ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ



ВОЗВЫШЕНИЕ МАКЕДОНИИ



image

В политических судьбах Балканской Греции в V—IV вв. до н. э. значительную роль играли две обширные области Балканского полуострова — Фракия и Македония, населенные соответственно фракийскими и македонскими племенами. Многочисленные фракийские племена (одрисы, меды, бизалты, сапеи, асты, трибаллы и др.) занимали обширную территорию к югу от реки Дунай и до побережья Эгейского моря; их западными границами были река Стримон, на востоке—берега Черного моря. По природным условиям Фракия делится на две части: это северные горные области и южная часть, примыкающая к Эгейскому морю, представляющая холмистую равнину с плодородными почвами, хорошим строевым лесом и значительными рудными богатствами (район Пангея). Южная Фракия была тесно связана с миром греческих полисов. Уже с VIII в. до н. э. греки оценили ее благоприятные условия и вывели сюда множество колоний (на полуостров Халкидику, Абдера, Маронея), приступили к разработке знаменитых Пангейских рудников и вступили в тесные контакты с южными фракийскими племенами. Разнообразные связи с высокоразвитыми греческими полисами способствовали ускорению процессов социально-экономического, политического и культурного развития фракийских племен, разложению родовых отношений, формированию раннеклассового общества и государственности у фракийских племен.
В VII—V вв. до н. э. внутри фракийских племен выделяется слой знати, владеющей обширными земельными участками, группами рабов, стадами скота, на полях которых работают зависимые от нее сородичи. В V в. до н. э. у наиболее развитого фракийского племени одрисов, проживающего в юго-восточной части Фракии, возникает раннеклассовое общество и государство. Основателем государства у одрисов был вождь Терес (70—60-е годы V в. до н. э.), который подчинил своему влиянию ряд южнофракийских племен, а также и некоторые греческие города, заставив их платить дань. Его сын и преемник Ситалк (431—424 гг. до н. э.) расширил границы царства в северном и западном направлениях, вел борьбу с македонским царем и включился в общегреческую политику, вступив в Пелопоннесскую войну на стороне могущественных Афин. Между Афинами и Ситалком установились прочные отношения экономического и политического сотрудничества, сыновья царя были удостоены редкого дара со стороны афинян — им были предоставлены гражданские права. Положение Одрисского царства продолжало укрепляться при царях Севте I (424—410 гг. до н. э.), Медоке I (405—391 гг. до н. э.) и Котисе I (383—359 гг. до н. э.). Одрисские цари чеканили собственную монету, в их казну поступала дань, выплачиваемая греческими городами, расположенными на побережье, что свидетельствовало не только о могуществе правителя, но и о наличии фракийской торговли, об укреплении экономики государства в целом. По-прежнему одним из основных партнеров одрисских царей являются Афины, которые часто вмешиваются в их внутренние дела. Попытка Афин восстановить свое политическое влияние на севере Эгеиды в конце 70-х — начале 60-х годов IV в. до н. э. в связи с образованием Второго Афинского морского союза привела к обострению отношений с одрисскими царями. Одним из результатов афино-фракийской войны 360—357 гг. до н. э. было ослабление и расчленение Одрисского царства на три части во главе с тремя сыновьями царя Котиса I. Однако вскоре между одрисами и Афинами были восстановлены традиционные дружеские отношения перед лицом нового могущественного противника, угрожающего как тем, так и другим. Таким противником становится укрепляющееся Македонское царство.

