Авторский сайт писателя Сергея Шведова

ДРЕВНИЙ ВОСТОК


ДРЕВНИЙ ИРАН

Иран представляет собой высокое плоскогорье, почти со всех сторон замкнутое и защищенное горными хребтами. На юге и юго-западе Иранское плато окаймляет южно-иранская горная дуга. На северо-западе Иран отделён от Месопотамии горами Загра, на востоке горы Брагуй и Соломоновы горы отделяют Иран от западной части бассейна Инда. Население Ирана в течение долгого времени жило как бы в крепости, защищенной со всех сторон высокими горами, куда только в слабой степени проникала культура народов соседних стран. Племена Ирана позднее других древневосточных народов вышли на арену мировой истории. Только юго-западная часть Ирана, носившая в древности название Элам, благодаря своей близости к Южной Месопотамии, уже в глубокой древности была втянута в культурную жизнь древневосточного мира.

Иранское плоскогорье богато полезными ископаемыми, в особенности металлической рудой и нефтью. Железная руда имеется в Мезандеране, Иезде и Фарсе, медную руду можно найти повсеместно, в частности в Карадаге (Иранский Азербайджан), где имеется также и олово.
В разных районах Ирана имеется золото, серебро и свинец. Весьма возможно, что различные металлы добывались в Иране со времён глубокой древности, на что указывают бронзовые изделия, найденные в Луристане, и разнообразные орудия, найденные в Сузах.
Важнейшими торговыми путями были караванные пути, соединявшие прикаспийский район с побережьем Персидского залива, шедшие из долины Тигра на восток и из восточных областей Ирана в Индию. Из Месопотамии важный торговый путь шёл по долине Диалы в области Мидии; из столицы Мидии, Экбатан большая торговая дорога вела в Сузиану, а долина Кабула открывала дорогу в Индию.

Горные области, расположенные между Месопотамией и Иранским плато, уже в начале II тысячелетия до н. э. были заселены касситами, которых позднейшие греческие писатели называли коссаи или киссии, а также каспии, племенное название которых сохранилось в названии Каспийского моря. Эти племена по своему языку и по своей культуре были родственны эламским племенам, название которых встречается в древнейших шумеро-аккадских надписях. Эламиты населяли довольно большую территорию, расположенную к востоку от Шумера, в бассейне рек Карун и Керха (древние Улаи и Уюту). Севернее в горных областях жили племена лулубеев, подвергшиеся культурному воздействию со стороны шумерийских и аккадских племён Месопотамии.
Древнейшее темнокожее население Ирана сохранилось в юго-западной части Ирана, в Хузистане, а также на востоке Иранского плоскогорья, в Белуджистане. Весьма возможно, что в древности эти племена жили вдоль Эритрейского побережья, от Элама и до устья Инда. Греческие писатели упоминают о туземных племенах Ирана, которые населяли области, расположенные к востоку от Загра, на территории позднейшей Мидии. Племена мидян и персов, образовавшие большие государства Мидию и Персию, впервые упоминаются в ассирийских надписях IX в. до н. э. Касситы, лулубеи, эламиты и примыкающие к ним гутии принадлежали к исконному населению Передней Азии и были родственны урартам, протохеттам, субарейцам и хурритам.

Некоторое культурное влияние на древнейшие племена Ирана, очевидно, оказал Элам. Раскопки, произведённые в Сузах, обнаружили большое количество прекрасных образцов орнаментированной керамики и множество других предметов материальной культуры, которые свидетельствуют о существовании здесь со времён неолита высокой самобытной культуры. Хотя некоторые племена и продолжали вести в горах и степях кочевой образ жизни, в долинах рек люди уже в глубокой древности перешли к оседлому земледельческому быту.
Металлургия в древнейшие времена развивалась медленно. Поэтому медные орудия долго воспроизводят форму каменных. Несколько позднее в археологическом слое, относящемся ко времени Нарамсина, царя Аккада, появляется бронза. Наличие обсидиана и лазурита, которые были обнаружены при раскопках в Сузах, указывает на то, что эти виды камня были привезены из соседних стран. Эламская культура была в значительной степени самобытной. В Эламе возникла самостоятельно картинная письменность (пиктография), которая впоследствии была заменена более усовершенствованной клинописью, заимствованной у древних народов Месопотамии. Древнейшие правители и цари Шумера и Аккада, защищая земледельческие области Двуречья от нашествий эламских племён, вели с ними непрерывную борьбу. В своих надписях они пишут о вторжении эламитов, а также и о своих походах в страну Элам.

"Ассирийские цари также были вынуждены вести непрерывную, длительную и упорную борьбу с Эламом. Первое столкновение Ассирии с Эламом произошло в VIII в. до н. э., при Саргоне II. Несмотря на высокую военную организацию и лучшее вооружение, ассирийские войска потерпели поражение от эламитов. Крупный поход против Элама совершил ассирийский царь Синахериб. В летописи своих походов он сообщает: «34 укреплённых города, вместе с маленькими селениями в их окрестностях, которым нет числа, я осадил, завоевал, разграбил, разрушил, опустошил, предал огню и дымом их пожарищ я покрыл широкое небо, подобно урагану». Эламский царь Кудурнахунди приказал населению Элама скрыться в крепостях, а сам покинул свою резиденцию Мадакту и отступил в дальние горные области. Синахериб пытался преследовать противника, но неудачно. Сославшись на «крайний холод и ужасную бурю», на «снег и дождь», Синахериб возвратился в Ниневию. Очевидно, ассирийским войскам не удалось полностью разгромить эламитов и завоевать весь Элам. Возможно, что эламиты оказали сильное сопротивление и вынудили ассирийцев к отступлению. Из глубины страны Синахерибу пришлось совершить второй поход в Элам, для того чтобы нанести врагу решительный удар и укрепить влияние Ассирии в Эламе. Эта борьба Ассирии с Эламом окончилась только при Ашшурбашшале, который в 645 г. до н. э. опустошил и жестоко разграбил Элам, добившись тем самым полного поражения вековечного врага Ассирии." (Авдиев. "История Древнего Востока")

То обстоятельство, что Элам в течение ряда веков не только сопротивлялся шумерийским, вавилонским и царям Ассирии, но даже нередко переходил в наступление, указывает на то, что Элам был значительным и сильным государством. Раскопки, произведённые в Эламе, обнаружили памятники высокой и своеобразной эламской культуры.

