Разделы сайта

ГЛАВНАЯglav.jpg"

ИМЯ БОГАserg7.jpg"

РЕЛИГИЯ СЛАВЯНserg8.jpg"

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫserg9.jpg"

СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРИЙСКИЙ ПРОСТОРarii1.jpg"

ВЕЛИКАЯ СКИФИЯserg10.jpg"

ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВserg12.jpg"

СЛАВЯНЕserg13.jpg"

КИЕВСКАЯ РУСЬserg11.jpg"

РУССКИЕ КНЯЗЬЯserg14.jpg

БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
serg15.jpg

ГОРОДА КИЕВСКОЙ РУСИserg16.jpg

КНЯЖЕСТВА КИЕВСКОЙ РУСИserg17.jpg

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПАserg18.jpg

ИСТОРИЯ АНГЛИИserg33.jpg

ИСТОРИЯ ФРАНЦИИfr010.jpg

ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫserg19.jpg

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
serg20.jpg

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
orden1000.jpg

ОРДАorda1000.jpg

РУСЬ И ОРДАrusorda01.jpg

МОСКОВСКАЯ РУСЬmoskva01.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18 в.imperia2.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19 в.serg27.jpg

РЕВОЛЮЦИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНАserg29.jpg

СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИserg28.jpg

ПИРАТЫpirat444.jpg

БИБЛИОТЕКАserg21.jpg

ДЕТЕКТИВЫserg22.jpg

ФАНТАСТИКАserg23.jpg

ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ ФАНТАСТИКАgumor.jpg

НЕЧИСТАЯ СИЛАserg24.jpg

ЮМОРserg25.jpg

АКВАРИУМserg26.jpg

ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИserg30.jpg




из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ШАТУН

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ВАРЯЖСКИЙ СОКОЛ

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
БЕЛЫЕ ВОЛКИ ПЕРУНА

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗВЕРЬ

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗАГОВОР ВЕДЬМ





ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ




ГЕНРИХ VII ЛЮКСЕМБУРГСКИЙ
(1308–1313),
ЛЮДОВИК БАВАРСКИЙ
(1314–1346),
КАРЛ IV ЛЮКСЕМБУРГСКИЙ
(1347-1378)







ГЕНРИХ VII ЛЮКСЕМБУРГСКИЙ (1308–1313)

