Авторский сайт писателя Сергея Шведова

ДРЕВНИЙ ВОСТОК


ДРЕВНИЙ КИТАЙ

Географические условия древнего Китая отличаются некоторыми своеобразными чертами. Наиболее древним районом расселения китайского народа является область среднего и нижнего течения реки Хуанхэ, а также равнина, прилегающая к Печилийскому заливу. В долинах и низменностях, орошаемых Жёлтой рекой и её притоками, умеренный климат и плодородная лёссовая почва способствовали раннему развитию земледельческого хозяйства. Плодородие этой лёссовой почвы в значительной степени зависит от равномерного распределения дождевых осадков. Общее количество осадков, выпадающих в этой местности, достигает 500–600 мм и достаточно для того, чтобы обеспечить стране хороший урожай. Однако неравномерное распределение осадков часто вызывало неурожаи. Поэтому население древнего Китая принуждено было создавать систему искусственного орошения.

"В период организации земледельческого хозяйства населению древнего Китая приходилось не только равномерно распределять воду реки по всей стране, организуя систему искусственного орошения, но также вести непрерывную и организованную борьбу с грандиозными катастрофическими наводнениями Хуанхэ, которая нередко, выходя из своих берегов, затопляла всю страну. Грандиозные разливы Хуанхэ в значительной степени объясняются постоянным повышением уровня дна реки. Лёсс, размытый рекой, отлагается на дне, повышает уровень реки и приводит к тому, что река выходит из своего старого русла, стихийно разливаясь по всей окружающей местности. Эти наводнения влекли за собой катастрофические бедствия для всей страны. Поэтому населению приходилось принимать различные меры, чтобы охранять свои жилища и поля от разливов реки." (Авдиев. "История Древнего Востока")

Земли к северу от Хуанхэ были заселены народностями, которые принимали незначительное участие в сложении китайского этноса. Основу последнего составили многочисленные племена, жившие между реками Хуанхэ и Янцзы и говорившие на языках китайско-тибетской семьи. Области в бассейне Янцзы можно рассматривать как вторую колыбель китайской цивилизации. И здесь большую роль сыграли те этнические группы, которые находятся в родстве с современным населением стран Юго-Восточной Азии – Таиланда, Вьетнама, Индонезии. Кстати, из этого региона идет традиция рисоводства, ставшего основной отраслью китайского земледелия.
История Китая отличается такой устойчивостью и непрерывностью развития, что многие особенности современного Китая восходят к самой глубокой старине. Отчасти это объясняется относительной обособленностью Восточной Азии: прямые связи с другими крупными цивилизациями установились лишь в последние столетия эпохи древности.
Традиционная китайская историография (самая своеобразная, но и самая развитая на Древнем Востоке) сложилась за несколько веков до нашей эры. Она делит историю Китая на периоды, называемые по правящим династиям.