Македония занимала обширную территорию в северо-западной части Эгейского бассейна, к северу от Фессалии и юго-западу от Фракии. По своему рельефу и природным условиям Македония делится на внутреннюю горную область и нижнюю приморскую равнину. Если горные районы были удобны для занятия скотоводством, то равнинные приморские области были достаточно благоприятны для земледелия. Выгодное географическое положение Македонии на пересечении путей, ведущих из Северной Греции во Фракию, Иллирию и к проливам, было важным фактором хозяйственной жизни страны. В горах Македонии рос столь нужный для строительства флота корабельный лес, который вывозился во многие полисы Эгейского бассейна, в том числе и в Афины. В начале V в. до н. э. развитие македонского общества и государства проходило в тесном взаимодействии с греческими полисами. История Македонии является органической частью истории Балканской Греции.
В это время в Македонии формируются раннеклассовые отношения и первая государственность. Влиятельная и богатая македонская знать жила в родовых поселках, распоряжалась обширными земельными владениями, располагала значительными материальными ресурсами, составляла ближайшее окружение македонского царя, его совет и называлась гетайрами («товарищами») царя, что подчеркивало ее высокое социальное положение. Царь избирался гетайрами из членов какого-либо знатного рода. С VI в. до н. э. царей избирали из рода Аргеадов. Правившие в своих областях в качестве независимых князьков, аристократы ограничивали власть македонского царя, которая в начале V в. до н. э. носила в значительной степени номинальный характер.
Большое влияние на развитие македонского общества и государства в V в. до н. э. оказали греческие полисы, с которыми вступают в различные отношения македонские цари. Во время греко-персидских войн Македония оказалась в эпицентре многих военных событий. При вторжении Мардопия и Ксеркса македонский царь Александр I (498—454 гг. до н. э.), не имея сил противостоять персидскому могуществу, был вынужден признать власть персидского царя, предоставить ему войска и продовольствие. После поражения персов Александр проводит политику сближения с греческими городами и способствует распространению греческой культуры в Македонии, за что получил прозвище «Филэллин». Установление тесных связей с греческим миром было частью более широкой политики Александра по экономическому развитию страны и ее централизации, укреплению царского авторитета. Он успешно вел войны с самостоятельными князьками горной Македонии, стремясь подчинить их своей власти. Понимая важное значение морской торговли для хозяйственной жизни Македонии, Александр I начал борьбу с греческими колониями на Халкидском полуострове, которые закрывали Македонии выход к морю.
В борьбе с халкидскими городами Александр столкнулся с интересами Афин, что привело к росту напряженности между ними. Дальновидную политику по экономическому укреплению и централизации государства продолжили преемники Александра I. Особенно настойчиво и твердо проводил ее царь Архелай (419—399 гг. до н. э.).
Архелай основал новую столицу Пеллу, расположенную невдалеке от моря в равнинной местности, перенеся свою резиденцию поближе к экономически крепким областям государства. Македонский царь воспользовался тяжелым положением Афин в последний период Пелопоннесской войны, заключил с ними союз и добился от Афин признания некоторых своих захватов на Халкидике и в Северной Фессалии. После убийства Архелая его политику продолжали другие македонские цари.

Особенно большую роль в усилении Македонии сыграл царь Филипп II, выдающийся политик, дипломат и полководец. Филипп II (359—336 гг. до н. э.). завершил политику своих предшественников по укреплению Македонии и централизации ее государственного управления. Вот почему именно Филиппу II античная традиция приписывает проведение целой серии различных реформ, после которых Македония превращается в одно из сильнейших государств не только греческого мира, но и становится соперницей «мировой» Персидской державы.

"Ученик Платона, Эвфрей из Ореоса, сделался самым влиятельным человеком при македонском дворе и до такой степени ввел здесь в моду научные занятия, что, как говорят, люди, незнакомые с философией и математикой, не допускались к царскому столу. Это, разумеется, гипербола, но она показывает, что македонские вельможи следовали примеру своего царя. Поэтому многие из полководцев Филиппа и Александра были высокообразованными людьми, и некоторые из них, как Антипатр и Птолемей, даже сами подвизались на литературном поприще. Филипп также продолжал действовать в этом направлении; как высоко он ценил риторическое и философское образование, лучше всего доказывается тем, что в воспитатели своего сына Александра он пригласил Аристотеля.
В то же время и политическое устройство было преобразовано по образцу передовых греческих государств. Внешним образом эти стремления выразились в том, что вместо неуклюжего местного наречия официальным языком был сделан аттический диалект. При Пердикке афинский эмигрант Каллистрат преобразовал финансовое управление государства."
(Белох. "Греческая история")

