НАЗАД | ВПЕРЕД


РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

РУСЬ И ОРДА



ДМИТРИЙ МОСКОВСКИЙ И МИХАИЛ ТВЕРСКОЙ

МИТРОПОЛИТ АЛЕКСИЙ И КНЯЗЬ ДМИТРИЙalek10.jpg

КНЯЗЬ ДМИТРИЙ И ХАН МАМАЙ alek12.jpg

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА alek13.jpg

ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ И ТОХТАМЫШ alek14.jpg

В год смерти Ивана Красного в Твери правил великий князь Василий Михайлович Кашинский. Ему дышали в затылок два племянника – сыновья его брата Александра Михайловича Тверского . Старший из племянников Всеволод в 1348 – 1349 годах уже занимал стол великого княжения Тверского. Однако более изворотливым и цепким оказался младший из них – Михаил Александрович. Осенью 1365 года Михаил Александрович уже сидел на Тверском великокняжеском столе, где утвердился с помощью князя Ольгерда Литовского, женатого на его сестре. Дядя Михаила Василий Константинович удалился в свой Кашин.
Создалась ситуация, которая способствовала расширению владений Михаила Александровича. Речь идет о моровой эпидемии, которая скосила не только большое число простолюдинов, но и многих местных князей. Их владения остались бесхозными. Уже в 1366 году князь Михаил Александрович княжил не только в Тверском княжестве. К нему отошел и удел его отца. Кроме того, к нему отошла половина клинских волостей. Их перед своей смертью отписал Михаилу Александровичу их владелец, князь Семен Константинович. Всё это означало, что Тверское княжество стало реальным конкурентом Московского княжества в смысле претензий на Владимирский стол.

Москва была обеспокоена усилением Тверского княжества и с надеждой смотрела на Василия Кашинского и его брата Еремея. Назревал конфликт между двумя дядями и племянником, который сидел на княжеском столе в Твери. Причиной конфликта было то, что Михаил Александрович поставил крепость в уделе дяди Еремея. Власть митрополита Алексея распространялась и на Тверское княжество. Он распорядился, чтобы тверской епископ Василий рассудил враждующих. Но, как и следовало ожидать, епископ принял сторону того, у кого была реальная власть, то есть Михаила Александровича.
В 1367 году тверского епископа митрополит Алексей вызвал в Москву «на ковер». Здесь епископу «бышеть истома и проторъ великъ». Досталось не только епископу Василию, но и самому Михаилу Александровичу, поскольку митрополит (за которым стояла реальная военная сила) обвинил его в насилиях и оправдал князей Василия и Еремея – его дядей. Михаил Александрович Тверской бежал в Литву. Вот что пишет по поводу этого конфликта Карамзин:

«Зная, что великий Князь и Митрополит держат сторону Василиеву - зная также намерение первого господствовать самодержавно над всею Россиею - Михаил уехал в Литву. Пользуясь его отсутствием, Василий и Иеремий гнали усердных к нему Бояр и, предводительствуя данною им от Димитрия Московскою ратию, опустошили Михаилову область, в надежде, что он не дерзнет возвратиться. Но Михаил спешил отмстить дяде и брату, ведя с собою войско Литовское; взял Тверь, пленил свою тетку и думал осадить Кашин, где заключился Василий; однако ж Епископ примирил их, с условием, что дядя уступит старейшинство племяннику и будет довольствоваться областию Кашинскою.» («История государства Российского»)

Дмитрий Московский не стал вмешиваться в ход событий и заключил в начале 1368 года мирный договор с Михаилом Тверским. Причины этого миролюбия стали ясны очень скоро, когда в первой половине того же года двоюродный брат Дмитрия Владимир Андреевич совершил поход на Литву. Московским князем были захвачены огромные территории, которые прилегали к Ржеву. На западе они доходили до озер Волго, Вселуг и Селигер. Эта территория была равна по своим размерам территории среднего русского княжества.

«Повоевав» Литву, князь Дмитрий решил поприжать Михаила Тверского. Митрополит Алексий и великий князь пригласили «любовно» Михаила приехать в Москву на третейский суд. Митрополит уверил его своим пастырским словом в безопасности. Михаил приехал: его взяли под стражу и разлучили с боярами, которых также заточили. Пока Михаил Александрович был под арестом, в его Тверском княжестве москвичи наводили порядок с помощью князя Еремея Константиновича. Слухи о пленении Михаила Тверского дошли до Орды, и в Москву прибыл посол от Мамая. Михаила Александровича пришлось отпустить.