Филипп Красивый был вправе думать, что предстоящие выборы были под его контролем. Он был сюзереном, вассалами которого были многочисленные князья империи, то есть преданные ему люди, и правителем, влияние которого на решения папского престола было столь сильным, что архиепископы Трирский, Майнцский и Кельнский были ему обязаны своим назначением на должность. Пришло время поставить во главе империи представителя французской династии. Таким образом, власть Филиппа Красивого могла воздействовать, напрямую или косвенно, на два самых влиятельных института христианского мира, поскольку казалось, что Климент V не мог ему отказать. Вместо того чтобы действовать, как его отец в 1273 г., Филипп IV не выдвинул своей кандидатуры, а представил кандидатуру своего брата, Карла де Валуа. Если он не смог осуществить свое намерение, это случилось потому, что он был слишком могущественен. Он неоднократно демонстрировал, что для свершения своих желаний он готов разрушить любые препятствия: он жестко покарал графа Фландрского и повел дело тамплиеров с такой жестокостью, что перспектива подчиняться ему пугала. Князья, которые должны были хранить ему верность, мешали осуществлению его планов, а более всех выборщик Трира Балдуин Люксембургский, сумевший убедить двух других выборщиков-священнослужителей проголосовать за своего брата Генриха, также приближенного Филиппа Красивого. Маркграф Бранденбургский и герцог Саксонский прислушались к их мнению, и 27 ноября 1308 г. все присутствующие выборщики назначили управлять империей графа Люксембургского, Генриха VII. Поражение французского кандидата не было победой германского патриотизма. Генрих плохо говорил на немецком языке и без колебаний принес клятву верности Филиппу Красивому. Князья желали сохранить свои свободы.
Балдуин Люксембкргский знал, что его брат не будет довольствоваться местом за круглым столом князей, играя роль короля Артура. Генрих Люксембургский доказал, что он умеет повелевать и что при необходимости он, не мешкая, заставит покориться своей воле. Но еще более незначительное, чем графство Нассау, графство Люксембургское не приносило средств, без которых король исполнял лишь роль статиста, хотел он этого или нет. Генрих VII не мог расширить свои владения на запад. Сразу после смерти Альбрехта он, наряду с другими графами и герцогами, дал клятву оказывать взаимную помощь, в случае если преемник умершего правителя нанес бы обиду одному из них. Его выборщики, три архиепископа, также помешали бы ему в этом, если бы ему случайно, пришла эта мысль.
Возможность расширения владений представилась лишь через десять месяцев после прихода Генриха к власти: знатные чехи, невзлюбившие Генриха Каринтийского, предложили брак Иоанна, сына Генриха VII, с Елизаветой княгиней из рода Пржемысловичей. Этот план осуществился в 1310 г.: после свадьбы Иоанн был пожалован своим отцом титулом короля Богемского, и коронация состоялась в следующем году. Дом Люксембургов кроме западного влияния, благодаря этому брачному союзу, приобрел власть на востоке: Богемия разрасталась. Обладание ею давало ее правителю не только королевский титул, но еще и материальное благосостояние, добытое из минеральных запасов страны.
Когда 7 февраля 1311 г. Иоанн Люксембургский надел корону святого Вацлава в Градчанах Праги, его отец уже три месяца как пребывал в Италии. Он не ожидал, что Богемия так быстро породнится с его семьей, поэтому продолжил искать на юге то, в чем был не уверен на востоке. Генрих VII не был мечтателем; у него были веские причины отправиться именно в ту сторону. Папа Климент V, не только утвердил его выбор, но и назначил время императорской коронации: она должна была состояться в 1312 г. на день Сретенья, как и у Оттона I . Итак, король Генрих был заинтересован, чтобы коронация состоялась как можно быстрее. С одной стороны, было нужно, чтобы он стал императором, чтобы один из его сыновей смог быть избран Римским королем и заменить его однажды на троне; с другой, некоторые князья королевства Арля заявляли, что они обязаны повиноваться императору, коронованному должным образом, что предоставляло им множество свобод с давних времен: последняя императорская коронация была коронацией Фридриха II в 1220 г. Но причина, без сомнения повлиявшая на решение Генриха, была финансового свойства. Более чем когда-либо Италия напоминала Обетованную землю, Европейское Эльдорадо. Сеньориальные владения, появившиеся в большей части крупных городов, требовали установления законности, которую король был вправе им дать и за которую они были готовы дорого заплатить.

"Короче говоря, в 1311 г. граф Савойский, наместник Генриха, внес в казну около 300 000 флоринов, Генуезский выплатил 40 000, Миланский около 30 000. Поскольку на имперскую корону претендовали два кандидата, они не постеснялись увеличить цену. В Милане, когда Маттео Висконти предложил правителю по случаю его коронации 60 000 флоринов, Гвидо делла Торре, его соперник, заявил, что они поскупились. Такой богатый город, как Милан, мог, не прослыв скрягой, предложить не менее 100 000 флоринов. И это в любом случае не было пустым хвастовством! Миниатюра, иллюстрирующая поход Генриха VII в роскошной рукописи, заказанной Балдуином Трирским, изображает повозку, так тяжело нагруженную золотом и серебром, что четыре лошади с трудом могут сдвинуть ее с места. Это и было то сокровище, которое брат императора привез из своей поездки по Италии! Бухгалтерские документы императорской казны исчезли, но мы думаем, что правитель нашел им применение, так же как князья из его свиты." (Рапп "Священная Римская империя германской нации")

