Разделы сайта

ГЛАВНАЯglav.jpg"

ИМЯ БОГАserg7.jpg"

РЕЛИГИЯ СЛАВЯНserg8.jpg"

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫserg9.jpg"

СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРИЙСКИЙ ПРОСТОРarii1.jpg"

ВЕЛИКАЯ СКИФИЯserg10.jpg"

ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВserg12.jpg"

СЛАВЯНЕserg13.jpg"

КИЕВСКАЯ РУСЬserg11.jpg"

РУССКИЕ КНЯЗЬЯserg14.jpg

БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
serg15.jpg

ГОРОДА КИЕВСКОЙ РУСИserg16.jpg

КНЯЖЕСТВА КИЕВСКОЙ РУСИserg17.jpg

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПАserg18.jpg

ИСТОРИЯ АНГЛИИserg33.jpg

ИСТОРИЯ ФРАНЦИИfr010.jpg

ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫserg19.jpg

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
serg20.jpg

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
orden1000.jpg

ОРДАorda1000.jpg

РУСЬ И ОРДАrusorda01.jpg

МОСКОВСКАЯ РУСЬmoskva01.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18 в.imperia2.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19 в.serg27.jpg

РЕВОЛЮЦИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНАserg29.jpg

СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИserg28.jpg

ПИРАТЫpirat444.jpg

БИБЛИОТЕКАserg21.jpg

ДЕТЕКТИВЫserg22.jpg

ФАНТАСТИКАserg23.jpg

ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ ФАНТАСТИКАgumor.jpg

НЕЧИСТАЯ СИЛАserg24.jpg

ЮМОРserg25.jpg

АКВАРИУМserg26.jpg

ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИserg30.jpg




из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ШАТУН

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ВАРЯЖСКИЙ СОКОЛ

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
БЕЛЫЕ ВОЛКИ ПЕРУНА

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗВЕРЬ

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗАГОВОР ВЕДЬМ





ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ




ИМПЕРИЯ В XVII-XVIII ВЕКАХ. ЛЕОПОЛЬД I ГАБСБУРГ (1658-1705)







Абсолютные монархии возникли в Европе в условиях перехода стран от феодального общества к обществу индустриальному. Главными чертами абсолютной монархии, как она предстает в теориях Ж. Бодена или Т. Гоббса, являются сосредоточение законодательной, исполнительной и судебной власти в руках наследственного монарха, акцентирующего внимание на развитии налоговых институтов и обладающего правом распоряжения государственными финансами. В абсолютистском государстве управленческие функции сосредоточиваются в руках обширного бюрократического аппарата во главе с верховным правителем, появляются постоянная армия и полиция, осуществляется регламентация государственной службы и повседневной жизни населения.
Классическим является французский абсолютизм, а самым ярким воплощением его служит образ абсолютного монарха — Людовика XIV. В немецкой истории аналогичный пример дает нам прусский король Фридрих Вильгельм I. Однако немецкий абсолютизм в территориальных государствах в XVII и XVIII вв. был скорее намерением, чем реализованной практикой. Только в теории он покоился на неограниченной и безраздельной власти одной личности. Император и немецкие князья и государи в большинстве случаев не обладали в своей стране монопольной властью. Их самовластие ограничивалось органами сословного представительства: рейхстагом — на имперском уровне, ландтагами и другими учреждениями — в отдельных территориальных государствах.
Сословное представительство не было легитимировано избирательным договором, но покоилось на признанных сословных правах. При всех различиях представительных учреждений в разных землях у них было общее, что их объединяло. Они всегда выступали против притязаний монархов на чрезвычайные политические полномочия. Государи, со своей стороны, редко оспаривали зтот порядок. Абсолютизм в рамках империи и в многочисленных немецких государствах имел разнообразные проявления. Но если понимать под «абсолютизмом» неограниченную власть суверенного государя, то такого абсолютизма в имперском союзе не было. В большинстве княжеств Германии существовала такая форма абсолютизма, при которой государь признавался носителем высшей законодательной, исполнительной и судебной власти, но в пределах полномочий, предоставленных ему сословным представительством. Он не мог превысить свои прерогативы без согласия сословий и обязан был соблюдать законные права подданных.

