Авторский сайт писателя Сергея Шведова

ДРЕВНИЙ ВОСТОК


ПОЗДНИЙ ЕГИПЕТ (1 тыс. до н. э.)

С распадом единого государства эпохи Нового царства Египет вступил в III Переходный период (1075–656 гг. до н. э.). В начале этого времени в Нижнем и Среднем Египте правила XXI династия (1075–945 гг. до н. э.), обосновавшаяся в Танисе. Ее первым царем был местный правитель Таниса Несубанебджед. Южная часть Египта оставалась под властью преемников Херихора – верховных жрецов Амона-Ра, причем все внутреннее устройство этой области оказалось под сильным влиянием религиозных установлений (например, судебные решения выносились, как правило, с помощью оракулов бога Амона).

Хотя Египет и переживал время упадка по сравнению с блестящим расцветом предшествующих времен, хозяйственная жизнь в Египте не замерла. Больше того, в некоторых отраслях ремесленного производства египтяне достигли в это время значительного совершенства. Так, например, в области металлургической техники можно отметить целый ряд крупных достижений. С большим мастерством египтяне умели делать из бронзы самые различные предметы, в частности изящные статуэтки, которые они инкрустировали тонкими серебряными и золотыми нитями. Статуэтка египтянки Такушит, относящаяся к эфиопско-саисской эпохе, является прекрасным образцом этой сложной инкрустационной техники. Металлургия всё больше и больше вытесняла технику обработки камня. Статуэтки, сосуды, орудия и оружие делаются уже не из камня, как раньше, а почти исключительно из металла. Бронза также постепенно вытеснялась железом, которое в большом количестве стали доставлять в Египет из Палестины, Малой Азии и из района Эгейского моря. Появились особые центры текстильного производства, как, например, Ахмим, а впоследствии Мемфис. Ткачи и прядильщики были объединены в особые замкнутые группы, напоминающие цехи. Существовал даже особый культ богини ткацкого дела Таит и среднеегипетского бога ткацкого дела Хедж-хетеп («Белый доволен»). Большого совершенства достигло фаянсовое производство. Из фаянса делали самые различные предметы домашнего обихода, украшения и изящные статуэтки, достигающие 25 см высоты. К этим предметам роскоши, которые в большом количестве изготовлялись для богачей и для вывоза за границу, относятся также различные благовония и умащения. В это время умели делать особое масло из белых лилий, которое в частности служило для помазания чиновников при назначении их на должность.

" Длительные войны, которые вели фараоны XIX династии в Передней Азии, в частности большая война с хеттами, истощили живые и материальные ресурсы Египта и привели страну к упадку. Могущественное некогда Египетское государство стало распадаться на отдельные части. Фиванские первосвященники, захватившие в свои руки царскую власть в начале XI в. до н. э. и претендовавшие на господство во всей стране, не могли удержать в своём повиновении Дельту. Египет, ослабленный внутренней борьбой, вскоре стал добычей иноземных завоевателей, ливийцев, которые сперва в качестве наёмников проникли в Египет и в египетскую армию, а потом их военачальники захватили царскую власть." (Авдиев. "История Древнего Востока")

В 945 г. до н. э. один из таких предводителей, Шешонк, правивший Бубастисским номом в Дельте Нила, захватил престол в Танисе и стал первым царем XXII династии. Шешонку I (945–924 гг. до н. э.) удалось сосредоточить в руках своего дома власть над всей страной. В сложившейся ситуации он уже не пытался восстановить единую централизованную администрацию Египта эпохи Нового царства, а предпочитал ставить во главе важнейших номов – Фиванской области, Гераклеополя, Мемфиса – своих сыновей и родичей. Это закрепило децентрализацию Египта.

"Цари Ливийской династии принуждены были не только считаться, но и в значительной мере опираться на фиванское жречество. Цари новой династии роднятся со старым царским домом и назначают своих сыновей фиванскими первосвященниками. Основатель Ливийской династии Шешонк I был энергичным правителем. Опираясь на силы ливийцев и фиванского жречества, он объединяет весь Египет и делает попытку возобновить активную внешнюю политику в Азии. В своей большой победной надписи он перечисляет города, захваченные им во время его похода в Палестину, главным образом в Израиле, как, например, Шунем, Таанах, Бет-Шан и Мегиддо. Изобразив себя в качестве продолжателя деятельности великих фараонов XVIII–XIX династий, он воздвигает в карнакском храме «двор Бубастидов» и большой пилон. Чтобы укрепить свою династию, Шешонк I делает столицей государства город Бубастис в Дельте, почему его династия и получает название Бубастидов. В течение своего продолжительного царствования (941–920 гг. до н. э.) Шешонк I всячески старался укрепить Египетское государство. Он построил крепость около Фаюма. На левом берегу Нила, против острова Хибе, были обнаружены развалины крепости с рельефами и надписями времени Шешонка I." (Авдиев. "История Древнего Востока")

Преемники Шешонка I уже не имели реальной возможности для достойного продолжения его государственной деятельности. Усиление Ассирии принуждает фараонов XXII династии замкнуться в пределах Нильской долины и Дельты. Чувствуя нависающую угрозу ассирийского нашествия, Осоркон II оказывает некоторую помощь коалиции сирийско-палестинских царьков, выступивших против ассирийского царя Салманасара. В ассирийских надписях упоминаются «1000 мусри (египтян)», которые сражались против ассирийцев во время битвы при Каркаре в 854 г. Хотя эта коалиция и потерпела поражение, но задержала на некоторое время продвижение Ассирии в Восточном Средиземноморье. Однако уже к 830-м гг. до н. э. данниками Ассирии стали многие государства этого региона, и даже Египет однажды прислал в дар ее царю коллекцию экзотических африканских животных.

