Авторский сайт писателя Сергея Шведова

ДРЕВНИЙ ВОСТОК


СИРИЯ И ФИНИКИЯ

Географическое положение Сирии и Финикии очень своеобразно. Сирия лежит на стыке трёх материков. Своей континентальной частью она теснейщим образом связана с Передней Азией; восточные области Сирии граничат с сирийско-месопотамской степью, северная — с Малой Азией, а её южная часть вместе с Палестиной соприкасается с Аравийским полуостровом. Побережье Сирии, называвшееся Финикией, было в древности тесно связано торговыми путями с островами восточного Средиземноморья, с Кипром, Критом и архипелагом Эгейского моря. Юго-западная оконечность Сирии близко соприкасается с Египтом. Географическое положение Сирии и Финикии, находившихся на стыке древнейших морских и караванных торговых путей, способствовало тому, что в этих странах уже в древности развилась торговля, носившая в значительной степени транзитный характер.

Географическая раздробленность Сирии, обособленность её отдельных частей, как, например, финикийского побережья или долины реки Оронта, защищенной с запада и с востока горными хребтами Ливана и Антиливана, отсутствие больших рек, которые могли бы содействовать историческому и культурному объединению всей страны, не создали благоприятных условий для образования здесь единого и могущественного государства. И действительно, Сирия и Финикия в течение почти всей своей истории были раздроблены на ряд постоянно враждовавших между собой маленьких государств. Политической раздробленности Сирии и Финикии способствовало и то обстоятельство, что уже с глубокой древности Сирию и Финикию со всех сторон окружали древние культурные, могущественные государства, всегда стремившиеся к завоеванию этих богатых областей и к захвату их цветущих торговых городов. На юго-запад от Сирии находился Египет, на восток от Сирии — Вавилония и Ассирия , на северо-восток — государство Митанни, на север — Хеттское государство, наконец, на запад от Финикии на Средиземном море простиралась критская морская держава. Окружённые сильными соседями, Сирия и Финикия не могли им сопротивляться, и поэтому уже издревле они постоянно подпадали под власть и под культурное влияние то одного, то другого из этих крупных соседних государств. Сирия и Финикия были постоянным объектом напряжённой борьбы между могущественными государствами древневосточного мира. На полях Сирии развёртывались наиболее крупные сражения, сирийские крепости непрерывно подвергались осадам и штурмам. Вся Сирия была грандиозным плацдармом, где непрерывно развёртывались военные силы крупнейших древневосточных государств, которых манили к себе естественные богатства Сирии, районы высокоразвитого сельского хозяйства, древние и цветущие торговые города, центры скрещения многочисленных торговых путей.

" В некоторых частях Сирии и Финикии естественные условия способствовали высокому развитию земледельческого хозяйства. В хорошо орошаемой приморской полосе Финикии, в особенности в районах Марата, Берита, Сидона, Тира и Акко, имелись все необходимые почвенные и климатические условия для высокого развития земледелия и садоводства. Здесь до настоящего времени существуют фруктовые сады и разводят самые различные плодовые деревья. Около Триполиса в огромном количестве выращивают маслины. На западных склонах Ливана сажают маслины и виноград. Там, где нет возможности выращивать эти ценные растения, сеют пшеницу, ячмень, рожь. Большим плодородием отличаются также и внутренние части средней и южной Сирии, в особенности благодатная долина реки Оронта." (Авдиев. "История Древнего Востока")

Благоприятные естественные условия некоторых областей Сирии и Финикии спосооствовали возникновению в глубокой древности трудовой деятельности человека. Об этом красноречиво говорят результаты археологических раскопок. Орудия ранне-неолитического периода были найдены в Финикии, у мыса Собачьей реки, близ её истоков около Молочного и Медового родника, а также близ Хараджеба и Джайты у подножья горы Санин. Большинство этих кремнёвых орудий относится к типу скребков, ножей, шил, резцов и наконечников копий, причём последние отличаются особенно тщательной обработкой. Типичными орудиями для этого ранненеолитического периода являются пилы, трёхугольные наконечники стрел и многочисленные топоры трёхугольной формы. Найдены и полуполированиые орудия, в частности топоры, резцы и кинжалы, что свидетельствует о возникновении и развитии техники полировки камня.
Важные центры неолитической культуры находились и в северной Сирии, в районе, прилегающем к нижнему течению Евфрата и к горным хребтам Амана и Тавра. Здесь в местности Сакче-Гёзи было найдено очень древнее поселение, которое своими нижними, наиболее древними слоями восходит к неолитической эпохе. В первом слое были обнаружены грубые орудия из кремня, обсидиана, слоновой и простой кости, а также глиняные сосуды, украшенные вдавленным геометрическим орнаментом. В третьем слое, частично относящемся к эпохе халколита, была найдена расписная керамика. Интересные памятники были обнаружены в Тель-Тайнате, в северной Сирии, между Антиохией и Алеппо, где американским археологам удалось обнаружить 14 археологических слоёв, дающих возможность проследить последовательный процесс развития культуры от каменного века до византийского времени.