Мирные договоры, подготовленные в Оснабрюке и Мюнстере, законсервировали политическую организацию империи. Приобретя право на заключение союзов друг с другом и с иностранными державами, германские князья и монархи получили если не полный суверенитет, то значительную государственно-правовую самостоятельность. Одновременно был подтвержден и их расширившийся суверенитет по отношению к подданным. Территориальный суверенитет связал императора обязанностью добиваться согласия рейхстага на все свои действия в рамках империи. Имперское государственное устройство фиксировалось Вестфальским миром и решениями Регенсбургского рейхстага 1653-1654 гг.
В империи сохранялась прежняя вассальная структура. Избранный курфюрстами император представлял империю на внешней арене. Он по-прежнему обладал рядом неотъемлемых прав, часть которых во второй половине XVII в. становилась все более иллюзорной. Так, рейхстаг, который прежде созывал император, в связи с османской угрозой в 1663 г. превратился в постоянно действующий. Не всегда только императором определялась повестка заседаний рейхстага, но закон, принятый рейхстагом, приобретал силу, как и ранее, только после ратификации его императором. Только император обладал правом абсолютного вето. Наконец, он оставался обладателем высшей судебной власти в империи и. сохранял право помилования, присвоения имперских титулов, назначения членов имперских судов, нотариусов, дарования привилегий. На деле же компетенция императора как высшей судебной власти ограничивалась апелляционной привилегией князей, в соответствии с которой их подданным запрещалось обращение в имперские судебные инстанции — Имперский придворный совет и судебную палату. Такой привилегией обладали курфюрсты, монархи крупнейших немецких государств, а также некоторые аббаты имперских монастырей, имперские рыцари, имперские города. Являясь сюзереном, император не мог использовать свои сеньориальные права для усиления имперской власти, ибо в силу традиций он не мог воспрепятствовать передаче ленов по наследству, завладеть вакантным ленным поместьем, по своему усмотрению решить вопрос о передаче лена другому лицу. Император не обладал правом принуждения имперских сословий к соблюдению имперских законов.
Священная Римская империя германской нации оставалась особой формой государства в Европе, но современные историки не видят более в имперских институтах раннего Нового времени исторический анахронизм. В имперской форме государства им представляется некое соединение монархических, аристократических и демократических (в лице имперских городов) элементов. Это не было федеративное государство, члены которого связаны общими законами и единым управлением. Империя не была в полной мере и конфедерацией, сохраняя высокую степень взаимодействия ее субъектов на имперском и межгосударственном уровнях. Налицо крайне специфическая форма государственности, фактически с отсутствующим имперским правительством и постоянно сокращающейся в XVII-XVIII вв. ролью других имперских учреждений.
Империя представляла собой государственно-правовую систему, которая политически связывала всех ее участников: крупные территориальные государства, княжества, епископства и аббатства, имперские города и другие. Для имперских городов, имперских рыцарей, имперских графов и духовных князей это была своего рода оборонительная организация, которая охраняла их владения от экспансии соседних немецких государств.
К самым значительным имперским институтам принадлежали имперские суды, однако их функционирование осложнялось отсутствием имперской полиции. Имперское войско могло быть сформировано только в целях обороны и финансироваться по решению рейхстага за счет сбора специального налога. В то время как власть в территориальных государствах (за исключением духовных княжеств) была наследственной, титул и пост императора можно было получить только в результате выборов. Торжественная церемония вступления императора в права происходила в главном соборе Франкфурта-на-Майне. Выборы осуществлялись курфюрстами только после подписания претендентом Избирательной капитуляции. Последняя редакция этого законодательного акта, ограничивавшего власть императора, содержала 314 статей.
Во второй половине XVII — XVIII в. императорами избирались представители династии Габсбургов, исключая правление Карла VII Виттельсбаха в 1742-1745 гг. С одной стороны, Габсбурги были весьма заинтересованы в том, чтобы, обладая этим престижным титулом, держать в руках свои разрозненные владения и блюсти свои интересы в Европе. С другой — власть влиятельных Габсбургов придавала устойчивость самим имперским структурам. Католические князья, имевшие большинство голосов в коллегии курфюрстов, допускали к избранию императором только сторонников католицизма. Габсбурги, таким образом, почти не имели конкурентов. В такой ситуации резиденциями императорского двора оставались Вена и Прага, располагавшиеся в наследственных владениях Габсбургов.
В рейхстаге заседали имперские сословия, обладавшие территориями: курфюрсты, князья и имперские города. Коллегия курфюрстов составляла первое сословие (курию) в рейхстаге. По Вестфальскому миру 1648 г. в состав коллегии курфюрстов был возвращен Пфальц. В 1692 г. курфюршеский голос получил Ганновер. Таким образом, в конце XVII в. круг избирателей императора расширился до 9 курфюрстов. В Совет князей — вторую курию — входили светские и духовные князья. Здесь существовали как единоличные голоса, так и куриальные голоса графов и прелатов. Третью курию составляли магистраты свободных имперских городов. С 1663 г. из-за войны с Османской империей рейхстаг стал постоянно действующим органом и перенес свои заседания в Регенсбург.
Единоличный голос в рейхстаге имели лица, получившие власть или унаследовавшие княжества, имевшие такую привилегию. К данным территориям принадлежали курфюршества и княжества, имперские аббатства и имперские графства. В случае раздела этих территорий количество голосов не удваивалось. Если территория переходила под власть другого имперского князя, она сохраняла свой голос для него. Поэтому некоторые князья имели в рейхстаге несколько голосов (к примеру, курфюрст Бранденбургский обладал голосами Магдебурга, Гальберштадта и Миндена, а курфюрст Ганновера — голосами Цаленберга, Грубенхагена и Целле).
