Авторский сайт писателя Сергея Шведова

ДРЕВНИЙ ВОСТОК


ХЕТТЫ

Народ, который современные ученые благодаря целой череде недоразумений называют хеттами, принадлежал к так называемой анатолийской языковой семье – одной из наиболее древних ветвей индоевропейской общности. Языки этой семьи называются анатолийскими потому, что впоследствии на них говорили в Анатолии (Малая Азия, современная Турция). Однако сформировались эти языки далеко от Анатолии, а их носители попали туда разными путями. От остальных индоевропейцев носители анатолийских языков обособились уже к концу IV тыс. до н. э. В то время «анатолийцы» обитали где-то на северных или северо-западных берегах Черного моря, возможно, у Нижнего Дуная. Потом они разделились: часть переселилась на запад и юг, на Балканский полуостров и позднее вместе с греческими и родственными им племенами пришла к рубежам Малой Азии с запада, а другая часть оказалась далеко на востоке, у Кавказских гор и на Армянском нагорье.
В конце III тыс. до н. э. Кавказ и Передняя Азия переживали бурные времена. Во время этих потрясений немало северных племен перешли Кавказский хребет и обосновались на Армянском нагорье. К таким племенам принадлежали и очутившиеся еще раньше у Кавказских гор индоевропейцы-«анатолийцы». Сдвинутые с мест своего обитания, эти «анатолийцы» постепенно расселились в бассейне Галиса – крупнейшей реки Малой Азии. Здесь они появились на исходе III тыс. до н. э. Это и были так называемые хетты; как они именовали себя до поселения в Малой Азии, науке неизвестно.

"Люди заселяли Малую Азию с незапамятных времен, и к тому времени как на Галисе появились пришельцы-индоевропейцы с востока, здесь уже находилось около десятка государств, созданных аборигенами хаттами (хатти) – народом, родственным современным абхазцам. Крупнейшим их центром был одноименный город – Хатти (на языке пришлых индоевропейцев – Хаттуса), раскопанный археологами в начале XX в. в местечке Богазкёй. По имени хаттов весь бассейн Галиса, где они преобладали, со всеми его государствами получил географическое название Хатти.
Пришельцы-индоевропейцы широко расселились в стране Хатти, то соперничая, то вступая в симбиоз с местными хаттами. Переняли они у хаттов очень многое, начиная от культа верховного Солнечного божества – Солнечной Богини хаттского города Аринна – и кончая представлением о важной роли женщин, будь то роли богинь в пантеоне или цариц – в управлении страной. Главным центром пришельцев стал город, лежавший к югу от Среднего Галиса и именовавшийся Кнеса (Неса, Каниш). В итоге собственный язык пришельцы стали называть к(а)несийским; так же они определяли своих старых индоевропейских богов, а жрецы, обращавшиеся к ним со старинными гимнами, именовались к(а)несийскими певцами."
(Ладынин. "История Древнего Востока")

От царства Каниш отделился город Куссар, в котором династия родом из самого Каниша основала особое царство. Один из представителей этой династии – Питхана в начале XVIII в. до н. э. захватил Каниш и перенес туда престол, поскольку это был город, родной для его семьи и главный для всего его народа – пришлых индоевропейцев. Как говорит древний текст, Питхана «не причинил зла никому из граждан Каниша и обошелся с ними будто с собственными родителями».
Его сын и преемник Анитта в результате нескольких ожесточенных военных кампаний, сопровождавшихся порой тотальным разрушением вражеских городов, завоевал земли от Черного моря до бассейна озера Туз включительно. Тем самым на смену маленьким номовым княжествам северо-востока Малой Азии пришло обширное территориальное государство, которое и известно в современной науке как Хеттское царство. Его подлинным основателем был, таким образом, Анитта. В этом качестве его почитали и позднейшие хеттские цари, приказывая бережно сохранять и переписывать его торжественные надписи.
Среди наиболее опасных врагов, сокрушенных Аниттой, было и княжество со столицей в городе Хатти (Хаттуса) – главный оплот аборигенов-хаттов. Хаттуса была разрушена до основания, Анитта посеял на ее месте сорную траву и предал его заклятию: «Если кто после меня станет царем и снова заселит город Хаттусу, то пусть его поразит бог грома!»

" Верховными богами Канеситского (Канишского) царства были старинные верховные божества индоевропейцев, принесенные народом Анитты в Малую Азию: бог неба, именовавшийся уважительно Диу-Суммис («Наш бог»), и бог грома Пэрва (то же имя, что в славянском варианте звучит как Перун). Канеситская держава была, таким образом, прежде всего царством индоевропейских пришельцев, и в ее рамках проходила довольно быстрая ассимиляция ими аборигенов-хаттов. Официальные документы державы тоже составлялись на индоевропейском языке пришельцев (для письменной передачи которого здесь приспособили месопотамскую клинопись)." (Ладынин. "История Древнего Востока")