" Древние иранцы, принадлежавшие к одной из ветвей индоевропейцев, появились на территории современного Ирана на рубеже II–I тысячелетий до н.э., причем в науке до сих пор не решен вопрос, откуда они появились – с территорий Кавказа или из Средней Азии через прикаспийские степи. Вступив во взаимодействие с местным населением – хурритами, касситами и др. – и частично ассимилировав его, иранцы с VIII в. до н.э. стали господствующим этносом, разделившимся, в свою очередь, на две части – мидян на севере и персов на юге. Войны Ассирии с Урарту, вторжения киммерийцев и скифов создали благоприятную ситуацию для консолидации мидянских племен, на основе которой сложилось государство Мидия, ставшее уже в VII в. до н.э. сильной державой, союз которой с Вавилонией сыграл решающую роль в крушении Ассирии." (Васильев. "История Востока" т.1)

Эти индо-европейские племена Ирана вели на заре своей истории кочевой скотоводческий образ жизни. Они приручили быка, зебу, барана, лошадь и разводили в большом количестве мелкий рогатый скот и лошадей, которые были особенно широко распространены в Мидии. В священных книгах древних персов, носящих название «Зенд-Авеста», сохранились отголоски этого древнего скотоводческого быта, нашедшего своё отражение в религии и в мифах. Корова и собака считались священными животными. Их уничтожение приравнивалось к оскорблению святыни. В древнейшей части Зенд-Авесты, в так называемых «Гатах», часто встречаются древние мифологические образы «душа коровы» и «творец коровы». В другой части священного сборника древних персов, в «Вендидаде» целая глава посвящена собаке. Геродот рассказывает легенду о том, как пастух воспитал и как собака вскормила младенца Кира, ставшего впоследствии основателем могущественной Персидской державы. По словам Геродота, персидские цари приносили в жертву божеству в торжественных случаях одновременно до 1 тыс. быков.

"Авестийский канон был окончательно записан и оформлен лишь в конце эпохи древности (около III в.), а уже через несколько столетий, во время мусульманских завоеваний, подвергся опасности уничтожения вместе со всеми сторонниками пророка Заратуштры – зороастрийцами. Лишь немногие зороастрийцы (парсы, или гебры), бежавшие от преследований в Западную Индию, сохранили священный канон и его язык – один из наиболее архаичных языков иранской группы. Несмотря на сложности интерпретации Авесты, она используется как ценный исторический источник по ранней истории и мифологии иранцев.
Зороастризм называют дуалистической религией. Его адептам мир представляется ареной вечной борьбы двух начал. Одно из них воплощает Ахурамазда – великое божество света, добра и правды (греки называли его Ормузд), другое – злой дух Анхра-Манью (Ариман), олицетворяющий тьму и ложь. Человек своими поступками, словами и помыслами активно участвует в этой борьбе космических сил, помогая тому или иному началу."
(Вигасин. "История Древнего Востока")

Зороастрийцы почитают огонь как священную стихию, которую нельзя осквернять, поэтому их и называют огнепоклонниками. Разведение крупного рогатого скота считается у них исполнением долга и религиозной добродетелью. По их представлениям, есть некий космический Закон (Арта). Арта – Истина, на которой покоится все мироздание. Она ассоциируется с солнцем на небе и огнем на земле. В отличие от большинства народов Передней Азии с их почитанием изображений богов в храмах у зороастрийцев основным является культ огня, возжигаемого на алтаре. Хранители этого огня – наследственные жрецы передают из поколения в поколение священные тексты Авесты.
Помимо замкнутой сословной группы ученых – жрецов огня, у древних иранцев, согласно авестийским памятникам, были еще два сословия – военная знать, сражавшаяся на колесницах, и народ. В понятие «народ» включалось не все трудящееся население, а только экономически и социально самостоятельная его часть. Ремесленники рассматривались как люди, занятые обслуживающим трудом, и составляли нечто вроде четвертого, неполноправного сословия авестийского общества. Они (как и рабы) не были допущены к отправлению общинного культа.

Там, где естественные условия способствовали организации искусственного орошения, появляется оросительное земледелие, но, конечно, далеко не в столь крупном масштабе, как в больших долинах Тигра, Евфрата и Нила. На наличие оросительных каналов указывают многие места в Зенд-Авесте. В горных, плохо орошённых районах население издавна тщательно использовало воду подземных источников и горных потоков. Характерной чертой своеобразного древнеиранского искусственного орошения является устройство подземных каналов, снабжённых для систематической прочистки особыми колодцами. В священных книгах древних персов рисуется идеал безмятежной и праведной жизни земледельца, который строит себе дом, основывает свою семью, разводит скот, вспахивает землю, выращивает хлеб, кормовые травы, плодовые деревья, орошает безводную почву и осушает болота. Земледельческий труд считался праведным делом. Хлебный злак считался священным растением, которое обладает могучей силой в борьбе со злыми духами. По мнению древних персов, человек, сеявший хлеб, сеял добро и содействовал распространению культа благого бога Ахурамазды. Праведный человек, по учению древнеперсидских жрецов, должен был уничтожать вредных животных и сельскохозяйственных вредителей, подымать целину, удобрять истощённую почву, строить мосты над текущей водой, раздавать земледельческие орудия людям, иными словами, всячески содействовать развитию земледельческого хозяйства. Среди хлебных злаков были особенно распространены просо и ячмень. Виноград встречается в Иране в диком виде и тоже был акклиматизирован в древности. Из кормовых трав особенно распространена была люцерна, которую римляне называли «индийской» травой.

