Разделы сайта

ГЛАВНАЯglav.jpg"

ИМЯ БОГАserg7.jpg"

РЕЛИГИЯ СЛАВЯНserg8.jpg"

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫserg9.jpg"

СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРИЙСКИЙ ПРОСТОРarii1.jpg"

ВЕЛИКАЯ СКИФИЯserg10.jpg"

ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВserg12.jpg"

СЛАВЯНЕserg13.jpg"

КИЕВСКАЯ РУСЬserg11.jpg"

РУССКИЕ КНЯЗЬЯserg14.jpg

БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
serg15.jpg

ГОРОДА КИЕВСКОЙ РУСИserg16.jpg

КНЯЖЕСТВА КИЕВСКОЙ РУСИserg17.jpg

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПАserg18.jpg

ИСТОРИЯ АНГЛИИserg33.jpg

ИСТОРИЯ ФРАНЦИИfr010.jpg

ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫserg19.jpg

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
serg20.jpg

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
orden1000.jpg

ОРДАorda1000.jpg

РУСЬ И ОРДАrusorda01.jpg

МОСКОВСКАЯ РУСЬmoskva01.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18 в.imperia2.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19 в.serg27.jpg

РЕВОЛЮЦИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНАserg29.jpg

СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИserg28.jpg

ПИРАТЫpirat444.jpg

БИБЛИОТЕКАserg21.jpg

ДЕТЕКТИВЫserg22.jpg

ФАНТАСТИКАserg23.jpg

ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ ФАНТАСТИКАgumor.jpg

НЕЧИСТАЯ СИЛАserg24.jpg

ЮМОРserg25.jpg

АКВАРИУМserg26.jpg

ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИserg30.jpg




из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ШАТУН

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ВАРЯЖСКИЙ СОКОЛ

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
БЕЛЫЕ ВОЛКИ ПЕРУНА

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗВЕРЬ

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗАГОВОР ВЕДЬМ





ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ




ГЕРМАНСКИЕ КНЯЖЕСТВА в XVI веке







В середине и второй половине XVI в. продолжается процесс территоризации, который сыграл ведущую роль в становлении княжеского абсолютизма. Он включал в себя создание территориального единства и концентрацию всех видов власти в руках князя, утверждение его суверенного права решать вопросы войны и мира, распространение на всей территории его права высшей юрисдикции.
Князья «округляли» свои территории посредством скупки мелких сеньорий, наступали на владельческие права, ограничивали юрисдикцию различных светских и духовных феодалов, мелких имперских чинов, городскую автономию, стремясь превратить население подвластной территории в однородный слой подданных, обязанных государству выплатой налогов и службами. Для увеличения территории княжеств использовались и династические браки. Так, браки между членами семей бранденбургского курфюрста Иоахима III Фридриха и прусского герцога Альбрехта Фридриха привели в 1618 г. к присоединению Пруссии к Бранденбургу.
Территоризация проходила рука об руку с конфессионализацией. Князья, используя как повод религиозные конфликты, захватывали новые территории и устанавливали политический и церковный контроль над ними. Наиболее масштабные аннексии осуществили баварские герцоги и бранденбургские курфюрсты. Реформация в целом укрепляла позиции княжеской власти и способствовала складыванию новых форм государственности.
В протестантских землях постепенно утверждается новая концепция всеобщего подданства: светский князь становился и духовным главой подданных. Кроме того, секуляризация расширила финансовые возможности княжеской власти. Длительный процесс превращения сословий в княжеских подданных в XVI в. еще был далек от своего завершения. Сохранялись многочисленные элементы средневековой государственности: неразделенность в большинстве княжеств дворцового и территориального управления, земской и княжеской казны. Сохранялось ленное рыцарское войско, государственные налоги переплетались с традиционными формами феодальных поборов и повинностей (строительство укреплений, извоз, обеспечение войска продовольствием и т. п.). В курфюршестве Трирском мелким имперским чинам удалось сохранить статус имперского подчинения. Право освобождения своих владений от княжеских налогов отстояла знать в Бранденбурге.
XVI-XVII вв. — время становления княжеского абсолютизма в Германии. Он был обусловлен процессами модернизации, затронувшими и сферу политики. Социально-экономические и религиозные изменения сделали неэффективной средневековую систему управления. Феодальное рыцарство уже не могло играть роль опоры княжеской власти. Вассально-ленные связи разрушались, унося за собой в прошлое и старые принципы управления. Традиционные виды ренты не удовлетворяли увеличивавшиеся запросы князей. Слабость императорской власти и Реформация позволяли князьям с оглядкой на мнение сословных органов идти по пути «наращивания» собственных привилегий.
Таким образом, изменившаяся ситуация требовала от князей использования новых инструментов власти. Князь вынужден был учитывать влияние экономически и социально активных предпринимательско-бюргерских слоев и в какой-то мере опираться на них. Их сравнительное финансовое благополучие и упадок рыцарства заставляли князей отказываться от ориентированных только на запросы феодалов действий. Учитывая, что в княжеских доходах немалое место занимали поступления от промышленности и торговли, князья шли на проведение политики меркантилизма. Под воздействием сословных изменений укреплялась идея подданства, всеобщей зависимости от княжеской власти. Реформация, давшая в руки князя инструменты церковного влияния, закрепляла эту зависимость в духовной форме. Новая организация центральной власти базировалась на упорядоченной системе финансов, налогов, на новом аппарате управления. Создавались институты административного контроля, армия, полицейский аппарат и уголовное право. Компетенция органов сословного управления ограничивалась, постепенно они подчинялись и включались в состав административно-территориальных бюрократических институтов. Особенно выраженным это развитие было в крупных территориальных княжествах: Саксонии, Баварии, Бранденбурге.
В XVI в. намечается постепенное разделение компетенции и функций между территориальным управлением и княжеским двором. В Саксонии в 1548 г. из княжеской придворной курии выделилось земское правительство во главе с канцлером. Аналогичный процесс наблюдался в Баварии.
Необходимость регулярного сбора налогов, осуществления административных и судебных функций требовали создания специализированного аппарата чиновников. Высокая деловая квалификация бюргерско-патрицианского элемента уже с середины XVI в. вела к тому, что выходцы из крупнейших торгово-предпринимательских фамилий возобладали в сфере дворцового и территориально-административного управления. Аристократия сохраняла в своих руках высшие должности в финансовом, судебном и административном ведомствах. Престижные и прибыльные должности в княжеском управлении занимали выходцы из мелкого и обедневшего дворянства, стремившегося получить юридическое образование в университете.
Центральные органы государственного управления, как правило, включали тайный совет, состоявший из аристократических сановников и чиновничьей верхушки (высший орган государственной власти), кабинет и канцелярию во главе с канцлером (административная власть), специальное финансовое ведомство двора и земли (отвечавшее за налоги и пошлины), аппарат секретарей, дворцовый суд, военный совет. В протестантских княжествах специальные учреждения управляли церковными делами. Княжества делились на судебно-административные области («ландфогтства» — в Бранденбурге, «должностные округа» — в Баварии и Саксонии); управление ими осуществлялось также с помощью чиновничьего аппарата — амтманов, фогтов и др. Княжества имели свои столицы (место постоянного пребывания центрального аппарата управления): Берлин — в Бранденбургско-Прусском курфюршестве, Дрезден — в Саксонском курфюршестве, Гейдельберг — у Пфальцских курфюрстов. Слабой стороной княжеского абсолютизма оставалось почти повсеместное отсутствие регулярных армий. В некоторых княжествах (Гессен, Нассау, Брауншвейг) в конце XVI в. создавались военно-административные округа и отряды самообороны из добровольцев (дефензии). Однако основные военные силы к началу Тридцатилетней войны чаще всего состояли из небольших, но профессиональных наемных подразделений. Лишь экономически сильные герцогства могли позволить себе содержать постоянные армии, комплектовавшиеся обычно из крестьян, как это было в Баварии.
Наиболее характерным развитие абсолютизма было в самых крупных и могущественных территориальных владениях — Габсбургов, Гогенцоллернов, Виттельсбахов. Раньше других оформился княжеский абсолютизм в Баварии. Опорой его были постоянное войско, сильный бюрократический аппарат и католическая церковь, владевшая здесь половиной земель. Своей политикой меркантилизма князья в той или иной степени способствовали развитию экономики и культуры немецких земель. Однако их централизаторская политика в рамках собственных княжеств препятствовала национально-политическому сплочению Германии.