В северной Сирии в 50 км к югу от устья реки Оронта, около Рас-Шамра на берегу моря были найдены развалины крупного города, лежавшего на важном торговом пути, соединявшем Кипр с западной излучиной Евфрата. Этот город представлял собой важный торговый порт и крепость, окружённую толстыми стенами. В этом городе находились храм, дворец и библиотека. Развалины этого города, а также множество предметов и надписей, которые были здесь найдены, позволяют говорить о существовании здесь довольно значительного рабовладельческого государства, историю которого можно проследить с конца III идо середины II тысячелетия до н. э. Это государство называвшееся Угарит, было тесно связано с Египтом, с районом Эгейского моря и с хеттскими племенами Малой Азии, являясь центром скрещения важнейших торговых путей. В главный город государства Угарит, расположенный на северносирийском побережье, из Кипра привозили медь, а также различные товары из Малой Азии, Сирии, Месопотамии, из Египта и с островов Эгейского моря. На это указывают многочисленные предметы эгейского, хеттского и египетского происхождения, найденные в развалинах древнего торгового города около Рас-Шамра.

Население Финикии и Сирии было чрезвычаино смешанным. Изучение лингвистических данных позволяет установить наличие крайне сложного этнического конгломерата. Самый древний племенной слой составляли хурриты, воспоминание о которых сохранилось в библии и название которых сохранилось в египетском названии Сирии — Хару. Хурриты в древности населяли обширную территорию, которая тянулась от северной Месопотамии до южной Палестины. На значительное хурритское население в Палестине и Сирии указывают различные документы: клинообразные надписи с хурритскими собственными именами, инвентарь в Катне, содержащий хурритские собственные имена и термины, наконец, амарнские письма, в которых встречаются многочисленные хурритские имена, как, например, Абд-Хиба. Хурритов мы находим и в северной Сирии, где они жили вместе с западными семитами, которых иногда называют хананеями. Так, например, на наличие хурритов и хананеев в стране Угарит указывают документы, найденные в Рас-Шамра.

В конце III и в начале II тысячелетия до н. э в Сирии и Финикии было несколько маленьких государств, центрами которых были крупные торговые города. Среди этих городов выделялись главный город Угарит и Библ, расположенные на морском берегу. Судя по тому, что в надписях из Рас-Шамра упоминаются географические названия, в частности городов Средней Сирии, Финикии и даже Палестины, можно предполагать, что Угарит был тесно связан как в экономическом, так и в культурно-политическом отношении с этими странами. Больше того, Угарит вёл оживлённую торговлю с островами Эгейского моря, Критом, Кипром и Родосом, а также с Египтом. В надписях из Рас-Шамра упоминаются Каптор (Крит) и Хет-ка-Пта (Мемфис). Раскопки в Рас-Шамра обнаружили кипрские и родосские сосуды, различные памятники микенского производства и даже египетские статуи, статуэтки и скарабеи с египетскими надписями времени Среднего Царства.

"Типичным городом-государством этого периода являлся Угарит. Он вел обширную торговлю с Двуречьем, Египтом и Малой Азией, Палестиной, а также заморскими странами. В городе имелся особый квартал, населенный микенскими греками. Отсюда микенские изделия ввозились в глубь страны и далее в Месопотамию. Товарные отношения в Угарите достигли такого масштаба, что цари собирали с сельских общин подати металлами – медью и серебром.
Все свободное население страны делилось на три сословия: 1) «сыны страны Угарит» – земледельцы-общинники, роль которых постоянно уменьшалась; 2) «царские рабы» – приближенные царя, получавшие от него земельные наделы (многие из них сохраняли свои общинные наделы и формально не порывали связи с сельской общиной); 3) «рабы царских рабов» – лица, не имевшие своей земли и сидевшие на землях служилой знати (это были разорившиеся земледельцы, утратившие свои земли и связь с общиной, и частично пришлые люди, чужеземцы-изгои – хапи-ру). На царской службе, кроме крупных и средних землевладельцев, находились также купцы и откупщики, называвшиеся, как и в Вавилонии, тамкарами. Рабов в прямом смысле слова было мало. Политически Угарит подчинялся царям удельного хеттского царства со столицей в Каркемише, а через него – великим царям Хатти."
(Ладынин. "История Древнего Востока")

Не менее широкую торговлю, в особенности с Египтом, вёл Библ, один из древнейших городов Финикии. В конце III тысячелетия до н. э. Библ испытывал не только экономическое, но и политическое влияние Египта. Известно, что в нём правили князья, носившие хотя и сирийские имена, но чисто египетские титулы и писавшие свои надписи египетскими гиероглифами.