Во второй половине XVII — XVIII в. в имперское княжеское звание были возведены новые члены, так что к концу существования империи состав рейхстага был таким: 8 голосов у коллегии курфюрстов (в 1777 г. голоса Баварии и Пфальца объединились); 104 голоса (37 духовных и 67 светских князей) — у Совета имперских князей; 51 — у имперских городов. Император и имперские князья появлялись на заседаниях рейхстага достаточно редко, поэтому их интересы представляли специальные комиссары. Малые имперские города, экономившие на содержании своих представителей, поручали свои голоса другим участникам рейхстага или местным юристам.
Компетенция рейхстага в правовом отношении была неограниченной. Он мог обсуждать любые вопросы, касавшиеся имперских дел. С 1663 г. рейхстаг обязан был придерживаться обозначенного императором списка очередных вопросов. Однако заявку на обсуждение той или иной проблемы могли подавать и сами имперские сословия, как и любые частные лица. Процесс принятия рейхстагом решения был долгим и трудным, поскольку сидевшие в рейхстаге комиссары, юристы и другие представители имперских сословий не могли по своему усмотрению голосовать за то или иное предложение. Они должны были согласовать свои позиции с князьями и городскими магистратами, на что уходило много времени. Голосование проходило по куриям, и голоса всех трех курий имели равный вес.
Соединенные голоса коллегии курфюрстов и совета князей обладали при этом правом вето, и решение городов в случае единогласия двух первых курий могло быть оспорено. Решение, одобренное тремя куриями, оформлялось в виде имперского заключения, а после ратификации его императором приобретало силу имперского закона. Если император налагал свое вето, процедура могла повториться. Единогласие всех трех курий и императора было явлением крайне редким.
B XVII-XVIII вв. самым «бесполезным» учреждением из имперских институтов считалась Имперская придворная канцелярия в Вене. Рейхсканцлером, как и прежде, являлся архиепископ Майнца, но фактически заправлял делами назначенный им и постоянно пребывавший в рейхстаге вице-канцлер. В Вене же, где имперские и австрийские дела тесно переплетались, гораздо большее значение имела Австрийская придворная канцелярия. Там же заседал и Имперский придворный совет, разрешавший дела о ленных правах и привилегиях, а также выступавший в качестве последней апелляционной инстанции после Имперской судебной палаты и, собственно, высшего имперского суда по делам, в которых был так или иначе задействован император. Такие дела касались его окружения, высшей придворной знати, государственного управления в целом.
Главной и наиболее востребованной судебной инстанцией была Имперская судебная палата. Ее президент назначался императором из представителей имперского дворянства, а заседатели (как правило, юристы) назначались курфюрстами и имперскими округами. Палата была первой инстанцией для имперских сословий, где рассматривались и апелляции по решениям княжеских судов. Она испытывала постоянно огромные финансовые и организационные трудности. В 1654 г. на первом послевоенном рейхстаге было принято решение о расширении состава ее заседателей и создании особой комиссии для урегулирования накопившихся дел, но полностью оно было выполнено только спустя 113 лет. Так что число неоконченных, тянувшихся годами и десятилетиями дел постоянно росло. Единственный имперский налог, установленный еще в 1495 г. для содержания палаты, поступал нерегулярно. Еще больше сложностей возникало при исполнении ее решений.
Имперские законы (военного и полицейского характера) и решения Имперской судебной палаты должны были исполняться директориями 10 округов, на которые делилась империя: 1) Австрийский, объединявший владения Габсбургов; 2) Бургундский (Испанские Нидерланды, Лотарингия и Франш-Конте, которая до Нимвегенского мира 1678-1679 гг. принадлежала Испании); 3) Франконский; 4) Баварский, в который вместе с курфюршеством Бавария входили архиепископство Зальцбургское, епископства Пассау и Фрайзинг; 5) Швабский; 6) Верхнерейнский; 7) Среднерейнский; 8) Нижнерейнско-Вестфальский; 9) Верхнесаксонский; 10) Нижнесаксонский.
Особую важность для империи имели среди них те, в которых не было доминирования каких-либо княжеств: Франконский, Швабский, Верхнерейнский, Среднерейнский и Нижнерейнско-Вестфальский. Их войска составляли ядро имперской армии. В этих округах долгое время сохранялось имперское сознание, а к концу XVIII столетия именно они олицетворяли само понятие империи.
Имперский округ возглавляли самые видные имперские князья. Если директором было лицо духовное, то к нему для оформления бумаг присоединяли одного из светских князей, который одновременно являлся окружным капитаном и возглавлял окружное войско. Окружной директор, или капитан, созывал представителей от населения округа на крайстаг (окружной совет, окружной сейм), организованный по подобию рейхстага. В их обязанности входило исполнение решений рейхстага и имперских судов, поставка контингента в имперское войско, сбор имперских налогов, строительство дорог, охрана общественной безопасности и улаживание споров между окружными сословиями.