На исходе XVIII в. до н. э. династия Анитты прервалась, и власть над Канеситским царством перешла к другому (так называемому древнехеттскому) царскому роду, также вышедшему из среды пришлых индоевропейцев. Один из его царей, Лабарна I (ок. 1675–1650 гг. до н. э.), оказался великим завоевателем и реформатором. При нем было окончательно завершено формирование институтов государства. Лабарна раздвинул границы своего царства «от моря до моря» (как с восхищением писали его преемники, для которых это выражение стало чем-то вроде внешнеполитического лозунга), т. е. от устья Галиса до Киликии, и совершил поход на запад Малой Азии. Внутригосударственная деятельность этого царя произвела такое впечатление, что имена его самого и его супруги Таваннанны стали титулами всех позднейших хеттских великих царей и цариц (подобно тому, как в титулы верховных правителей Рима превратились имена Цезаря и Августа).
Его преемник – племянник Лабарна II (ок. 1650–1625 гг. до н. э.) перенес столицу в некогда главный центр хаттов Хаттусу и принял имя Хаттусили. Проклятия Анитты он не побоялся по той простой причине, что Хаттуса уже была отстроена местными жителями, а проклятие Анитты адресовалось только царю, пожелавшему восстановить город. С этого времени все царство стало официально именоваться страна Хатти (модификацией этого выражения и является современное название Хеттское царство), а все подданные его царей – «люди Хатти». Как видим, это был не этнический термин, а политический, обозначавший подданных определенного государства независимо от этноса.

С этого времени начинается рост Хеттского царства. Муршиль I объединяет под своей властью значительные области Малой Азии и продвигается в сторону северной Сирии и Месопотамии. Он завоевывает город Халпу (Алеппо) и совершает поход против Вавилона. Это, очевидно, было то хеттское нашествие в страну Аккад , которое происходило при последнем аморитском царе Самсудитане и которое упоминается в одной из вавилонских хроник. Хетты захватили Вавилон (около 1595 г. до н. э.) и разграбили этот богатый торговый город.
В конце царствования Муршиля I в Хеттском царстве начались крупные смуты. Хеттский царь был убит в результате дворцового заговора. Различные претенденты на царский престол ведут между собой упорную борьбу и быстро сменяют один другого. Хеттские цари, занятые междоусобной борьбой, теряют завоёванные ранее области. Хеттское государство, ослабленное длительной внутренней смутой, ограничивается территорией, расположенной к северу от Тавра.
По мере нарастания кризиса знать захватывала все больше власти. Апогеем явился знаменитый декрет царя Телепину (правил ок. 1530–1500 гг. до н. э.), предоставлявший совету знати (тулии) право судить и казнить царей, а заодно установивший жесткий порядок престолонаследия, лишавший царя возможности выбирать преемника по своей воле. Отныне преимущественное право на наследование престола принадлежало родному сыну царя; за отсутствием таковых воцарялся сын его сестры, и только в крайнем случае свои права предъявляли царские зятья. Наконец, без согласия тулии царь не мог казнить ее членов и ни при каких обстоятельствах не имел права конфискации их имущества. Правда, впоследствии тот же Телепину несколько укрепил царскую власть (нарушив, между прочим, собственный декрет) и даже предпринял некоторые завоевания в горах Тавра. Однако прочных успехов он не добился. Через полвека, около 1450 г. до н. э., удачливый сановник хурритского происхождения захватил трон и основал новую хеттскую династию. Время ее правления – так называемый Новохеттский период (ок. 1450–1180 гг. до н. э.).

"Естественные условия восточной части Малой Азии в значительной мере способствовали развитию скотоводства, как преобладающей формы хозяйственной жизни местных племён. Ещё Страбон отметил, что области Малой Азии, «лишённые растительности, служат пастбищами» для большого количества грубошёрстных овец, которые являются основным богатством страны. Хеттские документы также указывают на крупное значение скотоводства, широко распространённого в хеттских странах. Так, в хеттских законах XIV в. до н. э. имеется 35 статей, регулирующих права собственности на скот. Законодатель был в первую очередь озабочен тем, чтобы охранить интересы крупных владельцев стад. Очевидно, стада в эту эпоху были одной из важнейших форм богатства. Например, за кражу крупного рогатого скота, лошади или барана полагалось 15-кратное возмещение стоимости украденного. Если вор упускал краденую скотину, а собственник её находил, то вор согласно закону должен был уплатить семикратную стоимость украденного. Присвоение бежавшего скота приравнивалось к воровству. Повреждение домашнего животного влекло за собой возмещение скотины или уплату штрафа от 2 до 6 шекелей серебра (16–48 граммов)." (Авдиев. "История Древнего Востока")