"Между тем в Египте усилился процесс децентрализации. В середине и 2-й половине VIII в. до н. э. правители Фиванской области предпринимают попытки добиться самостоятельности от царей XXII династии. В конце IX в. до н. э. ливийский царский дом распался на две ветви. В итоге, когда в Египет во 2-й половине VIII в. до н. э. вторгся нубийский царь Пианхи, он застал здесь целую иерархию правителей, во главе которой стояли сразу четыре «царя» (танисский, леонтопольский, гераклеопольский и гермопольский), признававшие легитимность власти друг друга.
Таким образом, по меньшей мере с конца IX в. до н. э. Египет окончательно перестал быть единым государством. В это же время в городе Саис в Западной Дельте появилась ливийская по своему происхождению династия правителей, которая постепенно набирала силы и рассчитывала приобрести власть над всей страной."
(Ладынин. "История Древнего Востока")

Господство Египта в странах выше 1-го порога Нила прекратилось вскоре после падения Нового царства (попытка Шешонка I восстановить его была лишь кратким эпизодом). Середина XI – начало VIII в. до н. э. – это своего рода «темные века» в истории Нубии, события которых остаются неизвестными. Очевидно, на протяжении этого периода там продолжали существовать культовые центры, основанные египтянами, и сохранялись представления о египетской политической традиции. В начале VIII в. Нубия от 1-го до 4-го порога Нила была объединена под властью правителей из Напаты, которые стали принимать египетские царские титулы.
Постепенно цари Напаты приобрели влияние в примыкающих к Нубии номах Верхнего Египта. В 729–728 гг. до н. э. напатский царь Пианхи (или Пийе) совершил поход в глубь территории Египта, дойдя до Дельты Нила, и добился изъявления покорности от всех тогдашних правителей страны. Главной причиной этого похода стало то, что Пианхи боялся усиления правителя Саиса Тефнахта (примерно с 740 г. до н. э.), которое создавало угрозу его собственным позициям в Египте. Тем не менее вскоре после ухода Пианхи из Египта Тефнахт провозгласил себя фараоном (727–720 гг. до н. э.) и стал основателем XXIV династии. Ему удалось установить твердую власть над значительной частью Дельты Нила и районом Мемфиса.
Ливийские XXII и XXIII династии формально продолжали править, но владели лишь землями, прилегающими к их столицам. Преемник Тефнахта Бокхорис (720–715 гг. до н. э.) пытался справиться с внутренними проблемами подвластных ему территорий и, в частности, издал законы, направленные против распространившегося в это время долгового рабства. Однако вскоре правители Напаты вновь стали вмешиваться в дела Египта.
В 715 г. до н. э. Шабака подчинил своей власти весь Египет, низложил Бокхориса (согласно Манефону, тот был сожжен заживо) и стал первым фараоном XXV династии (715–656 гг. до н. э.). Преемник Шабаки Шабатака (702–690 гг. до н. э.) попытался бросить вызов ассирийскому господству в Восточном Средиземноморье, но потерпел сокрушительное поражение в битве при Элтеке (701 г. до н. э.). Самым успешным из фараонов XXV династии, довольно прочно объединившим Нубию и Египет в единое государство, был Тахарка (690–664 гг. до н. э.).

После битвы при Элтеке цари Ассирии были по-прежнему обеспокоены положением в Египте. По-видимому, Тахарка, как и его предшественник, пытался соперничать с Ассирией. В итоге ассирийский царь Асархаддон решил подчинить Египет. В 674 г. до н. э. его вторжение было отбито Тахаркой, однако повторная попытка в 671 г. до н. э. оказалась успешной.
Ассирия хотела установить свою власть над Египтом и Нубией, но напатские цари Тахарка и Танутамон (с 664 г. до н. э.) с переменным успехом делали попытки вернуть Египет под свою власть. Кроме того, на территории Египта еще под властью XXV династии существовало множество полуавтономных образований, среди которых были владения прежней XXIV династии с центром в Саисе (после гибели Бокхориса его правители на некоторое время отказались от царского титула, но с 680-х гг. до н. э. снова стали его носить) и последышей XXII династии, сохранявших царский титул и по-прежнему владевших Танисом. Один из них – Петубаст II (ок. 660-х гг. до н. э.), подобно древнебританскому королю Артуру, был «первым среди равных» правителей Египта этого времени, арбитром в их междоусобных войнах и центральной фигурой сложившегося на основе этих событий героического эпоса.
Ассирийцы не стремились наладить в Египте собственную постоянную систему управления и удовлетворились лишь признанием зависимости со стороны местных правителей. Их полностью устраивала иерархичность сложившейся в стране политической структуры, слабость ее правителей, раздоры между ними и предопределенная этим недееспособность Египта в целом.