Вплоть до VIII–VII вв. до н. о. у мидян, населявших северозападную часть Ирана, сохранялся древний родо-племенной строй. Геродот, оставивший довольно подробный рассказ об образовании древнейшего Мидийского государства, сообщает о том, что мидяне делились на шесть племён и до объединения этих племён в единое государство «жили в то время отдельными деревнями», т. е. в условиях древнего родового быта. Этот же родо-племенной строй долго сохранялся у персов, которые составляли шесть земледельческих племён и четыре племени скотоводов-кочевников. На обширной территории Иранского плоскогорья до самого последнего времени наряду с оседлыми племенами земледельцев жили многочисленные племена скотоводов-кочевников.
Однако развитие производительных сил привело к имущественному расслоению. В древних сельских общинах постепенно выделяются богачи, жрецы, составляющие древнюю родовую знать. Геродот, описывая обычаи персов, говорит, что при жертвоприношениях обязательно должен был присутствовать жрец (маг), который «поёт священную песню». Маги, т. е. жрецы, составляли замкнутую социальную группу людей, «которые резко отличаются от остальных людей». В ту эпоху, которую описывал Геродот, знатные люди уже в значительной мере отличались от родовых общинников своим богатством. Постепенно стали выделяться аристократические роды, к которым принадлежал и царский род Ахеменидов.
В VIII в. до н. э. в Мидии появляются города, очевидно, административные центры отдельных областей, имевшие главным образом военное, а может быть, отчасти и торговое значение. В рассказе о 8-м походе Саргона II, предпринятом в страну парсуа, маннеев и мадаи, описываются большие города, захваченные ассирийскими войсками в этих областях. Таков город Ушкая, «резиденция страны», построенный на возвышенной террасе, сооружённой на скале, и окружённый большой стеной, толщиной в 8 локтей. Таков город Улху, стены которого были сложены из камня, где находился дворец, с крышей, построенной из громадных кипарисовых стволов. В надписи Саргона описываются каналы, снабжавшие эти города водой, большие дома, огромные зернохранилища, сады и виноградники. Изображения этих прекрасно укреплённых городов сохранились на рельефах, украшающих стены дворца Саргона II в Хорсабаде.

Мидия занимала территорию, расположенную в горных областях Загра и в плодородных равнинах, лежащих к востоку от них. В ассирийских надписях IX в. до н. э. говорится о племени мадаев, с которыми ассирийцы ведут упорную борьбу. Ассирийские цари совершают походы в эту далёкую восточную страну, захватывая там множество пленных и богатую добычу. В 835 г. до н, э. Салманасар III вторгся в страну мадаев (мидян) и проник в области Мидии, расположенные в 130 милях от ассирийского города Арбелы. Тиглатпаласар III совершал походы в горные области Загра и страну мадаев, откуда он вывез огромную добычу: лошадей, мулов, верблюдов, овец, лазурит и большое количество пленных, обращенных в рабство. В 673 г. Асархаддон совершил поход в страну Патуш Арри, расположенную близ «солончаковой пустыни», в «страну далёких мидян» и привёз оттуда пленных «правителей могущественных городов Шидир-парна (от персидского Шитрафарна или Тиссаферн) и Эпарна, вместе с их верховыми конями, скотом, стадами и верблюдами». Благодаря торговым сношениям мидян с ассирийцами в Мидию проникали элементы ассиро-вавилонской культуры. В процессе борьбы за свою независимость, которой постоянно угрожала Ассирия, мидийцы и другие племена объединились в крупный и довольно сильный племенной союз.

"Крайняя скудость источников не позволяет в полной мере охарактеризовать процесс образования Мидийского государства. Некоторые интересные сведения сохранились об этом у Геродота. Изображая длительный процесс образования Мидийского царства в виде полуисторического анекдота о захвате власти среди мидян праведным судьёй Дейокой, Геродот сообщает о том, что этот Дейока «принудил мидян образовать один город» и «слил индийский народ воедино». Некоторые детали этого рассказа подтверждаются ассирийскими надписями, в которых говорится о том, что вождь племени маннеев по имени Даяукку поднял восстание против Саргона, но потерпел поражение, был разбит ассирийцами и сослан в Хамат (715 г. до н. э.). Геродот рассказывает о том, что Дейока объединил индийские племена в одно государство, построил большой город Экбатаны, название которого, очевидно, восходит к персидскому слову Хангматана («Место собраний») и который, возможно, находился на месте современного Хамадана. Греческий историк Полибий (II в. до н. э.) сохранил более точное описание древней столицы Мидии, которое подтверждается другими источниками. Очевидно, в эту эпоху Мидия представляла собой союз племён, в котором царили древние обычаи военной демократии, согласно которым царя выбирали на общей сходке в «месте собраний». Однако рассказ Геродота, описывающий превращение Мидийского союза племён в древневосточную деспотию, далеко не достоверен, причём сам Дейока изображён в виде греческого тирана, который насильственно захватывает в свои руки царскую власть, опираясь на поддержку широких слоёв населения. Геродот рассказывает далее и о преемниках Дейоки. Следующий мидийский царь, Фраорт, по словам Геродота, покорил персов и другие народы Азии и даже ходил войной на Ассирию. Имя Фраорт, очевидно, соответствует персидскому имени Фравартиш, которое встречается в бехистунской надписи времени Дария I. При следующем индийском царе Хвахшатре Мидия превратилась в сильное государство. Хвахшатра, которого Геродот называет Киаксаром, использовав военный опыт ассирийцев, реорганизует индийское войско, разделив его на отряды, специализированные по видам оружия. В этой новой индийской армии появляются особые отряды копейщиков и лучников, а также конница, которая отныне получает особое значение в военном деле, способствуя более быстрому передвижению войск, а также значительному развитию их маневренности. Опираясь на сильную военную мощь Мидии и на союз с Вавилоном, Киаксар при энергичной поддержке вавилонских войск побеждает ассирийцев, окончательно разгромив некогда могущественное Ассирийское государство." (Авдиев. "История Древнего Востока")

Так на развалинах Ассирии выросло новое сильное Мидийское царство, к которому Хвахшатра присоединил горные области Персии, Каппадокию и Армению. Не ограничившись завоеванием северной части Ассирийского царства, мидийский завоеватель двинулся далее на запад с целью пробиться к Средиземному морю. Умер Киаксар в 584 г. Последний мидийский царь Астиаг принуждён был оборонять своё царство от персов. После продолжительного царствования (около 580–550 гг. до н. э.) Астиаг (в вавилонской транскрипции Иштувегу) потерпел поражение в борьбе с Киром — основателем Персидского государства.

Одновременно с мидянами на территории Ирана появились и другие племена, которые в надписях называются парсуа и, очевидно, являются предками древних персов. Ассирийские цари ведут борьбу с этими племенами, которые довольно прочно оседают в одной из областей Элама в Аншане и здесь образуют довольно значительный союз племён. В середине VI в. до н. э. образуется большое Персидское государство. Историческая традиция и античные авторы единогласно называют основателем этого государства Кира II, который, несомненно, был одним из преемников Кира I, современника Ашшурбанипала.

