ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ



ПЕЛОПОНЕССКАЯ ВОЙНА (431 - 404 до н.э.)



image

Наличие среди союзников большого числа аграрных полисов, с одной стороны, и торгово-ремесленных центров—с другой, породило известную рыхлость и слабую централизацию в структуре Пелопоннесского союза. Входящие в него государства сохраняли свою самостоятельность вплоть до того, что могли вести войны не только с другими полисами, но даже друг с другом. В нем не было какой-либо общей администрации, которая могла бы вмешиваться во внутренние дела союзников, не существовало общих финансов и регулярных взносов на нужды союза.
Основными обязательствами союзников было проведение скоординированной внешней политики и участие в совместных военных действиях, для чего каждый полис был обязан выставлять определенное количество воинов, конницу, корабли и вносить денежные взносы. Каждый воинский контингент должен был обеспечивать себя продовольствием, снаряжением и оружием; возглавлялся он своими командирами.
Высшим органом Пелопоннесского союза было собрание всех союзников, которое проходило в Спарте под председательством спартанских эфоров. Решения союзного собрания должны были утверждаться апеллой. Союзное войско возглавлялось спартанскими царями, а объединенным флотом командовали спартанские навархи. Членство в Пелопоннесском союзе было добровольным, выход из союза—относительно свободным. В источниках нет сведений о применении каких-либо военных акций против тех союзников, которые пожелали бы выйти из этого объединения. Например, в Пелопоннесский союз входили и выходили из него Коринф, Мегары, Фивы, ряд ахейских полисов. Относительно мягкое отношение к союзникам, отсутствие финансового давления, уважение их автономии и невмешательство во внутренние дела создавали условия для известной прочности Пелопоннесского союза, который просуществовал в целом около 200 лет, т. е. дольше, чем какое-либо другое военно-политическое объединение в Греции.
Используя большой военно-политический потенциал союза, Спарта стала сильнейшим государством Греции и играла решающую роль в греческом мире V—IV вв. до н. э. Она повсюду поддерживала аристократические группировки, была оплотом греческой олигархии.

Пелопоннесскому союзу в V в. до н. э. противостояло другое военно-политическое объединение греческих полисов во главе с Афинами — Первый Афинский морской союз. Афинский морской союз вырос из объединения греков, сплотивших свои силы для освобождения захваченных персами греческих городов Малой Азии и островов Эгейского моря. Но уже в конце греко-персидских войн Афинский морской союз перерос рамки военного союза и превратился в особое политическое объединение греческого мира с более широким кругом задач, своей социально-экономической и внешней политикой, сыгравшее большую роль в событиях V в. до н. э. В истории Афинского морского союза можно выделить два периода: период Делосской симмахии (478—455 гг. до н. э.), когда перед союзниками стояли прежде всего задачи освобождения захваченных персами эллинских городов Малой Азии и островов Эгейского моря, и период политического господства Афин в союзе, которое превратило Делосскую симмахию в Афинскую державу (архэ), проводившую активную политику в греческом мире второй половины V в. до н. э.
Афинский морской союз постоянно пополнялся новыми членами, и к концу 30-х годов V в. до н. э. превратился в самое крупное в истории Греции политическое объединение как по числу членов (около 200 полисов), так и по величине контролируемой территории. В состав Афинского союза вошла большая часть греческих полисов, расположенных по побережью Эгейского моря и на островах. Подавляющее большинство афинских союзников составляли приморские города с интенсивной экономикой, процветающим ремеслом и активной торговлей, сложными социальными отношениями, демократическим устройством.
Афинский морской союз в отличие от Пелопоннесского имел более сложную организацию. Прежде всего была создана единая финансовая система, которая предполагала наличие общей союзной казны, пополняемой за счет ежегодных взносов (форос). Форос устанавливался для каждого союзного полиса в зависимости от его хозяйственных возможностей. Богатые и крупные полисы платили большие суммы, чем мелкие центры с ограниченным доходом. Если по каким-либо причинам доходы того или иного союзника возрастали, то увеличивалась и сумма взноса. В целом общая сумма фороса со всех союзников колебалась от 460 до 600 талантов серебра в год, т. е. ежегодно в союзную казну поступало от 12 до 15,6 т. валютного металла. По масштабам Греции V в. до н. э. это были внушительные ресурсы, на которые можно было содержать в течение 6 месяцев войско в 5 тыс. гоплитов и флот в 200 триер с 40-тысячным экипажем.
Величина фороса каждые 4 года пересматривалась, и уточненная сумма утверждалась в Афинах в гелиее. Союзная казна хранилась в храме богини Афины (в Парфеноне) на Акрополе. В первый период существования союза собранные средства шли на содержание союзного флота и союзного ополчения, собрание на острове Делос считалось распорядителем общей казны. Однако после переноса союзной казны с острова Делос в Афины в 454 г. до н. э. единственным распорядителем собранных средств стала афинская гелиея, и они уже тратились на содержание не союзного, а афинского флота и гоплитов. Афины стали широко использовать союзные средства на свои собственные нужды, например на обширное строительство в городе, т. е. стали распоряжаться ими по своему усмотрению, не считаясь с мнением союзников, что не могло не вызывать их недовольства. Более того, когда понадобились дополнительные средства на ведение военных действий, в 427 г. до н. э. Афины самовольно увеличили сумму фороса более чем вдвое, доведя его до 1300 талантов. Финансовая организация союза была направлена на активную эксплуатацию союзников со стороны Афин как гегемона всего военно-политического объединения.
В состав афинского союза вошли преимущественно города с товарной экономикой, заинтересованные в налаживании хозяйственных связей, обмене ремесленными изделиями, сельскохозяйственной продукцией и сырьем. Обширное военно-политическое объединение почти всего побережья Эгейского моря в рамках Афинского морского союза создавало для этого благоприятные возможности, и Афины всячески поощряли этот процесс. Чтобы облегчить экономические связи, была произведена унификация мер, веса, монетной системы, в основу всех расчетов были положены афинские стандарты, афинский порт Пирей стал перевалочным пунктом товарных потоков всей Эгеиды, местом скрещения важнейших торговых путей. Пирей, до 40-х годов V в. до н. э. небольшой порт, превращается в крупнейший в Эгеиде центр морской торговли, его гавани расширяются, строятся новые складские помещения, доки, верфи, молы, берега покрываются каменными набережными, город застраивается по регулярному, так называемому гипподамову плану. Афины проводили целенаправленную политику активной поддержки демократических порядков в союзных полисах. Эта поддержка проявлялась в различных формах: создавались благоприятные условия для экономического процветания торговоремесленных кругов и средних разрядов гражданства, которые начинают играть ведущую роль в политической жизни своих полисов, усиливается значение демократических учреждений и прежде всего Народного собрания. В случае необходимости, когда требовалась не только политическая поддержка демократических кругов, афиняне приходили им на помощь, высылая свой флот и отряды гоплитов.
Энергичная политика Афин, направленная на укрепление демократических порядков и стоящих за ними социальных слоев, преследовала цели известной унификации государственного управления в многочисленных полисах, входящих в состав Афинского морского союза, а в конечном итоге — некоторой его централизации.
image В Афинском морском союзе с его интенсивной экономикой, напряженной социально-политической и культурной жизнью возникало большое количество самых разнообразных отношений, в процессе которых рождалась потребность в их судебном регулировании. Самым естественным было передать судебные разбирательства, возникающие в процессе таких отношений, в один орган, а именно в афинский суд присяжных —гелиею. Многочисленный состав афинской гелиеи, наличие 10 судебных палат, демократический характер судебного разбирательства обеспечивали компетентное и квалифицированное ведение дел, что повышало авторитет афинской демократии. С другой стороны, рассмотрение различных дел союзников позволяло афинским властям регулировать отношения внутри союзных полисов, поддерживая своих сторонников, преследуя противников. Указанные особенности организационной структуры привели к изменению положения Афин внутри Афинского морского союза. Афины были не только гегемоном и руководящим полисом этого обширного объединения. Они стали рассматриваться как своего рода столичный, главный город, в который съезжаются представители всех союзников по разным делам экономического, судебного, политического, культурного характера. Афины рассылают своих уполномоченных для сбора фороса, своих клерухов на союзные земли, афинский флот бороздит воды Эгейского и Черного морей. Наиболее зримым показателем роли Афин как союзной столицы является строительство великолепных архитектурных ансамблей, таких, как Парфенон, комплекс Акрополя, в которых нашли свое выражение стили и идеи многих художественных школ Эллады. Становление Афин как столичного города союза вместе с тем означало, что сам Афинский морской союз перерос рамки объединения отдельных полисов и превратился в Афинскую державу, федеративное государственное образование нового типа, ранее в греческом мире неизвестное. В Афинской державе как новой форме объединения была сделана попытка преодоления полисной раздробленности и разобщенности. Наиболее глубокой основой таких объединительных тенденций был общий подъем греческой экономики, развитие товарно-денежных отношений.
Далеко не все союзники мирились с господством Афин, и выражением их недовольства были попытки выхода из состава союза. Такие попытки предпринимались сильными и крупными полисами, для которых афинское владычество было особенно тягостным. Они считали возможным обеспечивать свое существование в условиях полисной независимости. Как правило, такие города имели олигархическое правление, и их недовольство великодержавной политикой Афин усугублялось социальными противоречиями, антипатиями олигархов к демократическим порядкам. Первые восстания против усиливающегося афинского господства разразились на таких крупных островах Эгейского моря, как Наксос (469 г.), Фасос (465 г.) и в г. Халкида на острове Эвбея (446 г. до н. э.). Выступления мятежных союзников были подавлены военной силой. Афинские эскадры с отборными гоплитами на борту быстро успокоили восставших: стены городов были разрушены, зачинщики уничтожены, жители выплатили контрибуцию и должны были дать клятву верности Афинам. Были выступления против афинской гегемонии также на острове Самосе в 440 г. и на острове Лесбосе в 427 г. до н. э. Как правило, подавление таких попыток к выходу из союза сопровождалось установлением демократических порядков и приходом к власти демократических кругов, которые становились надежной опорой афинскрй власти прежде всего потому, что большинство членов союза было заинтересовано в существовании такого военно-политического и экономического объединения греческих полисов.