image Прежде всего Филипп II способствовал хозяйственному укреплению Македонии. Он оценил экономическое значение городских центров и стал основывать новые города на территории Македонии, переселяя в них сельское население из племенных поселков. Эти новые города (например, город Филиппы) строятся в стратегически важных пунктах и являются не только экономическими, но и военностратегическими центрами. Филипп II обратил самое пристальное внимание на разработку рудных месторождений, добычу железа для вооружения своей армии. Захватив богатые Пангейские рудники и ускорив их разработку, Филипп получал до 1 тыс. талантов золота в год, что позволило ему начать чеканку золотой монеты в широких размерах. Располагая огромными запасами золотой и серебряной монеты, македонский царь мог активно вмешиваться в торговые операции как в Эгейском мире, Причерноморье, так и во всем Восточном Средиземноморье. В связи с необходимостью строительства большого флота увеличилась добыча корабельного леса, смолы, дегтя, а кораблестроение становится процветающим производством.
Особенно велики были преобразования Филиппа II в военном деле Македонии. Филипп II несколько лет жил в Греции, в Фивах, и хорошо знал как достоинства, так и недостатки греческой военной организации. Военная реформа Филиппа должна была объединить сильные стороны греческой и собственно македонской военной организации. Вместо нестройного и слабо обученного греческого ополчения гоплитов, собираемого от случая к случаю, или капризных наемников Филипп II комплектовал свою армию из свободных македонских земледельцев, набираемых по территориальным округам на несколько лет, в течение которых они проходили специальный курс обучения.

"Введение длинного копья – сариссы позволило Филиппу II (при участии его ближайшего соратника Пармениона) существенно усовершенствовать приемы боя. Основной ударной силой стала фаланга тяжеловооруженных пехотинцев – колонна глубиной до 24 шеренг, дистанция между которыми составляла в атаке около метра, а в обороне – полуметра. Ощетинившаяся копьями, выставленными далеко вперед, закрытая щитами, охраняемая с флангов конными подразделениями фаланга была движущейся крепостью, трудноуязвимой, сметающей все на своем пути. Этим компенсировалась ее неуклюжесть и слабая маневренность. На фалангах и перед фронтом располагались средняя и легкая пехота, а также кавалерия. За боевыми порядками Филипп размещал оперативные резервы.
В ходе войн, предпринятых Филиппом II, было усовершенствовано осадное искусство. Наряду с катапультами и воронами (мощными крючьями, которыми растаскивались кирпичи и камни городских стен) широко использовались так называемые черепахи – механизмы, в которых сочетались тараны и устройства, позволяющие расчищать и выравнивать дорогу. Усовершенствования имели место и в морском деле: если раньше самыми крупными боевыми кораблями были триеры (суда с тремя рядами гребцов), то теперь началось строительство тетрер (с четырьмя рядами) и пентер (с пятью рядами)."
(Шифман. "Александр Македонский")

В македонской армии издавна одну из важнейших ролей играла тяжеловооруженная конница, в ней служила македонская знать — гетайры. Филипп не только сохранил, но и усилил значение конницы, которая из сугубо вспомогательных отрядов в греческих армиях превратилась в особый род войск, способный не только взаимодействовать с фалангой, но и решать самостоятельные задачи.
Македонская армия после реформ Филиппа превратилась в одну из лучших армий того времени. Филипп реорганизовал и государственное управление. Прежде всего была уничтожена система полусамостоятельных княжеств. Большая часть македонской аристократии была вызвана ко двору и составила придворный штат царя, подчиненный его воле. Раздавая аристократам государственные и военные должности, царь тем самым ставил их в зависимость от центральной власти. Состав македонской аристократии был расширен за счет новых талантливых неродовитых людей, обязанных своим выдвижением царю. Из знатной молодежи Филипп создал особый корпус пажей, молодых телохранителей царя, которых он воспитывал в духе личной преданности и вместе с тем рассматривал в качестве заложников. Все эти меры способствовали централизации государственного управления и росту царской власти.

"Один из современных ему историков называет Филиппа величайшим человеком, какого до тех пор произвела Европа; во всяком случае более замечательный государственный человек никогда еще не сидел на престоле. Прежде всего он владел царственным искусством выбирать себе нужных людей и каждого ставить на то место, для которого он был наиболее пригоден; при этом он был достаточно благороден, чтобы без зависти признавать заслуги своих помощников. Он сам, при своей мужественной красоте, тонкой образованности и незаурядном даре красноречия, имел в себе нечто величественное. По дипломатическому таланту у него не было соперников; но те, кто в переговорах с ним терпел неудачу, конечно, негодовали на вероломство царя, вместо того чтобы обвинять самих себя в неспособности; между тем Филипп добросовестно исполнял все обязательства, какие ему приходилось брать на себя. Своих соотечественников-эллинов он знал насквозь и умел пользоваться их слабостями; полной горстью разбрасывал он золото, и эта система подкупов немало способствовала его успехам. Притом он душой и телом был воин; полжизни он провел в походах, деля со своими солдатами все труды и лишения и в случае надобности бесстрашно рискуя жизнью; это доказывают многочисленные раны, полученные им в сражениях. Правда, его едва ли можно назвать великим полководцем, и если его военная деятельность была почти непрерывным рядом побед, то не следует забывать, что он располагал войском, какого до тех пор не видел свет, и что ему помогали первоклассные полководцы, как Антипатр и Парменион." (Белох. "Греческая история")