"В реальности Кир начал свою карьеру как вождь княжества Аншан, находившегося прямо на южной границе бывшего Элама. Он был Кир II Аншанский и прослеживал свои права от предка по имени Хакамани, который, возможно, правил на полтора столетия раньше. У греков имя было переделано в Ахемен, и его наследники, включая Кира, назывались Ахеменидами.
Во времена Киаксара племена Аншана были поглощены Мидийской империей, хотя и сохранили значительную долю самоуправления под властью собственных вождей. Регион, в который входил Аншан, простирался вдоль северных берегов Персидского залива, и туземцы называли его Фарс. Греки назвали его Персис. Русские и англичане назвали это Персией. Иранские племена, населяющие Фарс, стали известны как персы, а водное пространство на юге стало Персидским заливом.
Важно помнить, что мидяне и персы относятся к одной и той же иранской группе племен. Язык, обычаи и культура у них одинаковы. Когда перс нападал на мидянина, это была всего лишь гражданская война, и, если перс сменял мидянина на троне, это означало не более чем утверждение новой династии."
(Азимов. "Ближний Восток")

Кир начал войну с мидийским царём Иштувегу (Астиаг). Эта война окончилась разгромом Мидии и полной победой персов. Персидские войска захватили столицу Мидии Экбатаны. Кир присоединил Мидийское государство к Персии. Историческая традиция сохранила предание о том, что Кир, захватив в плен индийского царя Астиага, предоставил ему почётное положение в своём государстве. Весьма возможно, что это предание стоит в связи с тем фактом, что мидяне занимали в Персидском государстве наряду с персами особое привилегированное положение.

Не ограничившись завоеванием Мидии, Кир начал вести крупную военную политику. В течение короткого времени Кир завоевал Армению, Каппадокию, Лидию (547–546 гг. до н. э.) и Халдейский Вавилон. Вавилонское царство, достигшее высокого расцвета при Навуходоносоре, было крупнейшим торговым государством того времени, столица которого Вавилон представляла собой мощную, почти неприступную крепость. Высоко оценивая экономические ресурсы и военные силы Вавилона, Кир направил сперва своё внимание на то, чтобы прочно закрепить свою власть в северной части Передней Азии, главным образом, в Малой Азии. Это было тем более важно, что Крез, царь Лидии, и Амазис (Яхмос II), царь Египта, заключили с вавилонским царём оборонительный союз против Персии. Поэтому Кир и нанёс свой первый удар против слабого звена в этой цепи — Лидии, для того чтобы, используя экономические и людские ресурсы северной части Передней Азии, изолировать Вавилон от его союзников и перерезать его торговые и военные коммуникации. Когда Лидия пала под ударами персидского завоевателя, над гордым и древним Вавилоном нависла реальная угроза. Кир смог теперь направить все свои возросшие силы против вавилонского царя. Вавилон, лишённый союзников и переживавший крупные внутренние волнения, не смог противиться персидскому завоевателю. Все сохранившиеся источники свидетельствуют о том, что Кир быстро и без особенного труда захватил Вавилон и присоединил Вавилонское государство к Персии (538 г. дон. э.). Включение Вавилонии в состав Персидского государства, претендовавшего на объединение под своей властью всего древневосточного мира, открыло широкие перспективы развитию внешней торговли для торгово-рабовладельческой аристократии и крупных храмов Вавилона.


ДРЕВНИЙ ИРАН

Завоевав Вавилон, Кир двинулся дальше на запад. Но продвижение Кира на запад носило мирный характер. Так, мы знаем, что Кир восстановил Иерусалим, разрешил иудеям вернуться из вавилонского плена на родину и приступил к восстановлению финикийских городов. Очевидно, целью этой политики Кира было укрепление дружеских связей между Персией и мелкими государствами Палестины и Финикии, которых Кир стремился заинтересовать широкой завоевательной политикой Персидского царства. Весьма возможно, что Кир пытался таким образом заручиться содействием финикийских приморских городов для организации крупного военного похода против Египта, последнего соперника могущественного царя Персии. Не имея в своём распоряжении достаточно сильного собственного флота, Кир нуждался в финикийских кораблях. Кир, кроме того, готовил в Финикии и в Палестине плацдармы для развёртывания военных сил с целью переброски их в Египет. Этот план завоевания Египта, ещё сохранявшего некоторые остатки своего былого могущества, тщательно и исподволь подготовлялся Киром. Однако этот замысел не был им осуществлён. Кир был убит в 529 г. до н. э. в битве со скифами в закаспийских степях. План Кира был осуществлён его сыном Камбизом.