Итак, Италия была не только страной изобилия. С политической точки зрения это было грозное осиное гнездо. Генрих VII хотел бы остаться вне партий, но он был обязан вмешиваться в распри, которые в течение целого столетия сталкивали поселения гвельфов и гибеллинов. Следовало вмешаться даже во внутренние дела городов: в Милане Висконти поддержали Генриха VII, который должен был подавить мятеж, поднятый Гвидо делла Торе. Он действовал достаточно грубо, что толкнуло миланцев к возмущению: «Смерть немцам». Затем король задумал покорить Кремону, где укрывался делла Торре, а также Брешию, которая также восстала против «варваров, пришедших с севера». Год спустя, преодолев Альпы, Генрих VII потерял три четверти своей армии, он не мог более выступать могущественным и спокойным защитником справедливости, но бег с препятствиями не был завершен: Флоренция, метрополия, гвельфов, готовилась к противостоянию с немцами. Она полагалась на поддержку короля Неапольского Роберта Анжуйского, которого Филипп Красивый тайно провоцировал чинить препятствия Генриху VII. Роберт передал это задание своему брату, герцогу Иоанну Гравина, люди которого помешали Генриху дойти до традиционного места коронации, собора Святого Петра в Ватикане. 26 мая 1312 г. в страшном сражении войска Генриха потерпели поражение. Однако 29 июня кардиналы, посланные папой, короновали Генриха в соборе Святого Иоанна в Латеране. Лучники гвельфов испортили праздник, но главная часть церемониала была исполнена: Генрих VII стал императором.
Вожделенного титула было недостаточно, чтобы усмирить конфликты, в которые он был вынужден вмешиваться. Это только разжигало их. Филипп Красивый после некоторых довольно холодных поздравительных слов, заявил, что он не признает для себя другого правителя, кроме Христа. Папа, столь слабый по сравнению с королем Франции, однако написал императору в тоне, напоминающем тон Иннокентия III, чтобы император не забыл принести ему клятву верности. Генрих в ответ вступил в союз с Фридрихом Сицилийским, заклятым врагом Роберта Анжуйского, затем он осудил короля Неапольского, обвиненного в подготовке мятежа с Тосканой и Ломбардией против императора, «правителя мира». Роберт, который действительно отказывался подчиниться, был приговорен к смертной казни за оскорбление величества 26 апреля 1313 г.! Увы, Роберт в руки не давался. Генрих VII безрезультатно осаждал Флоренцию в течение шести недель.
Климент V, веривший, что Генрих VII вновь откроет ему двери Флоренции, утверждал, что император получает свою власть от Бога без каких-либо посредников, он также обязан был относиться к папе как уважительный старший сын к своему отцу: в своей сфере, светской власти, он был независимым и действительно суверенным. Но выступление папы в защиту нового императора не изменило соотношения сил: Генрих VII был слаб, слишком слаб, чтобы укрепить в Италии занятые позиции. С маленькой армией он отправился навстречу войскам Роберта, когда 24 августа 1313 г. недалеко от Сиены, которую он не смог взять приступом, приступ малярии забрал его жизнь. Он был похоронен в соборе Пизы, а остатки его войск вернулись обратно в Германию.

ЛЮДОВИК БАВАРСКИЙ (1314–1346)

Неудача Генриха VII бросила тень на престиж империи, но так как все происходило в Италии, Германия от этого не пострадала. Этот период стал самым драматичным в ее истории; все некогда перенесенные несчастья вернулись вновь: распри, войны и невозможный, но неизбежный выбор между двумя священными представителями власти, папой и императором.
Кандидатов на корону оказалось предостаточно, среди них граф Неверский, граф Геннегау и, как обычно, представитель французского дома, сын Филиппа Красивого, будущий Филипп V Длинный. На самом деле за корону боролись только две семьи – Люксембурги, которые не хотели упустить того, что они приобрели в 1308 г. и Габсбурги, старавшиеся снова завоевывать то, что они потеряли в том году. Фридрих Австрийский, называемый Красивым, и его соперник, Иоанн, король Богемии, казалось, имели равное количество шансов получить корону. Во избежание гражданской войны Люксембурги поддержали кандидатуру Людовика Баварского, отношения которого с кузенами, представителями дома Габсбургов, были более спокойными, хотя совсем недавно они были на короткое время нарушены.