"В укреплении могущества Афин и создании Афинской державы огромную роль сыграл Перикл, сын Ксантиппа (495—429 гг. до н. э.). Принадлежа к знатному афинскому роду, Перикл с начала своей политической деятельности в середине 60-х годов V в. до н. э. стал одним из лидеров афинской демократии и верно служил ей всю свою жизнь. Перикл получил прекрасное образование, был выдающимся оратором, талантливым государственным деятелем и полководцем. Его группировке принадлежала инициатива в проведении реформ внутреннего управления, которые привели к торжеству демократической системы в Афинах. Вместе с Эфиальтом он способствовал падению политической роли Ареопага и расширению функций Народного собрания, с его именем связано введение платы за участие в заседаниях гелиеи, Совете 500. Перикл и его сторонники разработали политику по превращению равноправного союза полисов, Делосской симмахии, в Афинскую державу. Перикл много сделал для превращения Афин в политическую и культурную столицу Эллады. Афиняне поддерживали деятельность Перикла, одобряли его политику. Выражением такого доверия было ежегодное избрание Перикла на высшую должность первого стратега с 444 по 429 г. до н. э., единственный случай в истории демократических Афин, основным конституционным принципом которых было ежегодное переизбрание должностных лиц. Не только рядовая масса гражданства, но и выдающиеся люди греческого мира ценили государственную мудрость и образованность Перикла. Близкими друзьями и советниками Перикла были философ Анаксагор, ученый Дамон, великий греческий скульптор Фидий, замечательный греческий историк Геродот. В Афины съезжались из многих городов лучшие художники, скульпторы, философы, авторы трагедий и комедий. При Перикле Афины стали центром культурной жизни Греции."(Кузищин. "История Древней Греции")