Имперские князья, возглавлявшие директории, как правило, использовали предоставленную им власть в собственных интересах. Все попытки создать в округах, состоящих из отдельных территориальных государств, постоянные органы окружной власти не увенчались успехом. Этому противились и предвидевшие новые расходы ландтаги. Но все же округа, в особенности там, где велика была территориальная пестрота, взяв на себя управленческие функции, сыграли определенную роль в налаживании товарооборота и охраны путей сообщения. Так, Швабский округ состоял из 40 духовных, 68 светских территорий и 40 имперских городов и здесь признавалось преимущество окружной организации власти. В округах же, где господствовал дом Габсбургов, не были созданы даже крайстаги. По закону 1521 г. численность имперской армии была определена в 24 тыс. человек, в том числе 4 тыс. рыцарей. Каждое имперское сословие обязывалось поставлять собственный контингент или заменять его денежным содержанием. Решением рейхстага 1681 г. содержание армии было поручено округам, каждый из которых должен был создать, вооружить и содержать в мирное время 40 тыс. солдат (12 тыс. кавалерии и 28 тыс. пехоты). Это число в случае войны могло быть удвоено или даже утроено. Но на практике это решение было выполнено только двумя округами — Швабским и Франконским, в то время как крупные государства, имевшие свои вооруженные силы, оказывали яростное сопротивление расквартированию в их пределах имперских воинских частей. Это обстоятельство усугубляло противоречия между территориями в рамках империи и способствовало созданию союзов и ассоциаций.
Вестфальский мирный договор содержал своеобразный каталог властных полномочий, сумма которых составляла понятие «территориального суверенитета». На внешней арене — это право на заключение союзов с другими государствами, внутри — участие в управлении империей, которое обеспечивалось правом голоса в рейхстаге. Компетенция территориальной княжеской (государственной) власти распространялась на юстицию, полицию и религию. Таким образом, функции суверенного правителя заключались в создании собственных постоянных законов и судебного аппарата, органов управления и дипломатии, в получении финансов для содержания постоянного войска. Реализация их удалась в полном объеме только крупным немецким государствам.
Ключевым понятием политики немецких правителей XVII-XVIII вв. была «полиция». В период абсолютизма получили распространение новые представления о сущности государства и его функциях, в соответствии с которыми значительно расширялась государственная деятельность. Если ранее считалось, что власть имеет только право обеспечения мира, то теперь к этой задаче добавилась забота о благе подданных. «Хорошее управление» («полиция») пришло на смену «правовому порядку» («юстиции»), нарушенному религиозным расколом. Это была политика, ориентированная на достижение «общего блага», обеспечение подданным достойной жизни.
К XVIII в. изменилось и представление о роли в государстве самого князя (монарха). Если ранее его полномочия подчеркивались многочисленными регалиями, а средневековая идеология возводила его в сан служителя Бога на земле, то теперь с позиций теории естественного права и общественного договора он признается обладающим властью от лица и по поручению подданных. При этом новое секуляризованное государство позволяло усиливать княжескую власть, с одной стороны, а с другой — предоставило ей право изменять существующий правовой порядок. Главные властные институты в территориальных государствах сложились еще в XVI в.: коллегиальные придворные советы или придворные суды с административными и судебными полномочиями; финансовые управления с придворными и налоговыми палатами как высшими органами власти; Тайные советы как центральные институты формировавшегося государства раннего Нового времени. Тогда же начал складываться чиновничий аппарат из княжеских слуг, преимущественно недворянского происхождения.
Тридцатилетняя война и ее последствия способствовали усилению правительственной и вообще управленческой деятельности, что нашло отражение в увеличении централизованного государственного аппарата. Одним из главных проявлений абсолютистской политики стало изыскание средств на содержание княжеской администрации и создание собственных вооруженных сил. Источник был один — увеличение налогов со своих подданных. Но для этого надо было сделать их платежеспособными, что и стало одной из целей государства. Поэтому крупные государства, например Бранденбург-Пруссия, не только планомерно вводили новые налоги и превращали чрезвычайные сборы в постоянные, но и поощряли создание мануфактур, развитие земледелия, ремесла и торговли. Даже в тех землях, где сохранялись сильные позиции дворянских и городских сословий, как, например, в курфюршестве Саксония, были созданы и стали активно действовать кабинеты (правительства). Как орган власти кабинет формировался прежде всего в тех землях, где монархи и князья отличались широким политическим кругозором и выдавали себя за «первого слугу» государства. Кабинет состоял из назначенных князем «министров» и напоминал скорее канцелярию, которая оформляла монаршие предписания. Распоряжения кабинета на основе этих предписаний направлялись соответствующим чиновникам. Фридрих II, например, выдавал в день до 12 таких предписаний.
Духовные государства дожили до конца Священной Римской империи, хотя идеи их секуляризации вынашивались в течение всей второй половины XVIII в. Особенно серьезные намерения секуляризировать северо-западные немецкие епископства имели во время Семилетней войны прусские власти. Но никто из крупных государств так и не покусился на них, очевидно, из боязни разрушить стабильность империи.
Вестфальский мир заложил основы миропорядка, которого европейские страны придерживались в течение почти полутора столетий. Суть его, по мысли Руссо, заключалась в том, что главным способом улаживания споров между державами стали переговоры, а Священная Римская империя германской нации была гарантом сохранения «равновесия сил» в Европе. Европейские державы зорко следили за усилением друг друга и всеми средствами препятствовали появлению единоличного лидера, что гарантировало мелким государствам возможность их длительного существования. «Христианский всеобщий и вечный мир», провозглашенный Вестфальским договором, оказался таковым и для империи. Вплоть до 1740 г. она не знала внутринемецких войн, хотя немецкие княжества и государства принимали активное участие в войнах за пределами империи. Сама империя как некое политическое целое редко втягивалась в военные конфликты и тем оправдывала свое назначение гаранта европейского порядка.