image В результате проведенных реформ Македония в середине IV в. до н. э. превратилась в сильнейшее государство Балканского полуострова и начала активное вмешательство во взаимоотношения греческих полисов, преследуя при этом свои цели.
Филипп II был осторожным политиком, он ставил и решал реальные внешнеполитические задачи. Эти задачи диктовались конкретными условиями существования Македонии в неспокойном греческом мире. В первое пятилетие правления Филипп II, занятый проведением основных реформ, ставил перед собой довольно скромные задачи: обеспечение своих северных границ от вторжений иллирийцев и фракийцев, с одной стороны, и распространение своего влияния среди греческих городов Халкидского полуострова—с другой. Уже в этот начальный период своего правления Филипп II проявил незаурядное дипломатическое искусство, умение маневрировать и применять разнообразные средства для достижения своих целей. Так, с фракийцами он достиг примирения путем подкупа, для борьбы с воинственными иллирийцами, постоянно опустошавшими его северо-восточные владения, он заключил союз с царьком небольшого племени молоссов, на дочери которого, Олимпиаде, он женился. Иллирийцы были разгромлены и запросили мира.
В борьбе с сильным союзом халкидских городов во главе с Олинфом Филипп ценой некоторых уступок заручился поддержкой Афин. Добившись своих целей, Филипп II вскоре переменил свою политику: он осадил важный в стратегическом отношении город Амфиполь, на который претендовали Афины, и вскоре захватил его, опираясь на этот раз на союз с Олинфом. В середине 50-х годов IV в. до н. э. Филипп стал продвигаться на восток вдоль фракийского побережья Эгейского моря. Активное проникновение Македонии на Халкидику и в приморские области Фракии заставило объединиться фракийских царей, Халкидский союз во главе с Олинфом и Афины. Однако Афины, занятые войной со своими союзниками, особой помощи оказать не могли, а войска фракийцев были разбиты македонянами. К концу 50-х годов IV в. до н. э. Халкидский союз был изолирован и уже не представлял серьезной опасности для Македонии, часть его земель была захвачена Филиппом.
Укрепив северные границы и позиции на Халкидике, Филипп начинает новый этап своей завоевательной политики, начав вмешательство в дела Средней Греции. Он ловко использовал запутанную политическую ситуацию, сложившуюся в греческом мире в середине IV в. до н. э., связанную с кризисом системы полисных отношений: существующие союзы греческих городов распадаются, города ведут бесконечные войны, которые ослабляют все воюющие стороны. Одной из таких войн, вспыхнувших по ничтожному поводу и постепенно вовлекших в свою орбиту множество греческих городов, была Священная война (355—346 гг. до н. э.). Поводом для открытия военных действий был захват фокидянами небольшого пограничного участка, принадлежащего дельфийскому храму Аполлона. Фокидяне были обвинены в святотатстве, на защиту общегреческой святыни выступили Фивы. Фокидяне, в свою очередь, предъявили права на руководство святилищем Аполлона, внезапно напали на Дельфы и захватили огромные сокровища, накопленные в храме за несколько сотен лет, достигающие огромной суммы —10 тыс. талантов золота и серебра. На эти деньги фокидский стратег Филомел навербовал наемную армию в 20 тыс. гоплитов, чтобы защищать свои права на Дельфы. Местный конфликт в нервозной обстановке середины IV в. до н. э. вскоре вылился в общегреческую войну. На сторону Фив встали некоторые города Фессалии, Локриды. Фокидян поддержали Спарта и Афины. Военные действия велись главным образом наемниками и вылились в многочисленные небольшие столкновения в разных местах Средней Греции. Во время военных действий воюющие стороны искали для себя союзников, и это создавало благоприятные возможности для Филиппа II вмешаться в греческие дела. Тщательно взвесив все обстоятельства, Филипп решил принять сторону защитников общегреческой святыни Аполлона. Против такого неожиданного для греков вмешательства македонского царя трудно было возражать, и Филипп получил известную свободу действий. Македонский царь ввел свою армию в Фессалию и начал захватывать фессалийские города, поддерживающие фокидян. В 352 г. до н. э. Филипп наголову разбил армию фокидян, действующую в Фессалии. Демонстрируя свою любовь к богу Аполлону, защитником которого изображал себя Филипп, он приказал утопить в море 3 тыс. пленных фокидян, а тело их командующего с позором распять на кресте.
Эта победа укрепила авторитет македонского царя как защитника храма Аполлона и оправдывала его вмешательство в общегреческие дела. Фессалия была вынуждена признать верховенство Филиппа, он был объявлен предводителем общефессалийского ополчения и получил право поставить македонские гарнизоны в стратегически важных городах Фессалии. Стремительный рост популярности Филиппа в Греции и его активное вмешательство в ее дела стали вызывать обоснованную тревогу у Афин. Стремясь преградить путь македонской армии в Среднюю Грецию, афиняне заняли Фермопильский проход и блокировали Филиппа в Фессалии. Потерпев неудачу в попытке проникнуть в Среднюю Грецию, Филипп вновь обратился к завоеваниям на Халкидике и в Южной Фракии. После тщательной подготовки он неожиданно напал на центр Халкидской лиги — город Олинф. Афиняне сделали попытку помочь Олинфу и отправили на помощь осажденному городу 17 триер, 300 всадников и 4 тыс. гоплитов. Однако Филиппу удалось захватить город до того, как эта помощь подошла. Один из крупнейших греческих городов Олинф был полностью разрушен и покинут жителями (348 г. до н. э.). Халкидская лига была распущена, а сама Халкидика признала власть македонского царя.
Добившись таких серьезных успехов в Халкидике и на Фракийском побережье, Филипп освободил руки для нового вмешательства в события продолжавшейся Священной войны. Афины были вынуждены примириться с утратой своего влияния на Халкидике и в Южной Фракии и, желая спасти остатки своего влияния в Пропонтиде, в частности владения на Херсонесе Фракийском, заключили с могущественным Филиппом договор о мире (так называемый Филократов мир 346 г. до н. э.).