Особенное значение для хеттов имело коневодство. Лошади упоминаются в одной из древнейших хеттских надписей, в надписи царя Анитты. В горных районах, богатых лесом, эксплуатация лесных массивов имела некоторое хозяйственное значение. Специальные статьи закона имели своей целью законодательную охрану лесов. В случае самовольной порубки леса или кражи деревьев виновный должен был уплачивать денежный штраф. Если кража достигала крупных размеров, приговор произносил сам царь.
С течением времени наряду со скотоводством стало развиваться земледелие. Отсутствие крупных речных долин и недостаток речной воды не позволяли населению организовать здесь в большом масштабе ту систему искусственного орошения, которая процветала в аллювиальных долинах Нила, Тигра и Евфрата. Всё же документы позволяют говорить о существовании в древней Малой Азии искусственного орошения, которое в данных условиях имело лишь весьма ограниченное значение. Наряду с зерновыми культурами некоторое значение имели огородничество и плодоводство. Эти сады и виноградники, вероятно, принадлежали частным собственникам.
Горы, окружавшие степь, содержали в своих недрах большое количество металлической руды. Именно поэтому горы Тавра назывались «горами серебра». Самое слово «хатти», по мнению некоторых исследователей, происходит от слова, обозначавшего «серебро». Наряду с серебром хетты имели возможность в близлежащих районах добывать медь и железо. В середине II тысячелетия до н. э. хеттские цари вывозили железо даже в такие далекие страны, как Египет. Раскопки в Кархемыше свидетельствуют о широком распространении железа (с XII в. до н. э.) в северной Сирии и в северо-восточной Месопотамии. Помимо металла население имело в своём распоряжении камень и дерево. Ещё в древности горы Амана носили название «кедрового леса». Таким образом, в хеттской стране имелись все виды ремесленного сырья, среди которых первенствующее место занимала металлическая руда. Это обстоятельство в значительной степени способствовало развитию металлургии, в частности изготовлению бронзового и железного оружия. На развитие ремесленного производства указывает в хеттских законах упоминание плугов и оружия, сделанных из меди, бронзы и железа. В законах упоминаются также ремесленники: горшечники, кузнецы, столяры, сапожники, портные, ткачи и суконщики, что указывает на значительную дифференциацию ремесла.
Развитие земледелия и ремёсел привело к раннему развитию торговли. На это указывают документы, найденные в Кюльтепе, в Каппадокии. Эти деловые документы помогают воссоздать социально-экономический строй ассирийских торговых колоний, построенных в хеттской стране в конце III тысячелетия до н. э. Все документы написаны на семитском языке, слегка изменённом местными влияниями. Судя по этим документам, ассирийские купцы в течение длительного времени проникали в Каппадокию и строили здесь свои торговые фактории. В документах Ашшур, древняя столица Ассирии, называется просто «городом». Очевидно, колонисты и купцы, обосновавшиеся в хеттских странах, происходили из Ашшура.
Торговые колонии, построенные ассирийскими торговцами в районе реки Галиса, в самой гуще хеттского населения Малой Азии, обладали некоторой самостоятельностью. Во главе каждой колонии, обычно называвшейся «порт», находилось городское управление, так называемый «дом города». Вся хозяйственная жизнь колонии сосредоточивалась в казначействе, носившем название «дом порта». Наиболее крупной главной ассирийской колонией был город Канес. Однако эти ассирийские колонии сохраняли и некоторые связи с Ассирией. Каппадокийские надписи проливают свет и на организацию туземного хеттского населения. Во главе хеттских племен стоят князья, которые носят типичные малоазийские имена. Эти местные хеттские князья пользуются особыми правами при торговле металлами. В надписях упоминаются их чиновники и дворцы, что уже указывает на процесс постепенного превращения этих родоплеменных союзов в древнейшие государства. Каппадокийские документы позволяют также в некоторой степени восстановить довольно развитые формы экономики того времени. Многочисленные письма содержат самые разнообразные распоряжения, жалобы, извинения, сообщения о прибытии отдельных лиц, об отсутствии ожидаемых послов, жалобы на власти, запросы об их решениях, сообщения об отправке денег, о получении или о требовании их. Особый интерес представляют контракты, проливающие свет на торговый обмен, находившийся главным образом в руках ассирийских торговых агентов (дамкаров), которые в свою очередь пользовались специальными субагентами для перевозки денег и товаров. Вся крупная торговля и ростовщичество находились в руках богатых ассирийских купцов.
На довольно значительное ассирийское влияние, проникшее благодаря ассирийской торговле и колонизации в страну хеттов, указывают календарная система, способ датировки и религиозные верования, проникшие из Месопотамии в Каппадокию. Одновременно с ассирийскими торговцами в хеттские страны проникали также и вавилонские торговцы. На довольно сильное культурное влияние Вавилона указывает целый ряд фактов. Вавилонская денежная система, основанная на шестидесятиричной системе счисления, проникла в Малую Азию уже в глубокой древности. Многие вавилонские ритуальные тексты, мифы и легенды были переведены на хеттский язык. Среди многих хеттских надписей были обнаружены лексические справочники и словари вавилонского типа. В течение долгого времени, вплоть до эпохи расцвета Хеттского государства, хеттские цари заключали договоры с соседними странами на вавилонском языке. Только в XIV в. до н. э. хеттский язык стал окончательно вытеснять вавилонский.
Довольно значительная торговля, не только соединявшая между собой ряд отдельных хеттских областей, но и вводившая хеттские племена в широкий круг экономических связей, соединявших воедино весь древневосточный мир, нашла своё отражение в хеттских законах. Эти законы устанавливали особые твёрдые цены на скот, сельскохозяйственные продукты, ткани и кожу. Наряду с этим законы устанавливают также и сравнительную стоимость металлов, приравнивая 240 весовых единиц меди к одной единице серебра (4 мины меди = 1 шекелю серебра).