Эпоха Инь

Древнекитайские историки говорят об «императорах», правивших в незапамятные времена. Это, конечно, миф. Наука располагает достоверными материалами начиная лишь с того периода, который соотносится с династией Инь (последняя треть II тысячелетия до н. э.), и государство этого времени отнюдь не было империей. Оно сохраняло черты племенного союза, во главе которого стояло племя шан. Историческая традиция древнего Китая передаёт о том, что около 1400 г. вождь Папь Гэн привёл своё племя в Аньян и построил на реке Хуанхэ «большой город Шан», давший своё название как всему государству, так и династии царей.
Остальные племена обязаны были платить племни шан дань и участвовать в тех походах, которые начинал его правитель – ван. Эпоха Инь известна не только по рассказам древних авторов, не всегда достоверным, но и по результатам археологических раскопок, проводившихся в последние 100 лет. В районе современного Аньяна найден «великий город Шан». Город этот был обнесен стеной (типа городского вала) шириной около 6 м. Сохранились также остатки насыпей, спасающих от наводнений (3 тысячи лет назад русло Хуанхэ находилось поблизости от Аньяна). Для отвода лишней воды были вырыты каналы.
Быт простонародья представляется более чем скромным: люди жили в землянках, над которыми ставился навес из веток и тростника. В центре поселения на искусственном холме был возведен дворец правителя, сильно отличавшийся от остальных построек. Пол его выложен камнем, а двускатная крыша опиралась на деревянные столбы – колонны. Стены комнат расписаны разноцветными узорами, а балки украшены резьбой.
Немало материалов свидетельствует о специализированном городском ремесле. Археологи обнаружили мастерские камнерезов и резчиков по кости, ювелиров и кузнецов. У иньцев было развито производство бронзы. Некоторые бронзовые ритуальные сосуды с замысловатым орнаментом весили несколько сотен килограммов. Уже в ту далекую эпоху предки китайцев освоили шелководство.
При раскопках в Аньяне были найдены кости домашних животных, в частности собаки, свиньи, овцы, козы, быка и буйвола. Раскопки последних лет свидетельствуют об использовании приручённой лошади. В эпоху Инь появляется и домашняя птица.
Однако наиболее прогрессивным видом хозяйства в эпоху Инь было земледелие. Среди зерновых злаков большое распространение имело просо, которое является главным хлебным растением северного Китая. Требуя мало влаги, просо широко культивировалось древними китайцами. Вслед за просом в Китае появляются пшеница, сорго и рис. Несмотря на значительное развитие земледелия, земледельческая техника была крайне низкой. Орудия земледелия были чрезвычайно примитивны. Леса и кустарники, покрывавшие многие области в бассейне реки Хуанхэ, постепенно уничтожались. В легендах и более поздних поэтических сказаниях описывается, как древние герои земледелия вспахивали эти обширные земли, которые им впервые приходилось подымать, как они учили людей пахать землю и делать плуги и как они принесли людям в дар хлебное зерно.
Особенно интересные находки были сделаны при раскопках захоронений возле города – гигантских усыпальниц иньских ванов. Их площадь составляла до 100 м2, погребальная камера находилась на глубине около 10 м. Стены внутренних помещений были выложены из бревен и раскрашены в красный, белый и черный цвета. Возле гроба лежали золотые украшения и бронзовое оружие, изделия из камня, кости, нефрита. Над центральным залом располагалось помещение со множеством скелетов: по одну сторону – мужских, по другую – женских. Видимо, жены и приближенные правителя приняли смерть, чтобы сопровождать своего повелителя в загробный мир. А неподалеку от гробницы найдены остатки сотен обезглавленных людей со связанными за спиной руками. В особой яме находились тысячи отрубленных голов. По всей видимости, ритуал погребения иньского вана включал в себя массовые человеческие жертвоприношения.
Обнаружены погребения с меньшим количеством драгоценных предметов и без следов человеческих жертвоприношений. Однако и они имеют внушительные размеры: глубина примерно 5 м, площадь погребальной камеры – около 20 м2. Вероятно, это захоронения знати племен, составлявших Иньское государство. Но большинство могил содержит лишь деревянный гроб и немного более или менее ценной утвари. Возможно, такие могилы принадлежат главам отдельных кланов. Захоронения простонародья совсем бедные. Иньские погребения, таким образом, свидетельствуют о четкой системе социальной иерархии.
Иньская цивилизация знала собственную письменность иероглифического типа. По характеру и даже по начертаниям отдельных знаков это письмо сходно с современной китайской иероглификой. Сохранились почти исключительно надписи на костях животных и панцирях черепах. По содержанию они своеобразны: это запросы оракулу. Таких надписей известно более 100 тысяч.

"Племена постоянно враждовали, стараясь отнять друг у друга запасы зерна и угнать скот. Из «великого города Шан» воины ежегодно уходили в походы против соседей. Торжества по поводу военных побед превращались, видимо, в многодневные пиры. Сотни голов скота забивали одновременно, так что и простой народ мог наконец-то отведать мяса. Эти жертвоприношения и угощения кажутся чрезмерно расточительными. Но так часто бывало в эпоху становления цивилизации. Материальные блага тогда ценились не сами по себе и о выгоде почти не думали: правитель жаждал славы, поддержки со стороны народа, стремился угодить сверхъестественным существам (богам, духам) и обеспечить собственную посмертную судьбу.
Гадания проводились обычно в храме предков. Иньцы верили в то, что духи предков обладают огромной властью над теми, кто остался жить на земле. Предков всячески старались задобрить, принося им в жертву пиво и раковины, но особенно они любили кровавые жертвы, в том числе человеческие. Духами для иньцев был наполнен весь мир. Они поклонялись земле и рекам, сторонам света и ветру, женщинам-драконам, каким-то таинственным Матери Запада и Матери Востока. Главным божеством считалось Небо. Предки вана после смерти становились приближенными у его трона. Поэтому обычно сам правитель и проводил гадания, обращаясь за помощью к собственным предкам."
(Вигасин. "История Древнего Востока")

Династия Чжоу

В XI в. до н. э. с запада на иньскую территорию пришли завоеватели, принадлежавшие к племени чжоу. От этого момента китайская историография начинает отсчет периода династии Чжоу. Чжоусцы по языку были близки к создателям иньской цивилизации и очень быстро освоили их культуру: бронзолитейное производство, иероглифическую письменность, использование легких боевых колесниц.