ЛЕОПОЛЬД I ГАБСБУРГ (1658-1705)

После Тридцатилетней войны в длительном споре между Габсбургами и Францией чаша весов склонилась, наконец, в пользу последней. Подавление Фронды позволило Франции превратиться в ведущую европейскую державу и развернуть экспансию на соседние территории (во Фландрию и прирейнские земли).
Внешняя политика немецких государств в первые послевоенные десятилетия не отличалась твердой целенаправленностью. Политические планы быстро менялись, возникали и распадались непрочные союзы. Особое значение среди этих объединений имел лишь Рейнский союз. Его созданию предшествовало избрание в 1658 г. младшего сына Фердинанда III, Леопольда, императором Леопольдом I. Выборы происходили при весьма сложных обстоятельствах, поставивших под вопрос само пребывание на троне Габсбургов, поскольку Леопольд к моменту выборов не достиг 18-летнего возраста, позволявшего в них участвовать Франция попыталась возвести на императорский трон своих ставленников. В частности, ее кандидатами были граф Пфальц-Нейбургский Филипп Вильгельм и курфюрст Баварский Фердинанд Мария, а кардинал Мазарини втайне желал избрания императором французского короля Людовика XIV. Все же императором был провозглашен Леопольд, а ключевую роль в его избрании сыграл архиепископ Майнца, курфюрст Иоганн Филипп Шёнборн (1647-1673), прозванный современниками «немецким Соломоном». Стремясь удержать империю от грозящих ей международных конфликтов, он склонил чашу весов в пользу Леопольда. Последнему, правда, пришлось подписать очень суровую избирательную капитуляцию. В ней, в частности, он пообещал не оказывать никакой помощи испанским Габсбургам. Немецкие историки видят в Леопольде I, почти 50 лет возглавлявшем империю, умного и многосторонне образованного политика, который умел подбирать себе способных сотрудников, чем компенсировались недостаток решительности, мягкость и уступчивость собственного характера. Не обладая яркой внешностью и готовясь к духовной карьере, он был полной противоположностью своему двоюродному брату и главному противнику — Людовику XIV. Тем не менее ему удалось с помощью министров, и прежде всего принца Евгения Савойского, укрепить империю и заметно усилить в ней позиции Австрии.
За избранием Леопольда Габсбурга императором в августе 1658 г. последовало объединение в Рейнский союз курфюрстов Майнца, Трира и Кёльна, герцогов Пфальц-Нейбургского, Брауншвейг-Люнебургского, Бремен-Верденского и ландграфа Гессен-Кассельского. К нему также присоединился и Людовик XIV. Союз был детищем курфюрста Иоганна Филиппа Шёнборна и кардинала Мазарини. Но цели этих политических деятелей сильно различались. Первый хотел использовать союз в качестве третьей силы между империей и Францией, укрепить позиции- имперских сословий, а второй — усилить влияние Франции в империи. В действительности Рейнский союз, к которому позднее примкнули Бранденбург и Мюнстер, не стал орудием французской великодержавной политики в империи. Постоянные угрозы и интервенции со стороны Франции привели к тому, что союз в 1668 г. прекратил свое существование.
Главное значение Рейнского союза фон Аретин видел в том, что в нем была опробована модель федеративной структуры в рамках империи, в которой Франция как один из гарантов Вестфальского мира играла доминирующую роль. Император же, призванный обеспечивать внутренний мир в империи, фактически уступил эту свою функцию Франции, что особенно сказалось при подведении итогов шведско-польской войны 1655-1660 гг., развязанной против ослабленной Речи Посполитой (официальное название польско-литовского государства в 1569-1795 гг.) шведским королем Карлом X.
Вскоре в войну втянулись Дания, Леопольд I и Австрия, Нидерланды и бранденбургский курфюрст Фридрих Вильгельм, который как герцог в Пруссии был вассалом Речи Посполитой и намеревался добиться для Пруссии суверенитета.
Вмешательство со стороны Франции, перераставшее в прямую интервенцию на соседние территории империи, помогло Швеции благополучно выйти из войны, несмотря на многочисленные военные поражения. В итоге Швеция заключила мир в Оливе (3 мая 1660 г.) с Речью Посполитой, Австрией и Бранденбургом, не понеся никаких территориальных потерь. Такую же роль Франция сыграла в войне Леопольда I против Османской империи, обеспечив последней победу введением — на правах члена Рейнского союза — своего воинского контингента на территорию Священной Римской империи.
В 1663 г., когда после 57-летнего перерыва турки вновь выступили против Австрии, император, бывший одновременно правителем Австрии, Венгрии и Богемии, был поддержан Рейнским союзом. В составе его войск воевали поначалу и французы. Это было явно против интересов Франции, но этого требовала принятая ею на себя в 1648 г. роль державы-гаранта. К тому же Османская империя рассматривалась и католическими, и протестантскими кругами Европы как враг христианства, а император Леопольд I выступал как ревностный защитник христианства.
Война с турками шла на территории Венгрии и складывалась весьма успешно для империи. 1 августа 1664 г. австрийские и имперские войска одержали над турками победу в битве при Сент-Готарде на р. Рааб. Однако захват французами части территории майнцского архиепископства заставил Леопольда I пойти на заключение 10 августа 1664 г. в Айзенбурге (Вазваре) мира, который был скорее похож на поражение, чем на победу. Турки сохранили за собой все завоевания в Венгрии и к тому же возложили на императора денежную контрибуцию.
Положение в Венгрии, фактически разделенной на три части, оставалось и далее весьма напряженным. Претендуя на титул венгерского короля, Леопольд I контролировал только самую меньшую, западную ее часть с королевской столицей Прессбургом. Большая часть королевства со столицей — резиденцией паши в двойном городе Офен (Буда)-Пешт — управлялась турками. Под турецким протекторатом находилось и княжество Зибенбюрген. Здесь и в мирные годы шли постоянные столкновения, готовые в любой момент перерасти в настоящую войну. Напряжение усиливалось из-за недальновидной политики Леопольда I, пытавшегося проводить рекатолизацию в кальвинистской Венгрии.
Ограниченность финансов и недостаток вооруженных сил заставляли императора приносить в жертву западной политике свои интересы на востоке. Для войны на два фронта просто не было сил.