Правление так называемой древнехеттской династии выделяется в особый период истории Хеттского царства (ок. 1700–1450 гг. до н. э.). В это время еще оставались сильны традиции родового строя, и древнехеттские цари правили, опираясь на народное ополчение, включавшее всех боеспособных полноправных членов столичной общины, составлявших в то же время войсковое народное собрание столицы – панкус. Деятельностью панкуса в значительной степени руководил совет (тулия – верхушка панкуса, подобие старшей дружины), служивший главным оплотом могущественной родовой аристократии. Важное место в тулии занимали члены царского рода: братья царя, его сыновья, зятья и прочие свойственники. По древней традиции преемником царя, как правило, становился его племянник – сын сестры. Панкус и тулия существенно ограничивали власть царей, и те по мере роста своих успехов пытались избавиться от опеки этих традиционных институтов.
Другой характерной особенностью хеттской государственности было своеобразное представление о том, что страной правит, собственно, не один ряд правителей, а два параллельных ряда – женский, состоящий из великих цариц-таваннанн, и мужской, состоящий из царей-табарн (лабарн). Преемственность в каждом из этих рядов шла независимо, без синхронизации: если царь умирал, а царица переживала его, то она сохраняла за собой титул царицы – женского воплощения царственности – в правление нового царя, а супруга последнего титуловалась лишь «женой царя» и должна была ждать смерти вдовствующей царицы, чтобы приобрести ее статус. По-видимому, этот совершенно неожиданный для индоевропейцев обычай был введен под влиянием хаттского культурного наследия (у доиндоевропейских аборигенов Малой Азии женщины и женские божества, как мы знаем на примере Великой Матери, играли исключительную роль). Именно в древнехеттский период окончательно завершилась ассимиляция аборигенов-хаттов индоевропейцами – носителями «канесийского» языка (хеттами в современной терминологии).

Целый ряд документов указывает на процесс возникновения и развития рабовладения в хеттских странах. Особенно способствовали развитию рабовладения войны и развитие торговли, которая содействовала обогащению одних за счёт разорения других. Поэтому естественно, что рабовладение достигает особенно значительных размеров в торговых колониях, основанных ассирийскими торговцами в Каппадокии. Хетты попадали в положение рабов благодаря широко развитой долговой кабале. Естественно, что местное хеттское население должно было чувствовать сильную ненависть к пришлым ассирийским торговцам, которые жестоко эксплуатировали местное хеттское население. Весьма возможно, что на этой почве должны были происходить столкновения. Очевидно, теснимые местным хеттским населением, ассирийские торговцы обратились за помощью к могущественному царю Аккадского государства Саргону I. В одном сказании повествуется, как Саргон I совершил далёкий и трудный поход в хеттскую страну, для того чтобы оказать помощь ассирийским торговым колониям.
Но важнейшим источником рабства была война. Хеттские цари вели постоянные и упорные войны с целым рядом соседних племён и народов. Все эти войны носили ярко выраженный грабительский характер. Основной целью войн был захват пленников, которых обычно обращали в рабство. В своих надписях хеттские цари с гордостью говорят о том, что в результате удачных военных походов они захватывали в побеждённой стране большое количество пленных, которых они обычно перечисляют наряду со скотом.
Военнопленные, обращенные в рабство, широко использовались в хозяйственной жизни Хеттского государства. Хеттские цари следили за тем, чтобы эти пленники, обращенные в рабство, не убегали в соседние страны, так как это причиняло большой ущерб экономической жизни страны. Хеттский царь Муршиль II в договоре с Таргашналлом, царём страны Хапалла, требует неукоснительного возвращения всех беглых пленников.
Законодатель устанавливает особые премии, которые имел право получить человек, поймавший беглого раба. Укрыватель беглого раба должен был уплатить собственнику раба высокий штраф. Защищая интересы рабовладельцев, закон разрешал хозяину раба безвозмездно возвращать своего раба, ранее похищенного у него и впоследствии им найденного. Убийство раба рассматривалось по хеттским законам лишь как нанесение материального ущерба его хозяину. Поэтому виновный в убийстве раба «должен похоронить его, а также дать двух человек, мужчин или женщин, и тогда он искупит свою вину». Таким образом, раб рассматривался законодателем лишь как имущество своего хозяина, и закон резко отличал убийство раба от убийства свободного человека.
В Хеттском государстве довольно широкое применение получил труд рабов. В эпоху расцвета завоевательной политики (середина II тысячелетия до н. э.), в результате захватнических войн, в стране было сосредоточено много рабов. Судя по одной статье Хеттского кодекса, количество рабов, принадлежавших воину, обычно достигало 10 человек.
Развитие ремёсел и торговли, рост рабовладения способствовали возникновению древнейших городов, которые были экономическими, административными и культурными центрами страны. Уже в надписи царя Анитты, относящейся к XIX в. до н. э., описывается город Неша, столица Хеттского государства. Анитта с гордостью сообщает о постройке ряда храмов в этом городе и о том, что в этих храмах он поместил добычу, захваченную у врагов. Наиболее крупные из городов выросли в центрах скрещения торговых путей, играя значительную роль в торговле народов, населявших северную часть Передней Азии. Таков Кархемыш, богатый торговый город, обнесённый рядом городских стен с богато украшенными воротами. Таков древний город, раскопанный около Зендширли, четыре культурных слоя которого охватывают период от II тысячелетия до н. э. до VII в. до н. э. Этот древний город был обнесён двойной стеной, укреплённой внешними башнями. Особенный интерес представляет собственно городская внутренняя стена, снабжённая укреплённой эспланадой. Внутри города были найдены постройки, стоявшие на каменном фундаменте. Обнаруженная здесь кирпичная кладка с довольно значительным внутренним деревянным креплением напоминает аналогичную кладку древнегреческих городов. К северу от Зендширли, около Сакче-Гёзи, на границе Малой Азии и Северной Сирии, были найдены развалины другого города, обнесённого стенами и защищенного башнями. Не менее интересные развалины большого города были раскопаны в 1927–1931 гг. на холме Алишар в Анатолии. Это была, очевидно, сильная крепость, подвергавшаяся неоднократным перестройкам и просуществовавшая вплоть до падения Хеттского государства. Наконец, особенное значение имела столица Хеттского государства Хаттушаш, развалины которой несколько раз раскапывались около Богазкеойя. Здесь были обнаружены остатки крепости, городской стены и ряд зданий, среди которых выделяется монументальный пилястровый зал, очевидно, относящийся к XIV в. до н. э. В развалинах этого города было обнаружено большое количество различных предметов: оружие, посуда, утварь, глиняные печати с надписями и громадное количество клинописных табличек, изучение которых пролило яркий свет на историю и культуру хеттских племён.