В 663 г. до н. э. в Египте вновь разгорелась война между Ассирией и напатским царем Танутамоном, который потерпел в ней поражение. Одновременно Псамметих I начал умело расширять свои владения и вскоре стал контролировать всю Дельту Нила. Ассирийцы не мешали его действиям, решив, очевидно, что в Египте им проще будет иметь дело не с множеством вассалов, а с одним Псамметихом, который все равно еще долго не сможет угрожать позициям Ассирии в Восточном Средиземноморье, но зато не пустит в Египет царей Напаты. К 656 г. до н. э. под властью Псамметиха I был объединен весь Египет, включая уже с давних пор автономные Фивы, где одной из высших жриц бога Амона («супругой бога») стала дочь Псамметиха I Нейтикерт.
Псамметих I (656–610 гг. до н. э.) стал первым царем XXVI династии (656–525 гг. до н. э.), время правления которой часто называется «саисское возрождение» (по ее «родовому гнезду» и столице Египта этого времени – Саис – и потому, что это был последний длительный период восстановления египетской государственности). Объединив Египет, Псамметих I обнаружил, что реальная власть в стране (в том числе военная мощь) во многом оставалась в руках правителей отдельных номов.
Чтобы упрочить свое положение, царь начал активно привлекать к себе на службу иноземных наемников (жителей Восточного Средиземноморья, Карии – области на юго-западе Малой Азии, и в особенности греков). В стратегических пунктах на границе Египта и в Дельте Нила появился целый ряд поселений этих наемников – Элефантина на юге Египта, Мареа на западе Дельты и Дафны – на ее востоке. В конце VII в. до н. э. среди них выделился Навкратис – важнейший опорный пункт греческих торговцев в Египте. Кроме того, около 655 г. до н. э. Псамметих I отложился от Ассирии и заключил союз с Гигесом – царем Лидии (государства на западе Малой Азии), который также опасался ассирийцев.

В 620-е гг. до н. э. все Восточное Средиземноморье подверглось нашествию кочевников-скифов . Псамметиху I удалось предотвратить их вторжение в Египет, однако появление скифов в Передней Азии нанесло тяжелый удар Ассирии. Она утратила свои владения в Восточном Средиземноморье, где немедленно постарался утвердиться Египет. Псамметих I и его преемник Нехо II (610–595 гг. до н. э.) стремились не только обеспечить себе источники поступления дани, но и предотвратить появление вблизи границ Египта новых мощных государств.
В 610–609 гг. до н. э., чтобы оказать помощь ослабленной и уже неопасной Ассирии в ее последних попытках противостоять Нововавилонскому государству, Нехо II занял всю территорию Восточного Средиземноморья вплоть до верхнего течения Евфрата, где в районе Харрана еще удерживали позиции ассирийцы. По пути туда он нанес тяжелое поражение Иудее близ Мегиддо (др.-евр. Армагеддон, досл. «Место у Мегиддо»), царь которой Иосия пытался противостоять фараону, уповая на помощь бога Яхве. Это поражение убедило преемников Иосии в том, что Египет являет собой несокрушимую силу, благодаря помощи то ли Яхве, то ли, наоборот, его злейшего врага. (Похоже, именно с этого времени в восходящей к Библии традиции за Армагеддоном и укрепилась репутация места, возле которого «в конце времен» силы зла попытаются одержать решающую победу.) После этого на несколько десятилетий Иудея стала верным союзником египтян.

Между тем в 605–600 гг. до н. э. вавилонский царь Навуходоносор II, вырезав египетский гарнизон, оставленный после падения Харрана (609 г. до н. э.) в крепости Каркемиш на Евфрате, вытеснил египтян из Восточного Средиземноморья. Нехо II и его преемники Псамметих II (595–589 гг. до н. э.) и Уахибра (гр. Априй; 589–570 гг. до н. э.) пытались вернуть свои позиции в этом регионе, побуждая местные государства – теперь вассалов Нового Вавилона – восставать против его господства. В 586 г. до н. э. очередная попытка Иудеи обрести свободу завершилась ее полным разгромом. Навуходоносор II разрушил в Иерусалиме храм бога Яхве и увел в плен царя, его двор и часть населения страны. В конце 570-х гг. до н. э. поражением закончилось и начатое тринадцатью годами ранее восстание Тира, Сидона и других городов Финикии, которое Априй пытался поддерживать с моря при помощи своего наемного флота.

В начале 560-х гг. до н. э. Вавилон, воспользовавшись междоусобной борьбой в Египте, решил устранить с престола Априя, опасного своими провокациями в Азии, и поддержать его соперника, военачальника Яхмоса (гр. Амасис). По-видимому, последний одержал окончательную победу над Априем в 567 г. в результате прямого вторжения Навуходоносора II в Египет и в качестве нового царя обязался сократить в своей армии число греческих и карийских наемников и уважать интересы Вавилона в Восточном Средиземноморье.
Более прочными оказались позиции Египта в Нубии, южная часть которой (прежде всего район 4-го порога Нила с центром в Напате) осталась под властью царей – преемников XXV династии. Около 593 г. до н. э. Псамметих II совершил туда поход, прочно закрепив за собой области к северу от 2-го порога Нила. Эти рубежи египетских владений были не всегда спокойными. Следившим за ними правителям Элефантины приходилось то отражать нападения из Нубии, то пытаться возвращать бежавших в Напату мятежников или дезертиров-наемников. Однако в целом при царях XXVI династии серьезной угрозы Египту с юга не было.