Камбиз вступил на престол после смерти Кира в качестве его законного престолонаследника. Однако при его вступлении на престол в стране возгорелись смуты. Отдельные страны, покорённые Киром, но не прочно связанные с Персией, воспользовались смертью завоевателя и отпали. Камбизу пришлось потратить много усилий для того, чтобы их усмирить. Возможно, что к этим смутам был причастен и второй сын Кира, которого источники называют Бардия. Для того чтобы укрепить своё положение в качестве полновластного царя Персидской державы, Камбиз, по свидетельству источников, убил Бардию, причём, как говорится в Бехистунской надписи, «когда Камбуджий (Камбиз) Бардия убил, народу неизвестно было, что Бардия убит».
Укрепившись на престоле, Камбиз стал готовиться к походу в Египет, продолжая завоевательную политику Кира. Египет, несколько усилившийся при фараонах XXVI Саисской династии, гордый своей тысячелетней древней культурой и своим былым могуществом, всё ещё казался опасным соперником персидским царям. Египетский фараон Яхмос II (Амазис) пытался укрепить экономическое и военное могущество Египта при помощи греков, вербуя их в качестве наёмников в свою армию. Кроме того, фараон заключил союз с Кипром, Лидией, Вавилоном и Самосом. Однако быстрое усиление Персии выбивало последние козыри из рук слабеющего и внутренне немощного Египта. Вавилон и Лидия были покорены Киром. Кипр, Поликрат Самосский и даже начальник греческих наёмных отрядов иониец Фанет, служивший ранее Яхмосу II, перешли на сторону Камбиза. Таким образом, Египет, потеряв своих союзников, должен был один встретить лицом к лицу персидского завоевателя, надвигавшегося на Египет подобно лавине.
Опираясь на свою громадную армию и на сильный флот своих союзников, финикийцев, кипрян и самоссцев, Камбиз в 526 г. до н. э. выступил в поход против Египта. В этом походе Камбиза сопровождали бывший лидийский царь, престарелый мудрец Крез, и Силосон, брат Поликрата Самосского. Камбизу удалось заключить соглашение с вождём арабских племён, который снабжал водой персидское войско во время его перехода через Синайскую пустыню.
Наконец, последний удар постиг Египет. В момент приближения огромного персидского войска к границам Египта умер Яхмос II, крупный политический деятель своего времени, умело пользовавшийся поддержкой греков. На престол вступил- Псамтик III, который не смог оградить своей страны от натиска врагов и сохранить независимость своего государства. Несмотря на то, что египетские войска оказали упорное сопротивление как в битве при Пелузии, так и при защите Мемфиса, персы одержали полную победу над египтянами и покорили Египет (525 г. до н. в.).
Греческие историки говорят о жестоком терроре, установленном Камбизом в Египте. Страбон сообщает, что Камбиз сжёг Серапей и Мемфис, а Диодор рассказывает, что Камбиз разграбил Рамессей. Описывая злодеяния Камбиза, Геродот называет его «безрассудным и сумасшедшим человеком», который в припадке безумия убил копьём священного быка древних египтян Аписа, ударом ногой в живот убил свою беременную жену Роксану и вообще страдал «тяжким умопомешательством». Свидетельства греческих историков о жестокостях и тираническом правлении Камбиза в Египте подтверждаются в некоторой степени элефантинскими папирусами, в которых говорится о том, что «Камбиз разрушил все храмы египетских богов». В одной египетской надписи этого времени говорится о «величайшем ужасе, охватившем всю страну, подобного которому никогда не было». Однако все эти свидетельства несколько преувеличены. Очевидно, завоевательная и деспотическая политика Камбиза вызвала большую оппозицию в Мидии и в Персии, взрыв патриотических чувств в Египте и тревогу во всём греческом мире. Поэтому неудивительно, что особенно в греко-египетских кругах появились легенды о жестокости и деспотическом безумии Камбиза, которые нашли своё яркое отражение у греческих историков, в частности у Геродота. Из надписи египетского первосвященника храма богини Нейт в Саисе Уджагорресента мы узнаём о том, что Камбиз после завоевания Египта продолжал политику Кира по отношению к завоёванным странам. Камбиз не только не преследовал египетскую религию, но, наоборот, судя по надписи Уджагорресента, опирался на некоторые круги аристократического жречества, которые пошли на соглашение с персами. Так, Уджагорресент рассказывает, что Камбиз восстановил храм богини Нейт в Саисе, принял древнеегипетское имя и титул египетского фараона и был посвящен в религиозные мистерии богини Нейт.
Согласно античной традиции, Камбиз не ограничился завоеванием Египта и сделал несколько попыток завоевать другие африканские страны, покорить Карфаген, оазисы и далёкую Эфиопию. Однако его попытки не увенчались успехом. Финикийский флот отказался выступить против своих карфагенских единоплеменников; экспедиция, посланная в оазисы, погибла в песках пустыни; войскам Камбиза не удалось завоевать всей Эфиопии. Только полугреческая область Киренаика признала власть Камбиза. Возможно, что и оазис эль-Хардже был занят войсками Камбиза. Приблизительно в это время в Египте начались волнения, которые вызвали ответные репрессии персов, в частности убийство Псамтика III, последнего египетского фараона XXVI династии.
Конец царствования Камбиза был ознаменован крупными восстаниями, глубоко потрясшими Персидское государство. Воспользовавшись продолжительным пребыванием Камбиза в Египте и, может быть, его неудачным походом в Эфиопию, один из жрецов (магов), по имени Гаумата, выдававший себя за брата персидского царя, поднял восстание против Камбиза. Это восстание, очевидно, было организовано жречеством и аристократией с целью восстановления независимого Мидийского государства. Обещая народу освобождение от воинской повинности и уменьшение налогов, Гаумата сумел собрать вокруг себя довольно значительные силы. Большое Персидское царство, быстро созданное, стало быстро распадаться. После смерти Камбиза во многих частях Персии начались восстания, направленные против персов. Персидское царство было очень непрочным государственным образованием, лишённым внутреннего экономического единства.

Все эти смуты и восстания подробно описаны в важнейшем документе персидской истории, в так называемой Бехистунской надписи, высеченной на высокой скале, возвышающейся на дороге из Багдада в Тегеран. В этой надписи Дарий I, происходящий из боковой линии царского дома Ахеменидов, сообщает, что после смерти Камбиза начались волнения в стране; в Сузиане, в Вавилоне, в Мидии и даже в самой Персии появились самозванцы и вспыхнули восстания. Далее Дарий рассказывает, что он убил мага Гаумату, объявившего себя Бардием, братом Камбиза, подавил все восстания, одержал полную победу над всеми самозванцами и восстановил власть единого персидского царя и могущество объединённого Персидского государства.
Принуждённый в начале своего царствования провести некоторые мероприятия в интересах народа, Дарий впоследствии стал снова продолжать традиционную политику древневосточных деспотов, опиравшихся на рабовладельческую и землевладельческую аристократию, на богатых торговцев и жречестве. Персидские цари со времён первых Ахеменидов раздавали большие земельные владения отдельным аристократам, которые получали титул «благодетеля царя». Эти крупные землевладельцы получали от царя различные привилегии: они пользовались правом суда в своих владениях, освобождались от налогов и повинностей. Так постепенно образовывались большие, почти независимые княжества, как, например, княжество Отанидов в Каппадокии или Тиссаферна в Карий. Значительные привилегии получали от царя и крупные храмы. Так, например, Кир освободил храм Аполлона в Магнезии от податей и повинностей, а Артаксеркс пожаловал аналогичные привилегии Иерусалимскому храму. Деловые документы из Вавилона указывают на то, что персидская знать владела крупными поместьями в Вавилонии и отдавала свои земли в аренду местному населению. Крупнейшим землевладельцем и рабовладельцем был сам царь. В его руках был сосредоточен огромный земельный фонд, который составлялся постепенно благодаря захвату земельных владений туземных властителей. Царю принадлежали большие и благоустроенные поместья с роскошными парками, которые греки называли парадейсос (откуда позднейшее слово «парадис», которое в христианскую эпоху стало обозначать «рай»). При этих царских поместьях были большие лесные дачи с обильной дичью, предназначенной для царской охоты, богатые фруктовые сады и саженые леса с питомниками, в которых акклиматизировали иноземные растения. Царю же принадлежали и крупные ремесленные мастерские, как, например, большие мастерские в Финикии, в которых изготовлялся драгоценный пурпур.
По свидетельству греческих историков, Дарий разделил всё Персидское государство на ряд областей (сатрапий), наложил на каждую область определённую дань, которая должна была регулярно вноситься в царскую казну, и провёл денежную реформу, установив единую для всего государства золотую монету (дарик — 8,4 грамма золота). Затем Дарий начал широкое дорожное строительство, соединив большими дорогами важнейшие центры государства, организовал превосходную службу связи, наконец, полностью реорганизовал армию и военное дело, В результате этих реформ Дария I и последующей деятельности его преемников Персидское государство получило новую организацию, построенную в значительной степени на использовании культурных достижений отдельных народов, вошедших в состав огромной монархии.