В середине II тысячелетия до н. э. Сирия и Финикия подпадают под власть Египта. Воинственные фараоны XVIII династии завоёвывают Сирию вплоть до Евфрата. Они подчиняют себе сирийские города, накладывают на них тяжёлую дань, эксплуатируя естественные богатства этих стран. Египетское завоевание, господство в Сирии и в Финикии, а затем и ослабление влияния Египта в этих странах нам хорошо известны по многочисленным египетским надписям времени XVIII династии, в частности по дипломатическому архиву из эль-Амарна, в котором сохранилось множество дипломатических документов, характеризующих международные отношения этого времени. Сирия находилась под экономическим и политическим контролем Египта, но всё же сохраняла некоторую самостоятельность. Египтяне во многих городах Сирии оставляли туземных князей, а для укрепления своего влияния в Сирии воспитывали их наследников в Египте в духе преданности Египту и египетскому фараону, готовя себе, таким образом, в будущем верных слуг.
Сирийские князья были обязаны не только оказывать военную помощь египетскому фараону, но и платить ему ежегодную дань. Сирийские и финикийские князья должны были информировать египетское правительство обо всём, что происходило в Сирии. Так, фараон приказывает князю Тира сообщать ему обо всём, что он услышит в Ханаане. Египетское управление в Сирии осуществлялось при помощи целого штата чиновников, которые получали дань от сирийских князей, управляли царскими складами, совершали периодические объезды по стране и разбирали тяжбы между князьями. Опорными пунктами египетского господства в Сирии были крепости, в которых находились египетские гарнизоны, а также египетские храмы, которые были центрами распространения культурного влияния Египта в Сирии.

В XIV в. до н. э. Египет уже не располагает достаточными силами для того, чтобы удержать своё господствующее положение в Сирии. На смену египтянам приходят хетты, которые колонизуют северную Сирию и подчиняют её своему влиянию. Хеттское влияние в Сирии становится всё более и более сильным, что подтверждается археологическими и лингвистическими данными и прямыми свидетельствами документов. Государство Угарит, раньше находившееся под властью Египта, ныне находится под сильным влиянием хеттского царя. В самом Угарите борются две партии: египетская и хеттская. Мисту, правитель Угарита, пишет египетскому фараону, что ему угрожает нашествие хеттов. Угарит, так же как Тир и ряд других больших городов Финикии и Сирии, готов отпасть от Египта и перейти на сторону хеттов. О продвижении хеттов в красноречивых словах пишет фараону Риб-Адди, правитель Библа, сообщая ему о том, что хетты захватили значительную часть Сирии и угрожают самому Библу. Объединившиеся аморитские племена во главе с Азиру, в союзе с хеттами пытаются вытеснить египтян из Сирии. В XIV в. до н. э. египтяне вынуждены сдать свои позиции в Передней Азии. Но вскоре в Сирии появляются новые завоеватели. Это те морские народы, которые, широкой волной хлынув на восток, заняли Малую Азию и Сирию. Типично эгейские вещи, кипрская керамика, терракоты, изображения богини природы, обнаруженные в развалинах Рас-Шамра, свидетельствуют о довольно сильном проникновении эгейских племён, эгейского торгового и культурного влияния в Сирию в XIII–XII вв. до н. э. Весьма возможно, что государство Угарит было в значительной степени колонизовано и, может быть, даже завоёвано этими пришлыми эгейскими племенами. На это указывает множество эгейских, кипрских и микенских погребений, раскопанных в Рас-Шамра, и даже богатая микенская гробница царского типа, которая возвышается на самом акрополе, среди развалин храмов и библиотеки.

Очень многие области Финикии и Сирии не представляли больших удобств для организации здесь интенсивных форм земледельческого хозяйства. Поэтому в течение долгого времени племена, жившие на этой территории, особенно в обширных степях, отделяющих Сирию от Месопотамии, принуждены были вести кочевой, скотоводческий образ жизни. Одним из древнейших домашних животных в этих странах была свинья, затем был приручён бык, получивший впоследствии большое хозяйственное значение в качестве рабочего скота. Только в некоторых долинах, как, например, в долине реки Оронта, и на финикийском побережье, естественные условия способствовали развитию земледелия. Здесь была хорошая плодородная почва и в достаточном количестве вода. Пшеница, ячмень и просо акклиматизированы в этих местностях уже в эпоху глубокой неолитической древности. Наряду с зерновыми злаками появляются древнейшие культуры технических растений. Уже в III тысячелетии до н. э. сажали лён и умели изготовлять ткани, отпечатки которых сохранились на черепках. Земледельческая техника этого времени была очень примитивной. Большое значение имела мотыга, которая лишь постепенно уступала своё место примитивному плугу. В него обычно впрягали ослов, быков, а иногда и людей, очевидно рабов. Молотили зерно при помощи скота и особых приспособлений, что уже свидетельствует о некоторых успехах в области развития земледельческих орудий. На относительный прогресс в области земледельческой техники указывает и постепенная замена древних зернотёрок мельничными жерновами. Недаром Финикия была одной из наиболее развитых в экономическом отношении стран Востока.