Македонский царь воспользовался выходом из войны Афин и продолжил вмешательство и дела Средней Греции. В частности, он принял приглашение Фив, ввел свою сильную армию на территорию Фокиды и принудил фокидян к капитуляции. Филиппу были переданы все укрепленные пункты Фокиды, в том числе контроль над стратегически важным Фермопильским проходом. В 346 г. до н. э. продолжавшаяся около 10 лет изнурительная Священная война закончилась. Ее результатом было дальнейшее ослабление греческих полисов и усиление влияния македонского царя. Он не только стал хозяином на Халкидике и в Южной Фракии, но и гегемоном Фессалии, членом Дельфийской амфиктионии (союза греческих полисов — охранителей храма Аполлона в Дельфах) и тем самым получил законную возможность вмешиваться в дела Средней Греции.

"Укрепление македонского могущества в конце 50-х — начале 40-х годов IV в. до н. э. поставило перед македонским царем новые задачи: теперь Филиппу II представлялось реальным установление македонской гегемонии над всей Грецией, подчинение своему политическому влиянию по крайней мере многих городов Балканской Греции.
Перед греческими полисами, общественным мнением греков во всей остроте встал вопрос о том, как относиться к завоевательным планам Филиппа, что они сулят миру свободных греческих городов. Одни полисы (например, в Фессалии) добровольно подчинились Филиппу, другие резко выступили против македонского господства. Внутри греческих полисов не было единодушия, во многих городах стали формироваться промакедонские и антимакедонские политические группировки, вступившие в ожесточенную борьбу между собой. Наиболее острые формы борьба промакедонской и антимакедонской группировок приобрела в Афинах, крупнейшем государстве Балканской Греции."
(Кузищин. "История Древней Греции")