Обиженный Михаил отправился в Литву, звать князя Ольгерда в поход на Москву. Ольгерд откликнулся на его призыв с большой охотою. Вот что пишет об этом походе, получившей впоследствии название «первой Литовщины» Костомаров:

«В Москве узнали о нашествии Ольгерда только тогда, когда литовский князь уже приближался с войском к границе вместе с братом своим Кейстутом, племянником Витовтом, разными литовскими князьями, смоленскою ратью и Михаилом тверским. В обычае этого воинственного князя было: не говорить заранее никому, куда собирается идти на войну, совершать походы скорые и нападать внезапно. Князья, подручные Димитрию, не успели по его призыву явиться на защиту Москвы. Оставалось обороняться силами одной московской земли: Димитрий выслал против врага воеводу Димитрия Минина, а Владимир Андреевич - Акинфа Шубу. Литовцы на пути своем жгли, грабили селения, истребляли людей; высланная московская рать была ими разбита в прах, 21 декабря 1368 года на реке Тростне воеводы пали в битве…
Ольгерд поспешил прямо к Москве. Великий князь Димитрий, князь Владимир Андреевич, митрополит, бояре со множеством народа заперлись в Кремле, который был только что перед тем укреплен каменною стеною. Москвичи сами сожгли посад около Кремля. Ольгерд три дня и три ночи простоял под стенами Кремля. Взять его приступом было трудно, а морить осажденных голодом Ольгерд не решался, так как зимою стоять долгое время в открытом поле было бы слишком тяжело для осаждающих; притом же на выручку Москве могли подоспеть рати подручных князей. Ольгерд приказал сжечь кругом Москвы все, что еще не было сожжено самими русскими…
Литовцы сожгли все, не щадя ни церквей, ни монастырей; возвращаясь назад, они разоряли Московскую волость, жгли строения, грабили имущества, забирали скот, убивали или гнали в плен тех людей, которые не успевали спастись от них в леса. По известию современника, Москва потерпела от Ольгерда такое бедствие, какого не испытывала со времени нашествия Батыя.
(«Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей»)

Потерпев поражение, московское правительство должно было уступить свои завоевания в Твери. При этом пожертвовали князем Еремеем Константиновичем. Однако, отдохнув год, Москва отомстила литовцам за нашествие, завоевав сначала смоленские волости, потом Брянск и наконец направила в 1370 году рати в Тверское княжество. Михаил Александрович сбежал в Литву, бросив свои земли на разорение. Великий князь Дмитрий взял и сжег города - Зубцов, Микулин, пожег также все волости и села, а людей многое множество вывел в свою землю со всем их богатством и скотом. Князь Дмитрий понимал, что на этом не заканчивается противоборство с Тверью и Литвой. Поэтому он укрепил Переяславль, через который лежал путь из Твери во Владимир.

Великое литовское княжество было занято отражением наступления Тевтонского ордена. На его военную помощь Михаил Александрович рассчитывать не мог. Оставался Мамай . Мамай пошел навстречу Михаилу и выдал ему ярлык на великое княжение Владимирское. Чтобы князь Михаил Александрович мог реализовать ярлык, к нему были направлены ордынские вооруженные отряды. Михаила Александровича с ордынскими отрядами по пути домой сопровождал мамаев посол. Сам Михаил Александрович мало верил в то, что ему удастся занять Владимирский стол. Но ордынский ярлык в его руках был козырем, владея которым можно было торговаться с московским князем Дмитрием. Дмитрий понимал, что руки у литовцев связаны Тевтонским орденом, а Мамай занят проблемами, обусловленными междоусобицей в Орде. Сейчас он их не боялся. Поэтому московский князь Дмитрий и его союзники встретили Михаила Александровича еще при подходе к русским землям. Михаил Александрович бежал в Литву, а посла Мамая отправили обратно в Орду.

Тверской князь вынужден был вновь прибегнуть к помощи Ольгерда. Литовцы отозвались на мольбу князя Михаила Александровича. 26 ноября 1370 года началась «другая Литовщина». С литовцами шли тверские отряды и подневольные сторонники коалиции – войска князя смоленского Святослава. На этот раз литовцы наступали новым путем – через Волок Ламский. Как было принято в то время, округу вокруг Волока литовцы выжгли, но город взять не смогли. Литовские войска двинулись дальше и 6 декабря 1370 года подошли к Москве. Взять Кремль литовцы не смогли, но они выжгли всю округу. Обороной Кремля руководил князь Дмитрий. Князь Владимир Андреевич с воинскими отрядами расположился в своем уделе вблизи современного Подольска. Литовцы предложили князю Дмитрию «вечный мир». Он согласился на перемирие на три месяца, до середины 1371 года.