ХЕТТЫ

С начала XV в. до н. э. Хеттское царство вновь восстанавливается. Широкая военная деятельность хеттского царя Шупилулиумы приводит к восстановлению хеттского господства в восточной части Малой Азии и в горных областях около Евфрата. К Хеттскому государству присоединяется страна Кисвадна, князь которой, согласно хеттским надписям, становится «свободным», перестав быть «рабом хурритов». Княжество Кисвадна с этого времени занимает почётное положение в составе большого Хеттского государства. Во всех последующих договорах хеттов с другими государствами призываются в свидетели наряду с хеттскими богами боги страны Кисвадна.

"Хетты претендуют на господство в северо-западной Месопотамии, пользуясь той борьбой, которая здесь разыгрывается между Митанни и Ассирией. К хеттам присоединяются княжества, расположенные в верховьях Тигра, и в частности княжество Альзе. Шупилулиума одерживает крупные победы над государством Митанни и сирийскими княжествами. Он завоёвывает большую территорию, достигнув Евфрата и Ливанских гор. Пользуясь внутренним ослаблением Египта, могущественный хеттский царь захватывает в свои руки северносирийские области, ранее принадлежавшие Египту, завоёвывает страну Амурру и налагает на нее ежегодную дань в размере 300 шекелей золота. Продвижение хеттов на юг заставляет египтян уступить им значительную часть Сирии. Судя по письмам сирийских князей, обращенным к египетскому фараону, хетты проникли в среднюю Сирию и даже в Палестину." (Авдиев. "История Древнего Востока")

Претендуя на древнехеттскую славу и сознательно равняясь на ее традиции, новохеттские цари создали на деле типичную наднациональную военно-бюрократическую монархию Ближнего Востока. Царь стал сакрализованным абсолютным правителем и сам назначал себе преемника (статус которого превратился в особую должность тухканти; носителя такой должности можно было свободно сменять), так что отныне дворцовые перевороты не перерастали в смуту. Панкуса больше не существовало. Все это имело мало общего с действительными традициями хеттской старины, зато позволяло новым правителям достичь неслыханной до сих пор концентрации власти.
Члены нового, хурритского по этнической принадлежности, царского дома принимали хеттские тронные имена и считали государства хурритов своими злейшими врагами, однако именно в период их правления хеттская культура все больше поглощалось хурритской. В XIII в. до н. э. даже государственный пантеон был почти целиком заимствован у хурритов, а сами хетты оказались частично ассимилированными своими ближайшими родичами – лувийцами, населявшими южную часть страны (что не помешало новохеттским царям именно в это время применять в официальных надписях нарочито архаизированный хеттский язык).