Располагая огромными по тем временам силами и средствами такого мощного объединения, Афины стали проводить активную внешнюю политику в греческом мире, преследуя несколько целей: 1) дальнейшего расширения союза путем включения в него новых городов в Эгейском бассейне; 2) усиления политического влияния Афин в Великой Греции, Южной Италии и Сицилии; 3) проникновения в бассейн Черного моря; 4) изоляции Пелопоннесского союза, уменьшения его политического влияния и превращения Афин в гегемона большинства греческих полисов. Достижение этих целей встретило, естественно, сильное противодействие Спарты и ее наиболее могущественного союзника Коринфа.
440—430 гг. до н. э. стали временем острого дипломатического и политического противоборства двух наиболее крупных объединений греческого мира в V в. до н. э. Крупным успехом Афин было включение в состав союза соседнего острова Эгины. Несмотря на противодействие Спарты и Коринфа, афиняне высадились на острове, разбили эгинян в сражении, захватили город (458 г. до н. э.). Его стены были срыты, наложена большая контрибуция, установлены угодные Афинам порядки. Эгина стала послушным членом Афинского союза, выплачивала ежегодно до 30 талантов фороса (один из самых высоких членских взносов в союзе). Афинам удалось установить дружественные отношения с традиционным противником Спарты в Пелопоннесе — Аргосом и фессалийскими городами. После этих успехов власть Афин в бассейне Эгейского моря практически никем не оспаривалась.
С середины 40-х годов V в. до н. э. афиняне обратили самое пристальное внимание на греческие города, расположенные по берегам Черного моря. Большинство причерноморских центров было основано ионийскими полисами, с которыми они поддерживали самые тесные отношения: торговые, политические, культурные. К середине V в. до н. э. греческие города Причерноморья превратились в развитые и богатые полисы, контролировавшие значительную территорию, установившие связи с местными племенами. Включение этих полисов в состав Афинской державы, усиление влияния в этом регионе давали Афинам большие выгоды как экономического, так и политического характера, привели к возрастанию их могущества. Распространение влияния в Причерноморье рассматривалось не только афинянами, но и Спартой и Коринфом как вполне закономерное явление: ведь большая часть ионийских городов, бывших метрополиями причерноморских колоний, входила в состав Афинской державы, а потому и их колонии, естественно, должны были последовать примеру метрополии.
С конца 40-х годов V в. до н. э. афиняне приступают к реализации программы по установлению своего господства в Причерноморье. В 437—435 гг. до н. э. хорошо оснащенная эскадра и отборные отряды гоплитов во главе с Периклом были направлены в Понт.
Не довольствуясь блестящими успехами своей политики и дипломатии в бассейне Эгейского моря и в Причерноморье, афиняне стали развивать активную деятельность по распространению своего влияния в западном направлении на путях в Великую Грецию и в Южной Италии, Сицилии. С середины 440-х годов до н. э. афиняне начали планомерную реализацию своей западной политики. Еще в конце 60-х годрв V в. до н. э., после подавления крупного восстания илотов в Спарте, афиняне приняли самое деятельное участие в судьбе повстанцев, которым спартанцы были вынуждены разрешить выселение из Мессении. С помощью афинян илоты обосновались в городе Навпакте, расположенном в самом узком месте Коринфского залива, который был включен в состав Афинского союза. Укрепившись в Навпакте, афиняне могли в любой момент перерезать морской путь, связывавший Коринф с западными городами.
В 435—433 гг. до н. э. афиняне ловко вмешались во внутреннюю борьбу, которая разгорелась между жителями большого острова Керкиры (совр. Корфу) и его колонией на адриатическом берегу—Эпидамном, заключили союз с Керкирой и приняли этот богатый остров в состав Афинского морского союза.
image Руководители афинской демократии, развивая внешнеполитические успехи по укреплению политического влияния в греческом мире и желая закрепить свое руководство среди греков, выдвинули идею созыва общеэллинского конгресса. Созыв общеэллинского конгресса в Афинах, находящихся на вершине внешнеполитических успехов, был бы выгоден прежде всего Афинам, усилил бы их политическое влияние в Греции, приучая эллинов к мысли, что их город —признанный лидер греческого мира. Естественно, Спарта и Пелопоннесский союз выступили против, были предприняты ответные меры, и конгресс не состоялся.

Продвижение Афин в западном направлении было смертельно опасно для Коринфа, вело к изоляции Спарты и наносило сильнейший удар по Пелопоннесскому союзу в целом. Ни Спарта, ни Коринф не могли с этим мириться и предпринимали самые энергичные меры, чтобы противодействовать афинским инициативам. Пелопоннесцы искали пути ослабления Афинской державы, поддерживая олигархические круги среди союзников, подогревали недовольство оппозиционных элементов финансовой эксплуатацией афинян, побуждали к выходу из союза. Спартанцам удалось склонить к выходу из Афинского морского союза очень важный в стратегическом отношении полис Мегары, запиравший проходы из Пелопоннеса в Среднюю Грецию. Попытки Афин вернуть Мегары в состав союза не привели к успеху. Благодаря проискам Коринфа один из полисов на Халкидике, город Потидея, в 432 г. до н. э. вышел из союза и афиняне законно опасались, как бы этому примеру не последовали жители северного побережья Эгейского моря. Но особенно энергичные усилия противостоять афинской экспансии были предприняты Коринфом в Великой Греции. Основанный под руководством Афин новый город Фурии так и не превратился в их плацдарм, поскольку пелопоннесцам удалось укрепить здесь свое влияние. Афинские союзники Регий и Леонтины были нейтрализованы сплочением сицилийских городов во главе с Сиракузами, где преобладали антиафинские настроения, и потому возможности афинского вмешательства здесь оказались незначительны.
С другой стороны, Спарта расширяла зоны своего влияния, включая в Пелопоннесский союз новых членов в Средней Греции: полисы Беотии, Фокиды, Северной Дориды, острова Левкады. Большая часть Средней Греции стала зоной спартанского влияния.
Однако в целом можно говорить о большей активности и успешных внешнеполитических инициативах Афинской державы. Руководящие круги пелопоннесцев начинают понимать, что дипломатическими и политическими средствами они не смогут остановить растущее афинское могущество. К концу 30-х годов V в. до н. э. в повестку дня ставится вопрос о войне между Афинской державой и Пелопоннесским союзом.

"Существование в Греции двух разных по своему устройству и социально-политической ориентации военнополитических блоков греческих полисов и нарастание противоречий между ними неизбежно вело к войне. Война между Афинским и Пелопоннесским союзами, вспыхнувшая в 431 г. до н. э. и продолжавшаяся 27 лет, получила название Пелопоннесской войны. Она была вызвана несколькими серьезными причинами: экономическими, социальными и политическими. В области экономики Афины и большинство их союзников стремились к развитию интенсивных форм экономики, ремесленного производства, товарного хозяйства, торговли. Спарта и большинство ее союзников, напротив, ориентировались преимущественно на сельское хозяйство, натуральное производство. В фукционировании интенсивных форм экономики были заинтересованы собственники поместий, связанных с рынком, владельцы ремесленных эргастериев и торговых кораблей —именно они извлекали наибольшие выгоды из существования такого обширного политического объединения, каким был Афинский морской союз, в то время как консервативные аграрные круги, владельцы родовых земельных владений, зачастую обрабатываемых не рабами, а зависимыми людьми типа илотов или издольщиков-арендаторов, мало связанные с рынком, не заинтересованные в ремесленном производстве и активной торговле, поддерживали Пелопоннесский союз и Спарту." (Кузищин. "История Древней Греции")