Филипп II всячески поддерживал своих сторонников в греческих городах, прежде всего щедро снабжая их деньгами, однако сила промакедонских группировок основывалась не только на прямой или косвенной поддержке Филиппа. Среди сторонников македонского царя были многие, которые считали выгодным для их интересов установление македонского господства. Выразителем настроений этой категории гражданства в Греции и прежде всего в Афинах был влиятельный афинский оратор Исократ. Исократ, наблюдая симптомы кризиса греческого полиса, обострение внутренней борьбы, политический хаос и отсутствие безопасности в греческом мире, искренне считал, что объединение раздробленной Греции вокруг сильной Македонии, совместная война греков и македонян против Персидского государства создаст благоприятные возможности для решения всех больных вопросов греческой жизни, для преодоления кризиса полиса, охватившего Грецию к середине IV в. до н. э. Господствующий класс греческих полисов нуждался в сильной руке, которая могла бы смягчить социальное напряжение, укрепить внутренний порядок, поколебленный в условиях кризиса. Правда, для этого нужно было пожертвовать независимостью и подчиниться воле завоевателя, но определенная часть господствующего класса считала возможным пойти на такие условия. Исократ был своего рода идейным вдохновителем и выразителем настроений сторонников македонской гегемонии в греческом мире. Практическими руководителями промакедонской группировки были влиятельные афинские ораторы и политические деятели Эвбул, Эсхин, Фокион и др. Именно под их непосредственным влиянием и по их предложениям афинское Народное собрание принимало угодные Филиппу решения, например выгодные условия мирного договора, завершавшего Священную войну (так называемый Филократов мир 346 г. до н. э.), признавшего все завоевания Филиппа во Фракии, включившего Филиппа в состав Дельфийской амфиктионии и др. Стремясь ослабить силу военного сопротивления Афин Македонии, Эвбул (он заведовал государственными финансами) упорно отвергал все предложения, направленные на собирание дополнительных средств на оборону Афин, демагогически утверждая, что это сократит денежные раздачи населению, практиковавшиеся в Афинах. Сторонники промакедонской группировки тормозили посылку военной помощи союзникам Афин, которые подвергались нападениям Филиппа. Так, например, во время осады македонянами сильно укрепленного города Олинфа проволочка с посылкой помощи привела к взятию и уничтожению этого цветущего города Халкидики, одного из опасных соперников Филиппа. Филипп щедро одаривал своих сторонников в Афинах, просто-напросто подкупал их. Однако среди афинского гражданства существовала и другая влиятельная политическая группировка — антимакедонская, возглавляемая великим оратором Демосфеном, ораторами и политическими деятелями Гиперидом и Ликургом. Эта группировка выражала интересы широких слоев афинского гражданства, которые опасались, что подчинение Филиппу, потеря независимости приведут к падению демократии, лишению тех значительных выгод, которые нес с собой рядовым гражданам демократический строй.

"Политическая программа Демосфена и его сторонников заключалась в мобилизации всех сил и средств против Филиппа: строительство сильного флота, подготовка боеспособного гражданского ополчения в Афинах, создание широкого союза греческих полисов, объединение их против Филиппа. Демосфен развил энергичную деятельность по выполнению этой программы. В своих политических речах против Филиппа (впоследствии они получили название «филиппики») Демосфен разоблачал агрессивные замыслы македонского царя, вскрывал его козни и интриги, направленные на разъединение полисов, лицемерный характер его мирных предложений. Он убеждал граждан в необходимости укреплять афинскую военную мощь, в частности настаивал на передаче зрелищных денег на нужды обороны, на сборе дополнительных взносов с граждан. Демосфен выезжал в Пелопоннес, в Фивы, стремясь сплотить враждующие полисы в единый союз перед лицом македонской агрессии.
Энергичные действия Демосфена и его сторонников принесли свои плоды. Была пополнена военная казна, туда были переданы все так называемые зрелищные деньги, большая часть граждан была объединена в особые группы (симмории), которые должны были оснастить военные корабли. Удалось преодолеть давние разногласия между Афинами и Фивами. На сторону Афин перешли Византий, Родос, Хиос и Эвбея. Пелопоннесские города частично поддерживали Афины, частично заявили о своем нейтралитете, что было дипломатической победой афинян. В самих Афинах антимакедоняне успешно действовали против сторонников промакедонской группировки. По обвинению в подкупе были привлечены к судебной ответственности Эсхин и Филократ. Эсхину удалось с большим трудом оправдаться, а Филократ, чувствующий свою вину и уверенный, что будет осужден, бежал из Афин. Таким образом, к концу 40-х годов IV в. до н. э. захватническим планам Филиппа противостояла очень сильная коалиция греческих полисов во главе с Афинами. "
(Кузищин. "История Древней Греции")