Князь Михаил Александрович решил еще раз обратиться к Орде, к Мамаю. Вот что пишет по этому поводу Карамзин:

«Оставленный зятем, Михаил вторично обратился к Мамаю и выехал из Орды с новым ярлыком на великое Княжение Владимирское. Хан предлагал ему даже войско; но сей Князь не хотел оного, боясь подвергнуть Россию бедствиям опустошения и заслужить справедливую ненависть народа: он взял только Ханского Посла, именем Сарыхожу, с собою. Узнав о том, Димитрий во всех городах Великого Княжества обязал Бояр и чернь клятвою быть ему верными и вступил с войском в Переславль Залесский. Тщетно враг его надеялся преклонить к себе граждан Владимирских; они единодушно сказали ему: «У нас есть Государь законный; иного не ведаем». Тщетно Сарыхожа звал Димитрия в Владимир слушать грамоту Хана: Великий Князь ответствовал: «К ярлыку не еду, Михаила в столицу не впускаю, а тебе, Послу, даю путь свободный». Наконец сей Вельможа Татарский, вручив ярлык Михаилу, уехал в Москву, где, осыпанный дарами и честию, пируя с Князьями, с Боярами, славил Димитриево благонравие. Михаил же, видя свое бессилие, возвратился с Мологи в Тверь и разорил часть соседственных областей Великокняжеских.» ( «История государства Российского»)

После переговоров здесь с послом Сырохожей Дмитрий отправился 15 июня в Орду: настойчивость, с которой Мамай пытался лишить его великого княжения, требовала ответных мер и решено было прибегнуть к испытанному средству. Ценой богатых даров Дмитрий добился того, что Мамай вернул ему великое княжение. Осенью 1371 г. Дмитрий вернулся из Орды с огромным долгом — ярлык стоил дорого.

Тем временем митрополит Алексей провел успешную дипломатическую работу с Великим Новгородом. В конце 1371 года был оформлен договор «О единстве» между Новгородской республикой и Московским княжеством. Договор был заключен от «великого князя… всея Руси» Дмитрия Ивановича и его двоюродного брата Владимира Андреевича, с одной стороны, и новгородского владыки Алексея, посадника Юрия и тысяцкого Елисея – с другой. Союзники считали своими противниками Тверь, Литву и Тевтонский орден.

Однако Михаил продолжал удерживать за собой часть территории великого княжества Владимирского, и московско-тверской конфликт продолжался. Весной 1372 г. союзные Михаилу литовские войска повоевали Переяславль и Новоторжскую волость. В конце мая Михаил учинил разгром Торжку (городу, в котором имелись новгородская и великокняжеская половины), а в июле вместе с Ольгердом двинулся на Москву. На сей раз московские войска не пропустили Ольгерда к столице. Войска сошлись у Любутска (на Оке, между Калугой и Алексиным) и здесь был заключен мир. Великий князь Литовский признавал права московского князя на Владимирское великое княжество, отказываясь от поддержки претензий своего шурина Михаила Тверского. Таким образом, впервые великое княжение было оценено как политическое образование, статус которого не зависит от воли ордынского хана.

Однако отношения Москвы с Мамаевой Ордой в 1372 г. были вполне дружественными. Послам Дмитрия удалось выкупить находившегося там сына Михаила Тверского Ивана, и его стали держать в Москве «в истоме».
Князь Дмитрий произвел торг с князем Михаилом Александровичем. В результате в обмен на своего сына Михаил Александрович отозвал своих наместников с земель Владимирского княжества. Он в очередной раз признал право московского князя Дмитрия на великое Владимирское княжество. Кроме того, Дмитрий заставил тверского князя Михаила Александровича вернуть Новгороду имущество и пленных, которых тот захватил в 1372 году в Торжке.

