Разделы сайта

ГЛАВНАЯglav.jpg"

ИМЯ БОГАserg7.jpg"

РЕЛИГИЯ СЛАВЯНserg8.jpg"

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫserg9.jpg"

СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРИЙСКИЙ ПРОСТОРarii1.jpg"

ВЕЛИКАЯ СКИФИЯserg10.jpg"

ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВserg12.jpg"

СЛАВЯНЕserg13.jpg"

КИЕВСКАЯ РУСЬserg11.jpg"

РУССКИЕ КНЯЗЬЯserg14.jpg

БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
serg15.jpg

ГОРОДА КИЕВСКОЙ РУСИserg16.jpg

КНЯЖЕСТВА КИЕВСКОЙ РУСИserg17.jpg

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПАserg18.jpg

ИСТОРИЯ АНГЛИИserg33.jpg

ИСТОРИЯ ФРАНЦИИfr010.jpg

ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫserg19.jpg

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
serg20.jpg

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
orden1000.jpg

ОРДАorda1000.jpg

РУСЬ И ОРДАrusorda01.jpg

МОСКОВСКАЯ РУСЬmoskva01.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18 в.imperia2.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19 в.serg27.jpg

РЕВОЛЮЦИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНАserg29.jpg

СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИserg28.jpg

ПИРАТЫpirat444.jpg

БИБЛИОТЕКАserg21.jpg

ДЕТЕКТИВЫserg22.jpg

ФАНТАСТИКАserg23.jpg

ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ ФАНТАСТИКАgumor.jpg

НЕЧИСТАЯ СИЛАserg24.jpg

ЮМОРserg25.jpg

АКВАРИУМserg26.jpg

ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИserg30.jpg




из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ШАТУН

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ВАРЯЖСКИЙ СОКОЛ

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
БЕЛЫЕ ВОЛКИ ПЕРУНА

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗВЕРЬ

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗАГОВОР ВЕДЬМ





ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ




ОТТОН IV ВЕЛЬФ (1208-1215) и ФРИДРИХ II ШТАУФЕН (1215-1250)







ОТТОН IV ВЕЛЬФ (1208-1215)

Смерть Генриха VI , оставившего во главе государства двухлетнего «апулийского мальчика» – вот главная причина, по мнению многих немецких историков, затяжного политического кризиса, потрясшего Германию в течение десятилетий.
В Германии в это время, как и в других странах Западной Европы, оформлялась сословная структура общества, но со своими специфическими особенностями. Если во Франции, например, феодальные сословия заменили собой вассально ленную иерархию, то в Германии они образовались из самой этой иерархии и представляли отдельные ее «щиты». Здесь не было единой сословной системы, как и единой государственной организации. В империи сложились имперские сословия, в княжеских – земские. К первым принадлежали имперские князья, имперские рыцари и имперские города, ко вторым – дворяне и духовенство земства (княжества) и горожане княжеских городов. Имперские сословия существенно отличались от земских. Собственно говоря, это были даже не сословия, а чины (так их официально и считали), обладавшие известным суверенитетом. Их общей чертой было прямое подчинение королю (императору). Имперские города представляли в лице их магистратов коллективные чины, а сами горожане в своей массе не пользовались особым привилегированным статусом.
Возглавлявшие имперскую сословную иерархию князья занимали господствующее положение и все более укрепляли свои позиции в ущерб государственному единству. Одной из главных их привилегий было избрание короля, что сводило на нет все попытки монархов занять независимое положение и подчинить себе центробежные силы в стране. Отсутствие наследственности престола при неограниченных наследственных правах князей в их владениях затрудняло расширение королевского домена. Частая смена династий и смуты в периоды междуцарствий использовались магнатами для присвоения королевских земель. Попытки вернуть расхищенные земли домена (ревиндикация) обычно успеха не имели. Каждая династия должна была заново создавать свой домен.
Среди князей все более выделялась и обособливалась верхушка наиболее влиятельных светских и церковных магнатов, начинавшая играть решающую роль в политической жизни Германии. Им принадлежало первое слово при избрании королей, а со временем они целиком взяли в свои руки эту княжескую прерогативу. Это были курфюрсты (князья избиратели) – настоящие повелители Германской империи. Король (император) стал их доверенным лицом.

В то время как Германия переживала внутренние неурядицы, вызванные ростом могущества князей, крайне неблагоприятно складывалась для нее и международная обстановка. Папство давно уже избавилось от опеки императоров и все настойчивее заявляло свои теократические притязания на мировое господство. Курия стремилась прежде всего вернуть утраченные позиции в Италии, где она была потеснена в последние годы царствования Барбароссы и при его преемнике. Еще более значительные изменения происходили в межгосударственных отношениях в Западной Европе. Захватнические планы Генриха VI, увенчавшиеся в силу благоприятного стечения обстоятельств временным успехом, неизбежно должны были вызвать ответную реакцию и обернуться против охваченной внутренним кризисом Германии. Ведь в то время как в Германии нарастала территориальная раздробленность, соседние западные государства – Англия и Франция – политически консолидировались и укреплялись. Теперь уже не могло быть и речи о «наднациональном» подчинении этих государств какой либо универсалистской империей. Скорее наоборот, эти возмужавшие государства могли вмешиваться в дела ослабевшей в результате внутренних смут империи. Империя исторически изжила себя. В роли универсалистской силы теперь уже выступало только папство, но оно представляло одну церковь и не могло подавить окрепший светский суверенитет.