"Хотя реформы Дария в значительной степени привели к централизации государства при помощи сложной бюрократической системы управления, Персия всё ещё сохранила во многом примитивный характер древнего племенного союза. Царь, несмотря на своё единодержавие, в некотором отношении зависел от влияния высших представителей древней родо-племениой знати. Так, по Геродоту, Дарий был избран царём на совещании семи знатнейших персов, которые сохранили за собой право входить к царю без доклада, причём царь был обязан брать себе жену обязательно из семьи одного из этих аристократов. Даже Ксеркс, по словам Геродота, перед тем как начать поход против греков, должен был обсудить этот вопрос на совещании представителей высшей знати." (Авдиев. "История Древнего Востока")

Однако с течением времени старый племенной союз всё больше и больше приобретал формы классической древневосточной деспотии, отдельные элементы которой были заимствованы у египтян и вавилонян. Очевидно, непосредственно при царе состояли высшие чиновники, которые от имени царя ведали отдельными отраслями центрального управления: финансами, судом и военным делом. При царе находился и личный царский секретарь, который заготовлял царские указы. Центральная власть в лице самого царя активно вмешивалась в различные отрасли местного управления. Вся система управления носила ярко выраженный бюрократический характер и осуществлялась большим количеством чиновников. Царь сносился с чиновниками при помощи особых посланий. Во дворце и во всех канцеляриях царило самое тщательное письмоводство. Все распоряжения заносились в особые протоколы и дневники, которые обычно велись на арамейском языке, постепенно ставшем общегосударственным языком. Укреплению централизованного управления способствовала должность высшего государственного инспектора («око царя»), который по поручению царя выполнял ответственные функции контроля, в частности в отдельных областях.
Укреплению центральной власти способствовало далее сосредоточение судебной власти в руках царя и особых «царских судей». Эти «царские судьи» в своей деятельности исходили из принципа неограниченного самодержавия царя.
Во всей стране обращалась единая государственная золотая монета — дарик. 3 тыс. дариков составляли наивысшую весовую и монетную единицу — персидский талант. Чеканка золотой монеты была объявлена исключительным правом центральной власти. Отныне персидский царь брал на себя гарантию точности веса и чистоты сплава единой общегосударственной золотой монеты. Местные царьки и правители отдельных областей и городов получили право чеканить только серебряную и медную монету. Разменной серебряной монетой был персидский шекель, равнявшийся 1/20 дарика (5,6 грамма серебра). Одновременно с этим Дарий установил и размеры податей, которые должны были вносить в царскую казну отдельные области, соответственно своему хозяйственному развитию. Взимание податей передавалось на откуп торговым домам или отдельным откупщикам, которые наживали на этом огромные средства. Поэтому подати и откупа тяжёлым бременем ложились на население.
Большое значение для развития торговли и координации всей хозяйственной жизни имела широкая организация дорожного строительства и службы связи. В этом отношении персы использовали большое количество древних хеттских и ассирийских дорог, приспособив их для торговых караванов, для перевозки почты и передвижения войск. Одновременно с этим был проложен и ряд новых дорог. Среди главных дорог, связывавших важнейшие торговые и административные центры, особое значение имела крупнейшая дорожная магистраль, получившая название «царской дороги». Эта дорога вела от Эгейского побережья Малой Азии до центра Двуречья. Она шла от Эфеса на Сарды и Сузы через Евфрат, Армению и Ассирию, вдоль Тигра. Не менее важная дорога шла из Вавилона через Загр, мимо Бехистунской скалы, к бактрийской и индийской границам. Наконец, особая дорога пересекала всю Малую Азию от Исского залива до Синода, соединяя район Эгейского моря с Закавказьем и северной частью Передней Азии.

Сохранение государственного единства, охрана границ и подавление восстаний внутри страны требовали организации армии и всего военного дела в целом. В мирное время постоянное войско состояло из отрядов персов и мидян, которые составляли основные гарнизоны. Ядром этой постоянной армии являлась царская гвардия, которая состояла из всадников-аристократов и 10 тыс. «бессмертных» пехотинцев. Личная охрана царя во дворце состояла из 1 тыс. воинов. Во время войны собиралось огромное ополчение со всего государства, причём отдельные области должны были выставлять определённое число воинов. Реорганизация армии и всего военного дела, начатая Дарием, способствовала росту военной мощи Персидского государства в эпоху Ахеменидов. Персидский царь ежегодно производил смотры персидских войск, в частности тех, которые были расположены вокруг царской резиденции. В более далёких областях эти военные смотры производились особыми царскими чиновниками, специально назначенными для этой цели. На организацию военного дела обращалось особенное внимание. За хорошее содержание войск сатрапы получали повышение и награды в виде ценных подарков, а за плохое содержание войск они отрешались от должностей и подвергались тяжёлым наказаниям. Большое значение для централизации военного дела и главным образом военного управления имела организация больших военных округов, объединявших несколько областей.