Негативные для германского хозяйства последствия Крестьянской войны, политических и религиозных конфликтов 30-50-х гг. XVI в. не изменили в целом вектор развития экономики Германии. Росла численность населения, увеличивались объемы производства, до конца XVI в. достаточно высоки были темпы его переориентации на рыночные потребности. Но модернизация германской экономики имела известные пределы. Это обусловливалось сохранением феодальных институтов и традиционных экономических структур, падением роли средиземноморской торговли, вытеснением немецкого купечества представителями английского и нидерландского торгового капитала и т. д. Сдерживали развитие раннекапиталистической промышленности и низкие доходы населения.
В середине XVI в. не утратили свое значение факторы, стимулировавшие экономику германских земель на рубеже XV-XVI вв. В связи с увеличением числа городских жителей и ростом потребностей бюргерства существенно повысилась роль местных рынков. Наблюдался устойчивый рост спроса как на товары широкого употребления, так и на продукцию, предназначенную в основном для элитных групп населения. На характер торговых связей стал оказывать влияние государственный заказ. Несмотря на сокращение экономического влияния североитальянских городов, Германия сохранила свою транзитную роль в поставках товаров с Востока и из Южной Европы. Дефицит сельскохозяйственной продукции в Северо-Западной Европе попрежнему давал большие возможности для развития экспортного аграрного производства. Динамика цен на продукцию сельского хозяйства и объемы ее перевозок позволяют говорить о том, что европейский рынок зерна продолжал расти вплоть до 30-х гг. XVII в.

Необходимость увеличения объемов выпускаемой продукции вела к совершенствованию технических средств. Ветряные мельницы с середины XVI в. стали применяться для механизации особо трудоемких процессов: измельчения и толчения руды, в кузнечных и прокатных операциях, для шлифовки, бурения, обработки кож и валки сукон. Со второй половины XVI в. в употребление входят токарный станок и технологии отливки винтов из латуни. Печатный винтовой пресс, впервые использованный около 1550 г. в Нюрнберге, существенно повышал качество оттиска и производительность печатного станка. С середины XVI в. получил распространение новый метод денежной чеканки в Аугсбурге. В шахтах по добыче серебра и меди часто стали употреблять откачивающие воду помпы, стали использоваться двигавшиеся по деревянным рельсам вагонетки для доставки руды.
Возросло значение технической информации и средств передачи опыта, прежде всего, через книги. Больше всего изданий было посвящено горному делу, металлургии, металлообработке, механизмам. Передовым в техническом отношении было шелкоделие, носившее с первых шагов экспортный характер и связанное с купеческим предпринимательским капиталом. Потребность в роскоши стала мощным стимулом развития этой отрасли. В XVI в. шелкоделие утверждается в Кёльне, Регенсбурге, расцвело производство пряжи с серебряной и золотой нитью (Вупперталь, Нюрнберг).
В течение всего XVI — начала XVII в. происходила бурная капитализация текстильной отрасли. Купеческие капиталы с успехом преобразовывали старые экономические структуры, прежде всего цеховые, и создавали новые, раннекапиталистические. Например, в Урахе (Вюртемберг) в 1600 г. компания торговцев холстом, скупая по заниженным ценам продукцию местных ткачей, подчинила себе все производство полотна, включая и его отбелку. Широкое распространение получили «коллективные договоры» цехов с купцами о поставках сырья, красителей, полуфабриката. Такие договоры часто вели к образованию слоя мастеров, постоянно работавших на купца-поставщика. На основе раздаточной системы с купцом-предпринимателем во главе развиваются «домашние индустрии» в сельской местности. Купец, поставляя необходимое сырье крестьянам- надомникам, обеспечивал сбыт продукции и постепенно подчинял себе все большее количество производителей. Такое было особенно частым в очагах развития нового сукноделия, производства хлопчатобумажных тканей, полотна (деревни вокруг Меммингена, Кёльна, Нюрнберга). В сельской местности создавались целые районы, где крестьянское население сочетало сельскохозяйственные занятия с работой на скупщика.
Двойственный характер носила деятельность крупных торговопромышленных компаний. Вкладывая средства в переоборудование рудников или в строительство зейгерных плавилен, представители Фуггеров или Вельзеров выступали как предприниматели. Но основная масса капиталов инвестировалась и приносила прибыль в торговой, посреднической и кредитно-финансовой сферах, инвестиции в промышленность были гораздо скромнее. Это подчеркивает преобладание в раннем капитализме торгового содержания над производственным.