В Германии все более обострялся политический кризис. Нельзя было ожидать, чтобы немецкие князья оставались верны королю ребенку Рожеру Фридриху, избранному ими незадолго до смерти его отца Генриха VI. Опекуншей при малолетнем короле и регентшей государства оставалась императрица Констанция. Однако немецкая знать не посчиталась с императорским завещанием. Сторонники Штауфенов избрали опекуном и правителем государства дядю малолетнего Фридриха – Филиппа Швабского.

"Когда император Генрих VI умер в Мессине, его брат Филипп Швабский не смог выполнить его поручение отвезти Фридриха в Германию для коронации. Тогда он повернул коня и помчался через восставшую Италию, через Альпы обратно в Германию.
8 марта 1198 года его избрали германским королем. Двухступенчатые выборы проходили в двух городах, Ихтерхаузене и Мюльхаузене. В глазах германских князей это знаменовало господство над империей. Избрание Филиппа стало, по сути, предательством по отношению к сыну императора Фридриху, в конце 1196 года избранному княжеским собранием во Франкфурте. С результатами выборов согласился и архиепископ Адольф Кёльнский со своими сторонниками, хотя он не вполне благожелательно относился к Штауфенам.
Причиной избрания Филиппа стали насущные задачи государственной политики. Слишком живо помнили германские князья, какой вред был нанесен стране за годы несовершеннолетия императора Генриха IV (1056—1106-гг.), когда регенты правили только исходя из соображений собственной выгоды, а не на благо государства. Так пришли к решению выбрать Филиппа Швабского. Будучи избранным 6 и 8 марта, он лишь 8 сентября короновался архиепископом Тарантеза, случайно оказавшимся в Майнце, подлинными знаками государственной власти."
(Вис. "Фридрих II")

Приверженцы Вельфов твердо стояли за смену династии и выдвинули кандидатуру младшего сына Генриха Льва – Оттона (племянника английского короля Ричарда I, воспитанного при его дворе и получившего от него в лен графство Пуату). Большую роль в его возведении на престол сыграл именно Ричард Львиное Сердце, предоставивший Вельфу щедрую денежную помощь. При этом Ричард использовал свое положение имперского вассала, дававшее ему право участвовать в избрании германского короля. (Хотя по завещанию Генриха VI Ричард и освобождался от вассальной клятвы, данной при вынужденных обстоятельствах, он, видимо, не хотел воспользоваться этим правом.)
Так на германском престоле оказалось три «законно избранных» короля. Фридрих II находился под опекой матери в Неаполе, и с ним никто не считался. Два других вступили в войну за престол, вербуя себе сторонников как внутри Германии, так и за ее пределами. Страна была ввергнута в длительную распрю, поставившую под угрозу ее единство и независимость. Государство, которое всего несколько лет назад пыталось навязать свое верховенство странам Западной Европы, вдруг само оказалось на грани потери суверенитета.
Прежде всего порвалась связь с Италией. Немецкое господство на юге Италии и в Сицилии рухнуло сразу же после смерти Генриха VI. Королева Констанция перешла на сторону своих соотечественников и даже возглавила «национальную оппозицию», удалив из страны немецких ставленников ее покойного мужа. Города Тосканы, Романьи и Ломбардии создавали союзы, изгоняли немецких наместников, возвращали в свою собственность присвоенные императором земли. В этих условиях наибольшую выгоду извлекло папство. На римском престоле в то время оказался выдающийся деятель католической церкви Иннокентий III (1198-1216). Этот властный, энергичный папа поставил своей целью установить господство курии над всем христианским миром. Сложившаяся в Европе обстановка как никогда ранее благоприятствовала реализации папских теократических замыслов. В Германии происходила династическая смута, оба антикороля обращались к папе, как к арбитру в их споре за престол, а он мог навязывать и тому, и другому свою волю.
После смерти Констанции в 1198 г. Иннокентий II согласно ее завещанию стал опекуном малолетнего Фридриха и регентом в Сицилийском королевстве. Опекаемый им законный наследник Штауфенов всегда мог быть использован для оказания давления на соперничавших антикоролей. Папской гегемонии на Западе способствовала также и непрекращавшаяся война между Капетингами и Плантагенетами за французские земли. Поддерживая то французского, то английского короля, Иннокентий III держал их обоих под своим влиянием, пока окончательно не превратил в вассала курии английского короля Иоанна Безземельного. Сюзеренную власть папы должны были признать также короли Арагона и Португалии. Начатый по призыву Иннокентия III четвертый крестовый поход, изменив первоначальное направление, был повернут против Византии и закончился созданием на ее территории Латинской империи. Даже болгарский царь на время признал папское верховенство.
Казалось, нет такой силы, которая могла бы противостоять теократическим притязаниям Иннокентия III. Понимая тем не менее, что такая сила могла появиться с прекращением внутренних смут в Германии и восстановлением единой монархической власти, папа делал все, чтобы этого не допустить.