"Классическая литература древнего Китая сохранила ряд легенд, описывающих завоевание чжоускими племенами царства Инь и образование в северном Китае большого и сильного государства Чжоу. Чжоуский царь Вэнь Ван, судя по этим сказаниям, совершил большой завоевательный поход на запад, расширил границы Чжоуской страны и разработал план завоевания царства Инь. Очевидно, в этот период государство Чжоу начинает претендовать на господство в северном Китае, в бассейне реки Хуанхэ. В этом отношении красноречивы слова одного из чжоуских правителей, сохранившиеся в более позднем предании: «Мы должны продолжать дело царя Вэнь Вана, отказаться от всякой лени до тех пор, пока наше государство не будет всемирным и пока от углов моря и восходящего солнца до этого места не будет ни одного человека, который бы ослушался нашего закона».
Пользуясь внутренним ослаблением царства Инь, чжоуский царь У Ван на 11-м году своего царствования двинулся с большим войском на восток и, одержав полную победу над войсками врага, разгромил и завоевал Иньское государство. Так описывают позднейшие легенды образование в северном Китае государства Чжоу в XII в. до н. э."
(Авдиев. "История Древнего Востока")

Древнекитайские мыслители сильно идеализировали порядки, сложившиеся при ранней династии Чжоу (XI–VIII вв. до н. э.). Они искали в глубокой древности такое государственное устройство, которое соответствовало бы их социально-политическим пристрастиям. Согласно их описаниям, при Чжоу установилась строгая система социальных рангов. Лишь один человек – чжоуский ван – имел высший ранг, и он передавал его по наследству старшему сыну. Формально вся земля в государстве (т. е. вся полнота власти в стране) принадлежала вану. Его младшие сыновья получали более низкий ранг знатности: они считались «правителями наследственных владений». Земля (и власть над подданными) распределялась между этими князьями. Лишь старшие сыновья князей наследовали ранг отца и связанные с ними привилегии, посты и доходы, а младшие опускались еще на ранг ниже, являясь руководителями крупных кланов (действовала одна и та же схема). За ними следовали главы больших патриархальных семейств. Наконец, к последнему рангу относились многочисленные простолюдины.
Принадлежность к тому или иному рангу знатности строжайшим образом регламентировала внешний быт человека и его семьи: одежду; размеры и убранство дома, формы взаимных приветствий между старшими и младшими по положению, даже количество деревьев, которые должны быть посажены на могиле.
В этом смысле чжоуские ранги были похожи на индийские касты, для которых одежда, еда, ритуальные церемонии тоже должны были точно соответствовать месту человека в социальной иерархии.
Однако принадлежность к рангу определялась не просто рождением в той или иной семье, а «генеалогическим родством». Потомки вана в младших линиях с каждым поколением опускались на ранг и в конечном счете становились простолюдинами, поскольку ниже уже никого не было. В идеале все государство представлялось китайцам огромной патриархальной семьей, главой и родоначальником которой был сам ван. Можно сомневаться, насколько точно эта информация передает социальную реальность. Но для идеологии и психологии китайцев отождествление порядков в семье и в государстве всегда было очень важным.
Чжоуское общество было строго аристократическим. Знать резко отделяла себя от народа, гордясь не только своим родословием, но и наследственными традициями, культурой, и попасть в этот социальный слой было весьма непросто. Ремесло и торговля считались обслуживающим трудом, и те, кто им занимался, причислялись к простолюдинам. Даже если человеку удавалось разбогатеть коммерческим путем, это никак не могло сказаться на его общественном положении, которое оставалось не престижным.

"Идеология обоготворения царской власти, типичная для древневосточной деспотии, находит своё внешнее выражение в пышных формах придворного этикета. Резиденция царя — столица государства. Историческая традиция сохранила названия главных центров и столиц государства Чжоу — городов Фэнь и Хао. К сожалению, развалины этих городов ещё не обнаружены. Их названия сохранились лишь в названиях современных китайских деревень. И только в литературных произведениях, в частности в придворной поэзии того времени, сохранились красочные описания дворцового и аристократического быта. Роскошные изделия из бронзы, сосуды, оружие, свидетельствуют о высоком расцвете материальной культуры и о тех богатствах, которые сосредоточивались в руках рабовладельческой знати, эксплоатировавшей труд рабов и бедняков." (Авдиев. "История Древнего Востока")