На рубеже XVII-XVIII вв. одной из главных политических проблем Европы стала проблема испанского наследства. Она возникла после смерти испанского короля Филиппа IV (1665) и заметно усилила франко-имперские противоречия. Несмотря на то что наследник Филиппа IV Карл II правил до 1700 г., свои претензии на испанский трон заявили Людовик XIV и Леопольд I. Оба были племянниками Филиппа IV и оба были женаты на его дочерях. Французский король был сыном старшей сестры Филиппа IV, а женат на его старшей дочери — Марии Терезии. Леопольд был сыном младшей сестры и женат на младшей дочери — инфанте Маргарите Терезии.
По праву старшинства шансы были более предпочтительны у Людовика XIV Однако необходимость блюсти права дома Габсбургов в Испании в противовес французским Бурбонам склоняла чашу весов в пользу Леопольда I. Соперничество за испанскую корону вылилось в конце концов в войну, вышедшую за пределы Европы. Европейские державы, участвовавшие в противостоянии Бурбонов и Габсбургов, не могли позволить никому из претендентов — ради сохранения «равновесия сил» — получить целиком все наследство в виде и обессиленной Испании, и ее многочисленных владений.
Воспользовавшись после смерти Филиппа IV особым «брабантским правом», предоставлявшим детям от первого брака (в том числе дочерям) преимущество в праве наследования перед детьми от второго брака (в том числе сыновьями), Людовик XIV от имени своей супруги ввел в 1667 г. свои войска в испанские Нидерланды (Фландрия и графство Бургундия). Ни Испания, ни империя не оказали сопротивления. Более того, император даже подписал в январе 1668 г. с Францией тайное соглашение о нейтралитете, в котором предусматривался будущий раздел испанского наследства. Это была политическая ошибка Леопольда I, осложнившая его отношения с испанским королем Карлом II и делавшая весьма призрачными его собственные притязания на испанские владения. Франция же, в соответствии с мирным договором, заключенным в Аахене (2 мая 1668 г.), получила 10 фландрских крепостей, в том числе и Лилль, но вернула Испании Франш-Конте.
Однако мир в Аахене не остановил Людовика XIV Удовлетворяя свои растущие аппетиты, он решился на завоевание Голландии — этой, как он ее называл, «республики торговцев и барахольщиков». Его не устраивала конкуренция голландских мануфактур и свободолюбивая конституция Голландии, позволявшая находить убежище на их территории всем политическим противникам короля, в том числе гугенотам, которые затем обличали его политику в своих публицистических произведениях. Людовик XIV удачно выбрал момент для начала войны. Леопольд I, связанный договором 1668 г., был в это время занят подавлением восстания в Венгрии. Англия оказалась парализованной конфликтом короля Карла II с парламентом. Близлежащие немецкие государства (кёльнское курфюршество, епископство Мюнстер, Бранденбург-Пруссия) находились в союзе с Францией. Бавария обязалась придерживаться нейтралитета.
Голландия, где успешно действовала французская дипломатия, оказалась совершенно не готова к нападению французов весной 1672 г. Только прорыв плотины помог голландцам. После гибели главы Совета Яна де Витта генералштаттгальтер Вильгельм III Оранский смог организовать отпор Франции и спас свою страну от поражения. Перед лицом угрожавшей Европе гегемонии одной страны — «универсальной монархии» Людовика XIV — другие страны преодолели свои противоречия и поддержали Голландию. В войну вступили и император, и Испания, и Бранденбург-Пруссия, и другие немецкие княжества. На стороне Франции осталась лишь Швеция, потерпевшая 28 июня 1675 г. сокрушительное поражение от Фридриха Вильгельма Бранденбургского при Фербелпине (северо-западнее Потсдама). Швеция согласилась отдать Фридриху Вильгельму в качестве военного трофея Померанию. Однако мирные переговоры в Нимвегене (совр. Неймеген, Голландия), посредником на которых выступила Англия, стали величайшим триумфом Людовика XIV.
В результате серии договоров 1678-1679 гг., написанных не на латыни, как это было принято ранее, а на французском языке и получивших название Нимвегенских, Франция расширила без крупных затрат свои позиции во Фландрии и на Рейне. Испания оказалась главной жертвой войны. Она потеряла Франш-Конте вместе с Безансоном, а также 12 крепостей в испанских Нидерландах. Голландия вышла из войны без аннексий, а ее союзники должны были подсчитывать убытки. Леопольд I, испытывая недостаток войск и средств, согласился на передачу Франции Фрайбурга в Брайсгау и стратегически важной крепости Гюнинген. Оставшийся в одиночестве бранденбургский курфюрст был вынужден вернуть Швеции все завоеванные в Нижней Померании крепости и земли.
Нимвегенский триумф и последующие 5 лет (до 1684 г.) были кульминацией могущества Людовика XIV. Казалось, вся Европа покорилась его власти. В 1679 г. он приступил к акциям, известным под именем «реунирование» (исключение из имперского союза, оккупация), насильно расчленив владения немецких князей в Эльзасе, в Рейнской, Саарской и Мозельской областях. Истолковывая статьи Вестфальского мира по своему усмотрению, он подчинял себе все те территории, которые когда-либо находились в ленной зависимости от епископов Тульского или Мецского, а также от тех земель, которые были захвачены Францией в 1552, 1668 и 1669 гг. При столкновениях, возникавших в этой связи, дела направлялись в судебные комиссии при местных ландтагах, которые выносили профранцузские решения, мотивируя их прецедентами времен Пипина Короткого. Согласно им даже Саарбрюкен и Гамбург были причислены к французской короне.
На территории империи Людовик начал сооружать свои крепости (первыми были Саарлуи и Монрояль на Мозеле), а 30 сентября 1681 г. оккупировал (реунировал) имперский город Страсбург и крепость Казале в Северной Италии. Жители Страсбурга были вынуждены присягнуть на верность Людовику XIV и принять французский воинский гарнизон. Французские специалисты в кратчайший срок превратили город в мощную крепость. В 1685 г.. после смерти бездетного курфюрста Пфальца, Людовик XIV, опираясь на факт отдаленного родства с покойным, предъявил претензии на значительную часть территорий Пфальца. В этих условиях почти все крупнейшие немецкие государства заключили с Людовиком XIV союз, а бранденбургский курфюрст даже пообещал «королю-солнцу» свой голос на выборах императора.