Тем временем власть Мамая в Орде заколебалась. Он потерпел поражение от Хаджи-Черкеса. Мамай был изгнан из Сарая. Московский князь Дмитрий на это отреагировал – он разорвал отношения с Мамаем. Разорвать отношения означало перестать платить дань Мамаю. Мамай тут же послал воинский отряд в Нижний Новгород. Отряд сопровождал посла Сарайка. Но нижегородцы дали бой ордынцам, а посла захватили в плен. Ясно было, как именно Мамай отреагирует на эту дерзость. Надо было готовиться к более серьезному столкновению с ордынцами. В 1374 году князь Владимир Андреевич возводит город Серпухов. Одновременно вблизи города был возведен Высоцкий монастырь. Фактически речь шла об укреплении русской линии обороны вдоль реки Оки.

Михаил Александрович решил воспользоваться тем, что Дмитрий поссорился с Мамаем. Он послал в Орду послов с задачей получить ярлык на стол во Владимире. Те ярлык привезли. Великий Новгород признал его великим князем Владимирским. Михаил Александрович направил послов в Москву, чтобы сообщить Дмитрию, что отныне он является великим князем Владимирским. Кроме того, он послал воинские отряды в Торжок и Углич, чтобы взять эти города.

Все эти действия тверского князя Михаила Александровича (его союз с Великим Новгородом, Литвой и Ордой) ставили под угрозу Московскую коалицию. Поэтому в 1375 году в марте собрался съезд русских князей, союзников московского князя Дмитрия. За короткое время князь Дмитрий Иванович собрал огромное войско. Из летописи следует, что на стороне московского князя выступили его двоюродный брат Владимир Андреевич, Дмитрий Нижегородский с сыном Семеном и со своими братьями Борисом и Дмитрием Ногтем, которые представляли все уделы Нижегородского княжества. На стороне Дмитрия выступали также ростовский великий князь Андрей Федорович и его племянники, удельные ростовские князья Василий и Александр Константиновичи. Союзником являлся ярославский великий князь Василий Васильевич и его младший брат удельный ярославский князь Роман. Союзником был и моложский князь Федор Михайлович, а также старший из двух белоозерских князей Федор Романович, стародубский князь Андрей Федорович, удельный тверской князь Василий Иванович Кашинский. Все эти князья княжили в Северо-Восточной Руси. В коалицию князей входили новосильский князь Роман Семенович, оболенский князь Семен Константинович, его брат тарусский князь Иван, один из смоленских удельных князей Иван Васильевич и князь Роман Михайлович Брянский. Все эти князья по призыву Дмитрия «всели на конь».

Выступление союза русских князей против Твери началось 29 июля 1375 года. Объединенные русские силы соединились в Волоколамске. Было решено выступать непосредственно на Тверь.

«Димитрий, взяв Микулин, 5 Августа осадил Тверь. Он велел сделать два моста чрез Волгу и весь город окружить тыном. Началися приступы кровопролитные. Верные Тверитяне никогда не изменяли Князьям своим: говели, пели молебны и бились с утра до вечера; гасили огонь, коим неприятель хотел обратить их стены в пепел, и разрушили множество туров, защиту осаждающих. Все Михаиловы области были разорены Московскими Воеводами, города взяты, люди отведены в плен, скот истреблен, хлеб потоптан; ни церкви, ни монастыри не уцелели; но Тверитяне мужественно умирали на стенах, повинуясь Князю и надеясь на Бога. Осада продолжалась три недели: Димитрий с нетерпением ждал Новогородцев, которые явились наконец в его стане, пылая ревностию отплатить Михаилу за бедствие Торжка. Еще сей Князь, видя изнеможение своих воинов от ран и голода, ободрял себя мыслию, что Ольгерд и Кестутий избавят его в крайности: Литовцы действительно шли к нему в помощь; но, узнав о силе Димитриевой, возвратились с пути. Тогда оставалось Михаилу умереть или смириться: он избрал последнее средство, и Владыка Евфимий со всеми знатнейшими Тверскими Боярами пришел в стан к Димитрию, требуя милости и спасения.» (Карамзин. «История государства Российского»)

Мир был заключен 1 сентября 1375 года. После этого князь Дмитрий Иванович распустил войска. По условиям договора тверской князь Михаил Александрович признавал свою зависимость от московского князя Дмитрия. С этих пор он был «младшим братом» московского князя. Отсюда следовали все остальные условия, такие как безоговорочное участие в войнах, которые будет вести Московское княжество (в том числе против Орды и Литвы). Условия на Михаила Александровича налагались пожизненно. Еще на втором съезде русских князей было решено не платить Орде дань, а при необходимости выступить против ордынских войск объединенными силами. В договоре с Тверью эта линия была подтверждена.