Простой народ был объединен в территориальные общины. Земля считалась находящейся в общем владении и подлежала регулярным переделам между семьями. Как правило, семьи эти были большими, т. е. взрослые сыновья оставались под патриархальной властью отца (а порой семейное имущество не делилось даже после его смерти).
Принципиальные изменения произошли уже в VIII в. до н. э., когда под давлением западных соседей столицу государства пришлось перенести на восток. Начался период династии Восточной Чжоу, продолжавшийся формально до III в. до н. э. Но фактически чжоуский ван уже с конца VIII в. до н. э. сохранял лишь номинальную власть над князьями. Поэтому даже древнекитайская историография называет конец VIII–VI в. до н. э. периодом «многоцарствия». Речь идет примерно о полутора сотнях крошечных самостоятельных или полусамостоятельных уделов.
Это время совпало со значительными переменами в экономике: в Восточной Азии начинается «железный век». При помощи железных орудий труда осваивались твердые почвы на Великой Китайской равнине, проводились широкие ирригационные работы. Население быстро росло и, видимо, уже тогда исчислялось миллионами человек. Происходила ассимиляция местных народностей, шел процесс становления единой древнекитайской культуры, китайского этноса.
Менялся и характер социальных отношений. Развивались городское ремесло и торговля между различными областями Китая, появилась монета. В древнекитайских государствах монеты имели своеобразную форму: в одних – бронзовой мотыги, в других – меча, в третьих – круглую с квадратным отверстием посередине (их было удобно носить связками). Часть представителей того слоя, который традиционно причислялся к простолюдинам, обогащалась, и, естественно, прежний социальный статус их уже не устраивал.
Общинные связи в деревне ослабевали, земельные наделы уже не перераспределялись, а передавались по наследству: появлялась частная собственность на землю, неизбежным следствием чего становилось расслоение земледельцев на богатых и бедных. Состоятельные люди не прочь были сделать и служебную карьеру, но система наследственных рангов знатности закрывала им путь наверх. Между тем обладание рангом знатности обеспечивало не только почет и привилегии (например, в характере наказаний за проступки), но и – самое главное – известный уровень доходов, поскольку давало власть и право сбора податей с определенной территории.
В результате бесконечных междоусобных войн некоторые знатные роды оскудевали и совсем сходили с исторической сцены. Зато появилась возможность отличиться новым людям. Но старая, аристократическая система занятия государственных должностей не позволяла талантливому и смелому человеку занять то место в государстве, которое ему принадлежало по праву.


ДРЕВНИЙ КИТАЙ

Эпоха «Борющихся Царств»

Мелкие княжества постепенно входили в состав более крупных, между которыми шла ожесточенная борьба за гегемонию. В китайской историографии период V – первой половины III в. до н. э. так и называется – эпоха «борющихся царств». И в каждом из этих царств остро вставали вопросы внутреннего устройства и государственной политики. Ориентация на устные традиции – неписаное право – давала большие возможности для произвола тем, кто выступал в качестве истолкователей обычаев, т. е. той же аристократии. Амбициозные правители добивались не только расширения своих территорий, но и подлинной полноты власти в своей собственной стране.
Проблемы управления людьми, социального устройства и поведения – вот что волновало мыслителей Древнего Китая в ту эпоху. Характерно, что ведущими фигурами в «философских» дискуссиях той поры были преимущественно люди, находившиеся на государственной службе, а не просто свободные «любители мудрости», имеющие для этого значительный досуг. Китайский философ – это обычно чиновник, и разговор, понятно, шел не столько об устройстве Космоса или о познавательных возможностях человека, сколько о власти и морали. При этом образцом считалась глубокая древность, излюбленными аргументами были предания о том, как в той или иной ситуации действовали прежние государи. История в Китае тоже писалась чиновниками и для чиновников.
Связь советника с его патроном не всегда была прочной. Ошибки того или другого, придворные интриги, несходство характеров – и вот уже ученый должен покинуть двор князя. Он превращается просто в учителя мудрости, к которому стекаются ученики и последователи из разных китайских государств. Учитель может излагать свои идеи вовсе не в том княжестве, к которому он принадлежал по рождению или по прежней служебной карьере. И чисто политическая ориентация ученого может радикально меняться: если его пригласил на службу правитель иного – даже враждебного прежнему – государства, он будет преданно служить интересам нового господина. Советники князей раздробленного Китая, как правило, лишены регионального патриотизма. Странствующий учитель не просто типичная для середины I тысячелетия до н. э. фигура – он превращается в носителя общекитайской культуры.