Однако вскоре ситуация стала меняться. Длительные войны ослабили финансовые и экономические возможности Франции, что неминуемо влекло за собой снижение военной активности и падение авторитета короля. Французская гегемония стала клониться к закату. Напротив, в Германии стали резко возрастать патриотические настроения в пользу империи, началось возвышение Австрии.
Рост влияния Габсбургов в Восточной и Центральной Европе происходил на фоне постепенной утраты мощи и влияния Швеции и Речи Посполитой. Лишь некоторое время польскому королю Яну Собесскому, который считался сторонником Франции и проводил антигабсбургскую политику, удавалось противодействовать императору в Венгрии. В Венгрии Леопольд I, действуя согласно известной формуле «один король, одна вера, один закон», проводил мероприятия по рекатолизации и централизации государства. В ответ созрел так называемый «заговор магнатов», а затем, после казни его участников, началось настоящее восстание против австрийского владычества под предводительством графа Эммериха Теккели. Восставших поддержали Речь Посполитая. Франция и Османская империя. Последняя начала в 1682 г. военные действия против Австрии и империи.
Эти события совпали по времени с действиями Франции в западных немецких землях,- вызвавших открытое возмущение населения и принятие рейхстагом Оборонительного устава 1681 г. Вокруг Леопольда I стала формироваться антифранцузская коалиция, вскоре переросшая в антифранцузский европейский союз. В ее состав вошли Саксония, Ганновер, Бавария, а также ассоциация Франконского и Швабского имперских округов, созданная по инициативе графа Георга Фридриха Вальдек-Айзенберга. Это было как нельзя кстати, так как 14 июля 1683 г. турки осадили Вену и Леопольду I пришлось бежать сначала в Линц, а затем в Пассау, хотя имперская армия продолжала держать оборону.
Осада турками Вены возродила идеи спасения Европы времен крестовых походов. К формированию общественного мнения и мощной коалиции против турок подключился папа Иннокентий XI. Ему удалось временно нейтрализовать даже Людовика XIV и склонить к союзу с императором короля Речи Посполитой. Из немецких князей в стороне остался лишь бранденбургский курфюрст. Добровольцы со всей Европы, в том числе и из Франции, спешили записаться в освободительную армию.
12 сентября 1683 г. произошло решающее победоносное сражение под общим командованием короля Яна Собесского и имперского фельдмаршала Карла V Лотарингского. Столетняя турецкая угроза Вене и всей Центральной Европе была устранена. Этот день положил начало возвышению великой державы Габсбургов — Австрии. Он породил также всеобщее чувство солидарности и влил новую свежую струю в имперскую идею, которая помогла империи продержаться до начала XIX в. Возглавив в 1684 г. Священную лигу (союз империи с папой, Россией, Речью Посполитой и Венецией), Леопольд I стал главной силой в Европе в решении восточных дел. Правда, ему пришлось пойти на перемирие с Людовиком XIV и признать его приобретения, в том числе обладание Страсбургом и Люксембургом, который Людовик XIV захватил 4 июня 1684 г. И все же войны на два фронта Леопольду I не удалось избежать. Его успехи в Венгрии, которая к 1688 г. была уже практически отвоевана у турок (в 1686 г. пал Офен-Пешт, в 1688 г. — Белград), вывели Людовика XIV из бездействия.
Но теперь Леопольд I отважился на войну и против турок, и против Франции, имея в виду новое соотношение сил, сложившееся в Европе. В 1686 г. был создан тайный оборонительный союз (Аугсбургская лига), заключенный в Аугсбурге между Голландией, Леопольдом I, Испанией, Швецией, Баварией, Пфальцем, Саксонией с целью противостоять территориальным захватам Франции в Западной Европе. Чуть позже к Лиге присоединился и бранденбургский курфюрст, у которого возникли разногласия с французским королем из-за отмены Нантского эдикта. Сыграл роль и факт рукоположения кёльнским архиепископом ставленника императора, герцога Иосифа Климента, в то время как французский претендент не был утвержден папой.
Война в целом, несмотря на ряд одержанных французами побед, складывалась не слишком успешно для французского короля. Скоро он оказался перед лицом грозной коалиции, возглавляемой Вильгельмом III Оранским (1650-1702), который в 1689 г. взошел на английский трон. Антифранцузские настроения в империи усилились после проведения Людовиком XIV в Пфальце «стратегии выжженной земли», жертвами которой стали города Гейдельберг, Мангейм, Шпейер, Вормс и другие. Оскорбленное население рейнских областей развернуло партизанскую войну против французов. В 1693-1697 гг. имперская армия, состоявшая главным образом из войск Франконского и Швабского округов, отвоевала у французов верхнерейнские земли. 11 сентября 1697 г. решающую победу над турками в битве при Зенте одержал набиравший силу при Венском дворе принц Евгений Савойский (1663-1736). Победу Священной лиги над Турцией увенчал 26 января 1699 г. Карловицкий мирный договор, который принес императору вожделенные Венгрию и Зибенбюрген. Было подтверждено господство Габсбургов над большей частью Славонии и Хорватии. С этого времени начался процесс распада Османской империи, длившийся до начала XX в. Карловицкий мир положил начало политическому преобладанию Австрии на Балканах, которое стало важной основой ее дальнейшего возвышения.
В 1697 г. был заключен Рисвикский мир, который представлял собой серию договоров между Францией и членами Аугсбургской лиги. Мир был признаком начавшегося заката великодержавия Франции. Впервые Людовик XIV вышел из войны без новых трофеев, хотя земли Эльзаса, Страсбург и некоторые другие территории остались за ним. Но Франция была вынуждена отказаться от проведения реуниона за пределами Эльзаса и вернуть империи Цвайбрюкея, Филиппсбург, Брайзах, Фрайбург, Лотарингию в пределах 1670 г., крепость Кель. Людовик XIV согласился на снос своих укреплений на правом берегу Рейна и освободил епископскую кафедру в Кёльне. Он также не смог помешать возведению в 1697 г. на польско-литовский трон имперского ставленника, саксонского курфюрста Фридриха Августа Сильного, спешно обращенного ради этого в католичество.
