула
image

Августу было уже за семьдесят, когда он начал задумываться о смерти. Настало время выбрать себе преемника, человека, который стал бы следующим принцепсом в Риме. Если бы он был царем,


Клавдий и Нерон
image

Если бы не чистая случайность — всего несколько шагов, — совсем по-другому сложились бы судьбы и самого Клавдия, и Рима. В тот роковой январский день он шел из Палатинского театра во дворец в нескольких шагах впереди Калигулы

Гальба, Отон, Вителий
image

Свержение Нерона и провозглашение Гальбы открыло новую страницу в истории Римской империи. Сервий Сульпиций Гальба, человек очень знатный и богатый, правитель Испании, был провозглашен императором в июне 68 г.


Династия Флавиев

image Разрушение Иерусалимского храма стало кульминацией одного из наиболее драматичных поворотных моментов во всей истории Рима. Восстание, бушевавшее в Иудее в 66-70 гг. н. э., потребовало от Рима мобилизации

Нерва, Траян, Адриан
image

Убийство Домициана было совершено без всякого участия преторианской гвардии, среди которой император пользовался большой популярностью. Но так как один из ее командиров



Антонин, Коммод
image

У Адриана, как и у Нервы и Траяна, не было детей, но он ещё задолго до смерти позаботился о том, чтобы выбрать себе преемника. Судя по всему, первый кандидат на императорский престол был выбран не вполне удачно

Династия Северов
image

После смерти Коммода императору должен был унаследовать человек по имени Публий Хельвий Пертинакс. Он родился в 126 г., в правление Адриана, и происходил из бедной семьи.


Кризис III века

image В 235 г. после убийства Александра Севера армия провозгласила новым императором Максимина Фракийца. Максимин стал первым в длинном ряду так называемых солдатских императоров, судьба которых зависела от настроения войска.

Диоклетиан
image

Диокл происходил из бедной семьи, а свое греческое имя получил, видимо, потому, что жил в Диоклее, деревушке на побережье в Иллирике. Он отличился, служа в армии при Аврелиане и Пробе, и, начав с простого солдата, ко времени смерти Кара

Династия Констанция
image

У Диоклетиана было чёткое представление о том, как должен действовать принцип тетрархии. Когда он отрекся от престола, то принудил своего соправителя-августа Максимиана сделать то же

Падение Рима
image

После смерти Юлиана армия тут же на месте провозгласила императором Флавия Клавдия Иовиана, полководца, единственным достоинством которого была принадлежность к христианской религии.

Римский быт

imageВ первые века римской истории все дома, — как городские, так и деревенские, — за исключением крестьянских хижин, были совершенно сходны друг с другом и строились по одному и тому же плану.

Римские зрелища
image

Во времена республики устраивались ежегодно семь народных праздников, которые в эпоху Августа занимали в общей сложности 66 дней: Игры Римские 16 дней (4—19 сентября). Плебейские 14 дней (4—17 ноября).