"Главным персонажем в истории древнекитайской мысли был, несомненно, Кун-Фуцзы («мудрый учитель Кун») – знаменитый Конфуций (551–479 гг. до н. э.). По его имени называется конфуцианство – учение, господствовавшее в Китае более 2 тысяч лет и до сих пор определяющее многие черты того, что мы называем китайским. Сохранились сочинения этого мыслителя – главным образом сборники изречений, собранных его учениками. Конфуцию приписываются такие слова: «Я не создаю, а передаю, верю в древность и люблю ее». И действительно, ученый кажется традиционалистом: для него высший авторитет – правители древности, о которых говорится в устных преданиях и в классических книгах.
Конфуций горячо предан культу предков. Рассматривая государство как одну большую семью, где есть старшие и младшие, он полагает, что социальные градации должны быть незыблемы. Его идеал – «мудрый правитель», который не нуждается в писаных законах, а управляет своим народом согласно обычаям и воле Неба, сочетая при этом разумную твердость с отеческой любовью. И к начальствующим лицам подданные должны относиться как к старшим родственникам, демонстрируя надлежащую почтительность соблюдением всех положенных церемоний.
Согласно сохранившейся биографии Конфуция, он был царским советником – настоящий конфуцианец и должен быть таковым! Но подобострастия к власти у конфуцианского советника нет. Когда господин ошибается, он бесстрашно, хотя и почтительно, указывает ему на это. Если же его прогонят из дворца или даже из княжества, он не огорчится, ибо, в сущности, не нуждается ни в чем, кроме мудрости, черпаемой из старинных книг."
(Вигасин. "История Древнего Востока")

Конфуцианству почти с самого начала последовательно противостояла «доктрина закона», которую европейские исследователи называют термином «легизм» (от лат. lex – закон). Легизм – теория сильного государства, во главе которого стоит правитель, располагающий неограниченной властью. Полемизируя с конфуцианцами, легисты говорили, что, даже если правитель – мудрый человек, он не в силах сделать своих подданных мудрыми. Его задача – заставить их беспрекословно исполнять приказы. Понимать же смысл этих «законов» они и не в состоянии, и не должны, так как всякое их обсуждение является неповиновением, т. е. тяжким государственным преступлением. Когда указы начинают обсуждаться, управлять становится невозможно. У правителя может быть два способа воздействия на подданных – поощрение и наказание. При этом первое должно применяться скупо, чтобы не избаловать их, второе же – со всей решительностью, чтобы вселить в них страх. Ведь государю нужна от народа не почтительность, а покорность. Задача состоит не в слепом подражании древним образцам, а в усилении власти и расширении пределов царства. Поэтому необходимы решительные реформы. Земледельцы обязаны трудиться изо всех сил, чтобы богатела казна. А государство только тогда станет по-настоящему сильным, когда будет вести активную политику и агрессивные войны.
В IV в. до н. э. особенно быстро развивалось небольшое княжество Цинь. Советник местного князя Шан Ян проводил здесь реформы в духе учения легизма. Реформы эти разрешали куплю-продажу земли. Большие патриархальные семьи должны были платить двойной или тройной налог (по числу взрослых сыновей, живущих под одной крышей) – таким образом обогащалась казна и поощрялись разделы. Вся территория государства была разделена на округа, а округа – на районы без учета исторически сложившихся границ, что подрывало власть местной аристократии. Административное деление на низшем уровне доходило до групп по 5—10 человек, которые были связаны круговой порукой. За проступок одного из членов такой группы наказывали всех. Круговая порука действовала и в воинских подразделениях.
Шан Ян не считал, что тяжесть наказания должна быть сообразна с преступлением. Любое нарушение закона он рассматривал как тягчайшее преступление, требующее самого сурового наказания. Закон, по его мнению, должен быть обязателен для всех, и лишь правитель может менять его по своему усмотрению.
Для пополнения казны некоторые отрасли хозяйства объявлялись государственной монополией (например, добыча соли). Возделывались целинные земли и осваивались новые территории. Шан Ян поощрял социальную мобильность: ни один из 20 рангов знатности не давал более гарантий безбедного существования. У тех, кто не имел военных заслуг, ранг знатности отбирали. И напротив, ранг знатности давали простолюдину за военные заслуги. Благодаря этому к власти могли прийти более способные люди. Позднее государство стало продавать ранги знатности, пополняя за счет этого казну и разбавляя выходцами из низов ряды старинной аристократии.
Шан Ян через какое-то время попал в опалу и был казнен, но его реформы, видимо, принесли плоды. Во всяком случае, именно княжество Цинь в III в. до н. э. стало ядром общекитайского государства.