Преемник Априя Амасис (567–525 гг. до н. э.) к концу 560-х гг. до н. э. после смерти Навуходоносора II и начала внутренних неурядиц в Вавилоне перестал соблюдать договоренность с этим государством, при помощи которого он пришел к власти. Около 560 г. до н. э. Амасис захватил Кипр; еще раньше он возобновил тесные контакты с грекам, чему способствовала его женитьба на Ладике – дочери царя греческой колонии Кирена в Ливии. Все это обеспечило ему славу филэллина («друга греков»).
При Амасисе Навкратис превратился в крупнейший торговый центр; Египет, как колыбель древнего знания, посещали греческие мыслители (например, афинянин Солон); и наконец, отряды греческих наемников вновь стали приглашать на службу фараону. Благодаря этим контактам греческие авторы, прежде всего Геродот, оставили нам множество сведений об Амасисе. У египетской элиты он пользовался репутацией добившегося успеха выходца из простонародья, хитроумного, с грубоватым юмором, не отличающегося благочестием и любящего простые удовольствия. Амасис относился к такой репутации чрезвычайно спокойно, требуя от приближенных и подданных почтения не к присущим ему личным качествам, а к своему царскому сану. При этом он был одним из немногих правителей Египта I тыс. до н. э., сделавших серьезную попытку восстановить централизацию египетского хозяйства под контролем государства. Это усилило неприязнь к Амасису со стороны номовой знати, не желавшей делиться своим богатством с царем. По-видимому, в течение всего царствования Амасиса в Египте существовала мощная оппозиция, считавшая царя узурпатором и ждавшая удобного случая, чтобы его низложить.
В середине 550-х гг. до н. э. Амасис восстановил старый военный союз Египта с Лидией, где в это время правил царь Крез. Вероятно, исходно этот союз должен был быть направлен против Вавилонии, однако в 549 г. до н. э. Лидию захватил новый глава Персидского государства Кир II. В 530-е гг. до н. э. под ударами персов пала Вавилония, и Персия стала главной внешней угрозой для Египта. Против нее Амасис пытался заключить союз с правителем острова Самос Поликратом, располагавшим сильным флотом в Эгейском море, однако в итоге, видимо, сам осознал его бесперспективность (по легенде, известной нам в передаче Геродота, Амасис порвал с Поликратом, славившимся своей удачливостью, полагая, что она в конце концов навлечет беду на него самого и на его друзей).
К середине 520-х гг. до н. э. Египет остался единственным государством Ближнего Востока, еще сохранившим независимость от Персии. Между тем стало ясно, что ее нападения следует ждать в ближайшее время, и в среде враждебной Амасису египетской элиты сложилась легенда о родстве низложенного Априя с персидской династией Ахеменидов, представитель которой, персидский царь Камбис (не то супруг, не то сын дочери Априя Нитетис, якобы отосланной Амасисом на чужбину), придет в Египет и покарает узурпатора.


ПОЗДНИЙ ЕГИПЕТ (1 тыс. до н. э.)