В борьбе антикоролей перевес вначале оказался на стороне Филиппа Швабского, поддержанного большинством немецких князей и пользовавшегося помощью французского короля Филиппа II. Утверждение на германском престоле представителя династии Вельфов, родственников английских Плантагенетов, создавало для Франции опасность окружения и лишало ее шансов на успешную освободительную войну против англичан. Вот почему Филипп II Август так настойчиво стремился возродить и активизировать союз со Штауфенами. Однако Вормский договор 1198 г., заключенный с Филиппом Швабским в развитие соглашения от 1187 г. между Филиппом II Августом и Барбароссой, отнюдь не свидетельствовал о равенстве сторон. Филипп Швабский руководствовался не государственными, а прежде всего личными интересами, и готов был ради них пожертвовать государственным суверенитетом Германии.
Второй антикороль Оттон IV готов был точно так же поступиться государственным суверенитетом ради удержания короны, но уже в пользу Англии.
Несмотря на временный перевес сил, Филиппу Швабскому не удалось добиться решающей победы над своим противником, на сторону которого склонялся верный своей тактике политического лавирования Иннокентий III. Неудачей закончилась попытка архиепископа майнцского Конрада примирить стороны путем отказа от короны в пользу Фридриха Штауфена. И та, и другая партия надеялась на решение спора в свою пользу с помощью оружия. В этих условиях решающее слово оставалось за папой. Он поддержал более слабого. В открытом письме к немецким князьям он признал Оттона Вельфа единственным законным королем Германии и призвал всех его поддержать. Это обеспечило Оттону преимущество в споре за корону в течение нескольких лет. Но полной победы он не добился – партия Штауфенов не сложила оружия. Союзник Оттона английский король Иоанн Безземельный терпел поражение во Франции и не мог оказать своему подопечному нужной финансовой и военной помощи. В то же время французский король всячески содействовал своему союзнику Филиппу Швабскому и пытался склонить на его сторону папу. Становилось ясно, что исход династической смуты зависит не столько от позиции внутренних сил, сколько от внешней ситуации, в которой главными действующими лицами были папа, французский и английский короли. Отход от Оттона одного за другим нижнерейнских князей, вызванный в значительной степени победой французских войск над англичанами в 1204 г., и подчинение Филиппом Швабским Средней Германии (как и помощь ему со стороны чешского короля Оттокара) обеспечили преобладание Штауфена. За Вельфом оставались только саксонские области с Брауншвейгом. Папа Иннокентий III должен был изменить ориентацию и признать королем Германии Филиппа Швабского. Однако он поставил жесткие условия – урегулировать в пользу курии спорные территориальные вопросы в Средней Италии. К тому времени папа распоряжался уже не только в Южной Италии и Сицилии, но и прибрал к рукам многие принадлежавшие империи города и территории, на которые он прежде не имел никаких прав. Ему нужно было согласие германского короля на признание папского сюзеренитета над всеми этими городами и областями. В результате происходивших в 1208 г. переговоров было достигнуто следующее соглашение относительно спорных территорий: передать их во владение племянника Иннокентия III, который должен был вступить в брак с дочерью Филиппа Швабского. Однако это соглашение не было реализовано. Вскоре король погиб от руки своего вассала Оттона Виттельсбаха (1208).

"21 июня 1208 года баварский пфальцграф Оттон Виттельсбахский убил в епископском дворце в Бамберге короля Филиппа. Причина убийства осталась невыясненной. Предположительно пфальцграф, помолвленный с дочерью Филиппа, разгневался из-за планируемого брака принцессы с племянником папы ради упрочения мира между папой и империей Гогенштауфенов. Но сам папа увидел во впервые произошедшем в немецкой истории убийстве короля освобождение от необходимости короновать неугодного Гогенштауфена на императорство. «Божий суд, уничтоживший двоемыслие в империи». Вельфа-короля Оттона IV, как ему самому казалось, возвела на трон судьба." (Вис. "Фридрих II")

Теперь Оттон Вельф мог считать борьбу за престол выигранной. Чтобы добиться общего признания князей, ему пришлось отказаться от своих прав по предыдущему избранию, произведенному меньшинством, и выставить свою кандидатуру заново. Женитьба на дочери Филиппа Швабского обеспечила Вельфу поддержку и среди сторонников Штауфенов.
Иннокентий III, которому приходилось так часто менять позицию, и на этот раз извлек большую выгоду. За признание своего права на престол Оттон IV должен был дорого заплатить. Он дал обещание, что откажется в пользу церкви от права королевских регалий и сполиации и разрешит немецкому духовенству беспрепятственно обращаться с апелляциями в римскую курию. Вместе с тем король признал за папой право утверждать кандидатов на церковные должности в случае двойного избрания (по Вормскому конкордату это право оставалось за королем), Оттон IV подтвердил папский сюзеренитет над Сицилийским королевством и Тосканой, а также над некоторыми другими территориями в Средней Италии. На таких условиях Иннокентий III признал Оттона IV королем Германии и обещал короновать его императорской короной. Но союз курии с новым германским королем был недолгим.