Для того чтобы внутренне укрепить Персидское государство, необходимо было организовать определённую систему местного управления. Ещё Кир образовал из покорённых стран большие области, которые управлялись особыми правителями, получавшими название сатрапов (от персидского «кхшатра-паван» — «блюстители страны»). Эти сатрапы были своего рода наместники царя и сосредоточивали в своих руках все нити управления областью. Они обязаны были поддерживать порядок в своей области и подавлять в ней восстания. Сатрапы стояли во главе местного суда и обладали уголовной и гражданской юрисдикцией. Они командовали войсками области, имели свою личную гвардию и ведали военным снабжением. С разрешения царя они даже могли руководить военными экспедициями против соседних стран. В руках сатрапа были сосредоточены и финансово-податные функции. Сатрапы обязаны были собирать подати, изыскивать новые налоги и все поступления передавать в царскую казну. Они же наблюдали за хозяйственной жизнью области, в частности за развитием земледелия. Наконец, они имели право назначать и смещать чиновников в пределах своей области и контролировать их деятельность. Таким образом, сатрапы, имея огромные полномочия, часто превращались в почти независимых царьков и имели свой собственный двор. Не имея возможности полностью подчинить своему контролю все части своего огромного государства, персидские цари вполне сознательно оставляли местным династам целый ряд прерогатив. Так, например, цари Киликии правили в своём царстве в качестве сатрапов до конца V в. до н. э. В Малой Азии, в Сирии, Финикии и Палестине, в Средней Азии и на далёких восточных окраинах, на границах Индии местные князья сохранили свою власть, управляя ныне своими областями от имени персидского царя. Эта чрезмерная самостоятельность местных правителей или сатрапов, часто приводила к восстаниям и требовала вмешательства персидских царей.
Персидское царство ещё при Дарий было разделено на 23–24 сатрапии, которые перечислены в Бехистунской, Накширустамской и Суэцкой надписях. Несмотря на попытки персидских царей ввести в некоторые рамки большую самостоятельность сатрапов, доходившую иногда до произвола, сатрапии всё же долго сохраняли много своеобразных местных черт. В отдельных сатрапиях сохранялись местное право (Вавилон, Египет, Иудея), местные системы мер и веса, административное деление (египетские номы), податная неприкосновенность и привилегии храмов и жречества. Сохранялись и местные языки, которые, однако, постепенно вытеснялись арамейским языком, ставшим официальным языком западной части государства.

Основу Персидского государства составляли иранские племена, объединённые в одно сильное и сплочённое государство под властью царя. В этом государстве персы занимали привилегированное положение в качестве правящей народности. Персы были освобождены от всех налогов, так что все тяготы податного обложения ложились на покорённые персами народы. Персидские цари в своих надписях всегда подчёркивали заслуги и достоинства, а также господствующее положение персов в государстве.
Однако, по мере того как Персия постепенно стала превращаться в огромную державу, стали появляться новые формы идеологии, пытающейся обосновать претензию персидских царей на мировое господство. Персидский царь назывался «царём стран» или «царём царей». Больше того, его называли «владыкой всех людей от восхода до захода солнца». Для укрепления власти царя использовалась древнеперсидская религия, многое воспринявшая у жреческих учений древних народов Передней Азии и Египта. Согласно этой политико-религиозной теории персидский верховный бог Ахурамазда, создатель неба и земли, сделал персидского царя «властителем всей этой обширной земли, его единственным повелителем многих», «над горами и равнинами по ту и по эту сторону моря, по ту и по эту сторону пустыни». На стенах большого персепольского дворца персидских царей изображены длинные вереницы данников, несущих самую разнообразную дань и богатые дары персидскому царю со всех концов мира.
Продолжая политику своих предшественников, Кира и Камбиза, Дарий I поставил своей целью превратить Персию в самое могущественное государство, которое могло бы господствовать над другими странами. Ещё Кир покорил индийские племена у Гиндукуша и в долине Кабула, в частности племя гандхара. Это племя упоминает и Дарий в своей большой Бехистунской надписи среди племён и областей, входивших в состав персидской державы. Очевидно, Дарий превратил в особую сатрапию равнину, расположенную у подножия Соломоновых гор вплоть до течения Инда. Стремясь в погоне за индийским золотом проникнуть дальше в Индию, Дарий послал флот под командованием карийца Скилака для обследования течения Инда и морского пути от устья Инда до Красного моря.

Особенное внимание Дария привлекали страны, расположенные к северу от Ирана. Возможно, что ещё Кир вёл борьбу с северными кочевниками, воевал с бактрийцами и саками и, наконец, погиб во время упорной войны с племенами Средней Азии, где-то в районе реки Яксарта (Сыр-Дарьи). Во всяком случае, области, населённые скифами, были завоёваны ещё до воцарения Дария. А в перечнях областей, входивших в состав Персидского государства при Дарий I, упоминаются Хорезм, Бактрия, Согдиана и несколько племён саков (скифов). Ведя упорную и продолжительную борьбу с племенами Средней Азии и Закавказья, Дарий принуждён был для укрепления своих северо-западных границ совершить поход против европейских скифов (512 г. до н. э.).
Вплотную подойдя к району Эгейского моря, заселённому греческими племенами, Дарий начал систематическую подготовку дальнейшего продвижения на запад, имея своей целью завоевать все греческие области. Дарий отправил в Грецию экспедицию во главе с Демокедом, которая объехала Грецию и даже добралась до Тарента. Для того чтобы укрепить свой южный фланг, Дарий завоевал Барку, укрепившись на ливийском берегу Северной Африки. На северном фланге Дарий повёл борьбу со скифами и проник во Фракию. Начав борьбу с греками, Дарий завоевал Фракию, Византию, Самос и другие греческие острова, достигнув побережья Эгейского моря и непосредственно столкнувшись с греческими племенами и государствами.
Начавшиеся при Дарии греко-персидские войны, несмотря на преимущество персов в силах, не сулили успеха, а при ближайшем его преемнике Ксерксе завершились совершенно бесславно – полным торжеством греков во всем бассейне Эгейского моря. Лишь в конце V – начале IV в. до н. э. персы взяли реванш, перейдя в борьбе с греческими городами к новой тактике – внесению раздоров в их среду и прямому подкупу политических лидеров всех государств и «партий». По Анталкидову миру (387 г. до н. э.) персы вернули контроль над греческими приэгейскими полисами Малой Азии, в 343–342 гг. до н. э. энергичный Артаксеркс III (359–338 гг. до н. э.) снова захватил Египет, отделившийся в 404 г. до н. э. Однако сила империи к этому времени уже несколько десятилетий держалась главным образом на греческих наемниках, а население было совершенно отчуждено от правящей верхушки.

