Разделы сайта

ГЛАВНАЯglav.jpg"

ИМЯ БОГАserg7.jpg"

РЕЛИГИЯ СЛАВЯНserg8.jpg"

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫserg9.jpg"

СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРИЙСКИЙ ПРОСТОРarii1.jpg"

ВЕЛИКАЯ СКИФИЯserg10.jpg"

ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВserg12.jpg"

СЛАВЯНЕserg13.jpg"

КИЕВСКАЯ РУСЬserg11.jpg"

РУССКИЕ КНЯЗЬЯserg14.jpg

БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
serg15.jpg

ГОРОДА КИЕВСКОЙ РУСИserg16.jpg

КНЯЖЕСТВА КИЕВСКОЙ РУСИserg17.jpg

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПАserg18.jpg

ИСТОРИЯ АНГЛИИserg33.jpg

ИСТОРИЯ ФРАНЦИИfr010.jpg

ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫserg19.jpg

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
serg20.jpg

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
orden1000.jpg

ОРДАorda1000.jpg

РУСЬ И ОРДАrusorda01.jpg

МОСКОВСКАЯ РУСЬmoskva01.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18 в.imperia2.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19 в.serg27.jpg

РЕВОЛЮЦИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНАserg29.jpg

СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИserg28.jpg

ПИРАТЫpirat444.jpg

БИБЛИОТЕКАserg21.jpg

ДЕТЕКТИВЫserg22.jpg

ФАНТАСТИКАserg23.jpg

ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ ФАНТАСТИКАgumor.jpg

НЕЧИСТАЯ СИЛАserg24.jpg

ЮМОРserg25.jpg

АКВАРИУМserg26.jpg

ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИserg30.jpg




из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ШАТУН

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ВАРЯЖСКИЙ СОКОЛ

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
БЕЛЫЕ ВОЛКИ ПЕРУНА

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗВЕРЬ

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗАГОВОР ВЕДЬМ





ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ




САЛИИ: ГЕНРИХ IV (1056-1106) и ГЕНРИХ V (1106-1125)







ГЕНРИХ IV (1056-1106)

В 1053 г. на съезде знати в Трибуре наследником при слабой регентше Агнессе был провозглашен трехлетний Генрих IV (1056-1106). Это событие развязало после смерти Генриха III в 1056 г. руки всем антикоролевским и антиимперским силам.

Слабость папства в раннесредневековую эпоху порождала его обращение за помощью к светским властям, повлекшее зависимость римского престола от последних. Германский контроль над папством был более сильным, нежели франкский. Процесс феодализации напрямую касался католической церкви, но наиболее последовательное включение в него епархий и аббатств происходило именно в Германии и Франции. Большинство прелатов были прямыми вассалами королей; им, а не папству были подчинены в подавляющей массе монастыри. Церковные ленники вели себя в обыденной жизни практически как миряне: бенедиктинский устав почти не соблюдался, безграмотность духовенства была ужасающей, в монастырях нарушался обет безбрачия. Требования от церковных ленников военной службы прививало духовенству воинственность, доходящую до «судебных поединков» в его среде, разбоев на дорогах. Обмирщение церкви, вооруженная борьба за папский престол резко снизили авторитет церкви во всех слоях общества. В целом ряде стран католицизм, представлявший собой своеобразный гибрид с язычеством, стал питательной средой для сравнительно легкого возрождения последнего. Часть духовенства в X в. твердо настаивала на церковной реформе, установлении мира Господня, что означало изгнание мирского элемента из церковной организации. Экзальтированное ожидание конца света в 1000 г., неурожаи и голод 1028-1031 гг. привели к поддержке идеи Божьего мира в среде простых мирян. Образованные государи Европы по-разному относились к реформаторским идеям: от безоговорочной, фанатичной поддержки до циничного спокойствия (Генрих II Святой ), а также формально-торжественного осуждения симонии (купли-продажи церковных должностей) и николаизма (браки духовенства), но сохранения на практике прежних порядков (Конрад II и Генрих III).
Идеи церковного обновления зародиться в Германии не могли, ввиду того что сама церковь давно была частью государства. Они возникли в Аквитании, но центром стал монастырь Клюни в Восточной Бургундии, основанный в 910 г. герцогом Гильомом Аквитанским.
Благодаря жесткости в отстаивании бенедиктинского устава его учеными аббатами, прямой подчиненности папству он быстро приобрел большой авторитет, принимаемый вместе с идеями обновления церкви многими приходами, также подвластными папе. В результате в течение X в. возникает сообщество (конгрегация) единомышленников в разных регионах католического мира, но, прежде всего, вне сферы функционирования «оттоновских привилегий». Члены конгрегации не выбирали себе самостоятельно настоятелей, но подчинялись власти приоров, назначаемых из Клюни. В Лотарингии опорой клюнийцев стало аббатство Горз; в Германии — основанный в 1059 г. монастырь Гиршау. Клюнийцы на ранних этапах своего движения требовали безусловного запрета симонии и николаизма. В обоих случаях это таило в себе угрозу независимости церкви от светской власти. В 994-1041 гг. во главе клюнийской конгрегации стоял аббат Одилон. Первым реальным достижением Одилона стало документально зафиксированное соглашение между епископами и местной знатью «клюнийских регионов» о перемирии Господнем, т. е. прекращении любых кровавых распрей с вечера среды до утра понедельника.
Сопротивление клюнийцам было довольно мощным и прежде всего на уровне римского престола. В 1046 г. в Италии было сразу три папы, один из которых, Бенедикт IX, продал свой, силой приобретенный сан, римскому клирику за 1 тыс. марок серебром. В неслыханный для церкви позор пришлось вмешаться Генриху III, сместить симонистов и назначать папами одного за другим своих ставленников (Климента II, Дамаса II, Льва IX). Лев IX рьяно принялся бороться против симонии, но придерживался союза с императором. После очередного папского кризиса в 1059 г. партия реформ сумела утвердить своего папу, Николая II, и провести Латеранский собор, принявший важнейшие решения. Он произвел реформу коллегии кардиналов, расширив ее за счет неимперских прелатов, установил избрание папы этим обновленным органом — конклавом — и только им.
Германский епископат и король не признали декрет Латеранского собора: на синоде в Вормсе 1060 г. Николай II был низложен. Светская власть, однако, не скоро была отстранена от назначений пап и епископата. Многие епископы и монахи не желали переходить под юрисдикцию римского престола, и сопротивление проповедующим клюнийские порядки зачастую было кровавым: прелаты и монахи калечили тех, кто требовал соблюдения безбрачия (целибата). Нередко для разрешения подобных «дискуссий» Генрих III посылал войска.
За спором о симонии и николаизме стояли более серьезные экономические и политические проблемы, и главные из них касались вопроса об ограничении (в идеале — об уничтожении) ленных прав светских властей над епархиями и передачу их папству. Инвестировать епископа или аббата должен папа или его легат, а не король или император. Соответственно и доходы от местных церквей должны стекаться в Рим. Светская власть не должна вмешиваться в церковные дела, но, напротив, подчиняться духовному авторитету церкви. Крупная знать усмотрела в подобной программе орудие ограничения королевской власти. По сути дела, речь шла об уничтожении оттоновского церковного миропорядка и лишения королей их главных политических союзников. Идеологами церковной супрематии выступили выдающиеся теологи своего времени: Петр Дамиани, кардинал Гумберт и особенно монах Гильдебрандт, человек со сложной судьбой, весьма решительный и скорее прагматичный, нежели фанатичный. Дамиани и Гумберт своими сочинениями против симонии подготовили бурное теоретико-политическое творчество Гильдебрандта, особенно в качестве папы Григория VII. Разгул инакомыслия и враждебной королевской власти практики пришелся на малолетство Генриха IV и регентство его матери Агнессы. Именно с ее согласия идеологи «политического клюнийства» вмешивались в дела не только северо-итальянских, но и германских епархий.