Людвиг Баварский из династии Виттельсбахов – столь же безуспешно пытался возродить «итальянскую политику» императоров. Правда, борьба, которую ему пришлось вести с папой, носила уже принципиально новый характер: нападающей стороной был папа, связанный с интересами французской монархии.
Авиньонский папа Иоанн XXII не признавал никаких верховных прав императоров над Италией и назначил собственного викария для управления итальянскими делами. Вместе с тем он вмешивался в междоусобную борьбу претендентов на германский престол, требуя признать свое третейское решение тронного спора. Когда Людвиг Баварский одержал победу над своим противником, он начал готовиться к итальянскому походу, чтобы короноваться в Риме и отнять у папы узурпированные им права. Папа в ответ на это отлучил короля от церкви и через некоторое время наложил интердикт на всю Германию.
Развернулся последний эпизод борьбы средневековой Германской империи с папством. На этот раз на стороне претендовавшего па римский престол германского короля были не только избравшие его немецкие курфюрсты, но и все антипапские силы в Германии. Борьба получила широкий международный резонанс. Речь шла о защите светского национально государственного суверенитета от теократических притязаний папы. В выступлениях противников папства звучали требования церковной реформы – установления верховенства соборов над курией, ограничения ее фискальных вымогательств и вмешательства в церковные дела суверенных государств. Известный итальянский деятель и публицист Марсилий Падуанский, находившийся в ту пору при дворе Людвига Баварского, в своем трактате «Защитник мира» развивал идею светского суверенитета и давал решительный отпор папским притязаниям на политическое верховенство. По его словам, избрание короля князьями давало монарху полную власть в государстве, а коронация в Риме являлась всего лишь торжественным актом, увенчивавшим избирательную процедуру. Германский король короновался в Риме, и римский епископ при этом никаких особых прав верховенства не получил, он выполнял лишь возложенную на его сан обязанность. Автор в принципе отвергал притязания папы на какую либо верховную власть даже в рамках католической церкви; римский епископ ничуть не выше всякого другого епископа, в том числе и каждого из трех духовных курфюрстов, избиравших германского короля.
Еще более радикальные требования выдвигали идеологи еретического движения, предвосхищавшие европейскую Реформацию. Однако результаты всех этих антипапских выступлений были ничтожны, так как германский король, оказавшийся по стечению обстоятельств в их центре, боролся не против папства, а только против папы, стоявшего на его пути к римскому престолу; к тому же Людвиг Баварский далеко не обладал суверенной властью в своей стране.
Не обращая внимания на папское отлучение, с которым вообще мало кто считался в Германии, Людвиг Баварский предпринял в 1328 г. поход в Италию и был коронован в Риме «с согласия римского народа» императорской короной, которую возложили на его голову два епископа, находившиеся, как и сам он, под папским отлучением. Новый император возвел на престол «апостола Петра» антипапу Николая V, которому, однако, не удалось укрепиться в Риме. В целом результаты этого широко задуманного предприятия оказались весьма скромны. Положение авиньонского папы не было поколеблено. В Италии хозяйничание немцев вызвало недовольство, вспыхивали восстания в городах, и Людвигу Баварскому пришлось оставить страну. Больше туда он не возвращался.
В 1338 г. Людовик сменил тактику. Он чувствовал, что в стране папство становится непопулярным. В городах, буржуа, страдавшие от интердикта и не находившие в размышлениях мистиков и «друзей бога» сил стойко держаться, испытывали горечь, которая грозила обернуться мятежом. 17 мая 1338 г. Людовик обнародовал манифест «Fidem catholicam» («Преданным католикам»), в котором провозглашал, что император занимает такой же высокий пост, как папа, что он поручил свои полномочия от выборщиков и не нуждается в епископском одобрении, чтобы выполнять свою миссию. Наконец, заявлял он, настоящий церковный собор, представляющий всеобщую Церковь, стоит выше соборов, которые папа созывает и распускает по своей прихоти.
16 июля выборщики, собравшиеся в Ренсе, совершили поступок большой важности: впервые они собрались не для того, чтобы избрать или низложить правителя, а чтобы защитить интересы империи, представителями которой они себя считали. Итак, в данном случае они поддержали Людовика и заявили, что выборов достаточно, чтобы назначить законным правителем того, кто был выбран голосованием. 4 августа основное положение Licet juris утверждало то же, на этот раз от имени императора. Никогда, без сомнения, положение императора не было столь сильным, как в тот момент.
Территориальная политика принесла Людовику если не народную популярность, то поддержку князей. Он усилил Баварию, превратил Мюнхен в свою столицу, а монастырь Эталль в резиденцию рыцарского ордена, преданного ему. В 1324 г. Людовик передал Бранденбург, ставший выморочным имуществом, своему сыну. В том же году он сочетался вторым браком с наследницей Геннегау и Голландии. В 1341 г., вопреки законам, новый маркграф Бранденбургский женился на графине Тирольской, уже вступившей в брак с сыном Иоанна Богемского. Наконец, в 1345 г. Людовик завладел от имени своей жены Геннегау и Голландией, граф которой умер в бою, оставшись бездетным. Еще раз правитель смог создать власть, переходящую по наследству, которая давала ему преимущество в империи. Но князья поддались на предложения Люксембургов, поощрявших Климента VI, друга их семьи. 11 июля 1346 г. Карл, маркграф Моравский, сын Иоанна Богемского, был избран Римским королем своим отцом, герцогом Саксонским и тремя церковными выборщиками во главе с Бодуэном Трирским.