Крупные города играли главную роль в хозяйственной жизни и быстро превращались в торгово-промышленные центры нового типа. В течение XVI в. продолжался стремительный рост Аугсбурга, ставшего центром мирового значения. Здесь были самые значительные в Европе банкирские дома, финансировавшие не только крупные торговые операции, но и европейских монархов. В западной части германских земель Франкфурт-на-Майне стал центром общегерманских и международных ярмарок. На востоке в крупный экономический центр вырос Лейпциг. Среди новых форм организации торговли необходимо выделить магазинную и розничную торговлю вразнос, особенно в сельской местности. Развитие этих видов региональной торговли — один из характерных симптомов ее общей переориентации на товары широкого потребления.
Постепенная переориентация европейской торговли на атлантический рынок, изменение характера морской торговли, в которой стали преобладать предметы первой необходимости и сырье, — все это предъявляло новые требования к кораблестроению. Меняется тип судов, увеличиваются их скорость, надежность, грузоподъемность. В судостроении рано утвердился купеческий капитал, получили распространение предпринимательство и рассеянная мануфактура. На верфях Гамбурга, Любека и Данцига — крупнейших в XVI в. на севере Европы — совершенствовалось такелажное и парусное оснащение судов, осваивалась конструкция небольших и маневренных бойеров. Среди германских центров морской торговли по-прежнему ведущая роль принадлежала Ганзе, которую, однако, в последние десятилетия XVI в. на Балтике потеснили английские и голландские торговые компании. Несмотря на постепенный упадок Ганзы как торгового союза, ряд крупных ганзейских городов, имевших прочные континентальные экономические связи (например, Гамбург), переживали подъем.
Развитию сухопутных средств коммуникаций способствовали замена дискового колеса более легким, с металлическими спицами, и изменение системы упряжи, позволявшей теперь перенести нагрузку с шеи животного на его плечи, что увеличивало силу тяги втрое. К организации фрахта обращаются купеческие фирмы, которые обеспечивали, в частности, движение грузов из Северной Италии через альпийские перевалы в Германию и дальше. На большинстве освоенных торговых путей были многочисленные постоялые дворы с огромным штатом людей, обслуживавших купцов и возчиков товаров.
В практику немецкого купечества внедряются сложившиеся в Италии методы ведения торгового предприятия и организации кредитного дела, прежде всего «двойной бухгалтерии» — разносторонней и всеобъемлющей системы бухгалтерского учета и руководства делом. В течение XVI в. они совершенствовались, появились приходно-расходные, вексельные, процентные книги; развивалась система факторий, контор в ярмарочных центрах не только в своей стране, но и за ее пределами, формы безналичного расчета (вексель).
В XVI в. немецкие купцы по образцу антверпенских, практиковали специальные встречи для обмена товарами (первые «товарные биржи»): с 1553 г. — в Кёльне и в Гамбурге, с 1559 г. — во Франкфуртена-Майне. В Гамбурге (1618) и Нюрнберге (1621) появляются первые банки депозитно-обменного характера.