Войны с армией Александра Македонского (334–330 гг. до н. э.) Ахемениды не выдержали. Не последнюю роль в этом сыграли личные качества трусливого и бездарного ахеменидского царя Дария III (336–330 гг. до н. э.). Проиграв генеральные сражения при Иссе (333 г. до н. э.) и Гавгамелах (331 г. до н. э.), Дарий оставил Александру столицы империи и бежал в Северо-Восточный Иран, где был убит приближенными. В 330–328 гг. до н. э. Александр подавил последние попытки сопротивления в восточных владениях Ахеменидов и воссоединил их державу под своей властью. Поход Александра Македонского открыл новый период мировой истории – эпоху эллинизма.


Назад Вперед

РАЗДЕЛЫ САЙТА

Страницы раздела

МЕСОПОТАМИЯ: ШУМЕР

Среди стран Передней Азии наиболее удобной для широкого развития земледельческого хозяйства была страна, лежащая между Тигром и Евфратом, которую древние греки называли Месопотамия (Междуречье).

МЕСОПОТАМИЯ: АККАД

Кочевники, говорящие на семитском языке, вторглись в Месопотамию через юго-западные, аравийские границы в 3000 г . до н. э. Шумеры оказались вполне способны отбросить их от своих главных центров в нижнем течении Евфрата.

МЕСОПОТАМИЯ: ВАВИЛОН

Вавилон, расположенный в самом сердце Месопотамии, там, где сближаются русла Тигра и Евфрата, находился на скрещении важных торговых путей, шедших из Малой Азии и Закавказья к Персидскому заливу и от сирийского побережья на плоскогорье Ирана.

МЕСОПОТАМИЯ: АССИРИЯ

С III тыс. до н. э. на Среднем Тигре существовало номовое государство Ашшур с центром в одноименном городе на правом берегу реки. Оно было основано особой, отделившейся от основной массы аккадоязычных племен группой аккадоязычного населения (в науке их называют «ассирийцы»), поселившейся на Тигре еще около 3000 г. до н. э. Они поклонялись племенному или местному богу Ашшуру.

ХЕТТЫ

Народ, который современные ученые благодаря целой череде недоразумений называют хеттами, принадлежал к так называемой анатолийской языковой семье – одной из наиболее древних ветвей индоевропейской общности. Языки этой семьи называются анатолийскими потому, что впоследствии на них говорили в Анатолии (Малая Азия, современная Турция).

ЕГИПЕТ: РАННЕЕ И ДРЕВНЕЕ ЦАРСТВА

В географическом отношении Египет делится на две части: на Верхний Египет, узкую длинную долину и на Нижний Египет, широкую дельту Нила, которая большим треугольным венчиком открывается к Средиземному морю.

ЕГИПЕТ: СРЕДНЕЕ ЦАРСТВО

Между Древним и Средним царствами лежал период политической раздробленности (иногда его именуют I Переходным периодом), занявший около двух веков, время правления седьмой и восьмой династий, о которых практически почти ничего не известно.

ЕГИПЕТ: НОВОЕ ЦАРСТВО

Гиксосские цари правили в Египте приблизительно с конца XVIII в. до 1580 г. до н. э. Господство иноземцев вызвало восстание местного населения, стремившегося к восстановлению независимого Египетского государства.

СИРИЯ И ФИНИКИЯ

Географическая раздробленность Сирии, обособленность её отдельных частей, как, например, финикийского побережья или долины реки Оронта, защищенной с запада и с востока горными хребтами Ливана и Антиливана, отсутствие больших рек, которые могли бы содействовать историческому и культурному объединению всей страны, не создали благоприятных условий для образования здесь единого и могущественного государства.

ДРЕВНИЕ ИУДЕЯ И ИЗРАИЛЬ

Палестина простирается от южных предгорий Ливана до северных границ Аравийской пустыни. На западе она граничит со Средиземным морем, а на востоке — с сирийско-месопотамской степью.

УРАРТУ

Государство Урарту охватывало всё Армянское нагорье расположенное между Малой Азией, северо-западной окраиной Ирана и северным Двуречьем. Восточная часть Урарту была расположена между тремя большими озёрами — Ваном, Урмией и Севаном (Гокча).

НОВЫЙ (ХАЛДЕЙСКИЙ) ВАВИЛОН

Ослабленный касситским завоеванием, Вавилон всё ещё сохранял своё значение важнейшего экономического центра Месопотамии. В конце II тысячелетия до н. э. в южной части Месопотамии появилось семитское племя халдеев, которое завоевало южную Вавилонию и создало государство Приморской страны.

ДРЕВНИЙ ИРАН

Иран представляет собой высокое плоскогорье, почти со всех сторон замкнутое и защищенное горными хребтами. На юге и юго-западе Иранское плато окаймляет южно-иранская горная дуга. На северо-западе Иран отделён от Месопотамии горами Загра, на востоке горы Брагуй и Соломоновы горы отделяют Иран от западной части бассейна Инда.

ПОЗДНИЙ ЕГИПЕТ (1 тыс. до н. э.)

С распадом единого государства эпохи Нового царства Египет вступил в III Переходный период (1075–656 гг. до н. э.). Хотя Египет и переживал время упадка по сравнению с блестящим расцветом предшествующих времен, хозяйственная жизнь в Египте не замерла.

ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ

Географические условия Индии чрезвычайно сложны и многообразны. Индия представляет собой громадный полуостров, почти материк, отрезанный от всего окружающего мира двумя океанами и величайшим в мире горным хребтом Гималаев.

ДРЕВНИЙ КИТАЙ

Наиболее древним районом расселения китайского народа является область среднего и нижнего течения реки Хуанхэ, а также равнина, прилегающая к Печилийскому заливу. В долинах и низменностях, орошаемых Жёлтой рекой и её притоками, умеренный климат и плодородная лёссовая почва способствовали раннему развитию земледельческого хозяйства.