Занимая очень плодородную, но крайне узкую и незначительную прибрежную полосу земли, финикийцы уже в древности принуждены были обратить внимание на более интенсивное использование каждого клочка земли, пригодного для земледельческого хозяйства. Население не ограничивалось обработкой земли на побережье и в долинах рек и создало террасную систему земледелия, использовав для этой цели горные склоны Ливана. Эта особая система землеустройства и оросительного земледелия была распространена в древности в Малой Азии, Ассирии и в стране инков (Перу в Южной Америке) и до сего времени сохранилась на Филиппинских островах. Она заключается в том, что горные склоны искусственно превращаются в ряды расположенных друг над другом террас и орошаются правильно распределёнными водами горных потоков. Обычно эти горные террасы использовались для разбивки фруктовых садов и виноградников. Так, наряду с зерновым хозяйством в Финикии и в Сирии появились и более интенсивные виды земледельческого хозяйства, в частности виноградарство и виноделие. Финикийское вино славилось во всём древнем мире. Память о нём сохранилась вплоть до римской эпохи. Римские агрономы, говоря о виноградарстве, цитируют карфагенянина Магона, который использовал опыт крупных виноградарских и винодельческих хозяйств финикийских колоний Северной Африки.
Интенсивные формы земледельческого хозяйства давали возможность местному населению в некоторых случаях вывозить продукты сельского хозяйства, как, например, оливковое масло и вино, в соседние страны. В египетских надписях в следующих словах описываются богатства земледельческой страны Джахи, расположенной в долине реки Оронта: «Сады полны плодов. Вино в давильнях течёт, как потоки воды. Хлеба на террасах в таком изобилии, что его больше, чем песка».

Уже в глубокой древности в Сирии и в Финикии появляются различные ремёсла. В горах Ливана имелась хорошая железная руда. Добыча и обработка её не представляют больших технических трудностей. Особенно высокого расцвета достигло в Финикии ткацкое дело. Финикийцы славились своим уменьем окрашивать ткани. Широкой известностью пользовались яркокрасная и тёмнофиолетовая пурпурная краски, изготовлявшиеся финикийцами из местных приморских моллюсков, раковины которых найдены в огромном количестве на финикийском побережье. В частности красный пурпур — аргаман, название которого встречается также и в еврейском и в ассирийском языках, являлся одной из статей финикийского экспорта. Изготовление шерстяных тканей, окрашенных в пурпур, упоминается уже в надписях из Рас-Шамра, относящихся к XIV в. до н. э. Высокого расцвета достигло в Финикии изготовление стекла, однако эта техника была финикийцами заимствована у египтян и отчасти у ассирийцев. Обилие прекрасного строевого и мачтового леса, главным образом в горах Ливана, способствовало значительному развитию деревообделочного производства и кораблестроения. Финикийцы считались в древности лучшими кораблестроителями. Ещё в эпоху Древнего Царства египтяне называли один из типов корабля «библским кораблём». Весьма возможно, что самое племенное название «финикийцы» произошло от египетского слова «фенеху», означающего «кораблестроитель». Даже греческий историк Геродот, живший в V веке до н. э., пишет, что среди кораблей всего персидского флота «наилучшим ходом отличались корабли, поставленные финикиянами». Древнейшим типом финикийского корабля был тяжёлый, но весьма приспособленный для мореплавания корабль, шедший главным образом под парусами и предназначенный для перевозок значительных грузов.
Торговля Финикии и Сирии достигла высокого развития, что объясняется сравнительно высокой продуктивностью сельского хозяйства, успехами ремесла и благоприятными географическими условиями. Финикийские города находились в центре скрещения важнейших торговых путей, соединявших страны Передней Азии с бассейном Эгейского моря, с Африкой и Аравией. Эта торговля шла по сухопутным дорогам и по морским путям. Караваны торговцев двигались из Малой Азии, из Месопотамии, из Аравии, от Красного моря и из Египта, достигая городов финикийского побережья. Наряду с обычным вьючным транспортом существовал и колёсный, на что указывают посвятительные модели двухколёсных колесниц. Можно предполагать, что эта сухопутно-караванная торговля охватывала обширные территории от северного побережья Сирии до залива Акаба на берегах Красного моря, включая тем самым весь Ханаан.
Но особенно высокого расцвета достигла в Финикии морская торговля. Уже в IV тысячелетии до н. э. в эпоху Древнего Царства египтяне вывозят из Финикии много товаров, среди которых следует отметить оливковое масло и дерево. Предметами финикийского вывоза были наряду с этим вино, кедровое масло, скот, зерно, косметические и медицинские средства. Совершенно исключительное значение в финикийской торговле и во всей финикийской экономике занимал лес. Горные цепи Ливана и Антиливана, расположенные в непосредственной близости от торговых финикийских городов, а также прилегающие к Финикии горные области Малой Азии, Закавказья, Северной и Средней Сирии и Палестины были покрыты в древности крупными лесными массивами. Значительные лесные богатства этих районов, изобиловавших кедрами, киликийокой и приморской сосной, а также другими ценными породами леса, давали возможность финикийским торговцам в большом количестве вывозить лес, в особенности строевой и мачтовый в Египет, а также в Месопотамию. В VIII в. до н. э. финикийцы поставляли лес в Ассирию царю Саргону II для постройки его дворца. Иногда Финикия уплачивала ассирийским царям дань кедрами. На одном барельефе изображён флот, гружённый финикийским лесом.
Особенное значение имела торговля финикийских городов с Египтом. Центром этой торговли был древний финикийский город Библ, название которого встречается уже в египетских надписях времени Древнего Царства. Раскопки в Библе обнаружили множество египетских предметов различных времён, восходящих к архаической эпохе, что указывает на древность и прочность торговых связей Библа с Египтом. Особенно высокого расцвета достигла эта торговля финикийских городов, главным образом, Библа с Египтом, в середине и во второй половине II тысячелетия до н. э., когда Сирия и Финикия были завоёваны египетскими фараонами и вошли в состав обширного Египетского государства.