Сельское хозяйство, за исключением некоторого спада производства в отдельных районах Германии в 40-50-х и 80-90-х гг. XVI в., развивалось в условиях благоприятной конъюнктуры: цены на зерно, технические и огородные культуры, вино, пиво росли вплоть до 1640 г. За 120 лет (XVI — начало XVII в.) цены на рожь увеличились в 3,5 раза. Несмотря на то что рабочий инвентарь и методы агрикультуры не претерпели серьезных изменений в период с 1500 по 1650 г., структура выращиваемых культур существенно изменилась под влиянием потребительских импульсов. Довольно значительным оставался традиционный сектор, включавший неспециализированные и не связанные с рынком крестьянские хозяйства, а также имения феодалов, в которых рента оставалась основным экономическим инструментом. Однако в целом развитие рыночных связей, изменившиеся стандарты жизни, инфляция (1-1,5 % в год) при фиксированной сумме крестьянских платежей постоянно снижали доходы феодалов и вели к внедрению новых форм поземельных отношений.
В восточногерманских землях основной акцент по-прежнему делался на выращивании зерновых. В XVI в. в Мекленбурге, Бранденбурге, Померании, Пруссии сложилась система фольварков — барщинных хозяйств, основанных на труде зависимых крестьян и ориентированных на экспортное производство зерна. При средней урожайности «сам 3-4» преобладали экстенсивные способы ведения хозяйства. Объемы выращиваемой продукции постоянно росли.
Только через остзейские города в конце XVI в. ежегодно вывозили около 130 тыс. тонн зерна. Помимо Заэльбья, экспортной торговлей зерном занимались в Вестфалии, Нижней Саксонии и отдельных районах Вюртемберга, откуда хлеб поставлялся преимущественно в Нидерланды. Кроме того, много зерна и другой сельскохозяйственной продукции сбывалось и в немецкие города. В домениальных хозяйствах Западной и Центральной Германии в основном применялся наемный труд или аренда, а объемы барщины были незначительны.
Арендаторами были зажиточные крестьяне или горожане. Полноценному развитию этих хозяйств по капиталистическому пути мешали строгие предписания, которыми регламентировалось, сколько продуктов данное хозяйство должно было поставлять на стол собственника, какой инвентарь должен быть в хозяйстве, как следует содержать жилые и хозяйственные сооружения и т. п. В западных и юго-восточных частях Германии центральная усадьба сеньора сдавалась в аренду мейеру вместе с правом сбора всех видов ренты и платежей с крестьян. Мейер, таким образом, выступал и как откупщик ренты. Крестьяне вносили ему соответствующую плату и выполняли на арендованной им земле барщинные работы или уплачивали соответствующий выкуп. На юге Нижней Саксонии мейеры обязывались отдавать сеньорам от одной до двух третей урожая, также несли в пользу князя военно-гужевую и строительную повинности, платили налоги. В таких условиях переход к фермерскому хозяйству был затруднен.
Несмотря на преграды, стоявшие на пути капитализма в сельском хозяйстве, в некоторых районах Западной Германии встречались довольно крупные мейерские хозяйства с расширенным производством. В отдельных из них было сосредоточено до 100-150 га арендованной и собственной земли; зерновое производство сочеталось с овцеводством, выращиванием крупного рогатого скота на продажу, мельничным, винодельческим, пивоваренным, извозным промыслом. Опираясь — частично или полностью — на наемный труд, эти хозяйства поставляли на рынок зерно, мясо, молочные продукты, вино, пиво, сырье и т. д. По своему характеру они приближались к капиталистическим.