"Торжество церковной реформы наступило после смерти Генриха III и последнего «немецкого папы» Виктора II (1056). Римский престол находился в руках «партии реформы», наиболее выдающимся деятелем которой являлся Гильдебранд (1015(20)-1085), впоследствии папа Григорий VII. Он происходил из крестьянской семьи, образование получил в Латеранской школе. Одно время находился в Клюнийском монастыре (впрочем, его монашество оспаривается некоторыми историками). Видную роль в церковной и политической деятельности Гильдебранд начал играть со времени понтификата Григория VI. Он сопровождал папу в ссылку в Кельн (1046). Во времена Льва IX мы видим Гильдебранда снова в Риме в чине субдиакона Латеранской церкви – лица, игравшего немаловажную роль в деятельности курии. Папа Стефан X посылал его вместе с Ансельмом Луккским в Милан расследовать эксцессы, связанные с выступлением патарии против симонистского духовенства. Эти два приверженца реформы заняли пропатарианскую линию и осудили симонистов. В дальнейшем Гильдебранд использовал это полуеретическое движение как орудие церковной реформы. С того времени Гильдебранд начал играть решающую роль в курии. Когда после смерти Стефана X местная аристократия во главе с графом тускуланским возвела на папский престол своего ставленника – противника реформы Бенедикта X, Гильдебранд добился у императрицы Агнесы его отстранения и избрания папой Александра II – ревностного борца против симонии." (Колесницкий. "Священная Римская империя")

В малолетство короля самые влиятельные прелаты Германии — архиепископы Бремена, Кёльна, епископ Вюрцбурга — развязали междоусобицы, в которые немедленно ввязались светские магнаты. Расхищение домениальных владений достигло невиданных размеров, доходы короны резко упали, королевская власть сильно ослабла. Размах распрей дошел до неслыханной дерзости: на рейхстаге в Трибуре в 1066 г. церковная и светская знать, стремившаяся устранить воспитателя Генриха IV, могущественного архиепископа Бременского Адальберта, предложила юному королю отстранить архиепископа или самому оказаться низложенным. Несмотря на мятежи, направленные на ослабление власти короля, многие светские и церковные магнаты Германии и Ломбардии серьезно опасались радикализма клюнийцев, понимая, что претензии на супрематию коснутся не только королевских ленов. Кардинал Гумберт, обличая симонистов, объявляет еретиками не только их, но и достойных ада потворствующих им. Приобретение Оттоном Великим императорского титула он считал величайшим злом для католической церкви. Оттон и его слуги сделали церковь рабыней. Гильдебрандт прямо утверждал: «Каждый добрый христианин имеет гораздо больше права на королевский титул, чем дурные князья».

В то время как папство шаг за шагом укрепляло свои позиции, императорская власть переживала глубокий упадок. Шестилетний король Германии Генрих IV находился под опекой своей матери Агнесы, которая пыталась продолжать политический курс Генриха III. Но в 1062 г. малолетний король был похищен князьями, возглавляемыми архиепископом кельнским Анноном, и доставлен в Кельн. На состоявшемся там собрании князья приняли решение, что государством будет управлять тот епископ, под опекой которого находится король. Первым опекуном короля стал архиепископ кельнский. Он использовал доставшуюся ему власть для обогащения собственной епархии и своих близких. Такую же пользу извлек из опеки над королем и архиепископ майнцский. Затем безраздельное влияние на молодого короля и полное регентство в государстве получил архиепископ бременский Адальберт, который, по словам его биографа Адама Бременского, намеревался создать на севере Германии независимую митрополию и сравниться властью с папой. Используя свое положение фактического главы государства, он прибрал к рукам в пределах бременской епархии высшую юрисдикцию и светскую власть. При этом для обогащения бременской церкви было немало присвоено и домениальных владений короля. В 1066 г. господство Адальберта пало в результате оппозиции князей. Значительная часть его владений была захвачена саксонским герцогом. Генрих IV, достигший шестнадцатилетнего возраста, наконец, избавился от княжеской опеки и начал самостоятельно управлять государством.