Сирия и Финикия уже с III тысячелетия до н. э. были довольно тесно связаны с целым рядом соседних стран, в частности с Месопотамией и с Малой Азией. Саргон, царь Аккада, совершивший ряд крупных походов, завоевал страну Мари и страну Яримут. Весьма возможно, что название Яримут соответствует древнему названию Римита, обозначающему одну из областей Северной Сирии. Проникновение Саргона в Сирию в значительной степени объясняется необходимостью укрепления торговых связей между Аккадом и Сирией, откуда народы Двуречья получали необходимое им дерево. Саргон в данном случае стремился к захвату важных торговых путей и городов, лежавших на берегу Средиземного моря. В развалинах многих древних городов Сирии были найдены различные предметы месопотамского происхождения, указывающие на тесную торговую и культурную связь между Сирией и Двуречьем.

СИРИЯ И ФИНИКИЯ

В глубокой древности в Финикии и в Сирии существовал такой же общинный строй, как и в других древневосточных странах. На существование древнего общинного строя указывают те общинно-земледельческие культы, которые нашли своё отражение в мифологических поэмах, найденных при раскопках в Рас-Шамра. Однако значительное развитие торговли уже в III тысячелетии до н. э. приводит к постепенному расслоению древних сельских общин, к их медленному распаду и к развитию рабовладельческих отношений. В деловых документах из Рас-Шамра, относящихся к II тысячелетию до н. э., упоминаются торговцы, зажиточные люди и даже частные землевладельцы, что указывает на значительное классовое расслоение.
В длительной и упорной войне египтяне и хетты ослабли, и силы их государств были истощены. Это создало благоприятную обстановку для образования в Сирии и Финикии самостоятельных государств, достигших своего расцвета в Х — IX вв. до н. э. В это время Египет и Ассирия переживают упадок и уже не могут угрожать богатым торговым городам Финикии и Сирии. Наряду с Библом выдвигаются два других крупных торговых города — Сидон и Тир. Сидон, очевидно, был более древним центром финикийской торговли. По крайней мере и израильтяне и древние греки называли всех финикиян сидонянами, а царь образовавшегося впоследствии Тиро-Сидонского царства обычно носил титул царя Сидона. Наконец, в Сидоне находилось общефиникийское святилище — храм Астарты, культ которой пользовался в Финикии особенно широким распространением. Несколько позднее выдвигается Тир в качестве крупного торгового и политического центра. Хирам I, царь Тира (969–936 гг. до н. э.), ведёт широкую торговую и завоевательную политику. Он совершает поход на остров Кипр и основывает там финикийскую колонию Карт-Хадашт. Известны также и более далёкие походы, предпринятые Хирамом I. Таков его поход против страны Утика в Африке и большая экспедиция, организованная в страну Офир. Широкая завоевательная политика Хирама I приводит к расцвету Тира. Тир вырастает в большой богатый город. Его территория была искусственным образом увеличена благодаря присыпке земли в восточной части города, где при Хираме были воздвигнуты новый городской квартал, площадь для базаров и народных собраний. Тир, выгодно расположенный на острове, был сильно укреплён и превратился в мощную морскую крепость. В IX в. до н. э. продолжается дальнейший рост и расцвет Финикийского государства. Финикийский царь Итобаал основывает город Авзу в Ливии. Тиру в эту эпоху принадлежит весь финикийский берег с крупнейшими торговыми городами: Беритом, Библом и Сидоном.

"Ткани, стекло и бронза принесли необычайное процветание финикийским городам. Купцы и ростовщики жили во дворцах, над берегом возносились огромные храмы, в портах собирались сотни судов. Богатые города Финикии, Тир, Библ, Сидон, напоминали своей жизнью великий Вавилон; это были буржуазные города, где правили деньги и предприимчивость. Блеск буржуазной цивилизации восторгал библейских пророков: "Тир! Ты говоришь: "Я совершенство красоты". Пределы твои в сердце морей, строители твои усовершили красоту твою… Ты сделался богатым и славным среди морей". Посланцы финикийской цивилизации, ремесленники и строители, разносили её славу по окрестным странам; они учили ремёслам пастушеские народы и возвели Великий Храм в Иерусалиме. Для своих тайных записей купцы и мореходы изобрели алфавит, в котором каждый знак соответствовал одному звуку, а комбинации знаков слагались в слова. Это было великое изобретение; теперь, чтобы научиться грамоте, уже не нужно было несколько лет учить тысячи иероглифов. Очень скоро тайна перестала быть тайной, и алфавит распространился по всему Средиземноморью; его позаимствовали греки, римляне, а потом и многие другие народы. "Финикияне, прибыв в Элладу… принесли эллинам много наук и искусств и, между прочим, письменность", — писал великий историк Геродот." (Нефедов. "История Древнего мира")