image Положение Филиппа становилось очень серьезным. Трезво оценив ситуацию и мобилизовав все свои силы, Филипп решил нанести Афинам и возглавляемой ими коалиции удар на наиболее уязвимом для нее участке, а именно в проливах. Через Боспор и Дарданеллы шел жизненно важный торговый путь, связывающий Балканскую Грецию и Причерноморье. Перекрытие этого пути, господство над ним делало Филиппа хозяином этой важнейшей экономической артерии Греции. Филипп захватил почти всю Южную Фракию, основал там новые города, заселив их выходцами из Македонии и превратив в укрепленные пункты. Продвигаясь к проливам, Филипп осадил в 340 г. до н. э. крупный город Перинф, а затем и стратегически важный город Византии, господствующий над Боспором Фракийским. Афиняне сразу же оценили серьезность ситуации. На помощь Перинфу и Византию была послана сильная эскадра, наемные войска, снаряжение и продовольствие. Энергичная помощь Афин и их союзников спасла Перинф и Византии. Филипп был вынужден снять осаду, потерпев тем самым серьезную неудачу. К тому же одно из воинственных фракийских племен, трибаллы, напало на македонян и нанесло им поражение.
Неудачи Филиппа были встречены его противниками в Греции с ликованием, антимакедонский союз греческих городов во главе с Афинами, в который входили Фивы, Эвбея, Коринф, Мегары, Ахайя и ряд других, укрепился, союзники мобилизовали многочисленное (до 40 тыс. человек) гоплитское ополчение и мощный флот. Они были готовы на поле боя отстоять свободу и независимость своих городов.

"Осенью 339 г. Филипп воспользовался все еще царившим в стране хаосом и вторгся в центральную Грецию. Афины спешно заключили союз со своим прежним врагом — Фивами и двинулись навстречу противнику. В августе 338 г. в сражении при Херонее на северо-западной границе Беотии соединенная фиванско-афинская армия встретилась лицом к лицу с закаленными боями ветеранами из Македонии. В последовавшем сражении македонцы полностью превзошли греков. Фиванский Священный отряд, которому противостояли ударные силы македонской армии во главе с юным сыном Филиппа Александром (ему было всего 18 лет), остался верен своим славным традициям и весь, до последнего человека, пал на поле брани." (Канолли. "Греция и Рим")

image После полного разгрома союзного греческого ополчения под Херонеей не могло быть и речи о каком-либо серьезном сопротивлении Македонии. Вместе с тем Филипп проявил большой дипломатический и политический такт в использовании результатов своей победы. Он не стал прибегать к насилиям и разрушениям и довольно мягко обошелся с побежденными, показывая, что он не жестокий и кровожадный завоеватель, а вполне лояльный союзник греческих городов, который заботится не столько о завоевании, сколько об объединении Греции. Такая ловкая политика обеспечила Филиппу поддержку со стороны многих греческих городов, укрепила позиции его сторонников.

В 337 г. до н. э. в Коринфе по инициативе Филиппа был созван общегреческий конгресс, который должен был юридически закрепить утверждение македонской гегемонии над Грецией, оформить насильственное объединение Греции под руководством македонского царя. На конгрессе был организован Эллинский союз греческих городов, а Филипп был объявлен его гегемоном. Как гегемон Филипп стал главнокомандующим его вооруженными силами и руководителем внешней политики. Все междоусобные войны греческих полисов прекращались, провозглашался всеобщий мир в Греции, запрещалось вмешательство во внутренние дела друг друга, изменение существующего политического строя, подтверждалась неприкосновенность частной собственности, запрещались отмена долгов и переделы земли, конфискация имущества. Объявлялась борьба с пиратством и свобода мореплавания в торговых целях. Иначе говоря, решения Коринфского конгресса были в значительной степени продиктованы необходимостью преодоления той тяжелой ситуации, которая была вызвана кризисом греческого полиса. Гарантом стабильности нового социально-политического порядка и безопасности в Греции стала Македония.
На месте раздробленных, находящихся в постоянной вражде друг с другом небольших полисов возникла насильственно объединенная под македонским владычеством Греция. Одним из важнейших решений Коринфского конгресса было объявление священной войны Персидской монархии. В руки Филиппа были переданы большие силы и средства греческих городов и самой Македонии.
Во исполнение решений Коринфского конгресса в 336 г. до н. э. Филипп II переправил в Малую Азию десятитысячную армию, но вскоре после этого был убит одним из своих придворных. Македонским царем был провозглашен его сын и наследник Александр, который одновременно стал и гегемоном Эллинского союза. С именем и деятельностью Александра связано начало нового этапа греческой истории — периода эллинизма.




Назад Вперед

РАЗДЕЛЫ САЙТА

image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image