Таким образом, состояние экономики Германии в середине XVI — начале XVII в. в целом характеризовалось достаточно высокими темпами развития. Особенно динамично многоукладная экономика росла в середине — второй половине XVI в. Определенная стагнация в горнодобывающей и текстильной промышленности была вызвана целым рядом причин: постоянное с 20-х гг. XVI в. снижение цен на серебро и медь вследствие ввоза драгоценных металлов с американского континента; ограниченные возможности европейского рынка; удорожание рабочей силы, особенно в передовых областях производства; медленные темпы капитализации крупных компаний, господствовавших в горном деле и не заинтересованных в свободной конкуренции. В сокращении объемов производства, особенно в сукноделии Вестфалии и на Среднем Рейне, можно видеть и элементы структурной перестройки: происходила модернизация старых и создание новых производственных линий, поиск рынков сбыта, перекачка денег в другие сферы производства.
Стагнация не затронула металлообработку, литейное производство, шелководство, сукноделие в большинстве районов Германии. В сельском хозяйстве наращивались объемы производства. Несомненно, что степень капитализации была намного выше в торговле, ремесле и мануфактурной промышленности. Аграрная же экономика, несмотря на обращенность к рынку, внедрение арендных отношений, использование в отдельных хозяйствах наемного труда и т. д., во многом оставалась переходной. Для ее дальнейшей модернизации требовалось более интенсивное развитие промышленного сектора.