В политической сфере противоречия Афин и Спарты были еще более острыми: Афины рассматривались в Греции как оплот демократии, опирающейся на широкие круги гражданства, их активную деятельность в Народном собрании. Спарта, напротив, стала центром притяжения всех аристократических элементов с их ориентацией на знатную и богатую верхушку гражданства, представленную в Совете, комплектующемся из узкого круга аристократии.
Одним из злейших и непримиримых противников Афин и их политики во второй половине V в. до н. э. был Коринф. Непримиримость эта объяснялась кроме указанных причин еще и острой экономической конкуренцией — Коринф был мощным торгово-ремесленным центром Балканской Греции и имел жизненные интересы прежде всего на западе греческого мира, в Южной Италии и Сицилии. Сюда коринфяне сбывали продукцию своих эргастериев и вывозили отсюда необходимое им зерно, кожи и разнообразное сырье. Пока влияние и власть Афин распространялись в Эгейском бассейне и Причерноморье, Коринф еще мирился с афинской экспансией. Но продвижения Афин на запад, в Великую Грецию, Коринф допустить не мог. Вот почему к концу 30-х годов V в. до н. э. Коринф настойчиво требовал уничтожения Афин военным путем. Спарта, понимая, что война с Афинами, находящимися на вершине своего могущества, будет очень тяжелой, колебалась. Однако угрозы со стороны Коринфа покинуть Пелопоннесский союз, если война не будет объявлена, а также общее ухудшение ситуации для Спарты и реальная угроза со стороны Афин могуществу Пелопоннесского союза делали войну неизбежной.

К концу 30-х годов V в. до н. э. указанные выше противоречия достигли особой остроты. В этой напряженной обстановке достаточно было малейшего повода, чтобы вспыхнули военные действия. Ускорили Пелопоннесскую войну три события. Первое было связано с гражданской войной между демократическими и аристократическими группировками на далекой Керкире и в Эпидамне в 435—433 гг. до н. э. В этот конфликт оказались втянутыми как Коринф, так и Афины, так как воюющие группировки обратились соответственно за помощью к тому и другому городу. Но если обращение к Коринфу считалось естественным, поскольку Керкира и Эпидамн были коринфскими колониями, то вмешательство Афин рассматривалось как совершенно необоснованное и вызвало крайнее раздражение Коринфа.
Второе событие было связано с афинскими санкциями против соседнего города Мегары. Этот торгово-ремесленный центр был некоторое время в составе Афинского морского союза, но вышел из него и переметнулся на сторону пелопоннесцев, хотя продолжал торговать изделиями своего ремесла и сельского хозяйства на рынках Аттики и ее союзников. Афины некоторое время сквозь пальцы смотрели на такую торговлю, но в 432 г. до н. э. приняли постановление (так называемая мегарская псефизма), запрещающее ввоз мегарских товаров на рынки Афин и их союзников. Такой запрет наносил страшный удар по экономике Мегар, которые превратились в злейшего врага Афин и всячески настаивали на объявлении большой войны.
И третье. Если вмешательство Афин в керкирские события и мегарская псефизма были наступательными акциями Афин, то их противники, прежде всего Коринф со своей стороны, спровоцировали выход из Афинского морского союза одного из крупных городов полуострова Халкидики — Потидеи, на усмирение которой Афины были вынуждены послать солидный флот и сильный отряд гоплитов (432 г. до н. э.). Эти отдельные малозначительные столкновения показывали, что мирное разрешение спорных вопросов невозможно. И афиняне и пелопоннесцы ясно понимали, что война неизбежна, и стали активно готовиться к ней.
Обе стороны располагали большим военно-экономическим потенциалом: ведь многие полисы Греции были вовлечены в состав или Пелопоннесского, или Афинского морского союзов, а в распоряжении Афин и Спарты находились их военные силы и средства. Пелопоннесский союз мог выставить хорошо тренированную сухопутную армию в 60 тыс. гоплитов и около 300 кораблей. Афины со своей стороны располагали прекрасно оснащенным флотом в 400 триер, сухопутная армия насчитывала около 32 тыс. гоплитов и 1200 всадников. В совокупности это были внушительные вооруженные силы. Никогда еще со времен греко-персидских войн не было занято в боевых операциях столько воинов и кораблей.
Каждая воюющая сторона разрабатывала планы ведения войны, исходя из структуры своих вооруженных сил. Располагая прекрасно обученной сухопутной армией, спартанское командование предполагало организовать вторжение на территорию Аттики, выманить из-под крепостных стен афинских гоплитов и разгромить их в решительном сражении. Уничтожение сухопутной армии и разорение территории Аттики должно было обескровить Афины и поставить их в крайне тяжелое положение.
Планы афинских руководителей были иными. Прекрасно понимая, что их гоплиты уступают спартанским в выучке и численности, афинские стратеги, прежде всего Перикл, предполагали отвести их за крепкие стены города и не принимать навязываемого спартанцами решительного сражения. Основной же ударной силой должен стать хорошо оснащенный афинский флот, который, имея на борту сильные отряды гоплитов, должен был блокировать Пелопоннес с моря, высаживая десанты в наиболее уязвимых местах, захватывать соседние острова и громить врага там, где он не ожидает нападения.
Пелопоннесскую войну принято делить на два основных периода: первый —так называемая Архидамова война (431—421 гг. до н. э.), второй —Сицилийская экспедиция и Декелейская война 415—404 гг. до н. э. В 421—415 гг. соблюдалось перемирие. Особенностью Пелопоннесской войны в целом было ведение военных действий одновременно в разных областях Греции: в районе Эгейского бассейна, на Пелопоннесе, в Средней Греции, в западных областях, а также в Сицилии. Так как силы противников были приблизительно равны, то военные действия отличались особым ожесточением, велись на пределе сил, а чаша весов постоянно колебалась то в ту, то в другую сторону.