В 1209 г. Оттон IV отправился в Италию, чтобы получить обещанную императорскую корону и восстановить забытую уже императорскую власть в этой стране. Папа выполнил свое обещание и короновал Оттона в Риме. Дальнейшие действия Оттона IV показали, что он хочет восстановить в стране все те порядки, которые были при Генрихе VI. Вопреки обещаниям оставить Среднюю Италию, в частности Тоскану, под папским сюзеренитетом, он начал раздавать своим вассалам земли в этих областях и требовать выполнения населением прежних повинностей. Более того, Оттон принялся завоевывать с помощью своих итальянских союзников Сицилийское королевство, находившееся под сюзеренитетом и опекой Иннокентия III.
Иннокентий III пустил в ход последний козырь – провозгласил германским королем «апулийского мальчика» – Фридриха Штауфена.
Но у Фридриха II не было ни средств, ни войска для завоевания германского престола. С самого начала ему оказывал «бескорыстную» помощь французский король Филипп II Август. По его рекомендации будущему императору предоставили кредит генуэзские банкиры. Позже Филипп II еще не раз ссужал своего союзника крупными суммами. Когда Фридрих Штауфен с небольшим войском появился в Южной Германии, на его сторону один за другим переходили церковные и светские феодалы. На собрании князей во Франкфурте в декабре 1212 г. в присутствии папских и французских посланцев Фридрих II Штауфен был торжественно избран в «римские короли» и вскоре коронован в Майнце архиепископом Зигфридом. В письме Филиппу II Августу он благодарил французского короля за помощь (видимо, как политическую, так и денежную) и выражал надежду, что его покровитель будет и дальше помогать ему . Однако борьба за германский престол не была окончена. Ее исход зависел от внешних обстоятельств: от того, кто одержит победу в давно начавшейся войне – Англия или Франция. Будущее династии Вельфов было тесно связано с успехами английского короля. Но Иоанн Безземельный поссорился с папой из за замещения архиепископского престола в Кентербери и был отлучен от церкви. Иннокентий III призвал французского короля к походу на Англию, обещав ему в случае успеха английский престол. Но он так же круто изменил свою позицию, когда французы уже начали поход, а Иоанн Безземельный капитулировал перед курией и принес папскому легату вассальную клятву. Папа запретил поход под угрозой отлучения от церкви (теперь уже французского короля!) и начал всеми силами помогать своему новому подопечному.
Судьба германской короны решилась в битве при Бувине (1214), в которой на стороне англичан сражался Оттон IV. План английского короля сводился к тому, чтобы комбинированным ударом с запада и северо-востока заставить французов сражаться на два фронта, разгромить их и захватить страну. Но этот замысел сорвался. Войска Филиппа II Августа нанесли поражение англичанам при Ларош о Муане (провинция Пуату), а затем одержали решающую победу в битве при Бувине, разгромив основные англо-германские силы. Оттон IV бежал с поля боя, оставив знамя. Французы захватили богатые трофеи, в том числе и боевой штандарт императора с позолоченным орлом. Филипп II Август переслал его своему союзнику Фридриху II. После этого Оттон IV потерял всякое влияние в Германии, его власть простиралась только в пределах владений Вельфов.

ФРИДРИХ II ШТАУФЕН (1215-1250)

Фридрих II Штауфен в 1215 г. был торжественно коронован в Ахене. Секрет молниеносного успеха молодого короля в борьбе за германскую корону кроется в непопулярности его противника – Оттона IV – среди немецких князей, а также в поддержке Фридриха II папой и французским королем.
В 1220 г. Фридрих II получил в Риме императорскую корону. Казалось, пришло время восстановить положение королевской власти в Германии хотя бы на том уровне, на котором она находилась во времена Генриха VI. Но этого не произошло, несмотря на то, что династические позиции нового короля были достаточно прочны и отношения с папой складывались у него в это время вполне благоприятно.

"Фридрих II Штауфен был, безусловно выдающейся личностью своего времени. Блестяще образованный, постигший современные науки, владевший несколькими языками, в том числе и арабским, он производил глубокое впечатление на окружающих и вызывал восхищение у историков. Его называли первым королем нового времени, создателем современной системы государственного управления и т. п. Это, конечно, преувеличение. Но Фридрих II обладал широким политическим кругозором, умением трезво оценивать обстановку, настойчиво добиваться поставленных целей, применяя как силу, так и сложные дипломатические маневры. В отличие от большинства современников, он был безразличен к религии, проявляя веротерпимость к мусульманам и прочим «иноверцам». Однако это не мешало ему, руководствуясь политическими расчетами, издавать жестокие законы о преследовании еретиков." (Колесницкий. "Священная Римская империя")

Рожер Фридрих считал себя прежде всего сицилийским королем – наследником норманнских правителей в этой стране. Его принципом было: «Германия для Сицилии», а главная его задача в германской политике сводилась к тому, чтобы добиться любой ценой мира с князьями и получить у них хоть какую нибудь помощь для осуществления своей политики в Италии. Для всякого реального политика (а Фридрих II этим качеством обладал) было ясно, что подчинить феодальную знать в Германии хотя бы в такой степени, как в соседней с ней Франции, было уже невозможно. Нужно было искать какой то компромисс с князьями, не допуская конфликтов и довольствуясь их признанием своей верховной власти. Его действия, таким образом, вполне укладываются в общую схему императорской политики: добиваться всеми возможными средствами поддержки германских князей в сохранении и расширении императорского господства в Италии и одновременно создавать для себя крупное домениальное владение, которое могло бы служить противовесом территориальному господству наиболее могущественных князей. Фридрих II был последним императором, делавшим упор на первую из этих задач – создать базу господства вне Германии. После него германские короли уже обычно полагались только на территориальные владения своей династии внутри страны. Конечно, это – существенное различие, и оно объясняется династическими связями и заботами этого короля в Южной Италии и Сицилии.
Полученное по наследству Сицилийское королевство значило в глазах Фридриха II больше, чем Германия. В Сицилийском королевстве он мог повелевать как неограниченный наследственный властитель, пользуясь по своему усмотрению значительными государственными средствами. В Германии же у него была только номинальная верховная власть, признанная князьями по условию и поставленная ими в жесткие рамки. Без согласия князей он не мог проводить каких либо важных политических мероприятий, к тому же в его распоряжении в Германии имелись только ограниченные домениальные поступления, государственные же средства были незначительны. Сильная власть в Германии, если бы даже Фридриху II удалось действительно ее установить, еще не гарантировала господства в центре «Священной империи» – Италии, в то время как обладание Южной Италией и Сицилией давало ключи для подчинения всей Италии и самого Рима. Но наследственное Сицилийское королевство создало для Штауфенов заколдованный круг, из которого они так и не смогли вырваться. В Италии у них оказалось не меньше врагов, чем в Германии, и наиболее серьезным противником было папство, занимавшее прочные позиции в Италии и во всей католической Европе.
Папство стремилось всеми силами не допустить объединения Сицилийского королевства с империей и Германией, чтобы удержать свой сюзеренитет над югом Италии. Именно на таких условиях Иннокентий III признал Фридриха II королем. Конечно, такое объединение рано или поздно должно было произойти, династия Штауфенов не склонна была отказаться от своего господства над югом Италии и от своих притязаний на императорский престол. Это оставалось вопросом времени.