Германское общество в XVI — начале XVII в. характеризовалось значительной дифференциацией, многокомпонентностью, наличием феодальных и раннекапиталистических элементов, неоднозначной ролью каждой общественной группы, что соответствовало переходному состоянию социума.
На самом верху социальной пирамиды находились князья. В их руках концентрировались основные земельные богатства, доходы от разработки полезных ископаемых, феодальных рент. Мощным финансовым инструментом были налоги, таможенные и пошлинные сборы. Свои позиции продолжала сохранять и часть феодальной аристократии, которая смогла приспособиться к изменившимся экономическим условиям: увеличение поборов с крестьян, сдача своей земли в аренду мейерам, разведение на собственных пастбищах овец и т. д. Другим путем их обогащения стала служба князьям.
Положение средних феодалов и рыцарства существенно различалось в зависимости от региона, объемов и содержания доходов, личных качеств. Наиболее прочными были позиции дворянства в восточногерманских землях. Здесь они имели прибыльное фольварочное хозяйство, находившихся в личной, поземельной и судебной зависимости крестьян. Но огромные доходы дворянства от реализации зерна не послужили основой для создания капиталов. Социальные стереотипы вели к традиционному расходованию средств: дворяне тратили состояния на «сословные развлечения» (охота, балы, строительство и украшение усадеб и т. д.). Случаи рачительного использования денег были довольно редкими. Переориентировав свои хозяйства на потребности рынка, восточнонемецкие дворяне так и не стали полноценными предпринимателями, ибо в большинстве своем не были организаторами производства, хотя и занимались реализацией продукции. Из феодального сословия выделилась группа маргинальных элементов, включавшая прежде всего разорившихся рыцарей. В то же время многие дворяне шли на службу в офицерский корпус княжеских армий или в гражданский аппарат княжеских администраций.
В составе общественной элиты появились новые группы. В первую очередь это главы крупных торгово-монополистических компаний, разбогатевшие цеховые мастера и владельцы мануфактур. Из их числа в XVI в. шло формирование нового патрициата, причем наблюдался отход от предпринимательской деятельности. Более доходными считались чиновничьи должности, вложения в сеньории и замки, популярны были в патрицианской среде и духовная карьера, образование, особенно получение юридических профессий.
Буржуазно-бюргерская среда также включала несколько страт. Среди них было еще довольно много представителей традиционного бюргерства, таких как цеховые мастера, средние и мелкие торговцы на городских рынках. Они стремились к сохранению цеховых и гильдейских ограничений, ибо последние обеспечивали им преимущества внутри города перед другими производителями. Однако на рубеже XVI-XVII вв. отнюдь не только им принадлежала ведущая экономическая и социальная роль в городе. Различные группы предпринимателей активно осваивали новые сферы производства и торговли. Купцы Аугсбурга, Нюрнберга, Кёльна, Гамбурга, Франкфурта-на-Майне и других городов стали главными инвесторами в производственную сферу Германии. Благодаря им торгово-ростовщичсский капитал проникал в горное дело, металлообработку, ткачество, кораблестроение, книгопечатание и т. д. Они же расширяли торговую сеть, основывали банки, биржи, поставляли крупные оптовые партии для ярмарок. Многие представители среднего купечества налаживали раннекапиталистическое производство на базе цехов одного профиля, организовывали рассеянные мануфактуры за счет раздачи сырья, арендовали землю. В состав этой группы входили и те мастера, которые, уловив рыночную конъюнктуру и нарушая цеховые ограничения, смогли подчинить себе производителей и превратить цех в раннекапиталистическое предприятие. Сюда же можно отнести средних и мелких купцов-пайщиков, а также разбогатевших самостоятельных горноразработчиков. Мелкие предприниматели - купцы-разносчики, не связанные цеховыми ограничениями, осваивали рынки сельской округи.
Параллельно с буржуазией в XV-XVI вв. складывалась разнородная группа городских и сельских наемных работников (предпролетариат). В их составе были как высококвалифицированные работники типографий, так и многочисленные чернорабочие, выполнявшие любые работы, не требовавшие специальной подготовки. К ним примыкали и цеховые подмастерья.
В XVI в., наряду с преподавателями школ и университетов, юристами, деятелями культуры, из числа талантливых мастеров формируется слой людей, овладевших инженерным искусством, особенно в горнорудном производстве. Они относились к числу высокооплачиваемых работников, частично входили в группу предпринимателей.