Финикийцы основывают целый ряд колоний во всем бассейне Средиземного моря. Ещё в XVI в. до н. э. финикийская колонизация охватывает не только остров Кипр и часть южного побережья Малой Азии, но весь район Эгейского моря. Финикийцы выбирали для своих торговых факторий острова, расположенные близко около берега, местности, лежащие на скрещении важных торговых и военных путей, обладающие естественными богатствами и хорошо защищенные в географическом отношении. Финикийцы вслед за Кипром колонизуют Родос, отдельные острова в группе Киклад и Спорад, богатый золотом Фа сое, Самофракшо и, может быть, даже проникают через Геллеспонт и Босфор в Чёрное море, достигая северных берегов Малой Азии; финикийская торговля проникала далее в области и города Малой Азии и материковой Греции. Раскопки в Трое, в Микенах и в Тиринфе обнаружили ряд типично финикийских предметов. Эта широко развитая морская торговля и колонизация, проводившаяся в пределах восточного Средиземноморья, осуществлялась главным образом сидонскими торговцами.
Крупнейший финикийский торговый город Тир вёл обширную торговлю в западной части Средиземноморья, где выходцы из Тира основали большое количество колоний. Финикийцы строили эти колонии главным образом на островах и берегах западного Средиземноморья, постепенно продвигаясь по морскому пути, ведшему от берегов Финикии к берегам Иберии, главным образом к Тартессу. Этот путь вёл через Сицилию, Мальту, Пантеллерию к древнему городу Гадер (латинскому Гадесу, современному Кадису), основанному финикийцами на острове около устья реки Гвадалквивира, главной реки Турдитании. На острове Сицилии финикийцы основали город «Рош-Мелькарт» («Голова Мелькарта», главного бога Тира). Город Каралис (Кальяри) на острове Сардинии также считался финикийской колонией. Явными следами финикийского влияния являются каменные гробницы в форме усечённого конуса, сохранившиеся в Сардинии. Двигаясь на запад, финикийцы колонизовали некоторые части северной Африки, построив здесь ряд своих торговых факторий и городов, среди которых особенно выдвинулся Карфаген, возможно существовавший уже в первой половине I тысячелетия до н. э. В VI–V вв. до н. э. Карфаген объединил вокруг себя целый ряд других финикийских колоний западного Средиземноморья, образовав крупное и могущественное рабовладельческое государство. Самыми далёкими на западе форпостами финикийской торговли были финикийские поселения на западном берегу Африки: Тингио (Танджа, Танжер), Целис (Азила) и др. Далее на юг находилось, по позднейшим, может быть преувеличенным преданиям, 300 древних финикийских поселений, основанных жителями Тира и расположенных на протяжении 30 дней пути.

"Яркую картину широкого размаха финикийской морской торговли и колонизации даёт «Перипл Ганнона карфагенянина», текст которого заимствован из официального документа, находившегося в храме бога Эля в Карфагене. В этом «Перипле», текст которого относится к VI в. до н. э., приводится указ о путешествии, а также описание путешествия Ганнона вокруг Африки. Судя по этому описанию, Ганнон выплыл в океан через Геракловы Столбы (Гибралтарский пролив). Флот Ганнона состоял из шестидесяти 50-вёсельных кораблей и имел на борту 30 тыс. мужчин и женщин. Результатом этой крупнейшей финикийской экспедиции было обследование западноафриканских берегов, основание здесь новых городов и храмов." (Авдиев. "История Древнего Востока")

О высоком развитии финикийского мореходства свидетельствует и замечательное путешествие вокруг Африки, которое было предпринято финикийскими мореходами по приказанию египетского фараона Нехо II. Сохранились очень неопределённые сведения о морских поездках финикийцев вдоль западного берега Пиренейского полуострова на север. Однако эти данные требуют дальнейших подтверждений. Олово и янтарь финикийцы получали, очевидно, главным образом при помощи транзитной торговли из Британии.
Финикийцы проникли и в восточные страны. На рынках Тира продавались товары, привезённые из Армении. В Месопотамии на Евфрате финикийцы основали свою колонию — город Эддану. Сирия и Палестина снабжали Финикию сырьём, различными товарами, а также рабочей силой. Из Аравии финикийцы получали пряности. Целый ряд колоний финикийцы основали в Египте, с которым их соединяли стародавние торговые и культурные связи.
Таким образом, финикийская торговля и финикийская колонизация достигают в XVI–XII и особенно в X–IX вв. до н. э. огромного размаха. Финикийская колонизация в значительной степени предшествует древнегреческой колонизации. Очевидно, грекам пришлось в течение некоторого времени вести довольно упорную борьбу с финикийскими торговцами.

"Финикийцы избегали практики порабощения собственного населения. Долговых рабов, несмотря на огромное развитие товарно-денежных отношений и кредитно-ростовщической системы, в их среде практически не было, как то было характерно и для постсолоновской Греции. Зато рабами-иноплеменниками они, как и греки, пользовались весьма охотно. Рабами торговали, а подчас захватывали их, не брезгуя пиратскими методами: приставая к чужому берегу, финикийцы всегда старались подметить, много ли здесь мужчин; если их оказывалось мало, можно было рискнуть, напасть ночью, захватить рабов и отплыть. Рабы кроме работорговли были нужны в качестве гребцов на кораблях.
Финикийская структура, отличная от привычной ближневосточной, имела черты, сближавшие ее с античной греческой. Правда, этих черт было недостаточно для того, чтобы в Финикии сложились общество и экономика античного типа и чтобы там возник полис с гражданскими правами и обязанностями его членов. Но нет сомнений в том, что финикийский образ жизни и характерные для него формы хозяйственной деятельности с преимущественным развитием торговли, мореплавания и колонизации оказали свое воздействие на шедших вслед за финикийцами греков и в немалой мере способствовали тому расцвету частнособственнической предпринимательской активности, которая сыграла решающую роль в трансформировании структуры античной Греции с ее полисами, гражданским обществом, правовыми, политическими и культурными институтами."
(Васильев. "История Востока" т.1)