В 1069 г. король совершил удачный поход против лютичей и по возвращении подавил восстание в Тюрингии, что повысило его авторитет. Генрих IV попытался обеспечить независимость монархии от своевольной феодальной знати. Естественно, что в условиях того времени этой цели можно было достигнуть, опираясь на «худородных» министериалов и обеспечив независимость королевской власти от знати прежде всего в военном и фискальном отношении. Королю в первую очередь предстояло укрепить свой домен и поднять доходность домениального хозяйства. К этому вынуждала постоянная нехватка средств для содержания двора, о чем единогласно свидетельствуют источники. Но реализация этих планов встречала двойные трудности: королевские земли были в значительной части расхищены во времена княжеского управления и их предстояло возвратить в фиск; домениальное хозяйство пришло в запустение; крестьяне, проживавшие на королевской земле, перестали вносить оброки. Население начали принуждать к выполнению повышенных повинностей, а у местных феодалов отбирали присвоенные королевские земли. Все это возбуждало широкие слои населения против королевской власти.
Основной комплекс домениальных владений находился в Восточной Саксонии (Остфалии) между реками Веррой и Эльбой, где короли Франконской династии создали оплот своего господства. Центром домена стал г. Гослар, который приобрел важное хозяйственное значение еще во времена Генриха II, когда в его окрестностях начали разрабатываться серебряные копи. При Генрихе III в городе был сооружен роскошный королевский дворец, и Гослар стал приобретать характер столицы государства. Генрих IV сделал его любимым местом своего пребывания, подолгу там останавливался, что вызывало нарекания саксов. Наибольшее недовольство всех слоев саксонского населения вызвали строительство бургов и произвол королевских министериалов, размещенных в этих бургах. Все это вызвало массовое восстание в Остфалии и соседних районах Тюрингии (1073-1075) . Хотя в этом восстании предводительствовала местная знать, тем не менее оно носило преимущественно крестьянский характер. Восставшие имели некоторый успех. Был взят и разрушен Гарцбург, из которого с трудом удалось бежать королю. Такая же участь постигла и многие другие королевские крепости. Знать испугалась размаха движения и капитулировала перед королем. Восставшие потерпели жестокое поражение в битве при Гомбурге на р. Упштрут в июне 1075 г. Немедленно последовал карательный рейд против Тюрингии, которую перешедший на сторону короля архиепископ Майнцский отлучил от церкви. Показательное наказание тюрингцев заставило вождей восстания одного за другим возобновить вассальную присягу. Больше всех за мир ратовало крестьянство, самая пострадавшая часть мятежников. В октябре 1075 г. близ Зондерсхаузена остатки знатных бунтовщиков публично изъявили покорность.

Занятый восстановлением своей власти Генрих IV не имел возможности воздействовать на итальянские дела. Рим, раздираемый догматическими противоречиями, распался на политические группировки клюнийцев и антиклюнийцев. Политическая ловкость Гильдебрандта, умело действовавшего в калейдоскопической смене пап и антипап, привела его к избранию в 1073 г. папой под именем Григория VII, причем с грубыми процессуальными нарушениями Латеранского декрета.
Именно тогда Гильдебрандт в 27 тезисах, известных как «Диктат папы», в концентрированной форме изложил примат власти папства над всей церковью и принцип абсолютной непогрешимости римского понтифика. Ни один собор, ни одно теологическое сочинение не могут быть признаны церковно-каноническими без его санкции, ибо заслугами св. Петра он автоматически получает святость. И, наконец, только папа может распоряжаться императорскими инсигниями, «он может низлагать императоров», а «подданных он может освобождать от присяги негодным владыкам».
В своих письмах и выступлениях папа подчеркивал, что германский король (rex Teutonicum) имеет право только на управление своей страной – Германией, и начисто отвергал его притязания на господство над Италией и другими странами, находившимися так или иначе в сфере влияния Германской империи. Он ставил германского короля в ряд с другими европейскими монархами, в том числе и с теми, над которыми пытался господствовать германский император (королями Чехии, Польши, Венгрии, Дании). Больше того, папа стремился порвать всякую ленную зависимость центральноевропейских монархов от Германии, подчинив их непосредственно курии. Особенно острое соперничество развернулось между Григорием VII и Генрихом IV за подчинение венгерского короля.