Гибель Нового царства и распад Египта положили конец централизации египетской экономики под контролем царской власти, системе государственного распределения работников на смотрах и, по-видимому, определенной помощи трудовому населению со стороны государства (например, зерном в годы неурожая, инвентарем и т. п.). Хозяйства отдельных храмов, правителей номов, предводителей наемных военных отрядов, вельмож и т. п., которые прежде входили в единое государственное хозяйство, охватывавшее всю возделываемую в Египте землю, теперь стали совершенно самостоятельными и перешли в собственность своих держателей. Более того, число таких самостоятельных хозяйств непрестанно росло, поскольку правители государственных образований, существовавших в условиях распада Египта, выделяли своим приближенным угодья из подвластных им земель, создавая таким образом себе вассалов. Многие из подобных мелких правителей происходили из ливийцев; их власть, приобретшая, как видно, иерархическую структуру, была неотделима от командования дружинами, и вместе с ними они образовали особое военное сословие египетского общества (позднее греческие авторы именовали его термином «махимы» – воины).
Лишившиеся государственной поддержки рядовые земледельцы оказались предоставленными сами себе: не имея возможности получать необходимые им товары напрямую от государства, они вынуждены были приобретать их на рынке. Вследствие этого в Египте по сравнению с предшествующими эпохами усилилось денежное обращение, средством которого служили весовые слитки серебра (собственная монета в Египте появилась не ранее IV в. до н. э.). Из-за ограниченного количества этих денежных единиц и сравнительной неразвитости внутренней торговли (по этой причине наличные деньги бывали у рядовых земледельцев и ремесленников не всегда) возникала необходимость покупать в кредит или обращаться к ростовщикам. Обеспечением кредита в древности при отсутствии у должника имущества или невозможности отдать его в залог почти повсеместно служила его личность. Поэтому к VIII в. до н. э. в Египте распространилась долговая кабала.
Отмена общегосударственных смотров привела к тому, что профессиональные навыки стали, как правило, передаваться по наследству, от отца к сыну, особенно в военной сфере, чему способствовала и изначальная обособленность от основной массы египтян наемников-чужеземцев, живших в особых поселениях. Таким образом, профессиональные разряды трудового населения превратились в своего рода замкнутые «касты», которые описывали греческие авторы, наблюдавшие египетское общество.
Обозначилось отставание Египта от соседних стран Передней Азии в развитии производительных сил. Если там в начале I тыс. до н. э. уже наступает железный век, то в Египте, не располагавшем крупными месторождениями железа, намного дольше сохраняет значение бронза и даже камень. По мере того как морские народы Средиземноморья (греки и финикийцы) налаживали систему торговых связей по всему этому региону, Египет стал ее частью. Присутствие греков в Египте в эпоху XXVI династии, и в частности основание колонии Навкратиса сразу двенадцатью ведущими торговыми городами греческого мира, было связано с их стремлением превратить Египет в один из рынков сбыта своей ремесленной продукции. Вместе с тем Навкратис и другие греческие колонии африканского побережья (Кирена и ее соседи) способствовали проникновению в греческий мир достижений египетской культуры: многие специалисты говорят об ощутимом влиянии Египта на искусство греческой архаики (прежде всего на скульптуру).
Что касается самого Египта, то существенные изменения в мировоззрении его населения, как и объективные экономические и социальные сдвиги, были связаны с упадком централизованного государства и царской власти. До гибели Нового царства сакральная царская власть в течение почти двух тысячелетий была в восприятии египтян главной опорой их страны как уникального места в структуре мироздания, исключительно важного для его стабильности. Поскольку именно в Египте отправлялся культ богов, он, как считали египтяне, находился под их прямым покровительством. Представление о том, что власть в Египте должна быть в руках рожденного божеством правителя, который один может совершать ритуальные действия полноценным образом, получая за это поддержку богов, сохранились и в I тыс. до н. э. Но вместе с тем у египтян появились сомнения, насколько данному представлению соответствуют правители этого времени, неспособные поддерживать стабильность в стране и ограниченные в своем внешнеполитическом могуществе.
Коль скоро роль царя в поддержании контакта между Египтом и миром богов уменьшилась, с неизбежностью усилилась роль в этой жизненно важной для египтян деятельности земных обличий богов. Позднее время – эпоха небывалого расцвета почитания священных животных, считавшихся проявлениями на земле одной из сущностей богов (их «силы» ба). Так, бык Апис (егип. Хеп), которого искали по определенным внешним признакам (белым пятнам особой формы на черной шкуре), чтившийся в Мемфисе, считался на протяжении всей его жизни земным вместилищем ба бога Осириса-Хапи (своеобразного совмещения образов божеств загробного мира и Нила). Египтяне верили, что после смерти этого быка (и его погребения в специальном комплексе – Серапеуме – в районе Саккара близ Мемфиса) его ба соединяется с пребывающим на небе божеством, чтобы затем воплотиться в новом священном быке.
Египтяне с особым трепетом стали относиться к изображениям богов и культовой утвари, обеспечивающим контакт с божеством. Жречество в большинстве номов окончательно превратилось в замкнутую корпорацию, которая сохраняет знание, связанное с осуществлением этого контакта независимо от того, насколько лоялен к религии Египта правитель, находящийся на его престоле. В свете всего этого не вызывает удивления, что убийства священных животных, конфискация предметов культа, депортация жрецов, владеющих религиозным знанием, становятся самыми тяжкими обвинениями, предъявляемыми египтянами чужеземным завоевателям.

"Еще одна перемена в мироощущении египтян I тыс. до н. э., объясняющаяся тем, что на милость божества они стали полагаться больше, чем на прочность собственного общества и помощь его властей, – это появление не связанного с ритуалом понятия о благочестии. Уже на рубеже Нового царства и III Переходного периода создается «Поучение Ани», содержащее, в отличие от более ранних прагматических текстов этого жанра, общемировоззренческие рекомендации, в том числе совет не докучать божеству бесконечными просьбами в рамках ритуального контакта с ним: бог и так знает нужды того, кто прилежит ему чистым сердцем.
Мысль о совершенстве бога и греховности по сравнению с ним человеческого естества появляется в чуть более позднем (вероятно, нач. I тыс. до н. э.) «Поучении Аменемопе». В посвященном семейным отношениям «Поучении Анх-Шешонки» (записанном в IV в. до н. э., но, очевидно, более раннем) развивается тема греховности женщины (ее несдержанности в словах и действиях, неспособности следовать разуму), побуждающей мужчину не воспринимать ее как полноценную личность и в браке постоянно смирять ее. Наконец, мотив знания богом праведного человека независимо от ритуального контакта с ним повторяется в самом позднем по записи (I в. до н. э.; вероятно, оно тоже создано много раньше) «Поучении папируса Инсингер». В этом Поучении мы видим и характеристику безбожия, непременно влекущего ко злу."
(Ладынин. "История Древнего Востока")

Усиливающееся разочарование в справедливости земного миропорядка привело к трансформации идеи загробного суда. Если прежде считалось, что после него человек либо попадает в царство Осириса, либо перестает существовать (его сердце, перевесившее на чаше весов перо маат, будет сожрано сидящим рядом чудовищем), то в I тыс. до н. э. появилось представление о стоящей перед ним альтернативе – обретении посмертного блаженства или вечных страданий в воздаяние за прижизненные дела. В Позднем Египте самыми чтимыми становятся благие боги Осирис и Исида вместе с их сыном Хором, которые решительно оттеснили на второй план солнечных богов Ра и Амона, традиционно связанных с ослабевшей царской властью.