Первая Китайская Империя (Цинь)

К 221 г. до н. э. правитель княжества Цинь объединил под своей властью Китай. После этого он принял новый титул, объявив себя Цинь Шихуанди, что значит «первый император из династии Цинь». Была создана первая китайская империя, ставшая образцом для всех последующих. Недаром и сейчас название Китая в европейских языках (немецком, английском, французском) происходит от этой династии (в русском языке наименование «Цинь» отразилось в слове «апельсин» – букв. «яблоко из Китая»).
Политика императора во многом определялась тем, что его советник был ярым приверженцем легизма. Если Шан Ян, стремясь к объединению, ввел единую систему мер длины и веса в пределах княжества, то при Цинь Шихуан-ди эта система стала обязательной для всей империи (равно как и циньские законы, а также монета – круглая, с дырочкой посередине).
Унифицировались не только меры длины и веса, ширина дорог и размер телег по всей империи, но также и идеология. Был введен запрет на частные школы: образование должно было стать исключительно государственным. Традиционные рассуждения о старине рассматривались как государственная измена, поскольку таким образом косвенно порицалась современность. Конфуцианцы обращались к истории – значит, и сама история была опасна. По сведениям древнекитайского историка Сыма Цяня, император приказал сжечь конфуцианские книги, а 460 ученых живьем закопать в землю.
Империя должна была стать единым организмом. Носителей тенденций сепаратизма – местных аристократов – переселяли в циньскую столицу, их оружие подлежало конфискации. Были уничтожены стены между княжествами, которые старательно строились в эпоху «борющихся царств»: в империи больше не должно было быть междоусобных войн. И напротив, те стены, которые отгораживали китайские княжества от внешней опасности – от кочевников-сюнну (гуннов), были обновлены и достроены. Отдельные их участки были соединены в Великую Китайскую стену (высотой до 10 м), которая протянулась по степям, горам и пустыням на 4–5 тысяч км. Стража охраняла границу от врага, а через специальные башни с воротами можно было поддерживать торговлю с северными соседями. На этом грандиозном строительстве работали сотни тысяч человек. Большинство их, видимо, составляли заключенные («государственные рабы»). Дело в том, что, следуя легистским принципам, император широко применял практику коллективных наказаний. Речь шла уже не о группах из 5—10 человек, как при Шан Яне, а обо всех родственниках человека, обвиненного в преступлении. А в Китае родственные связи сильны, и родство считается далеко… Поэтому иногда наказанию подвергались многие сотни человек – родичи преступника и по линии отца, и по линии матери, и по линии жены. Это был даровой труд. Людские потери были неисчислимы, да их и не считали. Сыма Цянь, посетивший Великую стену спустя 100 лет, и написал так: «Срывали горы, засыпали ущелья… Как же дешево ценился труд простого народа!»
Великая Китайская стена – не единственное монументальное сооружение той эпохи. В столице император построил для себя несколько десятков дворцов, соединенных потайными ходами. Боясь заговоров и покушений на свою жизнь, он принимал все меры для того, чтобы никто не знал, где именно он сегодня ночует. Обожествляемый император стремился вселять страх, но сам испытывал его сильнее других.
Не так давно китайские археологи раскопали гигантскую подземную усыпальницу императора. В ней находилось 6 тысяч глиняных воинов в человеческий рост. Эта армия охраняла покой своего владыки. Для того чтобы местоположение гробницы осталось тайной, тех, кто ее строил, по свидетельству Сыма Цяня, император приказал казнить.
Междоусобные войны, разорявшие Китай в эпоху «борющихся царств», после создания единой империи закончились, но мир не наступил. Начались грандиозные военные походы за пределы страны. На севере императору с армией в 300 тысяч человек удалось оттеснить гуннов. Он завоевал области в северной части Юго-Восточной Азии. Древние историки пишут, что воины годами не снимали доспехов: война стала обычным состоянием государства.
Широкая и многоплановая деятельность императора требовала колоссальных расходов. Налоги с земледельцев возросли до двух третей урожая, к этому добавлялись трудовая и военная повинности. За мельчайшие проступки людей карали безжалостно, казнили с самой изощренной фантазией (варили в кипятке, четвертовали, пробивали темя железной палкой и т. п.). Империя была огромной и могучей – народ же бесправным и бедным.
И уже сын Цинь Шихуан-ди, названный «вторым императором Цинь», стал также и последним в этой династии. В результате мятежей знати и крестьянских восстаний он был свергнут с престола. После нескольких лет гражданской войны, когда народ оголодал до такой степени, что даже в столичной области были отмечены случаи каннибализма, появилась новая династия – Хань. Две ее ветви – Западная и Восточная – одна за другой правили империей почти 400 лет. Период этот настолько важен для истории страны, что и до сих пор сами китайцы называют себя ханьцами.