Фридрих II, которому предстояло вступить в борьбу с папством, начал свое царствование как «поповский король». Получив благословение на германский престол от «возлюбленного духовного отца» – папы Иннокентия III, он готов был пойти на любые уступки курии, чтобы закрепить за собой этот престол и одновременно сохранить династические права на сицилийскую корону.
Однако избавившись от моральных обязательств своему опекуну Иннокентию III после его смерти в 1216 г., Фридрих II начал лавировать. В 1220 г. его малолетний сын Генрих, коронованный ранее сицилийской короной, был избран германским королем, что являлось явным нарушением обещания не допускать династической унии между Сицилийским королевством и империей. Еще большим нарушением стало коронование самого Фридриха императорской короной, которого он добился у папы Гонория III в 1220 г. Правда, при этом Фридрих II еще раз торжественно обещал, что никогда не нарушит папского сюзеренитета над Сицилийским королевством и передаст его в другие руки. Он также торжественно поклялся, что не позже, чем через год отправится в новый крестовый поход. Последнее обещание не было императором выполнено, что привело к длительному конфликту с курией. Как мы уже говорили, Фридрих II безразлично относился к религиозному фанатизму и поэтому не проявлял никакого рвения к организации крестоносных предприятий, не обещавших территориальных приобретений и расширения сферы императорского господства. Все же выполняя обещание, он послал небольшую подмогу участникам пятого крестового похода, овладевшим Дамиеттой. Но Дамиетта была отвоевана египетским султаном аль Камилом, и Фридрих II считал бесполезным предпринимать новый поход, несмотря на угрозы папы Гонория III отлучить его от церкви.
Император был занят неотложными делами в Сицилийском королевстве и Италии. Постоянными напоминаниями о крестовом походе папа хотел оторвать его от итальянской политики, которая стояла на пути реализации планов курии в Италии. Сроки организации крестового похода несколько раз отодвигались, пока папа не вынудил Фридриха II заключить в 1225 г. соглашение, обязывающее не позже августа 1227 г. выставить тысячный отряд рыцарей и снарядить флотилию из 100 транспортных судов и 50 экипированных галер для переброски крестоносцев в «Святую землю». В случае невыполнения соглашения должно было автоматически последовать папское отлучение императора. Видя неизбежность навязанного ему крестового похода, император решил извлечь из него максимальную пользу. Оп женился на дочери «иерусалимского короля» Жана Бриенского – Изабелле и, короновавшись «иерусалимской короной», заявил притязания на эту не существовавшую в действительности корону.

В 1227 г. в Бриндизи собралось большое войско для похода на Иерусалим. Но разразилась повальная эпидемия, заболел и сам император. Его корабль повернул обратно, и начатый поход расстроился. Папа (в то время уже Григорий IX) не стал выслушивать объяснения посланцев Фридриха II и отлучил его от церкви. Началась открытая борьба, в которой обе стороны пытались нанести удар по наиболее уязвимым местам противника. Фридрих II вошел в соглашение с римлянами, недовольными папскими домогательствами, и Григорий IX был изгнан восставшим населением из города. Папа потребовал у южноитальянского и сицилийского духовенства соблюдать интердикт во всех местах, где появлялся Фридрих II, и запретил населению платить налоги отлученному от церкви королю. Фридрих II в свою очередь угрожал духовенству за выполнение папского приказания лишением церковных должностей. В то же время он нарушил папский сюзеренитет над Анконой и «наследством Матильды», передав их под власть своего наместника.
Фридрих II готовился к прерванному крестовому походу. Видимо, одной из причин этого предприятия было намерение императора выбить из рук папы оружие церковного отлучения. Как можно судить, Григорий IX прекрасно понимал замысел своего противника и оставался непреклонным. Ситуацию, сложившуюся в связи с подготовкой к крестовому походу «короля-еретика», он решил использовать против самого организатора похода. В ход были пущены измышления об отступлении Фридриха от христианства, о его переходе в ислам и т. п.
В 1228 г. Фридрих II, отправившись со сравнительно небольшими силами в поход, добился того, чего не могли достигнуть огромные крестоносные армии со времени первого крестового похода – освобождения Иерусалима. Фридрих II искусно использовал противоречия между мусульманскими правителями (египетским султаном аль Камилом и дамасским эмиром) и заключил с султаном выгодный союзный договор (1229), по которому Иерусалим, за исключением квартала, где находилась мечеть Омара, а также ряд палестинских городов переходили на договорный срок (40 лет с правом продления срока) в руки императора, обладавшего титулом «иерусалимского короля». Со своей стороны Фридрих II обязался помогать султану против всех его врагов (в том числе и христианских князей в Сирии!). Кроме того, с Египтом было заключено выгодное торговое соглашение о ввозе сицилийского хлеба и вывозе ливантийских товаров.
Казалось бы католическая церковь должна была приветствовать освобождение Иерусалима. Но для папской политики при сложившейся ситуации «священный город» никакого значения не имел, и Григорий IX сделал все возможное, чтобы повернуть успехи своего противника против него самого. Крестовый поход был объявлен «пиратским предприятием», а освобождение Иерусалима «нечестивой сделкой» отлученного от церкви императора с мусульманским султаном. На Иерусалим папа наложил интердикт, запрещавший совершать там богослужение, поскольку в городе находился «отлученный еретик». Иерусалимское духовенство, боясь папских угроз, строго соблюдало этот интердикт, и Фридриху II пришлось самому совершить свой обряд коронации иерусалимской короной.
Григорий IX решил добить своего противника: он призвал население Сицилийского королевства к неповиновению Штауфену и послал войско для отвоевания Южной Италии и Сицилии. Местная знать, недовольная крутой политикой Фридриха II, поддержала папу, и значительная часть Южной Италии временно оказалась под властью курии. В то же время Григорий IX вошел в соглашение с врагами Фридриха II в Германии – герцогом Баварии Людвигом и Оттоном Люнебургским – племянником Оттона IV. Но мятеж, поднятый баварским герцогом, успеха не имел. Фридрих II вынужден был оставить Палестину и поспешить в Южную Италию. Ему удалось вскоре отвоевать большую часть занятой папскими войсками территории Сицилийского королевства и подойти к границам Папской области. Но папа настойчиво отвергал предложения заключить мир, требуя территориальных уступок и предоставления свобод сицилийской церкви. В результате продолжительных переговоров в 1230 г. в Сен Джермано Чепрано был заключен мир. Фридриху Штауфену пришлось пойти на значительные уступки папе: Анкона и Сполето возвращались под власть курии, Гаэта и Сент Агата оставались временно под папской юрисдикцией; церковь в Сицилийском королевстве получала известные свободы: право канонического избрания прелатов, налоговые и судебные изъятия для духовенства и др. По сравнению с тем положением, которое было раньше в Сицилийском королевстве, это, конечно, означало победу курии. Заключив этот тяжелый мир, Фридрих II мог завершить начатые ранее реформы в Сицилийском королевстве.