В конце 526 г. до н. э. фараон Амасис умер. Вскоре после этого, в 525 г. до н. э., персидский царь Камбис начал войну против Египта. В решающем сражении при пограничной крепости Пелусий египтяне потерпели сокрушительное поражение из-за явного военного преимущества персов, а также измены предводителя греческих наемников Фанеса и египетских военачальников из числа номовой знати, не желавших поддерживать сына Амасиса Псамметиха III. Так, командующий египетским флотом Уджагорреснет перешел на сторону персов и сдал им Саис без боя. В итоге новым фараоном (основателем XXVII персидской династии) был провозглашен Камбис, египетскую титулатуру которого составил Уджагорреснет, торжественно принявший его в храме богини Нейт в Саисе. В истории Египта начался так называемый период первого персидского владычества (525–404 гг. до н. э.).
В 518 г. до н. э. в Египет прибыл новый персидский царь Дарий I. Он пользовался редким расположением со стороны египтян, которые считали его не только истинным фараоном, но и одним из великих законодателей Египта, достойным культовых почестей. Один из папирусов действительно сообщает о записи при Дарии I египетских законов. Дарий I довольно много строил в египетских храмах и восстановил канал, соединяющий Нил и Красное море, прорытый еще при Нехо II.
В царствование Дария определилась структура персидской администрации в Египте. Во главе стоял сатрап, резиденция которого была в Мемфисе, ему подчинялись чиновники в отдельных номах. В важнейших пунктах Египта – Мемфисе, Дафнах, Элефантине – были размещены ахеменидские воинские контингенты: особой преданностью персидскому царю отличались наемники-евреи. В то же время важную роль в администрации играли египтяне, занимавшие ряд высших должностей (например, уже упоминавшийся Уджагорреснет). Египет считался одной из самых богатых сатрапий Ахеменидов, вместе с Ливией, Баркой и Киреной (т. е. областями средиземноморского побережья к западу от него), он платил ежегодную дань в размере 700 талантов (более 20 т) серебра.
При Камбисе и Дарии I Египет был вторым после Вавилонии государством, власть над которым персидского царя была облечена в форму принятия местного царского титула, т. е. в современных понятиях – личной унии. Это изменилось при преемнике Дария Ксерксе, в начале правления которого (486–484 гг. до н. э.) в Египте из-за увеличения налогов и угона ремесленников в Персию вспыхнуло восстание. После его подавления Ксеркс не стал принимать титул фараона, тем самым упразднив «личную унию» с Египтом, и политика Ахеменидов по отношению к этой стране стала более жесткой.
Египет стал предпринимать попытки освобождения от власти персов. В 460 г. до н. э. в Дельте Нила началось восстание Инара, которое получило поддержку воевавших с персами Афин, но все же к 454 г. до н. э. окончилось неудачей. Вероятно, отряды Инара продержались в топях Западной Дельты до 404 г. до н. э., когда правитель Саиса Амиртей (возможно, потомок Инара) возглавил новое восстание и изгнал персов.