В Венгрии в то время происходила борьба за престол между двумя претендентами: Гейзой и Соломоном. Последний находился в родственных отношениях с германским королем и ориентировался на помощь Германии, изъявляя готовность подчиниться сюзеренитету Генриха IV. Несмотря на военную помощь Германии, Соломон был свергнут и на престоле укрепился Гейза, поддерживаемый папой. В своих письмах венгерскому королю Григорий VII обосновывал ленное верховенство курии над Венгрией, установленное якобы еще со времени венгерского короля Стефана, получившего корону от папы Сильвестра II. По словам папы, венгерский король не должен подчиняться никакому другому, равному по званию королю, а только римскому первосвященнику. В такой же роли защитника независимости папа выступал и в отношении польского государства, которое при Болеставе Смелом проводило совершенно независимую от империи политику. Папа покровительствовал также чешскому князю Яромиру, признавшему себя вассалом курии. Однако это не могло освободить чешского князя от верховного сюзеренитета германского короля. Следует сказать, что политика откола центрально– и восточноевропейских стран от империи и установление над ними папского сюзеренитета имела для этих стран положительное значение – она способствовала укреплению их внешнеполитического суверенитета: подчинение далекой папской курии было меньшим злом, чем зависимость от германской империи.
Политика установления папского верховенства увенчалась при Григории VII значительными успехами. Кроме указанных государств, признавших в той или иной степени верховную власть курии, в ленной зависимости от нее находились южноитальянское норманнское государство и маркграфство Тоскана. Папа безуспешно пытался установить свой сюзеренитет над Францией и Англией. Взоры Григория VII простирались и далеко на восток. Он пытался подчинить церковному и политическому верховенству римской курии православную церковь Руси и Болгарии.
В декабре 1074 г. папа планировал предпринять крестовый поход против турок сельджуков, чтобы осуществить унию с восточной церковью. В то же время он, как и Генрих IV, пытался использовать династическую борьбу в Киеве, чтобы добиться подчинения русской церкви и установления ленного верховенства над Русью. Один из сыновей Ярослава МудрогоИзяслав – был изгнан из Киева своими братьями. Не найдя на этот раз поддержки у польского короля Болеслава Смелого, бывшего с ним в родстве (польский король уже раз помог ему вернуть на время киевский престол), он обратился за помощью к Генриху IV (1075). Однако это не принесло пользы: дипломатическое вмешательство Генриха IV осталось безрезультатным. Тогда Изяслав послал своего сына Ярополка в Рим к папе Григорию VII. По сведениям, содержащимся в папском письме, Ярополк якобы присягнул Григорию VII как вассал, обещая за оказанную помощь в возвращении на киевский престол его отца признать Русь леном св. Петра и ввести католическое вероисповедание. Сделка, однако, не состоялась. Изяслав вскоре вернулся в Киев без папской помощи.

В феврале 1075 г. на Римском синоде Гильдебрандт потребовал явиться к папскому престолу пятерым советникам Генриха IV с повинной в грехе симонии. Главным решением синода стал запрет духовенству получать от светских властей любые должности; мирянину за подобный акт запрещался вход в церковь до добровольной отмены его распоряжения. Начался длительный и пагубный для королевской власти спор об инвеституре с радикальными клюнийцами, идеалом которых была вселенская папская теократия. Полное уничтожение светской инвеституры было, конечно, нереально, поскольку могло повлечь за собой перевод королевских церковных ленов в папские. Необходим был компромисс, но ни король, ни папа на него не пошли. Генрих продолжил практику светской инвеституры в Германии и Ломбардии. Осенью 1075 г. король, вмешавшись в выборы епископа Милана, назначил там своего ставленника. В письме от 8 декабря 1075 г. Григорий VII в резкой форме потребовал от короля прекратить давление на избрание духовенства под угрозой отлучения от церкви. Называя Генриха rex Teutonicorum, папа недвусмысленно дал понять, что курия не признает его власти над Италией. В январе 1076 г. Генрих собрал синод германских прелатов (26 епископов) в Вормсе, который единогласно отказался повиноваться папе, основывая свое решение на целом ряде нарушений церковных процедур вплоть до незаконности его избрания. Заключительное постановление синода начиналось довольно резко: «Генрих, король Божьей волей, а не захватом, Гильдебрандту, отныне не папе, а лживому монаху»; в таком же тоне и завершалось: «Я, Генрих, король Божьей милостью, совместно со всеми нашими епископами говорю тебе: сойди с престола, сойди!» Каждый участник Вормского синода, кроме того, направлял папе собственное послание с отказом далее признавать Гильдебрандта главой католической церкви. Ломбардский епископат в своей массе примкнул к решению германских прелатов и короля. Особое письмо Генрих адресовал «клиру и народу Рима» с предложением низложить Гильдебрандта, выбрать самим нового папу, которого он утвердит.
В Риме во время чтения королевских грамот посланник Генриха едва не был убит, но Григорий VII этого не допустил. В форме молитвы св. Петру папа произнес: «Генриха-короля, сына Генриха-императора, который восстал в неслыханной гордыне против церкви твоей, лишаю правления над всем королевством Тевтонским и Италией и разрешаю от присяги всех христиан, которой они связаны и свяжут себя... и предаю его анафеме».
В Германии действия папы вначале не произвели особого впечатления на епископат, но вскоре в его среде начался раскол. В октябре 1076 г. немецкие князья собрались в Трибуре (около Вормса) с твердым намерением отстранить Генриха IV от престола. Однако большинство епископов не поддержало этот план и высказалось за то, чтобы предоставить королю положенный срок для примирения с папой и снятия отлучения. Чтобы помешать этому, противники Генриха IV обратились к Григорию VII с просьбой прибыть в Германию и на месте решить вопрос об избрании нового короля. У Генриха IV оставался единственный выход – поскорее направиться в Италию, чтобы добиться у папы снятия отлучения и не допустить визита самого папы в Германию. Но прямой путь через Альпы был блокирован его противниками. Пришлось выбирать окольный – через Бургундию и Савойю, где у короля были друзья и родственники, хотя за расположение этих друзей нужно было заплатить немалую цену. Теща Генриха IV – герцогиня савойская Аделаида – и ее сын Амадей потребовали за пропуск через свои владения значительных территориальных уступок, и королю пришлось пойти на это, отдав целую провинцию в Бургундии. Зимой 1076/77 г. Генрих IV со своей семьей и немногими близкими без значительной военной охраны направился в дальнее и тяжелое путешествие.
Вот как описывает эти события известный анналист Ламберт Герсфельдский:

«Была чрезвычайно суровая зима, и обширные горы, через которые лежал их путь, с вершинами, уходящими в облака, до того покрыты были снегом и льдом, что ни на лошади, ни пешком нельзя было спуститься с них по их скользким и совершенно отвесным склонам. Между тем день годовщины его отлучения был уже близок и в распоряжении короля был ограниченный срок для снятия отлучения, после чего он терял свое королевское достоинство. Нужно было спешить. Наняв хороших проводников, путешественники с их помощью с трудом добрались до горной вершины, но далее не было никакой возможности продолжать путь, потому что совершенно отвесный склон горы был до того покрыт льдом, что нельзя было и думать спуститься вниз. Мужчины должны были побеждать трудности своими собственными усилиями и то ползком, то опираясь на плечи проводников, на каждом шагу скользя и скатываясь вниз, с опасностью для жизни достигли, наконец, равнины; королеву же с женщинами, бывшими при ней в услужении, посадили на воловую шкуру и при помощи проводников спустили вниз. Из лошадей некоторых спустили также при помощи известных средств, других скатили, перевязав им ноги; немало их при этом погибло, большая часть была изувечена и лишь немногие избежали опасности без повреждения».

Так королевский поезд достиг Северной Италии. Появление там Генриха IV, по словам хрониста, было встречено дружелюбно и с ликованием:

«К нему со всех сторон начали стекаться итальянские графы и епископы. Везде его принимали с почестями, приличествовавшими королевскому сану, и в течение нескольких дней около него составилось огромное войско».

В Северной Италии короля якобы уже давно с нетерпением ожидали,

«так как страна страдала от беспрестанных междоусобных войн, разбоев и всякого рода распрей. Князья надеялись, что беспорядки, причиненные безбожными людьми (имеется в виду патария. – Н. К .), будут уничтожены силой королевской власти. Сверх того до них дошли слухи, что король спешит туда в гневе с целью свергнуть с престола папу, и они (видимо, симонисты. – Н. К.) обрадовались случаю отомстить за свое бесчестье папе, уже давно отлучившему их от церкви».

Таким образом, в Северной Италии обстановка была совсем иная, чем в Германии. Если в Германии хотели избавиться от неугодного короля, используя как повод папское отлучение, то в Италии хотели освободиться от слишком ретивого папы с помощью его противника – преданного анафеме короля. Но Генрих IV не для того явился в Италию, чтобы возглавить борьбу против папы. Он прибыл на поклон к папе, в надежде вернуть с его помощью фактически уже потерянное германское королевство.
Григорий VII находился в Ломбардии на пути в Германию, куда он направлялся по приглашению Трибурского съезда немецких князей, чтобы на месте решить вопрос о германской короне. Узнав о появлении короля, в намерениях которого он сомневался, и учитывая враждебные настроения ломбардской знати, он укрылся в замке Каносса, принадлежавшем дружественной ему тосканской маркграфине Матильде. Генрих IV начал переговоры с приближенными папы – Матильдой Тосканской, аббатом Клюни Одиллоном и др., чтобы с их помощью добиться примирения с Григорием VII и снятия анафемы. Папа на это не соглашался, требуя возвращения Генриха IV в Аугсбург, куда он сам направлялся, чтобы решить его спор с князьями на месте. Королевским доверенным с трудом удалось уговорить папу принять Генриха, как кающегося грешника. 25 января 1077 г. король с небольшой свитой явился к воротам замка, окруженного тройной стеной. Он был пропущен через ворота один, без свиты, и стоял, по словам Ламберта Герсфельдского, подтвержденным известиями других источников, трое суток, сняв королевское одеяние и постясь, как было положено кающимся грешникам, перед воротами второй ограды (скорее всего, король добивался в течение трех суток приема у папы, являясь к запертым воротам замка и принимая вид кающегося грешника). Только 28 января он был допущен к папе. После произнесенного раскаяния, сопровождавшегося слезами и обещаниями покорности, папа снял с Генриха IV отлучение, однако с оговоркой, что этим не решается спор короля с немецкими князьями. Окончательное решение будет вынесено на собрании в присутствии самих князей. Король должен явиться на это собрание и отвечать на все выдвинутые против него обвинения, и тогда папа решит, оставить ли его королем или навсегда лишить короны, а Генрих IV безропотно покорится папскому приговору и никому не станет мстить за перенесенные обиды и унижения. До этого решения он отказывается носить знаки королевского достоинства и пользоваться королевскими почестями и доходами, а подданные разрешаются от присяги в верности ему. Генрих IV обещал, что после укрепления на престоле он будет неизменно соблюдать послушание папе и помогать ему искоренять все противное римской церкви. Если же он нарушит какое нибудь из этих обещаний, то немедленно будет лишен престола и на его место князья изберут другого короля. Григорий VII не верил обещаниям и заверениям и заставил присягнуть на мощах святых как самого короля, так и его доверенных лиц – присутствовавших духовных и светских магнатов. После завершения всей этой процедуры папа послал одного из епископов, находившихся в его свите, снять отлучение с сопровождавших короля лиц и других приближенных. Но итальянские магнаты, примкнувшие к королевской свите, встретили папского эмиссара насмешками и бранью, говоря, что папское разрешение для них ничего не значит, так как они не признают Григория VII папой, он лишен итальянскими епископами апостолического сана как человек, запятнавший себя самыми гнусными преступлениями. Они поносили короля за то, что он капитулировал перед папой «еретиком» и оставил их, заботясь лишь о своем благополучии. По словам Ламберта, итальянские князья решили лишить Генриха IV престола за измену их общему делу и провозгласить королем его малолетнего сына, а затем двинуться на Рим и избрать там нового папу, «чтобы его рукой помазать и нового короля в императоры, а все деяния свергнутого папы объявить недействительными».
Генрих IV попал в весьма затруднительное положение. Помирившись с папой, он испортил отношения с ломбардской знатью. К тому же и прощение его папой носило условный характер. Оправдываясь от обвинений в измене общему делу, король утверждал, что теперь, когда он разрушил все козни своих противников и выбил оружие церковного отлучения из рук папы, он начнет мстить своим врагам за все унижения. С трудом удалось, по словам анналиста, разрядить накалившуюся обстановку и избежать взрыва. Но ломбардская знать продолжала негодовать на короля, ругая его за то, что он «обманул надежды Италии», ему не оказывали должного почтения, отказывали в снабжении продовольствием и т. п. Под влиянием этих настроений король вынужден был изменить свою позицию и пойти на открытый союз с ломбардцами, порвав отношения с папой. Королевские войска заняли альпийские проходы, чтобы воспрепятствовать папе прибыть в Германию на собрание князей в Форхгейм, где предстояло решить вопрос о короле. Тем не менее немецкие князья сами без папы решили это дело (на собрание прибыло два папских легата) – они отстранили Генриха IV и избрали германским королем Рудольфа Швабского, одного из главарей княжеской оппозиции. Характерно, что в этом избрании участвовала преимущественно светская знать.