Рабовладельческое хозяйство, о котором в источниках сохранилось мало данных, тесно связанное с заморской торговлей и ростовщичеством, достигло в крупных городах Финикии высокого развития в VII–VI вв. до н. э. Острые классовые противоречия должны были неминуемо вызвать волну народных восстаний. Античная традиция сохранила позднее воспоминание о большом восстании рабов в Тире. Как сообщает Юстин, восставшие рабы перебили всех свободных мужчин, а женщин взяли себе в жёны, поставив над собой царём единственного уцелевшего свободного по имени Стратон.
Тиро-Сидонское царство, достигшее своего высшего расцвета в IX в. до н. э., просуществовало недолго, встретив грозного врага в лице окрепшей ассирийской военной державы. Однако Тир и Сидон, крупнейшие города Финикии, оказывали длительное сопротивление ассирийским царям, пытавшимся завладеть финикийским побережьем. Только Асархаддону (VII в. до н. э.) удалось окончательно разгромить эти могущественные финикийские города и присоединить Финикию к Ассирийскому царству.

Крупнейшим достижением финикийской культуры является алфавитная система письменности, которая появилась в Финикии в XIII в. до н. э. Значительное развитие торговли требовало появление такой простейшей системы письменности, которая позволяла бы самым быстрым образом составлять деловые документы. Именно поэтому алфавит, эта наиболее простая и удобная система письменности появилась в Финикии, где столь высокого развития достигла торговля. При создании своей алфавитной системы финикийцы использовали богатое культурное наследие древнего Вавилона и древнего Египта. Элементы алфавитной письменности в виде отдельных алфавитных знаков существовали уже в вавилонской клинописи, которая за 2000 лет до н. э. проникает в северную Сирию. Там вавилонская клинопись подверглась значительному упрощению, и на её основе возникла северносирийская алфавитная клинопись, состоящая из 30 алфавитных знаков. При помощи этой алфавитной клинописи были написаны многочисленные надписи, найденные в Рас-Шамра.
Но значительно большее влияние на возникновение собственно финикийского алфавита оказала египетская гиероглифическая письменность, в которой существовало 24 алфавитных знака, служивших для обозначения согласных звуков. Египетские гиероглифические надписи были найдены в развалинах Библа, причём в некоторых из этих надписей отдельные гиероглифы уже получили на финикийской почве иное значение. Особая переходная система от египетской гиероглифики к финикийской письменности была обнаружена на Синайском полуострове, где в развалинах египетского храма около медных рудников Серабит-эль-Хадим были найдены надписи, состоявшие из 25 курсивных знаков, среди которых 8 знаков занимают среднее положение между египетскими гиероглифами и финикийскими знаками. Так, возможно, что на почве постепенного использования элементов алфавита, вавилонской клинописи и египетской гиероглифики возник уже более усовершенствованный финикийский алфавит, состоявший из 22 алфавитных знаков, служивших для обозначения одних лишь согласных звуков. Преимуществом финикийского алфавита является наличие в нём одних лишь алфавитных знаков. Финикийский алфавит имел огромное историческое значение. Из финикийского алфавита впоследствии возник древнегреческий алфавит. Таким образом, финикийский алфавит лежит в основе большого количества более поздних систем письменности.

Древнейшая религия племён Финикии и Сирии восходит к древним общинно-земледельческим культам. В мифологических поэмах из Рас-Шамра описываются древние священные обряды поливки ячменя, запряжки осла и жеребца и посадки виноградной лозы. Бог Мот изображается в образе «зрелого колоса», падающего в конце лета под серпом богини Анат. Особенно важное место в религиозных представлениях древних финикийцев занимал образ умирающего и воскресающего бога природы Ваала и его сына Алийяна, миф и культ которого наглядно объясняли людям в религиозно-поэтической форме «таинственный смысл» смены времён года. Эти религиозные представления нашли своё яркое отражение в мифологических поэмах, тексты которых были найдены при раскопках в Рас-Шамра. В поэме о «Ваале и Алий-яне» рассказывается о том, что для бога Ваала воздвигается роскошный храм, в котором Ваал провозглашает свою победу над богом смерти Мотом. Однако смерть настигает бога Ваала, и он вместе со своим сыном принуждён спуститься в загробный мир. Далее описываются заупокойные обряды, которые совершаются в честь умерших богов, борьба богини плодородия Анат с богом смерти Мотом, поиски умерших богов, конечная победа Ваала над Мотом и воскресение Ваала. Этот древний миф и культ бога умирающей и воскресающей, природы лёг в основу позднейшего культа бога Адониса, который получил впоследствии столь широкое распространение в Сирии и Финикии.