"Следует сказать, что Людвиг Баварский и его преемники не воспользовались поддержкой князей в борьбе с папством и продолжали домогаться коронации в Риме. Ведь для них императорский титул без Рима и Италии ценности не представлял. Выраженная в Рензском постановлении концепция империи низводила ее до уровня германского королевства, какой она на деле и являлась. Германские короли, заботясь о престиже «Священной Римской империи», считали весьма важным сохранить традиционную коронацию в Риме, которая в какой то степени возвышала их над вручавшими им власть князьями и давала повод к военным вторжениям в Италию. Коронация в Риме вместе с тем напоминала итальянцам о существовании империи и притязаниях императора на верховную власть. А то, что корону вручал папа от имени «римского народа» и римской церкви, служило моральным оправданием этих притязаний." (Колесницкий. "Священная Римская империя")

КАРЛ IV ЛЮКСЕМБУРГСКИЙ (1347-1378)

Карл IV в своей итальянской и западной политике выступал уже не как противник, а как союзник папы. Он умело использовал противоречия между папством и французской монархией. В 1365 г., при посещении папской резиденции в Авиньоне он короновался как король Арелата (Нижняя Бургундия), восстановив на время имперское верховенство над большей частью бывшего Бургундского королевства, которое было потеряно еще в XIII в. Вместе с тем как король Чехии Карл Люксембург присоединил Силезию и Лужицкие земли, а как германский король – Бранденбург, часть Мейсенской (Мисьненской) марки и Восточный Пфальц. Казалось, монархия Люксембургов вступала на путь объединения территориально раздробленного государства. Но на самом деле династические успехи Люксембургов ни в какой степени не свидетельствовали об изменении уже давно сложившегося направления политического развития Германии. Вся политика Карла IV как германского короля и императора была направлена не на преодоление, а на закрепление раздробленности Германии. Стремясь упрочить позиции своей династии и избавиться от контроля князей избирателей, Карл Люксембург создал собственное наследственное владение, превосходившее по своим размерам любое наиболее крупное имперское княжество. Оно простиралось от Верхнего Пфальца до Силезии и от Западной Померании до Австрии. Но сохранить его династии Люксембургов не удалось. Преемники Карла IV владели только наследственным Чешским королевством.

Карл IV пытался продолжить императорскую традицию и предпринимал военные походы в Италию. Первый, коронационный поход имел успех. Германский король прибавил к своим трем коронам еще две – ломбардскую и императорскую, которую возложил на его голову уполномоченный папы Иннокентия VI (1355). Карл IV проявил при этом свойственный ему трезвый подход: получив корону, он не стал вмешиваться в итальянские дела и восстанавливать никем не признаваемые императорские прерогативы, а поспешил обратно, чтобы заняться чешскими и германскими делами.
В 1368-1369 гг. император организовал второй поход в Италию с целью подготовить почву для возвращения из Авиньона в Рим «плененного» папы. Это соответствовало интересам его западной политики – помочь папству избавиться от французской зависимости и использовать его в качестве союзника в борьбе с французским королем. Этот поход не имел каких либо значительных результатов. Папа смог вернуться в Рим только восемь лет спустя.