"Историки называют события в Форхгейме «поворотным пунктом в конституционном развитии» средневековой Германии. Здесь окончательно восторжествовал избирательный принцип средневековой монархии. Был свергнут «законный король» и заменен выборным, угодным знати. Тем самым утвердился неоспоримый княжеский суверенитет в государстве. Новая политическая доктрина установилась в ходе столкновений короля с немецкой знатью и получила религиозную санкцию в выступлениях папы Григория VII и других сторонников церковной реформы. Преследуя совершенно разные цели (князья отстаивали местную автономию, папство боролось за теократию), обе эти силы считали своим общим врагом короля (императора), стоявшего на пути реализации их политических планов. Германские князья хотели иметь такого послушного им короля, который не мешал бы, а помогал расширять и укреплять их владения. Папа в свою очередь, выступая в роли арбитра в спорах князей с королем, намеревался всецело подчинить короля своей воле и вершить не только церковные, но и государственные дела в Германии. Но и княжеский «республиканизм», и папская теократия одинаково непримиримо относились к независимому положению германского короля. Князья исходили из «естественного права на сопротивление тирании», которым должен пользоваться всякий свободный человек. Один из руководителей саксонской знати во время Саксонской войны и глава княжеской оппозиции против Генриха IV Оттон Нордгеймский говорил, что подданные только до тех пор должны сохранять верность королю, пока он не нарушает их свободы и законно ими управляет. Если же он попирает их достоинство, они могут отказать в повиновении и свергнуть его, как тирана и угнетателя. Почти то же говорили сторонники григорианской реформы. Манегольд Лаутенбахский исходил из признания неограниченного суверенитета «народа» (под народом, как мы уже говорили, понимается знать), который на договорных началах передает власть королю с правом лишить его этой власти, как только он нарушит соглашение и начнет угнетать тех, кто его наделил властью . Сам папа Григорий VII не признавал в принципе никаких наследственных прав на престол, утверждая, что князья могут избирать королем всякого доброго христианина, лишь бы он верно служил церкви и не покушался на права первосвященника, «получившего свою власть от Христа и апостолов»." (Колесницкий. "Священная Римская империя")

Однако избранный на королевский престол князьями Рудольф Швабский не смог укрепиться. Он оставался антикоролем, которого не поддержало даже большинство знати, в частности церковной, не говоря уже о городах и низшем и среднем дворянстве, которые Генриха IV, добившегося снятия церковного отлучения, считали законным королем. И это объяснялось не тем, что эти круги верили в идею «легитимной монархии», а политическими интересами разных групп. Немецкий епископат, связанный с королевской властью вассально ленными отношениями, видел в Генрихе IV защитника против папы, который обвинял прелатов в симонии и хотел лишить их «мирских благ». Дворяне и города поддерживали Генриха IV, как борца против князей, способного защитить их от произвола магнатов. Особенно значительную поддержку Генриху IV оказали города. Жители Майнца прогнали Рудольфа Швабского из своего города вскоре после его коронования местным архиепископом. Враждебно были настроены против него и горожане Вормса, а также других рейнских городов. Генриху IV, оказали военную помощь чешский князь Вратислав и феодалы южногерманских областей. Только саксонская знать оставалась непримиримой и решительно поддерживала антикороля Рудольфа. В развернувшихся сражениях между войсками короля и антикороля на территории Средней Германии обе стороны попеременно добивались успеха. В августе 1078 г. на реке Неккаре рыцари Рудольфа Швабского разбили набранное в значительной части из крестьян Неккарской долины королевское войско. Война продолжалась до смерти антикороля Рудольфа (1080).