Ханьская Империя

В первые годы правления новой династии (конец III в. до н. э.) внешнеполитическая ситуация была просто плачевной. Во время очередного похода против гуннов, терзавших страну внезапными набегами, сам император попал в окружение, едва избежав плена. Ему пришлось подписать с варварами унизительный договор, заплатить им дань и отдать дочь в гарем гуннского вождя.
Предводители народных восстаний, которые привели династию к власти, чувствовали себя хозяевами положения. Они выпускали собственную монету и содержали армии, называли себя князьями и передавали свои огромные территории по наследству старшему сыну, с Сыном Неба (императором) считаясь очень мало. Казна была пуста, так как ханьским правителям пришлось резко сократить налоги, которые и так едва удавалось собирать с обнищавшего населения.
Перелом наступил во время правления императора У-ди, которое китайская историография называет золотым веком (140– 87 гг. до н. э.). Был издан закон о том, что после смерти князей их владения должны делиться между всеми – иногда многочисленными – сыновьями покойного. Наследники, видимо, были довольны, а княжеские владения так быстро раздробились и измельчали, что угроза сепаратизма миновала. Центральная власть укрепилась.
При У-ди как бы сбылась мечта легистов: появилась официальная государственная идеология. Однако этой идеологией стало учение их противников – конфуцианцев! Введена была экзаменационная система. Поступить на государственную службу и получить очередной ранг знатности (вместе со всеми привилегиями и имущественным обеспечением) можно было только после сдачи экзаменов соответствующего уровня. Способные люди теперь имели возможность продвигаться по службе, повышая ранг знатности, независимо от своего происхождения. Торжествовал принцип социальной мобильности, за который ратовали когда-то легисты. Но сами экзамены состояли главным образом в проверке того, насколько хорошо заучены классические конфуцианские книги. Экзамены служили для проверки не только памяти, но и политической лояльности кандидата на должность.
Современником У-ди был Сыма Цянь (145—86 гг. до н. э.) – человек, заложивший основы китайской историографии. Именно благодаря многотомному труду Сыма Цяня «Исторические записки» известны и хронология Древнего Китая, и мифы, и биографии знаменитых людей. Он ездил по округам обширной империи, много работал в архивах и сохранил для потомков колоссальное количество документов и местных преданий. Сочинение Сыма Цяня охватывает огромный период – от древнейших, легендарных эпох до его собственного времени.
У-ди почти не вел войн, заботясь о внутреннем подъеме империи. В борьбе против гуннов он надеялся на дипломатию. Для этого в Центральную Азию был отправлен посол, который должен был найти ханьскому Китаю союзников. Благодаря этой экспедиции китайцы впервые получили достоверные сведения о том, что они называли Западным краем. Они узнали, например, что есть огромная страна – Индия. Из Центральной Азии в Китай были завезены некоторые сельскохозяйственные культуры, получившие впоследствии широкое распространение, в том числе бахчевые и виноград. А чуть позже, по уже проложенным торговым путям, в Китай пришли религиозные миссионеры. С ними в Восточную Азию попал буддизм.
Контакты Китая с другими цивилизациями, установленные в раннеханьскую эпоху, при Поздней династии Хань, значительно расширились, когда в начале новой эры вся Центральная Азия оказалась во власти Кушан. Китайские войска тогда столкнулись с кушанскими в Ферганской долине, на территории современного Узбекистана.
В первые века христианской эры Ханьская империя занимала всю территорию Восточной Азии. Ее соседом на западе была Кушанская держава. У западных границ Кушан располагалось Парфянское царство. Соседом и вечным соперником парфян была Римская империя, охватывавшая все Средиземноморье, вплоть до Испании и Британских островов. От океана до океана – всего четыре огромных государства. И через эти необъятные просторы – пустыни, горы, могучие реки, земли, населенные дикими племенами, – в начале новой эры проходил Великий шелковый путь. Он соединял не только отдельные районы и государства, а целые цивилизации. Накануне завершения эпохи древности они были так тесно связаны между собой, как никогда в предшествующие тысячелетия своей истории.


Назад Вперед

РАЗДЕЛЫ САЙТА

Страницы раздела

МЕСОПОТАМИЯ: ШУМЕР

Среди стран Передней Азии наиболее удобной для широкого развития земледельческого хозяйства была страна, лежащая между Тигром и Евфратом, которую древние греки называли Месопотамия (Междуречье).

МЕСОПОТАМИЯ: АККАД

Кочевники, говорящие на семитском языке, вторглись в Месопотамию через юго-западные, аравийские границы в 3000 г . до н. э. Шумеры оказались вполне способны отбросить их от своих главных центров в нижнем течении Евфрата.