Таким образом, впервые Леопольд I вместе со своими союзниками одержал военно-дипломатическую победу над Людовиком XIV (несмотря на потерю Эльзаса), что было особенно почетно, поскольку это была победа в войне на два фронта. Экспансионистские притязания Франции получили коллективный отпор европейских держав, хотя это далеко не означало полного поражения Франции, а Людовик XIV не отказался от борьбы за испанское наследство. Тлевшая в последние десятилетия XVII в. проблема наследования испанского престола вылилась в войну, разразившуюся после смерти в ноябре 1700 г. бездетного испанского короля Карла II. С приобретением испанского наследства Людовик XIV не только реабилитировал бы себя за поражение от Аугсбургской лиги, но и сделал бы решительный шаг к установлению французского господства на континенте. Европейские державы не могли допустить этого. С позиции Англии и Голландии «равновесие сил» нарушало бы и приобретение огромных территорий испанской короны Леопольдом I Габсбургом.
В то же время Англия, стремившаяся к положению ведущей державы в Европе, вступила в противоборство с Францией из-за колоний в Северной Америке и Индии. Ввиду глубокой заинтересованности европейских держав в поддержании военно-политического паритета в борьбу за испанское наследство оказались втянуты почти все страны Западной Европы. Умирая, Карл II подписал указ о передаче всего наследства внуку Людовика XIV Филиппу V Анжуйскому. Новый король Испании сразу же был признан рядом государств. Тогда Леопольд I решил добывать испанский трон для своего второго сына, Карла Иосифа Франца, с помощью оружия. Началась война за испанское наследство (1701-1714). Австрийские войска под командованием Евгения Савойского вторглись в Северную Италию, которая вместе с территорией самой Германии и стала главным театром военных действий на первом этапе войны.
7 сентября 1701 г. в Гааге Голландия и Англия заключили союз с империей против Франции (так называемый «Большой альянс»). В 1702 г. Англия объявила войну Франции. Германские правители, в том числе прусский король Фридрих I, также вошли в альянс, надеясь получить от великих держав субсидии на содержание своих армий. Только Максимилиан II Эммануил Баварский и его брат кёльнский курфюрст Иосиф Климент выступили на стороне Франции. Это вызвало кризис в Вене, который был преодолен благодаря решительным преобразованиям в высших эшелонах власти. Ключевой фигурой австрийской политики стал с 1703 г. принц Евгений Савойский, занявший пост президента Придворного военного совета.
Очень скоро Франция оказалась перед лицом мощной англо-голландско-немецкой коалиции, развернувшей военные действия на широчайшем фронте. Благодаря быстрому марш-броску «через всю Европу» герцог Мальборо провел армию в Южную Германию, где 13 августа 1704 г. разбил франко-баварскую армию при Гохштедте, недалеко от Ульма. Общие потери французов и баварцев убитыми, ранеными и пленными достигли 30 тыс. человек. Победители потеряли около 11 тыс. человек. Это был поворот в войне, лишивший Людовика XIV всяких шансов на победу. Бавария была оккупирована, а Максимилиан II Эммануил пленен и отправлен в бельгийскую ссылку. Несколько крупных поражений, которые Франция потерпела в последующие годы (самым тяжким было поражение при Ауденарде 11 мая 1708 г., после которого англо-голландские и имперские войска оккупировали Фландрию), заставили ее согласиться на мирные переговоры. Они начались в Гааге зимой 1708-1709 гг. Союзники предъявили ультиматум Людовику XIV: заставить своего внука, короля Испании, отречься от трона, а в случае отказа были готовы продолжить войну. Людовик XIV еще надеялся, что на его стороне выступит Швеция, побеждавшая, как казалось, Россию, и поэтому сорвал переговоры. Однако победа русских под Полтавой (27 июня 1709 г.) исключила помощь французам со стороны Швеции и Франция могла расчитывать только на свои силы. В этой ситуации большое значение имела битва при Мальппаке (11 сентября 1709 г.), в которой англо-австрийские войска потеряли почти вдвое больше, чем французы.
Франция получила необходимую ей передышку, а последовавший затем раскол во вражеской коалиции спас ее от неминуемого поражения. Первой вышла из войны Англия, посчитав свои цели достигнутыми (ослабление Франции и победа над французами в колониях). Вслед за этим все участники конфликта стали зондировать почву для заключения мирного соглашения.
Между тем и в империи произошли события, имевшие далеко идущие последствия. После смерти Леопольда I, в 1705-1711 гг. императором был его старший сын, Иосиф I, а в 1711 г. на престол вступил его младший сын, Карл VI Иосиф Франц (1711-1740), бывший претендентом на испанский трон. Теперь его претензии оказались беспочвенными, ибо объединения испанской короны со Священной Римской империей в Европе никто не желал.
В апреле 1713 г. в Утрехте был заключен мирный договор между участниками войны за испанское наследство. Франции удалось договориться с союзниками императора: Голландией, Англией, Португалией и Пруссией. Филипп Бурбон получил Испанию и ее колонии без права объединения их с Францией в будущем. Франция признавала ганноверскую династию на английском троне (Георг Людвиг в 1714 г. стал королем Англии под именем Георга I ), и отныне Ганновером стал управлять наместник, которого назначал английский король. Австрийские Габсбурги приобретали испанские Нидерланды (Бельгию), Милан, Сардинию и Неаполь. Венский двор, однако, не подписал договор, ибо он предусматривал отказ императора от Испании в пользу Бурбонов. Но и сил вести борьбу в одиночестве у Карла VI не было. В то же время и Франция, сохранившая по утрехтскому миру Страсбург и Эльзас, жаждала мира. Трехмесячные переговоры между двумя полководцами, Евгением Савойским и Гектором Вилларом, в Раштатте, увенчались договоренностями о признании Карлом VI испанской короны за Филиппом V Анжуйским. Франция отказывалась от захваченных на правом берегу Рейна городов и крепостей, судоходство по Рейну становилось свободным. Карл VI сохранял Сардинию и получил Испанские Нидерланды, Неаполитанское королевство, часть Тосканы, герцогство Миланское. 7 сентября 1714 г. Баденский конгресс германских государств утвердил условия Раштаттского мира.



Назад Вперед


Страницы раздела