В Каноссе, в сущности, проиграл не король, а папа, возвратив Генриху права на престол и сюзеренитет над всеми вассалами. После смерти Рудольфа Швабского папа вторично повторил процедуру отлучения Генриха, что не возымело никакого действия в Германии и Северной Италии. Наоборот, в том же году на синоде в Бриксене Гильдебрандт был объявлен смещенным и проведено избрание нового папы — Климента III.
Невзирая на продолжающийся мятеж в Саксонии и Тюрингии, в 1081 г. Генрих IV с небольшим войском из швабских министериалов отправился в Италию, где Григорий VII вновь потребовал от короля публичного покаяния в духе Каноссы. В Германии саксонская знать выбрала себе королем графа Германа Люксембургского, который, не будучи в силах подчинить Южную Германию, вернулся в 1083 г. в Саксонию. В этом же году Генрих IV занял Рим; Григорий VII, укрывшись в замке св. Ангела, еще раз отлучил его и папу Климента III. В марте 1084 г. Генрих IV был, наконец, коронован императором. Папа Григорий призвал на помощь норманнов, которые освободили папу и страшно разграбили Рим. Понимая свою долю ответственности, Гильдебрандт убыл из Рима вместе с норманнами и умер в Салерно в 1085 г. Генрих IV вернулся в 1084 г. в охваченную войной Германию, которую удалось усмирить только к 1090 г.

В Италии в отсутствие императора шла борьба разных пап друг с другом. В 1088 г. клюнийская партия избрала папой Урбана II, искусная дипломатия которого поставила власть Генриха IV в Ломбардии в критическое положение. Генрих вновь двинулся в Италию, где с переменным успехом воевал в 1090-1092 гг. Новый мятеж в Германии, новый антикороль заставили императора вернуться в Германию.
Бесконечные междоусобицы в Италии и Германии вызвали усталость от породивших их причин. В Италии Урбан II на Клермонском соборе в 1095 г. сумел возглавить и отчетливо озвучить идею крестовых походов. В Германии Генрих IV всячески содействовал возрожденной концепции «Божьего мира», столь желанной городам, министериалам, крестьянству и низшему клиру. И хотя на рейхстаге в Майнце в 1103 г. принимается решение об «общем мире» по всей стране, предусматривавшее жесткие санкции за нарушение имущественной и личной безопасности всего населения, это не остановило распри в стране.

В 1104 г. в союзе с баварскими магнатами против императора поднял мятеж его сын и наследник Генрих V, коронованный еще в 1099 г. До открытого столкновения не дошло, но коварный сын, уговаривая отца примириться с папой на рейхстаге в Майнце, заточил его в замке Бекельхайм. Там Генриха IV вынудили подписать акт отречения от престола. Знаки королевского достоинства в Майнце совместно с вассальной присягой от знати принял Генрих V. К отрешенному императору прибыл папский легат, заставил его исповедаться, но грехи не отпустил: унижение стало местью григорианской партии. Получив свободу, Генрих проследовал в Льеж, где объявил свое отречение недействительным и объявил сыну-антикоролю войну. На сторону императора стали среднерейнские города, видя в нем реальную гарантию «Божьего мира». Приготовления к боевым действиям шли полным ходом, вероломный Генрих V безуспешно осаждал Кёльн, где его и застала весть о смерти отца, который умер в 1106 г. Тело Генриха IV пять лет пролежало непогребенным в Шпейерском соборе. Борьба за контроль императорской власти над папством была проиграна, но спор об инвеституре не завершился.

ГЕНРИХ V (1106-1125)

Последний из Салиев, Генрих V , унаследовал неразрешенные политические проблемы предыдущего правления. Логика развития ленных отношений неумолимо требовала не новой, но видоизмененной старой практики инвеституры. Придя к власти в качестве безусловного сторонника григорианской партии, Генрих V назначал на епископские кафедры своих кандидатов и требовал, как все его предшественники, исполнения вассальных обязательств, лежащих на вручаемых от его имени церковных ленах. После ряда походов на восток — в Польшу, Венгрию, Чехию — он отправился в 1110 г. с большим войском в Италию. Без всяких эксцессов он вступил в Рим, оказал почтение папе Пасхалию II и приступил к переговорам о судьбе инвеституры. Папа настаивал на исполнении принципов, идущих от Григория VII. Король согласился отказаться от светской инвеституры и потребовал со своей стороны сначала для себя императорской коронации, а затем отказа церковных структур от своих ленных герцогских, графских, маркграфских прав: земельных владений, городов, бургов, таможенных и рыночных сборов, чеканки монеты и прочих благ, принадлежащих короне как сеньору-собственнику. Пасхалий заявил, что церквам достаточно десятины и подаяний и он лично уговорит епископат отказаться от мирских благ. Был подписан соответствующий документ, оглашение которого в соборе св. Петра вызвало огромное возмущение против папы, обвиняемого в ереси и ограблении церкви.
Коронация оказалась сорванной, король обвинил папу в несоблюдении соглашения, арестовал его с частью кардиналов и удалился из Рима. В течение двухмесячного заключения Пасхалий согласился на условия короля: каждый прелат, избранный без симонии, вначале получает свой лен от короля и инвеститурируется светской властью при этом кольцом и посохом и лишь затем посвящается в сан. Король отказывается от вмешательства в выборы епископата, но обладает правом вето в отношении отдельных кандидатур. В 1111 г. Генрих V был коронован императором, вопрос об инвеституре был решен вновь в пользу светской власти и теперь зависел от позиции германской светской и крупной церковной знати.