Амиртей (404–397 гг. до н. э.) считается единственным правителем XXVIII саисской династии. На седьмом году царствования он был низложен и убит, а к власти пришла основанная Неферитом I XXIX династия из Мендеса в Центральной Дельте Нила (397–380 гг. до н. э.). Ее первые цари сменялись у власти довольно быстро, и лишь фараон Акорис правил около 13 лет (392–379 гг. до н. э.). Он стремился упрочить царскую власть и создать систему союзов, выгодных для поддержания независимости Египта.
Вскоре после смерти Акориса в результате переворота к власти пришел уроженец соседнего с Мендесом города Севеннита Нектанеб I (380–361 гг. до н. э.), основавший XXX династию. При нем Египет в 373 г. до н. э. успешно отразил персидское вторжение, но в дальнейшем, не рискуя полагаться только на собственные силы, вступил в союз с греческими государствами – Афинами и Спартой.
Нектанеб I продолжил начатую Акорисом строительную программу в Карнаке, но еще большее внимание он уделял местным культовым центрам. Он начал строительство храмовых комплексов богини Хатхор в Дендера и богини Исиды на острове Филэ на крайнем юге Египта. Существенно, что эти строительные программы, которые затем продолжались на протяжении всего эллинистического времени, связаны с популярными в Позднем Египте культами богинь-матерей.
Реализуя эти строительные программы, царская власть, с одной стороны, стремилась установить контроль над местными культовыми центрами, а с другой – оказать им знаки внимания, неизбежные ввиду влияния связанных с ними группировок египетской элиты.
Воспользоваться благоприятной ситуацией, сложившейся в результате серии восстаний в западных сатрапиях Ахеменидской державы, и перейти при греческой поддержке в наступление против персов в Сирии и Палестине попытался фараон Тахос (егип. Джед-Хор; 361–359 гг. до н. э.). По совету афинского военачальника Хабрия он ввел чрезвычайные налоги и отчисления с храмовых доходов на военные нужды. Эта необходимая, но ущемлявшая интересы элиты мера вызвала, несмотря на военные успехи Тахоса, недовольство им, и в результате военного мятежа на египетский престол взошел племянник царя Нектанеб II (359–343 гг. до н. э.).
Его царствование прошло в постоянном ожидании персидского нападения на Египет (как раз в его начале, в 359 г. до н. э., на престол Ахеменидов восходит Артаксеркс III – целеустремленный правитель, поставивший перед собой задачу возродить военную мощь и прочность своей огромной державы). Ставленник египетской знати, Нектанеб II явно свернул централизаторские мероприятия Тахоса. Не случайно в позднейшем грекоязычном тексте отражение им угрозы персидского вторжения связывается с использованием магических средств, а не с созданием настоящей боеспособной армии.
Нектанеб II много строил в храмовых комплексах Дельты (в том числе и в «родовом гнезде» XXX династии – Севенните), в Мемфисе, в оазисах Харга и Сива в Ливийской пустыне, продолжил начатое его предшественниками строительство в Карнаке. Он также начал строительство в храмовом комплексе Хора (чтимого в образе крылатого солнечного диска) в городе Эдфу, которое продолжалось затем на всем протяжении эпохи эллинизма. Одной из немногих попыток централизовать культовую жизнь страны под контролем государства стало насаждение Нектанебом II во многих храмах страны своего собственного культа в отождествлении с богом Хором. Известно довольно много связанных с этим культом изображений царя, находившегося как бы под защитой стоящего позади него огромного сокола.
В конечном счете, когда в 343 г. до н. э. Египет столкнулся с массированным вторжением персов во главе с Артаксерксом III, он не смог оказать ему сопротивление, и Нектанеб II был вынужден бежать в Нубию.
Античные авторы сохранили крайне мрачные воспоминания египтян о завоевании Египта Артаксерксом III (343 г. до н. э.), в частности, сообщения об убийствах им священных животных и иных святотатствах. Видимо, их реальной основой были посягательства персов на достояние египетских храмов, новая кампания по вывозу в Персию культовых изображений, утвари и священных текстов (помимо этого, подверглись депортации и некоторые категории жрецов, в частности, служители богини Сохмет, олицетворявшей губительную силу эпидемий. По «специфике» своего божества они владели врачебными знаниями; биографическая надпись одного из этих жрецов – знатного уроженца Гераклеополя Сематауитефнахта – дошла до нас уже от начала эллинистического времени). Однако похоже, что, несмотря на это, персы не смогли установить прочный контроль над всем Египтом. Около 337–335 гг. до н. э. борьбу с ними начал некий Хаббаш, – видимо, иноземец, принявший титул фараона и продержавшийся у власти, пока в Персии происходили внутренние неурядицы. Однако новый персидский царь Дарий III сумел нанести ему поражение и вернуть Египет.

С началом восточного похода Александра Македонского персы были вынуждены отозвать из Египта большие контингенты войск во главе с сатрапом Сабаком, который в 333 г. до н. э. погиб в битве при Иссе. Второе персидское владычество окончательно подошло к концу со вступлением в Египет в ноябре 332 г. до н. э. войск Александра Македонского, который был встречен благожелательным отношением местного населения и полной пассивностью персидского сатрапа Мазака. Вскоре Александр принял статус фараона (античные авторы подробно описывают его путешествие в хорошо известный в греческом мире храм Амона в оазисе Сива в Ливийской пустыне, где, в полном соответствии с египетской традицией, он был провозглашен сыном божества). С этого момента Египет входит в состав говорящего на греческом языке античного мира и в новый – не древневосточный, а эллинистический период своей истории.

"В целом, несмотря на некоторый экономический и политический упадок, Египет в I тысячелетии до н.э. оставался одной из богатейших стран мира. В период персидского завоевания он выплачивал в казну ахеменидских царей наибольшую дань. Экономически процветал Египет и в годы эллинизма, под властью Птолемеев, которые сохранили унаследованную с древности социально-экономическую структуру: обрабатывавшие «царские земли» (т.е. основной земельный фонд страны за вычетом культово-храмовых и пожалованных знати владений) «царские земледельцы», лаой, были наследственными арендаторами, личный статус которых варьировал от свободного до зависимого, что зависело от того, где работал земледелец и кем он был. Государственное («царское») хозяйство по-прежнему было весьма развитым и многообразным. Встречалась уже и практика откупа доходов с отдельных его частей богатыми собственниками. Есть данные о том, что некоторые отрасли экономики, как, например, изготовление и продажа растительного масла, были государственной монополией. Владельцы дарственных земель, сановники и знать, как и храмы, по-прежнему использовали свои земли преимущественно в виде арендных наделов, обрабатывавшихся теми же лаой, но обычно с большей степенью личной зависимости, отражавшейся в юридическом статусе земледельца. Рабов было немного, и стоили они дорого." (Васильев. "История Востока")

Для государственного аппарата эллинистического Египта было характерно сочетание традиций фараоновской администрации с греко-македонскими принципами. За исключением нескольких полисов типа Александрии, вся остальная страна традиционно делилась на номы, управлявшиеся чиновниками-стратегами. Номы подразделялись на топархии, а те – на поселения, комы. Во главе администрации стоял министр-диойкет, ведавший хозяйством и казной. Именно ему подчинялись упомянутые провинциальные администраторы. Судебная система была реорганизована в соответствии с нормами греческого права, но вне больших городов и полисов, где это право преобладало, на территории хоры, т.е. в основных районах расселения египтян, греческое право уступало обычному древнеегипетскому.