В эпоху расцвета Новохеттского государства Шупилулиума начинает решительную борьбу с Митанни, поддерживая различных претендентов на митанниискии престол. После ряда военных успехов хетты наносят решительный удар митаннийцам, вторгшись в пределы Митаннийского государства и разрушив его столицу Васуганни. Опасаясь усиления ассирийского влияния, которое всё более укрепляется в стране Митанни, хеттский царь отбрасывает ассирийцев на восток, возводит на митанниискии престол своего ставленника Матти-вазу и заключает с ним договор. Согласно этому договору Митанни подпадает под полную зависимость хеттов; а Маттиваза обещает хеттскому царю свою верность и свою помощь в случае войны. Договор скрепляется династическим браком. В результате всего этого хетты утверждают своё господство в северозападной части Двуречья и в северной Сирии. Это было время расцвета хеттской военной мощи. Ассирийцы и египтяне были далеко отброшены от хеттских границ. Страна Митанни была покорена. Сыновья хеттского царя правили в Халпе и в Кархемыше. Муршиль II, царствовавший в XIV в. до н. э. (1345–1320 гг. до н. э.), ведёт упорную борьбу с газгейскими племенами, спустившимися с северо-восточных Понтийских гор и наводнившими государство хеттов. В течение 20 лет Муршиль II ведёт с соседними племенами длительные войны, которые приостанавливаются только зимой или в периоды торжественных праздников. Хеттский царь совершает походы в Киликию и в Армению и восстанавливает несколько пошатнувшееся хеттское могущество в северной Сирии, укрепив свою власть в этой стране вплоть до Ливана. Эти войны приводят к дальнейшему укреплению Хеттского государства.

Укрепившись в северной Сирии и упрочив своё влияние в северо-западной Месопотамии, хеттские цари пытаются протянуть свои щупальцы вплоть до далёкого Вавилона. Пользуясь слабостью Кадашмана-Таргу, касситского царя Вавилона, хеттский царь Хаттушиль III стремится подчинить своему политическому влиянию Вавилонское царство, которое в те времена носит название Кардуниаш. Вмешиваясь во внутренние дела Вавилона, хеттский царь открыто поддерживает в Вавилоне своих политических сторонников и даже пытается натравить Вавилон на Ассирию — исконного врага Хеттского государства, убеждая вавилонского царя в том, что хетты в три или даже в четыре раза сильнее ассирийцев.
Расцвет политического могущества большого Хеттского государства теснейшим образом связан со значительным развитием хеттской торговли. Хетты ведут торговлю с различными странами Передней Азии и даже с далёким Египтом. Хетты поставляют в Египет различные товары: серебро, лазурит, дерево, железо и рабов. В свою очередь они получают из Египта роскошные изделия египетского ювелирного производства, ценные предметы, одежды и сосуды с маслом. Торговля Хеттского государства с Египтом достигает довольно значительных размеров.
В XIV–XIII в. до н. э. хетты, продвигаясь всё далее на юг, сталкиваются с Египетским государством, которое при фараонах XIX династии переживает период нового расцвета своей военной мощи. Между хеттами и египтянами начинается упорная борьба за господство в Сирии. Хеттский царь Муватал переносит свою столицу из города Хаттушаш в город Датташ, находившийся в южной части страны к югу от реки Галиса, ближе к театру военных действий, происходивших на территории Сирии. После смерти Муватала в хеттской стране происходят крупные смуты. Египтяне, пользуясь этими смутами, одерживают ряд значительных побед и снова укрепляются в южной части Сирии. Согласно мирному договору, заключённому между хеттским царём Хаттушилем III и египетским фараоном Рамзесом II в 1296 г. до н. э., Сирия была разделена между двумя крупнейшими государствами того времени: Хеттским и Египетским.

Вскоре после этого начинается упадок Хеттского государства и хеттской культуры. Хетты сталкиваются с новой грозной силой, выросшей именно в эту эпоху — с могущественным Ассирийским царством. Ассирийские цари, начиная с XII в. до н. э., совершая свои военные походы в Малую Азию, неоднократно громили Хеттское царство. Последняя часть Хеттского государства, княжество Кархемыш, было окончательно разгромлено ассирийским царём Саргоном II в VIII в. до н. э.

Несмотря на то, что Хеттское государство в некоторые периоды своего существования достигало большого военного могущества и значительного внешнеполитического влияния, оно по сравнению с другими древневосточными государствами было довольно рыхлым и непрочным государственным объединением, что объясняется отсутствием достаточно прочных внутренних межплеменных экономических связей. Рабовладельческое государство хеттов образовалось на основе непрочного объединения племён, во главе которого стоял вождь наиболее сильного хеттского племени. В течение долгого времени Хеттское царство сохраняло многие пережитки этой древней организации союза племён. Однако развитие рабовладения всё больше и больше требовало укрепления государственной власти. Власть племенного вождя, объединившего в себе функции военачальника и первосвященника, постепенно приобретает характер восточной деспотии. Особа царя облекается ореолом святости. При жизни царь в качестве первосвященника совершал религиозные церемонии. После его смерти в честь царя совершался заупокойный культ и он сравнивался с божеством. Царей изображали с посохом солнечного бога. На рельефах в Язылыкая (святилище в скалах около Богазкеойя) изображён бог грозы Тешуб, обнимающий царя как своего сына. Аналогичные титулы встречаются в дипломатических письмах сирийских князей в XIV в. до н. э. Так, в Хеттском государстве постепенно формируется культ обоготворённого царя, что является типичной чертой восточной деспотии.