Назад Вперед

РАЗДЕЛЫ САЙТА

Страницы раздела

МЕСОПОТАМИЯ: ШУМЕР

Среди стран Передней Азии наиболее удобной для широкого развития земледельческого хозяйства была страна, лежащая между Тигром и Евфратом, которую древние греки называли Месопотамия (Междуречье).

МЕСОПОТАМИЯ: АККАД

Кочевники, говорящие на семитском языке, вторглись в Месопотамию через юго-западные, аравийские границы в 3000 г . до н. э. Шумеры оказались вполне способны отбросить их от своих главных центров в нижнем течении Евфрата.

МЕСОПОТАМИЯ: ВАВИЛОН

Вавилон, расположенный в самом сердце Месопотамии, там, где сближаются русла Тигра и Евфрата, находился на скрещении важных торговых путей, шедших из Малой Азии и Закавказья к Персидскому заливу и от сирийского побережья на плоскогорье Ирана.

МЕСОПОТАМИЯ: АССИРИЯ

С III тыс. до н. э. на Среднем Тигре существовало номовое государство Ашшур с центром в одноименном городе на правом берегу реки. Оно было основано особой, отделившейся от основной массы аккадоязычных племен группой аккадоязычного населения (в науке их называют «ассирийцы»), поселившейся на Тигре еще около 3000 г. до н. э. Они поклонялись племенному или местному богу Ашшуру.

ХЕТТЫ

Народ, который современные ученые благодаря целой череде недоразумений называют хеттами, принадлежал к так называемой анатолийской языковой семье – одной из наиболее древних ветвей индоевропейской общности. Языки этой семьи называются анатолийскими потому, что впоследствии на них говорили в Анатолии (Малая Азия, современная Турция).

ЕГИПЕТ: РАННЕЕ И ДРЕВНЕЕ ЦАРСТВА

В географическом отношении Египет делится на две части: на Верхний Египет, узкую длинную долину и на Нижний Египет, широкую дельту Нила, которая большим треугольным венчиком открывается к Средиземному морю.

ЕГИПЕТ: СРЕДНЕЕ ЦАРСТВО

Между Древним и Средним царствами лежал период политической раздробленности (иногда его именуют I Переходным периодом), занявший около двух веков, время правления седьмой и восьмой династий, о которых практически почти ничего не известно.

ЕГИПЕТ: НОВОЕ ЦАРСТВО

Гиксосские цари правили в Египте приблизительно с конца XVIII в. до 1580 г. до н. э. Господство иноземцев вызвало восстание местного населения, стремившегося к восстановлению независимого Египетского государства.

СИРИЯ И ФИНИКИЯ

Географическая раздробленность Сирии, обособленность её отдельных частей, как, например, финикийского побережья или долины реки Оронта, защищенной с запада и с востока горными хребтами Ливана и Антиливана, отсутствие больших рек, которые могли бы содействовать историческому и культурному объединению всей страны, не создали благоприятных условий для образования здесь единого и могущественного государства.

ДРЕВНИЕ ИУДЕЯ И ИЗРАИЛЬ

Палестина простирается от южных предгорий Ливана до северных границ Аравийской пустыни. На западе она граничит со Средиземным морем, а на востоке — с сирийско-месопотамской степью.

УРАРТУ

Государство Урарту охватывало всё Армянское нагорье расположенное между Малой Азией, северо-западной окраиной Ирана и северным Двуречьем. Восточная часть Урарту была расположена между тремя большими озёрами — Ваном, Урмией и Севаном (Гокча).

НОВЫЙ (ХАЛДЕЙСКИЙ) ВАВИЛОН

Ослабленный касситским завоеванием, Вавилон всё ещё сохранял своё значение важнейшего экономического центра Месопотамии. В конце II тысячелетия до н. э. в южной части Месопотамии появилось семитское племя халдеев, которое завоевало южную Вавилонию и создало государство Приморской страны.

ДРЕВНИЙ ИРАН

Иран представляет собой высокое плоскогорье, почти со всех сторон замкнутое и защищенное горными хребтами. На юге и юго-западе Иранское плато окаймляет южно-иранская горная дуга. На северо-западе Иран отделён от Месопотамии горами Загра, на востоке горы Брагуй и Соломоновы горы отделяют Иран от западной части бассейна Инда.

ПОЗДНИЙ ЕГИПЕТ (1 тыс. до н. э.)

С распадом единого государства эпохи Нового царства Египет вступил в III Переходный период (1075–656 гг. до н. э.). Хотя Египет и переживал время упадка по сравнению с блестящим расцветом предшествующих времен, хозяйственная жизнь в Египте не замерла.

ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ

Географические условия Индии чрезвычайно сложны и многообразны. Индия представляет собой громадный полуостров, почти материк, отрезанный от всего окружающего мира двумя океанами и величайшим в мире горным хребтом Гималаев.

ДРЕВНИЙ КИТАЙ

Наиболее древним районом расселения китайского народа является область среднего и нижнего течения реки Хуанхэ, а также равнина, прилегающая к Печилийскому заливу. В долинах и низменностях, орошаемых Жёлтой рекой и её притоками, умеренный климат и плодородная лёссовая почва способствовали раннему развитию земледельческого хозяйства.