Свое название этот период войны (Архидамова война 431—421 гг. до н. э.) получил по имени спартанского царя Архидама, командующего объединенной пелопоннесской армией. Военные действия начались сразу в нескольких местах: в Беотии, самой Аттике и на полуострове Халкидика. Собственно говоря, Пелопоннесская война началась неожиданной атакой союзников Спарты, фиванцев, на небольшой городок Платеи, расположенный в Беотике, но входивший в состав Афинского морского союза. Однако разовым штурмом Платеи взять не удалось, им была оказана со стороны Афин своевременная помощь и осада затянулась на добрых пять лет.
Основное войско пелопоннесцев, насчитывающее 60 тыс. человек, во главе с царем Архидамом, исполняя заранее разработанный план, вторглось на территорию Аттики. Пелопоннесцы стали разорять сельскую территорию Аттики, жечь посевы, вырубать плодовые деревья и виноградники, стремясь выманить неприятеля на решительное сражение.
Перикл и руководящие круги Афин предвидели такой оборот событий. Большая часть населения Аттики была надежно укрыта за мощными стенами Афин, неприступных для спартанцев (у спартанцев не было опыта осады крепостей, тем более таких, как афинский укрепленный район). Через порт Пирей афинское население получало необходимое продовольствие и снаряжение от союзников, а более слабый пелопоннесский флот не мог этому помешать. Правда, от опустошения аттических земель тяжело страдали крестьяне, но основное торгово-ремесленное население Афин спокойно относилось к такому развитию событий. После месячного пребывания в Аттике Архидам со своим войском возвратился в Пелопоннес. В последующие годы, вплоть до 427 г. до н. э., спартанцы регулярно (исключая 429 г. до н. э.) опустошали Аттику, тщетно надеясь вызвать озлобление афинских гоплитов.
Если разорение Аттики, так сказать, предусматривалось военными планами Перикла, то неожиданно вспыхнувшая в 430 г. до н. э. страшная эпидемия сыпного тифа (некоторые ученые считают—чумы) спутала стратегические расчеты афинян. Перикл и афинские руководители не предполагали, что сосредоточение огромного числа беженцев из Аттики в тесном, пыльном, недостаточно снабженном водой городе может вызвать ужасное заболевание. Болезнь свирепствовала до 426 г. до н. э. с небольшими перерывами и унесла в могилу до четверти всего населения, в том числе 4400 гоплитов и 300 всадников. Эпидемия имела серьезные последствия для Афин как в военном, так и в моральном отношении. Вождь афинской демократии Перикл, так много сделавший для укрепления ее могущества, был подвергнут резкой критике и его даже не избрали в 430 г. на должность стратега, более того, он был присужден к большому штрафу. Вскоре он сам стал жертвой эпидемии.
Несмотря на тяжелое положение Афин в первое пятилетие войны, они располагали большой военной мощью, сохранили превосходный флот и основные кадры сухопутного войска, была проведена новая мобилизация, использованы дополнительные средства союзников. В частности, сумма фороса была поднята более чем вдвое, с 600 до 1300 талантов серебра в год. Это вызывало, конечно, недовольство афинских союзников, но, устрашенные свирепой расправой с Лесбосом, они были вынуждены покориться требованиям афинян.
Афинам удалось отразить все нападения своих врагов. Вторжения спартанцев в Аттику так и не увенчались разгромом афинских сухопутных сил, была взята восставшая Потидея (429 г. до н. э.), успешно подавлено восстание на Лесбосе (427 г. до н. э.), маленькие Платеи, хотя и были взяты неприятелем, изрядно измотали большие силы фиванцев; афинянам удалось справиться с последствиями страшной эпидемии сыпного тифа. Более того, Афины успешно претворяли в жизнь планы круговой блокады Пелопоннеса. Еще при Перикле в 431 — 430 гг. до н. э. внушительные афинские флотилии в 150 триер опустошали побережье Пелопоннеса, на их сторону перешли острова Кефалления и Закинф, захвачен город Соллий в Акарнании, был укреплен город Навпакт, контролировавший западный морской путь Коринфа. В результате успешных действий флота вдоль западного побережья Греции была создана зона афинского влияния, опираясь на которую можно было вести успешные боевые действия в будущем.
Преодоление серьезных затруднений сопровождалось ожесточенной политической борьбой в самих Афинах. Эта борьба разгорелась в Народном собрании между сторонниками решительных наступательных операций, мобилизации всех сил и средств (и прежде всего, союзных городов) на ведение войны, с одной стороны, и представителями другой группировки, которая предлагала ограничиться оборонительными действиями, стремилась к мирным переговорам со Спартой. Во главе первой группировки стоял Клеон, владелец крупного кожевенного эргастерия, представлявший интересы радикально настроенных торгово-ремесленных кругов афинского гражданства. Вторую возглавил один из богатейших землевладельцев Греции Никни (его и мущество оценивалось колоссальной для того времени суммой в 100 талантов— 2620 кг серебра). Он выражал интересы богатых аттических землевладельцев и крестьян—зевгитов, не проявлявших интереса к захватам отдаленных территорий и более склонных к развитию своих хозяйств в Аттике. По мере того как преодолевались военные затруднения афинян, радикальная группировка Клеона одерживала верх в Народном собрании.
С 426 г. до н. э. стратегическая инициатива перешла к Афинам, они начали активные военные операции против Спарты и добились ряда выдающихся успехов. Основным театром военных действий в 426— 424 гг. до н. э. стали западные области Греции, в которых Афины укрепили свое влияние в предыдущее пятилетие. В 426 г. до н. э. афиняне при Солах под руководством стратега Демосфена разгромили сильный отряд пелопоннесцев в 3 тыс. гоплитов, одержав первую крупную победу на суше. Победа под Солами укрепила позиции Афин на западе Греции. Развивая наступление, афиняне сделали смелую попытку обосноваться в Сицилии. Они воспользовались приглашением одного из сицилийских городов, Леонтин, и в 427 г. до н. э. направили небольшую эскадру к Сицилии. Здесь, используя помощь своих союзников и прежде всего города Регий, афиняне вели успешные действия против Сиракуз и других пелопоннесских союзников по всему острову. Западная торговля Коринфа и снабжение этого крупного города продовольствием из Сицилии оказались под угрозой.
Однако наиболее сильный удар афиняне нанесли Спарте в ее непосредственных владениях, а именно в Западной Мессении, где находились многочисленные илотские хозяйства. Неожиданно для спартанцев талантливый и энергичный афинский стратег Демосфен захватил местечко Пилос с удобной для стоянки судов гаванью (425 г. до н. э.). К афинянам стали сбегаться окрестные илоты и жители Мессении, недовольные спартанским господством. Это обстоятельство, а также сам факт пребывания крупных афинских сил в 70 км от Спарты представлял огромную опасность. Были немедленно приняты самые решительные меры, из Аттики и других мест отозваны войска для охраны Пелопоннеса, сформирован отборный отряд спартиатов (в него вошли представители самых знатных родов) и послан к Пилосу. Спартиаты захватили небольшой островок Сфактерию, запирающий гавань Пилоса, и тем самым отрезали пути к отступлению афинской эскадры. Однако афинянам удалось выиграть морской бой и штурмом захватить гарнизон спартиатов, укрывшийся на Сфактерии. Впервые в истории Греции были захвачены непобедимые и никогда не сдававшиеся в плен спартиаты. 292 гоплита, в том числе 120 знатных спартиатов, были переправлены в Афины, Пилос прочно удерживался афинянами, превратившими его в основную базу для боевых действий в Пелопоннесе. В 424 г. до н. э. афиняне захватили стратегически важный остров Киферу, к югу от Лаконики. Захват Киферы был вершиной их военных успехов. Положение Спарты резко ухудшилось. Спарта срочно запросила мира. В Афины были направлены послы, но мирные предложения Спарты были отвергнуты. Афины надеялись, что окончательная победа не за горами.
image Однако афиняне недооценили огромный потенциал Пелопоннесского союза, не могли предположить, что в условиях серьезных неудач спартанцы и их союзники предпримут новые энергичные усилия, выработают иную стратегию ведения войны и перетянут чашу весов на свою сторону. Переоценка собственных сил дорого обошлась афинянам. Еще в 425 г. до н. э. их подстерегла неудача во время похода против Коринфа. Солидное афинское войско, насчитывающее 2 тыс. гоплитов, 200 всадников и не меньшее количество вспомогательных поиск, которых поддерживали 70 триер, высадилось недалеко от Коринфа. Встретившее его коринфское ополчение после ожесточенной битвы оттеснило афинян на корабли и вынудило убраться восвояси. Еще более чувствительное поражение потерпели афиняне в битве у поселения Делий на границе между Аттикой и Беотией в 424 г. до н. э. Афины пытались смелым рейдом против соседней Беотии вывести ее полисы из состава Пелепоннесского союза и поставить под свою гегемонию. Для этой цели был сформирован сильный отряд, насчитывавший 7,5 тыс. гоплитов и около 10 тыс. легковооруженных воинов, несколько сотен всадников. Беотийцы выставили такое же по численности войско, но их конница (около 1000 всадников) превосходила афинскую и по боевой выучке, и по численности. Используя это преимущество, а также применив новую для того времени тактику глубоко эшелонированного построения фаланги в 25 рядов (афиняне имели 8 рядов в глубину), беотийцы наголову разгромили афинян, причем на поле битвы осталось не менее тысячи только одних гоплитов. Поражение при Делии было самой крупной неудачей Афин за весь период Архидамовой войны.
Успехи афинян на Сицилии в 427 — 424 гг. до н. э. были достигнуты не столько боевыми действиями небольшого экспедиционного отряда, сколько умелым вмешательством в раздоры соперничающих сицилийских городов. Однако сицилийцы, в том числе и афинские союзники, вскоре осознали опасность вмешательства в их внутренние дела. На собрании представителей всех сицилийских городов в Геле в 424 г. до н. э. между враждующими сторонами был заключен мир, а афинскому отряду предложено удалиться от Сицилии. Не получая помощи из Афин, небольшой афинский отряд не мог действовать самостоятельно и потому был вынужден вернуться на родину. Еще более угрожающее положение для афинян стало складываться на полуострове Халкидика, где находились многие союзные города. Спарта еще со времен отпадения от Афинского союза Потидеи понимала непрочность афинских позиций в этом районе и решила нанести ответный удар. Был сформирован отборный отряд в 1700 гоплитов из илотов, получивших свободу, и добровольцев со всего Пелопоннеса во главе с молодым талантливым полководцем Брасидом, который смелым и неожиданным для афинян маршем прошел через всю Грецию на фракийское побережье Эгейского моря. Проявив незаурядные дипломатические способности, Брасид привлек на свою сторону македонского царя, ряд местных городов, приступил к осаде основного афинского центра на фракийском побережье — города Амфиполя — и после короткой осады захватил его. Потеря Амфиполя сразу поставила под вопрос прочность афинской власти на всем фракийском побережье. Афиняне вынуждены были срочно принимать ответные меры. В Амфиполь был послан с сильным отрядом лидер радикальной группировки Клеон. В ожесточенной битве афинян и спартанцев под Амфиполем в 422 г. до н. э. спартанцы разбили афинян, но в сражении погибли оба полководца — и Клеон, и Брасид. Спартанцы продолжали удерживать Амфиполь, но большего сделать не могли: они понимали бесперспективность дальнейшего продолжения военных действий. К тому же нужно было освобождать от афинян Пилос, Киферу, а также возвращать из плена знатных спартиатов. С другой стороны, положение Афин было крайне тяжелым и они охотно склонялись к мирным переговорам. Вновь усилилось влияние Никия и его сторонников. Он возглавил афинскую мирную делегацию. Мир, получивший название Никиева мира, был заключен в 421 г. до н. э. на условиях сохранения довоенного положения, захваченные друг у друга города возвращались, производился обмен пленными, стороны обязывались не принимать беглых рабов или перебежчиков. Таким образом, он не устранил тех глубоких причин, которые породили Пелопоннесскую войну. Вот почему Никиев мир, хотя и был заключен по договору на 50 лет, на самом деле оказался лишь коротким перемирием. Стороны накапливали силы для возобновления военных действий.