"Культура хеттов представляла собой синтез всевозможных индоевропейских (хеттских и лувийских), хаттских, хурритских и месопотамских элементов. Верховным богом, покровителем государственности считался по индоевропейской традиции бог грозы, отождествлявшийся с богами-громовниками многих традиций – от индоевропейского Пэрвы до хурритского Тессоба (с которым в конце концов и слился). Не меньше почиталась Солнечная Богиня Города Аринна, по происхождению хаттская, ее считали супругой бога грозы. Популярны были боги и богини плодородия, к числу которых относился и хаттский Телепину – умирающее и воскресающее божество, связанное со сменой времен года. Исключительным влиянием пользовалась хурритская богиня любви, разрушения и войны Сауска, отождествленная с месопотамской Иштар; вполне возможно, что именно благодаря ее культу хетты превратились в греческих воспоминаниях в полусказочных малоазиатских амазонок. Незначительный хеттский бог ворот Апуллуна стал, по-видимому, прообразом греческого Аполлона." (Ладынин. "История Древнего Востока")

. В результате постепенной систематизации культов в XV в. до н. э. был создан единый общегосударственный пантеон, состоявший преимущественно из хурритских богов. Его представляют скальные рельефы Язылыкая близ Хаттусы (XIII в. до н. э., время Тудхалии IV), изображающие две встречные процессии мужских и женских божеств, стоящих на зверях и птицах; по-видимому, они участвуют в обряде священного брака возглавляющих их бога и богини.
Наиболее яркий и значительный памятник хеттской мифологии – цикл преданий о борьбе богов за престол верховного божества. Он является плодом сложного взаимодействия хурритской и хеттской культур. Изначально верховными богами хурритов были бог неба, высший по рангу, но почти безвластный, и бог, реально управляющий космосом (это место занимал то бог солнца, то бог производительной силы Кумарве); они управляли миром вдвоем, подобно сакральному и военному вождям. Под влиянием хеттов, у которых верховным богом был бог грома, хурриты стали почитать в качестве реального космоустроителя своего бога грома Тессоба. Сами хурриты осмыслили случившийся у них перенос представления о главном правителе богов с Кумарве на Тессоба как отражение реального переворота на небе, где Тессоб сверг Кумарве с престола богов. Тогда, задним числом, и отношения бога неба и Кумарве были переосмыслены по тому же образцу, как результат более раннего переворота Кумарве против бога неба. В свою очередь, тот, как стало считаться, узурпировал трон у древнейшего субарейского божества Алалу.
Несомненным пережитком древних форм матриархата является преобладающий в хеттской религии культ великой богини — матери природы, олицетворяющей силы плодородия. В хеттском искусстве эта богиня обычно изображалась в виде женщины, одетой в длинные одежды с цилиндрическим головным убором, с которого ниспадает большое покрывало. Наряду с этой богиней в хеттских странах почитался бог Тешуб, бог горных вершин, олицетворявший грозные силы природы, грозу, гром и молнию и в то же время земное плодородие, порождаемое небесным ливнем. Одновременно в хеттской религии мы найдём образ и третьего великого бога, бога умирающей и воскресающей природы Телепииа, которого обычно изображали в образе безбородого юноши, облачённого в короткую одежду с кинжалом на боку и с двусторонней секирой в руках. Хеттские боги чаще всего изображались стоящими на спинах диких зверей или идущими по вершинам гор, что прекрасно характеризует своеобразные формы религии, возникшей у народа гор и охотников. Наряду с культами верховных государственных богов у хеттов в течение долгого времени сохранялись многочисленные культы различных местных божеств, что является отголоском древнего родового строя. Так, в хеттских государственных договорах упоминаются наряду с верховными богами «1000 богов хеттской страны». Другим пережитком первобытной эпохи в хеттской религии является сохранившая значение в течение долгого времени магия. У хеттов были очень широко распространены различные гадания, в частности гадания по внутренностям жертв и по полёту птиц.
Хеттская литература, как и вся хеттская культура, выросла под сильным ассиро-вавилонским влиянием. Многочисленные произведения вавилонской религиозной литературы были переведены на хеттский язык. Вавилоно-аккадский язык в течение долгого времени был господствующим государственным и литературным языком в Хеттском государстве. Однако с течением времени в хеттской литературе появляются и местные своеобразные отличительные черты. Так, например, для хеттской литературы очень характерно появление нового для древневосточного мира представления о литературном авторстве. Некоторые произведения хеттской литературы снабжены именами их авторов, как миф о борьбе богов жреца Келла; или трактат о коневодстве митаннийца Киккули.
Большой интерес представляет и хеттское искусство, в частности архитектура. Появление циклопической крупнокаменной кладки, система оборонительных сооружений, планировка дворцов, применение колонн со своеобразными базами, богато украшенными скульптурами, роднят хеттскую архитектуру с архитектурным творчеством эгейского и микенского мира.