Важная общественная функция принадлежала духовенству. В католических областях духовенство сохранило свою иерархию и существенные социальные различия внутри нее, в лютеранских и кальвинистских княжествах церковные служащие фактически вошли в состав княжеской администрации.
Занятое в аграрном производстве население, составлявшее к началу XVII в. не менее 80 %, предстает как наиболее стратифицированное. В структуре сельского населения наиболее ярко проявился переходный характер германского общества. Самые прочные экономические позиции были у крупных арендаторов и зажиточного крестьянства. Можно выделить несколько типов арендаторов: мейеры, использовавшие в качестве средства получения доходов традиционную ренту; собственно предприниматели-арендаторы (в том числе горожане); крестьяне-арендаторы (испольщики) и субарендаторы. Крестьяне-арендаторы в основном были свободны от повинностей, а часто и от налогов, выплачивая только одну треть урожая. Там, где встречалась испольщина, собственник земли брал на себя часть производственных издержек: предоставление семенного фонда, содержание одной лошади, покупку инвентаря и т. п. Благодаря аренде в Баварии и Саксонии увеличилось число крестьянских хозяйств с площадью в 20-40 га, что приблизило их по размерам к хозяйствам мейеров Нижней Саксонии и Вестфалии. Крупные крестьянские хозяйства возникли и на прежних церковных землях Гессена, секуляризированных в ходе Реформации.
Численно преобладавшее традиционное крестьянство включало крестьян-собственников, крестьян-барщинников, лично и поземельно зависимых крестьян, сезонных работников, надомников-сукноделов, батраков, промысловиков и т. д. Владельческие права на землю крестьян в западных районах Германии в XVI-XVII вв. оставались весьма прочными. Крестьянину необходимо было лишь своевременно вносить ренту доброкачественными продуктами и полноценными деньгами. Ему разрешалось продавать ее целиком или по частям, закладывать. Условия земельного держания чаще всего, определялись традицией. «Крестьянская модель» с системой общинных связей, господствовавшая на западе и юге Германии, оставалась ведущим структурным элементом традиционного общества, сохранившегося в эпоху раннего Нового времени. Хозяйства значительной части таких крестьян были слишком мелкими и неспециализированными. С традиционных держателей в XVI — начале XVII в., как правило, взимались баналитеты, десятина, платежи за наследование и т. д. В среднем на уплату ренты уходило 30-33 % валового дохода крестьянина. Дополнительно к этому приходилось платить налоги и нести барщину. В западных районах Германии у зависимых крестьян по-прежнему могло быть одновременно несколько господ (поземельный, личный, судебный). В восточногерманских землях каждый феодал чаще всего соединял в своих руках поземельную, личную и судебную власть над крестьянином. Это было использовано для усиления личной зависимости и прикрепления крестьян к земле.
В Бранденбурге решением ландтага от 1538 г. крестьянам был запрещен уход с их земель без разрешения господ. В течение всего XVI в. шло увеличение количества барщинных дней. В Мекленбурге еще в середине XVI в. нормой барщины был один день в неделю, к концу этого столетия барщина была повышена до двух дней, а в первые десятилетия XVII в. — до трех дней в неделю. Несмотря на сопротивление крестьян, к середине XVII в. жесткие формы крепостничества в Бранденбурге, Мекленбурге, Померании получили повсеместное законодательное закрепление.
В XVI-XVII вв. неуклонно возрастало число малоземельных и безземельных крестьян. Почти всем им находилось место в аграрном производстве. В Саксонии безземельные крестьяне работали по найму или трудились в хозяйствах своих родственников. Многие обедневшие крестьяне занимались ремеслом и промыслами, работали на сельских мануфактурах. С XVI в. заметно усиливается влияние княжеской власти на положение крестьян. Заинтересованные в увеличении налогов, а также в людских ресурсах для армии князья запрещали продавать крестьянские наделы дворянам и бюргерам и тем самым объективно сдерживали обезземеливание крестьянства. Соответствующие законы и указы издавались всеми территориальными князьями к западу от Эльбы и были достаточно эффективны.
В самом низу социальной лестницы находились люмпенизированные городские и сельские элементы. Это были и так называемые «домашние бедняки» из числа разорившихся, но не деклассированных еще бюргеров; обитатели приютов и госпиталей; пилигримы, монахи, цеховые ученики, школяры, студенты. В толпу бродяг, просивших подаяние, вливались ландскнехты, а также крестьяне, вырванные из привычного жизненного русла голодом вследствие неурожая, стихийных бедствий или войн.