В 1231 г. появилась знаменитая Мельфийская конституция Сицилийского королевства. Это свод законов, изданных ранее норманнскими королями и дополненный законодательством Фридриха II. Запрещалось носить оружие и вести частные войны. Вводился контроль королевской курии за наследованием ленов. Непосредственные королевские вассалы могли вступать в брак и выдавать замуж своих дочерей лишь с согласия короля. (Вскоре это ограничение было распространено на всех держателей ленов – королевских подвассалов). Особую защиту от короля получало многочисленное мелкое рыцарство. Были укреплены законность и правопорядок. Вся судебно-административная и военная власть исходила от короля и осуществлялась его служащими. Был только один закон – королевский, за нарушение которого угрожали жестокие кары. В королевстве существовала, как уже отмечалось, упорядоченная система обложения, дававшая возможность государственной власти присваивать значительную часть прибавочного продукта у населения.
На фоне итальянской политики Фридриха II весьма контрастно выглядели его мероприятия в Германии. С тех пор как он в 1220 г. оставил страну, отправившись за императорской короной в Рим, этот император еще только два раза (в течение 30 лет) удосужился побывать в Германии. Во главе германского государства был поставлен малолетний сын императора Генрих, а фактически страной управлял его попечитель архиепископ Энгельберт Кельнский.

"Перед тем как покинуть страну, Фридрих II издал одну из своих знаменитых привилегий – «Привилегию на благо церковным князьям». Помимо отказа от своего права на движимое имущество умершего прелата, король уступал церкви пошлинную и монетную регалии. В пределах церковных владений запрещалось кому бы то ни было (даже самому королю) строить крепости и города; это право оставалось монополией самого прелата. Король отказывался от всякой юрисдикции в епископских городах, исключая только то время, когда в данном городе собирался имперский съезд – за неделю до его начала и спустя неделю после. Прелатам также гарантировалась незыблемость их земельной собственности – пожалованные королем из церковной земли лены должны были оставаться в верховной собственности епископства.
Не менее широкие права были пожалованы Фридрихом II и его сыном Генрихом всем немецким князьям по так называемой Вормской конституции (1231-1232). Король и император отказывались в пользу князей от всякой юрисдикции в пределах их территорий . В угоду крупным феодалам в королевские города запрещалось принимать беглых и осужденных людей этих господ и «пфальцбюргеров» (людей, не имевших постоянного места жительства в городе и обладавших собственностью за его пределами). В то же время юрисдикция имперских городов строго ограничивалась пределами городской черты. Проживающие в них люди других господ должны были выполнять в их пользу обычные повинности. Привилегия подтверждала за князьями право на бурговую, градостроительную, рыночную и монетную регалии. Король обязывался не учреждать на территории, принадлежащей к судебному округу какого либо князя, монетные дворы."
(Колесницкий. "Священная Римская империя")

В Германии, где в XI-XII вв. явно намечался политический союз между королевской властью и городами для общей борьбы с феодальной знатью, в XIII в. сама королевская власть перечеркнула результаты этой политики и отдала земские города на полный произвол князей. Такова была плата за поддержку князьями императорской политики в Италии. Позже, в пору острых конфликтов с князьями, Фридрих II пытался улучшить свои отношения с немецкими городами, давая им кассированные им же привилегии, но это не могло уже помочь делу, князья прочно укрепили свое положение.