Инициатором возобновления военных действий стали Афины. Располагая огромными возможностями Афинского морского союза, они к 415 г. до н. э. смогли восстановить финансы, пополнить казну необходимыми средствами, прежде всего за счет увеличения фороса, укомплектовали новый флот и отряды гоплитов и посчитали себя достаточно подготовленными к продолжению войны. Главным стратегическим направлением было избрано опять-таки западное и, казалось, не без оснований. Ведь позиции Афин в Эгейском бассейне были по-прежнему господствующими и Спарта даже не помышляла о том, чтобы их подорвать. А вот на Западе положение было сложным. Во время Архидамовой войны Афины создали ряд укрепленных пунктов в западных областях Греции: Кифера, Пилос, Навпакт, Кефалления и Закинф. Керкира обеспечивала прочные позиции Афин вдоль всего морского пути в Великую Грецию. Вопреки мирному договору 421 г. до н. э. Афины так и не вернули Спарте Киферу и Пилос. Вместе с тем Афины рассчитывали использовать вспыхнувшие разногласия между Спартой и Коринфом по поводу заключения Никиева мира (Коринф, а также Беотия резко возражали против заключения мира и проявляли явное недовольство Спартой), надеясь на то, что Спарта не вмешается в сицилийские дела.
Посчитав момент достаточно благоприятным для реализации давнего плана установления своего господства в Южной Италии и Сицилии, Афины начали готовить огромный флот и сильную армию для высадки ее в Сицилии (415 г. до н. э.). Всего в сицилийском походе 415—413 гг. до н. э. принимало участие свыше 200 триер, 10 тыс. гоплитов и 28 тыс. легковооруженных воинов и гребцов. Во главе экспедиции были поставлены лучшие полководцы Афин — Никий, Ламах и незадолго до этого выдвинувшийся способный полководец, но беспринципный политик племянник Перикла Алкивиад. Поводом для вторжения на Сицилию послужило приглашение одного из сицилийских городов—Сегесты —оказать ему помощь в борьбе с соседним Селинунтом и поддерживавших его Сиракуз. Далее перед тщательно подготовленной экспедицией была поставлена более трудная задача —установить афинское господство на всей Сицилии.
Все, казалось, благоприятствовало успеху грандиозного предприятия. Афинская армада беспрепятственно обогнула Пелопоннес, западное побережье Греции и начала движение вдоль берегов Южной Италии. Уже здесь афиняне встретили довольно прохладный прием южноиталийских и сицилийских городов, даже у своих союзников (Регий, Мессана, Катана и др.), напуганных большими силами афинян. Афиняне приступили к осаде главного города Сицилии, Сиракуз, фактически без поддержки местных городов. Однако осада Сиракуз оказалась неудачной, на помощь осажденным прибыл сильный отряд пелопоннесцев во главе с опытным командиром Гилиппом. Положение афинян, находившихся в чужой стране и во враждебном окружении, быстро ухудшалось. Помощь из Афин (65 триер, 1200 гоплитов) положения не изменила. Афинский флот во главе со стратегом Демосфеном был разбит в морском бою в 413 г. до н. э. Сухопутная армия, осаждавшая Сиракузы, блокированная с моря, была вынуждена снять осаду и начала отступление в глубь Сицилии, надеясь выбраться в Афины из какого-либо порта. Однако она была настигнута преследовавшими ее сиракузцами и разгромлена, значительная часть взята в плен. Командующие афинскими войсками Никий и Демосфен казнены, остальные пленные проданы в рабство или отправлены в каменоломни.