МЕСОПОТАМИЯ: ВАВИЛОН

Вавилон, расположенный в самом сердце Месопотамии, там, где сближаются русла Тигра и Евфрата, находился на скрещении важных торговых путей, шедших из Малой Азии и Закавказья к Персидскому заливу и от сирийского побережья на плоскогорье Ирана.

МЕСОПОТАМИЯ: АССИРИЯ

С III тыс. до н. э. на Среднем Тигре существовало номовое государство Ашшур с центром в одноименном городе на правом берегу реки. Оно было основано особой, отделившейся от основной массы аккадоязычных племен группой аккадоязычного населения (в науке их называют «ассирийцы»), поселившейся на Тигре еще около 3000 г. до н. э. Они поклонялись племенному или местному богу Ашшуру.

ХЕТТЫ

Народ, который современные ученые благодаря целой череде недоразумений называют хеттами, принадлежал к так называемой анатолийской языковой семье – одной из наиболее древних ветвей индоевропейской общности. Языки этой семьи называются анатолийскими потому, что впоследствии на них говорили в Анатолии (Малая Азия, современная Турция).

ЕГИПЕТ: РАННЕЕ И ДРЕВНЕЕ ЦАРСТВА

В географическом отношении Египет делится на две части: на Верхний Египет, узкую длинную долину и на Нижний Египет, широкую дельту Нила, которая большим треугольным венчиком открывается к Средиземному морю.

ЕГИПЕТ: СРЕДНЕЕ ЦАРСТВО

Между Древним и Средним царствами лежал период политической раздробленности (иногда его именуют I Переходным периодом), занявший около двух веков, время правления седьмой и восьмой династий, о которых практически почти ничего не известно.

ЕГИПЕТ: НОВОЕ ЦАРСТВО

Гиксосские цари правили в Египте приблизительно с конца XVIII в. до 1580 г. до н. э. Господство иноземцев вызвало восстание местного населения, стремившегося к восстановлению независимого Египетского государства.

СИРИЯ И ФИНИКИЯ

Географическая раздробленность Сирии, обособленность её отдельных частей, как, например, финикийского побережья или долины реки Оронта, защищенной с запада и с востока горными хребтами Ливана и Антиливана, отсутствие больших рек, которые могли бы содействовать историческому и культурному объединению всей страны, не создали благоприятных условий для образования здесь единого и могущественного государства.

ДРЕВНИЕ ИУДЕЯ И ИЗРАИЛЬ

Палестина простирается от южных предгорий Ливана до северных границ Аравийской пустыни. На западе она граничит со Средиземным морем, а на востоке — с сирийско-месопотамской степью.

УРАРТУ

Государство Урарту охватывало всё Армянское нагорье расположенное между Малой Азией, северо-западной окраиной Ирана и северным Двуречьем. Восточная часть Урарту была расположена между тремя большими озёрами — Ваном, Урмией и Севаном (Гокча).

НОВЫЙ (ХАЛДЕЙСКИЙ) ВАВИЛОН

Ослабленный касситским завоеванием, Вавилон всё ещё сохранял своё значение важнейшего экономического центра Месопотамии. В конце II тысячелетия до н. э. в южной части Месопотамии появилось семитское племя халдеев, которое завоевало южную Вавилонию и создало государство Приморской страны.

ДРЕВНИЙ ИРАН

Иран представляет собой высокое плоскогорье, почти со всех сторон замкнутое и защищенное горными хребтами. На юге и юго-западе Иранское плато окаймляет южно-иранская горная дуга. На северо-западе Иран отделён от Месопотамии горами Загра, на востоке горы Брагуй и Соломоновы горы отделяют Иран от западной части бассейна Инда.

ПОЗДНИЙ ЕГИПЕТ (1 тыс. до н. э.)

С распадом единого государства эпохи Нового царства Египет вступил в III Переходный период (1075–656 гг. до н. э.). Хотя Египет и переживал время упадка по сравнению с блестящим расцветом предшествующих времен, хозяйственная жизнь в Египте не замерла.

ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ

Географические условия Индии чрезвычайно сложны и многообразны. Индия представляет собой громадный полуостров, почти материк, отрезанный от всего окружающего мира двумя океанами и величайшим в мире горным хребтом Гималаев.

ДРЕВНИЙ КИТАЙ

Наиболее древним районом расселения китайского народа является область среднего и нижнего течения реки Хуанхэ, а также равнина, прилегающая к Печилийскому заливу. В долинах и низменностях, орошаемых Жёлтой рекой и её притоками, умеренный климат и плодородная лёссовая почва способствовали раннему развитию земледельческого хозяйства.