Назад Вперед

РАЗДЕЛЫ САЙТА

Страницы раздела

МЕСОПОТАМИЯ: ШУМЕР

Среди стран Передней Азии наиболее удобной для широкого развития земледельческого хозяйства была страна, лежащая между Тигром и Евфратом, которую древние греки называли Месопотамия (Междуречье).

МЕСОПОТАМИЯ: АККАД

Кочевники, говорящие на семитском языке, вторглись в Месопотамию через юго-западные, аравийские границы в 3000 г . до н. э. Шумеры оказались вполне способны отбросить их от своих главных центров в нижнем течении Евфрата.

МЕСОПОТАМИЯ: ВАВИЛОН

Вавилон, расположенный в самом сердце Месопотамии, там, где сближаются русла Тигра и Евфрата, находился на скрещении важных торговых путей, шедших из Малой Азии и Закавказья к Персидскому заливу и от сирийского побережья на плоскогорье Ирана.

МЕСОПОТАМИЯ: АССИРИЯ

С III тыс. до н. э. на Среднем Тигре существовало номовое государство Ашшур с центром в одноименном городе на правом берегу реки. Оно было основано особой, отделившейся от основной массы аккадоязычных племен группой аккадоязычного населения (в науке их называют «ассирийцы»), поселившейся на Тигре еще около 3000 г. до н. э. Они поклонялись племенному или местному богу Ашшуру.

ХЕТТЫ

Народ, который современные ученые благодаря целой череде недоразумений называют хеттами, принадлежал к так называемой анатолийской языковой семье – одной из наиболее древних ветвей индоевропейской общности. Языки этой семьи называются анатолийскими потому, что впоследствии на них говорили в Анатолии (Малая Азия, современная Турция).

ЕГИПЕТ: РАННЕЕ И ДРЕВНЕЕ ЦАРСТВА

В географическом отношении Египет делится на две части: на Верхний Египет, узкую длинную долину и на Нижний Египет, широкую дельту Нила, которая большим треугольным венчиком открывается к Средиземному морю.

ЕГИПЕТ: СРЕДНЕЕ ЦАРСТВО

Между Древним и Средним царствами лежал период политической раздробленности (иногда его именуют I Переходным периодом), занявший около двух веков, время правления седьмой и восьмой династий, о которых практически почти ничего не известно.

ЕГИПЕТ: НОВОЕ ЦАРСТВО

Гиксосские цари правили в Египте приблизительно с конца XVIII в. до 1580 г. до н. э. Господство иноземцев вызвало восстание местного населения, стремившегося к восстановлению независимого Египетского государства.

СИРИЯ И ФИНИКИЯ

Географическая раздробленность Сирии, обособленность её отдельных частей, как, например, финикийского побережья или долины реки Оронта, защищенной с запада и с востока горными хребтами Ливана и Антиливана, отсутствие больших рек, которые могли бы содействовать историческому и культурному объединению всей страны, не создали благоприятных условий для образования здесь единого и могущественного государства.

ДРЕВНИЕ ИУДЕЯ И ИЗРАИЛЬ

Палестина простирается от южных предгорий Ливана до северных границ Аравийской пустыни. На западе она граничит со Средиземным морем, а на востоке — с сирийско-месопотамской степью.

УРАРТУ

Государство Урарту охватывало всё Армянское нагорье расположенное между Малой Азией, северо-западной окраиной Ирана и северным Двуречьем. Восточная часть Урарту была расположена между тремя большими озёрами — Ваном, Урмией и Севаном (Гокча).

НОВЫЙ (ХАЛДЕЙСКИЙ) ВАВИЛОН

Ослабленный касситским завоеванием, Вавилон всё ещё сохранял своё значение важнейшего экономического центра Месопотамии. В конце II тысячелетия до н. э. в южной части Месопотамии появилось семитское племя халдеев, которое завоевало южную Вавилонию и создало государство Приморской страны.

ДРЕВНИЙ ИРАН

Иран представляет собой высокое плоскогорье, почти со всех сторон замкнутое и защищенное горными хребтами. На юге и юго-западе Иранское плато окаймляет южно-иранская горная дуга. На северо-западе Иран отделён от Месопотамии горами Загра, на востоке горы Брагуй и Соломоновы горы отделяют Иран от западной части бассейна Инда.

ПОЗДНИЙ ЕГИПЕТ (1 тыс. до н. э.)

С распадом единого государства эпохи Нового царства Египет вступил в III Переходный период (1075–656 гг. до н. э.). Хотя Египет и переживал время упадка по сравнению с блестящим расцветом предшествующих времен, хозяйственная жизнь в Египте не замерла.

ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ

Географические условия Индии чрезвычайно сложны и многообразны. Индия представляет собой громадный полуостров, почти материк, отрезанный от всего окружающего мира двумя океанами и величайшим в мире горным хребтом Гималаев.

ДРЕВНИЙ КИТАЙ

Наиболее древним районом расселения китайского народа является область среднего и нижнего течения реки Хуанхэ, а также равнина, прилегающая к Печилийскому заливу. В долинах и низменностях, орошаемых Жёлтой рекой и её притоками, умеренный климат и плодородная лёссовая почва способствовали раннему развитию земледельческого хозяйства.