"Поражение афинской армии и флота было настоящей катастрофой, оно стало переломным моментом Пелопоннесской войны. Прежде всего велики были прямые военные потери: погибли 200 превосходных триер, т. е. две трети всего афинского флота, 10 тыс. гоплитов, т. е. одна треть всего гоплитского ополчения, множество легковооруженных воинов и гребцов, истрачены колоссальные финансовые средства. Сицилийская катастрофа обернулась и тяжелыми политическими последствиями. Рухнула вся западная стратегия Афин, с таким трудом проводимая в предшествующие десятилетия: афинской экспансии в западном направлении пришел конец. Влияние Афинской державы в греческом мире резко упало. Вместе с тем неудача в Сицилии привела к дискредитации экспансионистской политики радикальной демократии, представленной торгово-ремесленными кругами афинского гражданства и росту политического авторитета олигархии, выражающей интересы земельной знати и части аттического крестьянства. В Афинах организуются тайные общества (так называемые гетерии), которые начинают готовить открытые выступления против существующего демократического строя." (Кузищин. "История Древней Греции")

После сицилийской катастрофы стратегическая инициатива перешла к Спарте. В связи с изменением военно-политической ситуации в Спарте был разработан новый план ведения войны. Вместо кратких, но малоэффективных походов в Аттику спартанцы занялись созданием здесь опорной базы (ею стал поселок Декелея в 22 км к северу от Афин). Там был оставлен небольшой гарнизон, который совершал набеги на окрестности, поддерживая постоянное напряжение и в Аттике, и в Афинах. К спартанцам стали уходить афинские рабы, ненавидевшие своих господ. По сообщению Фукидида, за короткий срок в Декелею перебежало более 20 тыс. рабов (из них множество ремесленников из Афин), т. е. от четверти до одной пятой всех аттических рабов. Захват Декелей привел к дезорганизации хозяйства Аттики и Афин, что было для них вторым тяжелым ударом.
Однако могущество Афин было еще достаточно велико, ведь в их распоряжении были силы и средства множества союзников, регулярно выплачивающих форос. Используя их, Афины частично восстановили флот, приступили к тренировкам корабельных команд, провели новую мобилизацию гоплитов, легковооруженных воинов, гребцов и у себя, и в союзных городах. Афины напоминали легендарную лернейскую гидру, у которой вместо отрубленной головы вырастала новая. Спартанцы понимали, что для полной победы над Афинами нужно решить две задачи: создать собственный боеспособный флот, который мог бы успешно противостоять афинскому, и добиться если не распада, то хотя бы ослабления Афинского морского союза.
Но решение этих задач было непростым делом. Прежде всего нужны были огромные денежные средства на сооружение флота и его содержание, а у Спарты их не было. Не мог их дать и Коринф. В этих условиях Спарта обратилась за военно-политической помощью к Персии, традиционно считавшейся врагом греков.
Для Персии сложилась необычайно выгодная ситуация. Руками Спарты она могла расправиться с могущественными Афинами и уничтожить Афинскую державу, включая и малоазийские греческие города, на которые Персия претендовала еще со времен греко-персидских войн. Вот почему сатрапы Малой Азии по распоряжению царя Дария II охотно пошли навстречу просьбам Спарты оказать ей денежную помощь для строительства и содержания флота. Взамен они потребовали права контроля, т. е. фактически восстановления своего господства над малоазийскими союзниками Афин после уничтожения Афинской державы. Спарта хотя и не дала согласия на эти требования, но и не отвергла их. Уже такая уклончивая позиция Спарты была дипломатическим успехом Персии, с одной стороны, и по существу, предательством Спартой общегреческих национальных интересов—с другой. С 412 г. до н. э. спартанцы и их союзники, используя персидскую помощь, приступили к созданию большого флота.
Этот флот должен был действовать в бассейне Эгейского моря—основном театре военных действий. Именно здесь Спарта решила нанести удар по Афинской архе. Ряд афинских союзников использовал такое развитие событий. В 412 г. до н. э. восстал самый крупный афинский союзник Хиос, его поддержали ионийские города Клазомены, Эритры, Теос, Милет. В 411 г. до н. э. вся Иония отпала от Афин. Для поддержки восставших спартанцы направили довольно сильный флот почти в 100 триер, причем одним из его командующих был бывший афинский стратег Алкивиад, переметнувшийся на сторону Спарты и хорошо знавший все секреты Афин. Положение Афин становилось угрожающим: начался развал морского союза.
В этих крайне тяжелых условиях афиняне проявили незаурядную выдержку, хладнокровие и государственную мудрость. Были разработаны и претворены в жизнь чрезвычайные меры, прежде всего смягчилось отношение к союзникам: отменен форос, многим городам предоставлена большая автономия и оказана максимальная помощь местным демократическим группировкам. Для пополнения пустой государственной казны вместо фороса афиняне ввели 5-процентную пошлину со всех провозимых через проливы товаров. Были мобилизованы все имеющиеся резервы и построены новые корабли. Вновь созданный флот немедленно послали в Ионию для приведения к покорности отпавших городов. Прибытие флота стабилизировало положение в Ионии, новая, более мягкая, политика по отношению к союзникам принесла свои плоды и задержала развал архэ.