Население Германии к середине XVI в. составило около 14-15 млн человек и его рост продолжился вплоть до 30-х гг. XVII в., когда число жителей германских земель достигло 16-17 млн человек. Росла и плотность населения, особенно в районах с ускоренной урбанизацией, например, в герцогстве Вюртемберг в Вестфалии (44 человека на 1 км2). С учетом миграционных потоков население некоторых городов, таких, например, как Гамбург, выросло в 2 раза. Интенсивные процессы урбанизации вели к перенаселенности городов, что при отсутствии канализации, водопровода, служб по уборке мусора ухудшало условия жизни, вело к болезням и эпидемиям, к превышению смертности над рождаемостью. Поэтому пополнение городского населения осуществлялось за счет миграций из деревни, где санитарные условия были намного лучше.
Средняя продолжительность жизни составляла чуть более 30 лет. Но если взять тех, кто пережил возраст 10 лет, то их продолжительность жизни была выше, достигая 39-42 лет. Главной демографической проблемой оставалась высокая детская смертность. В городе к 10 годам из 1000 рожденных детей умирало 53-55 %, в деревне - 35-36 %. Фактором, влиявшим на рождаемость и смертность, были так называемые «кризисы существования». Исследователи связывают их с эпидемиями и ростом цен на хлеб. Учитывая, что хлеб составлял до 60 % в структуре питания многих общественных групп, его нехватка часто вела к голоду и росту детской смертности. «Кризисы существования» в Германии были следствием низких доходов населения и недостатка сельскохозяйственной продукции. Полномасштабные «кризисы существования» охватили Германию в период Тридцатилетней войны.



Назад Вперед


Страницы раздела