Политика императора, рассчитанная на то, чтобы сохранить спокойствие в Германии ценой любых уступок князьям, вызвала в стране оппозицию. И как ни странно, эту антикняжескую оппозицию возглавил сын императора – король Генрих. Главной силой антикняжеского движения были города. Выступление было поддержано и некоторыми магнатами, преследовавшими корыстные цели – свести счеты со своими противниками. Эта борьба переплеталась с массовым еретическим движением в рейнских городах, которое жестоко подавлялось церковью, поощряемой антиеретическим законодательством Фридриха II. Как можно судить по действиям Генриха, он возглавил оппозицию в Германии не для того, чтобы коренным образом изменить курс государственной политики, а только для того, чтобы укрепить свое положение и избавиться от отцовской опеки. Но события заставили молодого короля пойти дальше и искать себе союзников среди всех врагов императора, в том числе и в Италии.
Генрих, вопреки воле отца, пытался развестись со своей женой, что должно было привести к потере права на наследование Австрии, вступал в конфликты с другими князьями. Он не оказывал поддержки князьям для подавления широко развернувшегося движения в рейнских городах, а, наоборот, поддерживал города, чем вызвал резкое недовольство императора. Затем он открыто выступил против своего отца и начал вербовать союзников. Из германской знати только немногие оказали ему поддержку – некоторые епископы и светские феодалы Швабии и швабские министериалы. Зато союзником Генриха стала Ломбардская лига, обещавшая предпринять совместные с ним действия. Заговор был легко подавлен Фридрихом II при поддержке немецких князей. Генрих попал в заключение к отцу и так и не вышел на свободу до самой смерти (1242).
Император вознаградил германских князей новыми уступками. В свою очередь собрание князей в Вормсе в 1235 г. поддержало просьбу Фридриха II предпринять военный поход против ломбардских городов. Именно ради этого император шел на всевозможные уступки князьям.

Интересам господства над Италией была подчинена и вся внешняя политика Фридриха II. В 1223 г. был заключен германо французский договор, подтверждавший прежние союзные отношения. Союзные отношения не были формально нарушены и тогда, когда Людовик IX начал осуществлять свою политику присоединения спорных пограничных с империей областей на востоке и севере.
Для судьбы империи Штауфенов решающим было ее поражение в войне с Ломбардской лигой и папством. Эти две силы снова, как и во времена Барбароссы, объединились перед лицом общего врага. Однако цели у них были совершенно разные: города отстаивали свою независимость, папство боролось за мировое господство.
Ломбардские города в 1226 г. возобновили свой прежний союз и свою военную организацию. Фридрих II ответил на это отменой Констанцского мирного договора от 1183 г., что означало лишение городов их привилегий, в частности права регалий. Дело шло к войне, и император, не располагавший достаточными военными силами, пошел на попятную, добившись с помощью папы примирения с лигой. Города сохранили свои прежние привилегии. Но когда в 1231 г. Фридрих II снова попытался нарушить городские свободы в Северной Италии, ломбардские города собрали в Болонье союзный съезд и объявили военную мобилизацию. И на этот раз война была отсрочена благодаря посредничеству папы Григория IX, примирившегося с императором после заключения мира в Сен Джермано Чепрано. Фридрих II был занят подавлением заговора своего сына. В 1236 г., получив военную поддержку немецких князей, он направился в Северную Италию, намереваясь покончить с вольностями ломбардских городов.
Первое время успех ему сопутствовал, бдительность лиги была усыплена продолжавшимся папским посредничеством, и она не успела отмобилизовать свои военные силы. Окрыленный первой удачей, Фридрих II потребовал у ломбардских городов роспуска их союза и принесения ему вассальной присяги. Когда это требование было отвергнуто, война возобновилась, и император нанес союзным войскам решающее, как он полагал, поражение в битве при Кортеново (ноябрь 1237 г.). Миланцы, понесшие самые большие потери, готовы были согласиться на условия мира, но остальные города не желали сдаваться. Лига отвергла требование о безусловном подчинении, и в 1238 г. война возобновилась с новой силой. На этот раз военное счастье было на стороне городов. Попытка Фридриха II взять Брешию окончилась провалом, после трехмесячной осады немецкое войско вынуждено было отступить.
Это оказалось переломным моментом в ходе войны. Папа Григорий IX решил, что и для него настало время действовать. Напрасно Фридрих II пытался умилостивить папу изданием еще одного жестокого эдикта о преследовании еретиков. Григорий IX написал ему грозное послание, в котором обвинял в угнетении церкви в Сицилийском королевстве, нарушении привилегий духовенства в области налоговых изъятий и конфискации имущества тамплиеров и госпитальеров. Папа порицал императора за то, что он вместо организации крестового похода ведет войну против ни в чем не повинных ломбардских городов. Вместе с тем папская дипломатия трудилась над укреплением Ломбардской лиги и вовлечением в нее новых членов, в частности она стремилась примирить Венецию и Геную и привлечь их к совместной борьбе с императором.
Окончательный разрыв наступил тогда, когда Фридрих II женил своего побочного сына Энцио на наследнице Сардинии и назначил его сардинским королем. Сардиния находилась до того времени под сюзеренитетом курии, и сам Фридрих II это ранее признавал. Папа вновь отлучил Фридриха II от церкви и призвал к полному разрыву с ним и к сопротивлению его власти. Вся Северная Италия сразу отпала от императора. Венеция и Генуя готовились к морской войне. Попытки Фридриха II внести разлад в союз и нанести удар отдельным городам окончились провалом. Однако император оставался господином положения в южных областях страны – Анконе и Сполето – и угрожал вторжением в Папскую область. Григорий IX назначил церковный собор, чтобы от его имени провозгласить отлучение. Но верные Фридриху II пизанцы захватили у устья Тибра направлявшихся на собор прелатов (более 100 человек), и собор был сорван. Войска императора подступили к Риму, опустошая его окрестности; агенты Фридриха II готовили почву для вступления в город. Но положение внезапно изменилось – умер Григорий IX. Новый папа Целестин IV пробыл на престоле только два месяца. После него в течение полутора лет папский престол оставался вакантным, и добиться снятия папского отлучения и нормализации отношений с курией было невозможно. В это время началась междоусобная борьба в Германии, угрожавшая Штауфенам потерей королевского престола, и поэтому Фридрих II вынужден был искать примирения в Италии.