В своей германской политике император откровенно ориентировался на города и министериалов, расширяя домениальные владения на Верхнем Рейне. Феодальные мятежи не преминули возобновиться: сильный король знати был не нужен, тем более что он решил восстановить королевские владения в Остфалии. Военная удача чаще была на стороне его противников.
Радикальные реформаторы в Италии потребовали отказа от привилегий, данных Генриху Пасхалием; четырежды в 1111-1115 гг. императора на разных синодах подвергали отлучению, но ни одна из экскоммуникаций не была папской. В 1115 г. без войска, с небольшой свитой Генрих V отправился в Италию, чтобы принять наследство маркграфини Матильды Тосканской, передав ведение войны в Германии своему родственнику — швабскому герцогу Фридриху Одноглазому. Наследство было огромным: аллоды, имперские лены, города. Генрих щедро награждал своих сторонников и на время создал себе в Средней и Северной Италии сильную поддержку. Вернувшись в Германию в конце 1118 г., Генрих предложил собрать имперский рейхстаг и приступить к мирным переговорам.
Решения рейхстага вТрибуре 1119 г., сулившие стране долгожданный мир, были сорваны двукратными отлучениями императора новым папой Каликстом II. Возобновившееся неповиновение знати не завершилось большой войной; на рейхстаге в Вюрцбурге в 1121 г. магнаты обязали Генриха примириться с папой по вопросу об инвеституре, гарантируя при этом сохранение чести государства, оказывая при необходимости давление на папу. Извещенный о происходивших событиях Каликст II послал своего легата кардинала Ламберта Остийского для обсуждения предварительных проектов и окончательного решения вопроса.
23 сентября 1122 г.на рейхстаге Вормсе были подписаны два документа — папский и императорский, получившие название Вормский конкордат, признававшие взаимные права сторон. Императорская грамота была подписана не только Генрихом V, но и значительной частью светской и церковной знати Германии, кроме саксонской. Таким образом, империю в Вормсе на равных с Генрихом представляла знать. Императором руководил здравый прагматизм: во-первых, ранее подобные конкордаты подписали короли Франции и Англии; во-вторых, имперский Вормский конкордат содержал региональные варианты. В Италии и Бургундии вначале следует церковная инвеститура (посохом и кольцом) с одновременным посвящением в сан и только через полгода — императорская (скипетром и леном). В Германии императорская инвеститура предваряла церковную. Король отказывался от своего права вето и вмешательства в выборы духовного лица, но получал право присутствовать на таких выборах, т. е. его негласное влияние сохранялось, на что в 1123 г. указал Каликсту II Латеранский собор.
Борьба за инвеституру окончилась потерей для германского императора итальянского епископата. В Германии в результате зафиксированных в Вормском конкордате взаимных обещаний вернуть друг другу утраченные тем или иным путем владения, происходит известное ослабление королевской власти и усиление тенденции к формированию замкнутых территориальных владений. Германия прочно встала на путь феодальной, пока еще не политической раздробленности. Оттонова система сократилась до права короля требовать от своих церковных ленников выполнения вассальных обязательств.

Генрих V скончался бездетным в 1125 г., через год после неудачного похода союзником англичан против Франции. Династия Салиев пресеклась. Частным наследником владений Генриха V выступил племянник покойного императора швабский герцог Фридрих Одноглазый.

Итоги правления Салической династии не сводятся, конечно, к окончанию безраздельного политического господства светской власти над церковной. Изменилось место германской «Римской империи» в Европе: для Франции и Англии она и не была таковой; Венгрия и Польша обрели практически полную независимость, вассальные обязательства чешских князей превратились в фикцию, полабское славянство упорно сопротивлялось германской колонизации. В результате бесконечных мятежей внутри Германии происходит не консолидация и формирование единой немецкой народности, но, наоборот, отчетливая регионализация и консервация этнических групп. Королевская власть не обрела характера центральной, поскольку ни подлинной центральной резиденции, ни централизации страны не существовало.
Изменения в социально-политической структуре более или менее стабилизировались в вассальной иерархии. Возникшая в начале XI в. социальная модель — oratores, bellatorcs, laboratorcs («молящиеся», «воюющие», «работающие») — укрепилась окончательно. Духовенство представляли 6 архиепископов и 43 епископа, многочисленные аббатства либо двойной — королевской и папской — юрисдикции, либо только папской. Светская знать разделялась на высшую (герцоги, маркграфы, пфальцграфы, ландграфы, бургграфы), обладавшую обширными земельными имуществами и постепенно превращавшуюся из сменяемой в наследственную; среднюю (графы, фогты, бароны — пожизненные ленники), бывшую вассалами как короля, так и аристократии; низшую (министериалы), зависимую главным образом от короля, подъем которой и превращение в особое сословие произойдет позже. Несмотря на малое количество настоящих городов, горожане были четко отделены от крестьян. В том, что касается оформления вассальных отношений и иерархии, завершение генезиса германского варианта феодализма можно считать свершившимся фактом. Германскую монархию, в которой тон задавали съезды высшей знати, можно характеризовать как аристократически-представительную.
Гораздо сложнее вопрос о феодализации крестьянства. Несомненно, каролингские модели экономической и личной зависимости крестьянства действовали при Саксонской и Франконской династиях во всех рейнских областях, о чем свидетельствуют полиптики монастырей ранней волны христианизации (Сен-Галлен, Фульда и т. д.). В Тюрингии, Саксонии, Фрисландии этот процесс затянулся надолго. Аллодиальная собственность и альменда общин, повинности крестьян в большей мере зависели от государства и баннов его представителей, фогтов и графов, нежели от вотчинников. Демографический рост XI в. вызвал расчистку лесов в Средней и Северной Германии; на новых территориях основывались традиционные общины-марки с наследственной аллодиальной собственностью и высокой степенью личной свободы крестьянства. Завершение феодализации германской деревни, связанное с превращением министериалов в особое сословие средних и мелких наследственных держателей, произойдет уже в период развитого Средневековья.
Раннесредневековая германская культура не представляет собой целостной, гармоничной системы уже потому, что она покоилась на трех традициях: германском варварстве, позднеримской античности и христианстве. Соответственно, она отчетливо распадалась на элитарную, основывающуюся на латинской письменности, античной и христианской традициях, и народную — бесписьменную и исключительно устно-коммуникативную. Элитарная культура была принадлежностью (в качестве доминирующего элемента) высшего церковного и высшего светского сегментов общества.



Назад Вперед


Страницы раздела