Назад Вперед

РАЗДЕЛЫ САЙТА

Страницы раздела

МЕСОПОТАМИЯ: ШУМЕР

Среди стран Передней Азии наиболее удобной для широкого развития земледельческого хозяйства была страна, лежащая между Тигром и Евфратом, которую древние греки называли Месопотамия (Междуречье).

МЕСОПОТАМИЯ: АККАД

Кочевники, говорящие на семитском языке, вторглись в Месопотамию через юго-западные, аравийские границы в 3000 г . до н. э. Шумеры оказались вполне способны отбросить их от своих главных центров в нижнем течении Евфрата.

МЕСОПОТАМИЯ: ВАВИЛОН

Вавилон, расположенный в самом сердце Месопотамии, там, где сближаются русла Тигра и Евфрата, находился на скрещении важных торговых путей, шедших из Малой Азии и Закавказья к Персидскому заливу и от сирийского побережья на плоскогорье Ирана.

МЕСОПОТАМИЯ: АССИРИЯ

С III тыс. до н. э. на Среднем Тигре существовало номовое государство Ашшур с центром в одноименном городе на правом берегу реки. Оно было основано особой, отделившейся от основной массы аккадоязычных племен группой аккадоязычного населения (в науке их называют «ассирийцы»), поселившейся на Тигре еще около 3000 г. до н. э. Они поклонялись племенному или местному богу Ашшуру.

ХЕТТЫ

Народ, который современные ученые благодаря целой череде недоразумений называют хеттами, принадлежал к так называемой анатолийской языковой семье – одной из наиболее древних ветвей индоевропейской общности. Языки этой семьи называются анатолийскими потому, что впоследствии на них говорили в Анатолии (Малая Азия, современная Турция).

ЕГИПЕТ: РАННЕЕ И ДРЕВНЕЕ ЦАРСТВА

В географическом отношении Египет делится на две части: на Верхний Египет, узкую длинную долину и на Нижний Египет, широкую дельту Нила, которая большим треугольным венчиком открывается к Средиземному морю.

ЕГИПЕТ: СРЕДНЕЕ ЦАРСТВО

Между Древним и Средним царствами лежал период политической раздробленности (иногда его именуют I Переходным периодом), занявший около двух веков, время правления седьмой и восьмой династий, о которых практически почти ничего не известно.

ЕГИПЕТ: НОВОЕ ЦАРСТВО

Гиксосские цари правили в Египте приблизительно с конца XVIII в. до 1580 г. до н. э. Господство иноземцев вызвало восстание местного населения, стремившегося к восстановлению независимого Египетского государства.

СИРИЯ И ФИНИКИЯ

Географическая раздробленность Сирии, обособленность её отдельных частей, как, например, финикийского побережья или долины реки Оронта, защищенной с запада и с востока горными хребтами Ливана и Антиливана, отсутствие больших рек, которые могли бы содействовать историческому и культурному объединению всей страны, не создали благоприятных условий для образования здесь единого и могущественного государства.

ДРЕВНИЕ ИУДЕЯ И ИЗРАИЛЬ

Палестина простирается от южных предгорий Ливана до северных границ Аравийской пустыни. На западе она граничит со Средиземным морем, а на востоке — с сирийско-месопотамской степью.

УРАРТУ

Государство Урарту охватывало всё Армянское нагорье расположенное между Малой Азией, северо-западной окраиной Ирана и северным Двуречьем. Восточная часть Урарту была расположена между тремя большими озёрами — Ваном, Урмией и Севаном (Гокча).

НОВЫЙ (ХАЛДЕЙСКИЙ) ВАВИЛОН

Ослабленный касситским завоеванием, Вавилон всё ещё сохранял своё значение важнейшего экономического центра Месопотамии. В конце II тысячелетия до н. э. в южной части Месопотамии появилось семитское племя халдеев, которое завоевало южную Вавилонию и создало государство Приморской страны.

ДРЕВНИЙ ИРАН

Иран представляет собой высокое плоскогорье, почти со всех сторон замкнутое и защищенное горными хребтами. На юге и юго-западе Иранское плато окаймляет южно-иранская горная дуга. На северо-западе Иран отделён от Месопотамии горами Загра, на востоке горы Брагуй и Соломоновы горы отделяют Иран от западной части бассейна Инда.

ПОЗДНИЙ ЕГИПЕТ (1 тыс. до н. э.)

С распадом единого государства эпохи Нового царства Египет вступил в III Переходный период (1075–656 гг. до н. э.). Хотя Египет и переживал время упадка по сравнению с блестящим расцветом предшествующих времен, хозяйственная жизнь в Египте не замерла.

ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ

Географические условия Индии чрезвычайно сложны и многообразны. Индия представляет собой громадный полуостров, почти материк, отрезанный от всего окружающего мира двумя океанами и величайшим в мире горным хребтом Гималаев.

ДРЕВНИЙ КИТАЙ

Наиболее древним районом расселения китайского народа является область среднего и нижнего течения реки Хуанхэ, а также равнина, прилегающая к Печилийскому заливу. В долинах и низменностях, орошаемых Жёлтой рекой и её притоками, умеренный климат и плодородная лёссовая почва способствовали раннему развитию земледельческого хозяйства.