Это было тревожное для Европы время. Монголо-татарские полчища проникали и в восточно– и центрально европейские страны. Казалось бы, что такие две силы западного мира, как империя и папство, должны были возглавить сопротивление. Но этого не произошло. Венгерский король Белла IV, носивший корону «св. Стефана», когда то полученную от курии, напрасно взывал к папе и императору; Венгрия была опустошена завоевателями, никакой помощи ей не оказали. Император лишь обращался с призывами к христианским силам Запада. И не принимал никаких мер. Правда, чешский король Вацлав пытался организовать военную помощь сражавшимся с врагом польско-силезским рыцарям, но его войска опоздали к решающей битве (при Лигнице в апреле 1241 г.).

В 1243 г. папой был избран Иннокентий IV. Фридрих II, положение которого и в Германии, и в Италии было довольно шатким, сразу вступил с ним в переговоры, готовый пойти на самые крайние уступки курни. Он обещал вернуть под верховную власть папы все захваченные им церковные области и возместить понесенные убытки, а также организовать за свой счет крестовый поход. Больше того, он готов был «дать амнистию» ломбардским городам за все враждебные против него действия в то время, когда император находился под папским отлучением, признав тем самым законную силу этого отлучения. Однако примирения не состоялось, так как Фридрих II не согласился на требование передать решение спора с ломбардскими городами на суд папы.
Иннокентий IV тайно покинул Рим и отправился в Геную, а затем в Лион, где в июне 1245 г. был назначен вселенский собор католической церкви, который должен был придать большой авторитет его действиям против императора. Собор, весьма представительный по своему составу, на котором присутствовали и видные деятели германской церкви, почти единодушно поддержал папу и вынес постановление об отлучении многократно уже отлученного папой Фридриха II от церкви и лишении его всех званий и почестей. В обращении собора подданные призывались к организованному неповиновению лишенному звания «королю-еретику», а князья – к избранию нового короля. Эти жестокие меры обосновывались тем, что Фридрих II якобы попрал долг христианина и причинил церкви и папе огромный вред – захватил принадлежавшие курии земли, нарушил папский сюзеренитет над Сицилийским королевством, устроил пиратский набег и захватил в плен направлявшихся на собор прелатов, нарушил подписанный с папой мир (в Сен Джермано Чепрано). Больше того, император обвинялся в еретичестве и склонности к магометанству за его политику сближения с мусульманами. Собор и папа призвали европейских королей к разрыву с императором и к активным действиям против него. Следует сказать, что этот призыв нигде не нашел отклика. Короли Франции, Англии и других западных стран сохраняли нейтралитет. Фридрих II пытался завоевать их симпатии, выставляя себя борцом за общее дело всех монархов Европы против теократических притязаний папы. В обращении к венценосцам Европы он оспаривал притязания папы на сверхдержавное верховенство и объявлял недействительными все папские решения по своему делу. Император призывал дать отпор папским домогательствам, отнять у курии незаконно присвоенные владения и прерогативы и низвести папу до его первоначального положения римского епископа.
Однако перевес сил в схватке императора с папой все более склонялся на сторону главы католической церкви. Фридрих II был бессилен справиться со своим противником, который оказался для него недосягаем, хотя и находился в «имперском городе» Лионе. Он безуспешно пытался предпринять внезапный поход на этот город, чтобы помешать деятельности собора и, по возможности, захватить в плен папу. Развернувшиеся в Италии и Германии события, которые угрожали непосредственно династическим интересам Штауфенов, не позволили свести счеты с папой.

Вернувшиеся в Германию участники Лионского собора и многочисленные папские агенты развернули в стране антиимператорскую агитацию, плоды которой не замедлили сказаться: от Штауфенов отпала значительная часть знати, избрав антикороля – Генриха Распе, ландграфа Тюрингии, бывшего опекуна малолетнего Конрада. Правда, он так и не смог укрепить своего положения. После первых успехов его постигли серьезные неудачи, и он вскоре умер.
Не лучше обстояло дело и в Италии. Когда Фридрих II начал деятельно готовиться к походу на Лион, возобновилась война с ломбардцами. Важный в стратегическом отношении город Парма занял враждебную позицию, и император двинул войска на его усмирение. В разгар подготовки к большой войне с Ломбардской лигой Фридрих II внезапно умер (1250).

Недолго пережил императора и его преемник Конрад IV (1250-1254), продолжавший войну с курией и ломбардскими городами. Папа, который поставил своей целью вытеснить Штауфенов из Италии, добился, наконец, своего. Последний представитель этой династии Конрадин, захваченный в плен папским союзником Карлом Анжуйским, был в 1268 г. казнен в Неаполе. Сицилийское королевство перешло к Анжуйской династии.
В Германии в течение 19 лет (1254-1273) продолжалось междуцарствие. «Священная Римская империя», хотя номинально и сохранила свое существование, как политическая реальность распалась со смертью Фридриха II.
Германия потеряла не только Южную, но и Среднюю п Северную Италию. Ничего не сохранилось от императорского сюзеренитета над областями бывшего Бургундского королевства и Нидерландами. Чехия в царствование Пжемысла II (1253-1278) стала, по существу, независимым государством и на время присвоила «имперские земли» – Австрию и другие области вплоть до Адриатики. Сама Германия представляла с тех пор наиболее раздробленное в Западной Европе государство с номинальной властью избираемого князьями монарха.
Германские короли тем не менее не отказались от погони за императорским титулом и от притязаний на верховенство. Они по временам вторгались в Италию, чтобы короноваться в Риме и пограбить богатые итальянские города. Но о возврате к прежней «итальянской политике» не могло быть и речи. Нужно было заботиться о сохранении хотя бы формального сюзеренитета над немецкими князьями и о создании собственного территориального владения. Именно к этому сводилась их государственная политика после междуцарствия.



Назад Вперед


Страницы раздела