«Священная Римская империя» территориально сокращалась, теряла свой универсализм и становилась Германской империей. Императорский титул превращался в придаток к королевскому титулу германских монархов и служил его украшением. Важным этапом на пути этой эволюции «Священной Римской империи» было издание Карлом IV Золотой буллы (1356). Эта «конституция княжеского многовластия» узаконивала все ранее приобретенные привилегии курфюрстов и закрепляла некое политическое равновесие в государстве на основе признания формальных прав верховной власти при всемогуществе контролировавших ее князей избирателей. Карл IV стремился вместе с тем обеспечить особое положение своего наследственного королевства. Выраженная в Золотой булле концепция императорского достоинства близка к той, которая была сформулирована в Рензском постановлении, но имеет и существенное отличие. Избрание «римского короля» курфюрстами сохраняет абсолютную силу, а за папой при этом не признается никаких прав «одобрения» избранного короля. Но избранный в «римские короли» не становится автоматически императором, а имеет лишь право им стать, короновавшись императорской короной в Риме. Таким образом, признавалась обязательность папской коронации. Золотая булла подробно регламентировала избирательную процедуру. Избрание производилось во Франкфурте на Майне под председательством архиепископа майнцского, и избранным считался получивший большинство голосов (четыре из семи). Первой обязанностью вновь избранного короля было «подтвердить и одобрить своими грамотами и печатями все привилегии» курфюрстов и их имперские лены, каждому в отдельности и всем вместе. То же самое он должен повторить и после коронации в императоры авторитетом императорской власти. Наиболее высокий сан среди духовных князей избирателей сохранялся за майнцским архиепископом, а среди светских – за королем Чехии. Золотая булла сохраняла свою конституционную силу до упразднения «Священной Римской империи». Папская коронация в Риме практиковалась до XVI в. С конца XV в. к титулу «Священная Римская империя» стали прибавлять определение «германской нации», что свидетельствовало о пробуждении национального самосознания немцев и выражало тот очевидный факт, что из империи выпала Италия и она стала чисто германской.

В отличие от своих непосредственных предшественников Карл IV никогда не гонялся за химерической целью подчинения Италии. Он делает ставку на укрепление собственных позиций в Чехии, корону которой ему оставил отец Ян Люксембургский, погибший в сражении при Креси. Историки нередко вспоминают слова, сказанные будто бы императором Максимилианом I в адрес Карла IV: «Он был отцом для Чехии и отчимом для империи». Внешне дело обстоит так, что бывший маркграф Моравский, еще в семнадцатилетнем возрасте вынужденный взять в отсутствие своего отца правление Чехией и Моравией, рано проявит свои «национальные» чувства и будет верен им, уже став императором огромной державы. Именно он начнет отстраивать Прагу, превратившуюся благодаря его замыслам и усилиям в своеобразную «поэму в камне». Карл собственноручно заложит первый камень в фундамент крепостных стен Нового Пражского города, а также освободит его жителей на некоторое время от всяких налогов; в свою очередь каждый, кто покупал участок в Новом Пражском городе, обязан был в срок до полутора лет построить в нем дом. Карл заботился и о других чешских городах, даруя многим права и привилегии. По его приказу в Чехию из Франции была завезена виноградная лоза. Он подписал учредительную грамоту Пражского университета — самого старинного в Центральной Европе. Когда интересы королевства попадали под угрозу, он не колебался выступить в их защиту. Во многом умелые переговоры и продуманная брачная политика становятся основным средством решения государственных проблем. Таким образом, ему удалось присоединить к землям Чешской короны Бранденбург, обширные территории в Саксонии, Пфальце и др. Все эти действия Карла IV — действия, продиктованные политикой государя, заботящегося в первую очередь об укреплении своих позиций, которые на данный момент могли быть обеспечены императором лишь в родовых чешских землях. Упрочение родовых владений вершилось с позиций правителя, действовавшего интуитивно в соответствии с принципом «политика — искусство возможного». Вмешательство в дела других территорий могло обернуться политической смертью.
При этом Карл IV, несомненно, дорожил императорским титулом. Надо сказать, что внешний престиж его императорской власти был немалым. Он был выбран и коронован 5 апреля 1355 г. в Риме по всем правилам, признан папой и князьями, чего не было в Германии с 1237 г. Получение сана с соблюдением всех необходимых процедур придавало императору особый престиж еще и в XVI в. Именно стремлением сохранить то, что имел, объясняется политическое поведение Карла IV как правителя всей империи. Он никогда не вмешивался в итальянские дела оружием, зная, насколько это чревато опасными последствиями. Когда в 1355 г. император возвращался с коронации в Риме и остановился в Пизе, чтобы принять почести от горожан, то оказался жертвой заговора против него. Бунтовщики подожгли ночью ратушу, в которой остановился Карл IV с императрицей. К счастью, обоим удалось бежать из горящего здания. Вожди мятежников были казнены, но император сделал соответствующие выводы и не пытался действовать в Италии с позиции силы. Схожими принципами он руководствовался в отношении германских дел. Политика сдерживания крупных князей, сочетавшаяся с умелым политическим лавированием, отсутствием «абсолютистских» замашек, позволила Карлу IV не только закрепить за собой Чехию, но и обеспечить почти на столетие за Люксембургской династией права на императорскую корону.



Назад Вперед


Страницы раздела