Военные неудачи афинян и резкое ухудшение общей обстановки вызвали критику демократических порядков и оживление активности олигархических кругов как в самих Афинах, так и среди союзных городов. Опираясь на созданные тайные общества—гетерии, афинские олигархии организовали в 411 г. до н. э. государственный переворот в Афинах. Реальная власть перешла в руки Совета 400, избранного не путем голосования, а назначенного коллегией из 5 человек (так называемых проэдров). Была изменена конституция Афин. К участию в Народном собрании допускалось лишь 5 тыс. человек, принадлежащих к зажиточным слоям гражданства. Однако даже это небольшое по составу Народное собрание должно было собираться лишь по усмотрению Совета 400. Ликвидировались оплата выборных должностей и участие в суде присяжных — гелиее, отменялся институт «графэ параномон». Иначе говоря, отменялись главные конституционные институты афинской демократии. Совет 400 начал преследование сторонников демократии и за несколько месяцев были казнены, брошены в тюрьму или изгнаны из Афин многие лица. Правление 400 вызвало сильное недовольство как в Афинах, так и среди союзников. Стремясь упрочить свое положение, Совет 400 обратился к Спарте с предложением заключить мирный договор ценой больших уступок. Однако Спарта отвергла это предложение. Террористическое правление олигархов вызвало резкое недовольство афинского флота, действующего в ионийских водах и базирующегося на Самосе. Во главе его стояли стратеги, поддерживающие демократический строй, большая часть корабельного состава—матросы, гребцы набирались среди беднейших граждан и тоже были кровно заинтересованы в тех благах, которые они получали при демократах. Поэтому афинский флот не признал правление Совета 400 и стал действовать самостоятельно. Таким образом, в Афинской державе в 411—410 гг. до н. э. оказалось два правительства: олигархический Совет 400 в Афинах и руководство афинского флота, стоявшего на Самосе. Возникшее двоевластие не могло не вызвать разброда среди афинских союзников. О выходе из Афинской державы и переходе на сторону Спарты заявили города на соседнем с Аттикой богатом острове Эвбея и особенно города, расположенные в проливах. Потеря контроля над проливами могла стать смертельным ударом для Афин: ведь взимаемые 5% пошлины с провозимых товаров составляли основной доход афинян, через проливы шло необходимое продовольствие и снаряжение из Причерноморья. В проливы срочно была направлена большая часть афинского флота, базирующегося на Самосе. Одним из его командующих стал все тот же Алкивиад, который теперь поссорился со спартанцами и перешел на сторону Афин. Более того, Алкивиад установил связи с одним из персидских сатрапов Тиссаферном, который начал помогать афинскому флоту. Политика сатрапа была ясна: не допустить опасного для персидских интересов усиления Спарты, противопоставить ей слабеющие Афины.
image Афинскому флоту, прибывшему в проливы, удалось нанести два чувствительных поражения пелопоннесским эскадрам при Абидосе (411 г. до н. э.) и Кизике (410 г. до н. э.) и восстановить господство над проливами. Вновь стала пополняться государственная казна за счет сбора 5-процентной пошлины, пошло продовольствие из Причерноморья. Эти военные успехи афинского флота, во главе которого стояли демократические элементы, привели к низвержению олигархического Совета 400 и полному восстановлению демократических порядков в самих Афинах. Было вновь достигнуто единство в центральном афинском руководстве, поддерживалось спокойствие среди большей части союзников. Такое развитие событий стало беспокоить Спарту и, конечно, не могло устроить Персию. Финансирование афинского флота было прекращено, щедрые субсидии вновь предоставлены Спарте. Спартанский флот во главе с талантливым полководцем и дипломатом Лисандром начал активные действия против афинян в Ионии и проливах, наиболее уязвимых пунктах Афинской державы. Хотя афинскому флоту удалось нанести серьезное поражение спартанцам в битве при Аргинусских островах (406 г. до н. э.), уничтожив свыше 70 неприятельских триер, но это была последняя победа. Силы и средства афинского государства были исчерпаны, поддерживать свое господство над союзниками Афины уже не могли, проливы контролировались пелопоннесским флотом, во многих городах и самих Афинах вновь поднимали голову олигархи. Попытка крупного афинского флота (180 триер), собранного последним напряжением сил, изменить положение в проливах не увенчалась успехом. В условиях общей деморализации и падения дисциплины, разброда среди командования наспех собранный афинский флот попал в ловушку, приготовленную ему Лисандром, и был почти полностью уничтожен (сражение при Эгоспотамосе, 405 г. до н. э.). У Афин не было больше ни флота, ни воинов, ни денег, ни надежд на спасение. Город был осажден с моря и суши и через несколько месяцев безнадежной осады капитулировал на милость победителя (404 г. до н. э.). Спарта продиктовала суровые условия мира: распускался Афинский морской союз и его органы, уничтожался весь флот—основа боевой мощи Афин, они лишались укреплений, срывались «длинные стены» и оборонительные сооружения Пирея, в Афины возвращались все изгнанники, главным образом противники демократии, демократический строй уничтожался и власть передавалась 30 правителям, угодным Спарте.

Разрушительная Пелопоннесская война оказала большое воздействие на положение греческих полисов в первой половине IV в. до н. э. Поражение Афин и роспуск такого экономического и политического объединения, как первый Афинский морской союз, опять ввергли Грецию в состояние раздробленности, привели к разрыву сложившихся экономических связей, к необходимости их переориентации.




Назад Вперед

РАЗДЕЛЫ САЙТА

image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image