Разделы сайта

ГЛАВНАЯglav.jpg"

ИМЯ БОГАserg7.jpg"

РЕЛИГИЯ СЛАВЯНserg8.jpg"

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫserg9.jpg"

СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРИЙСКИЙ ПРОСТОРarii1.jpg"

ВЕЛИКАЯ СКИФИЯserg10.jpg"

ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВserg12.jpg"

СЛАВЯНЕserg13.jpg"

КИЕВСКАЯ РУСЬserg11.jpg"

РУССКИЕ КНЯЗЬЯserg14.jpg

БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
serg15.jpg

ГОРОДА КИЕВСКОЙ РУСИserg16.jpg

КНЯЖЕСТВА КИЕВСКОЙ РУСИserg17.jpg

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПАserg18.jpg

ИСТОРИЯ АНГЛИИserg33.jpg

ИСТОРИЯ ФРАНЦИИfr010.jpg

ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫserg19.jpg

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
serg20.jpg

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
orden1000.jpg

ОРДАorda1000.jpg

РУСЬ И ОРДАrusorda01.jpg

МОСКОВСКАЯ РУСЬmoskva01.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18 в.imperia2.jpg

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19 в.serg27.jpg

РЕВОЛЮЦИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНАserg29.jpg

СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИserg28.jpg

ПИРАТЫpirat444.jpg

БИБЛИОТЕКАserg21.jpg

ДЕТЕКТИВЫserg22.jpg

ФАНТАСТИКАserg23.jpg

ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ ФАНТАСТИКАgumor.jpg

НЕЧИСТАЯ СИЛАserg24.jpg

ЮМОРserg25.jpg

АКВАРИУМserg26.jpg

ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИserg30.jpg




из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ШАТУН

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ВАРЯЖСКИЙ СОКОЛ

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
БЕЛЫЕ ВОЛКИ ПЕРУНА

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗВЕРЬ

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗАГОВОР ВЕДЬМ





ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ




ЛЮДОЛЬФИНГИ: ОТТОН II (972-983) и ОТТОН III (983-1002)







Попытки установить господство в Средней Италии и Риме столкнули немцев с Византией, которая не признавала новоявленного «римского императора», претендовавшего на равное с византийским базилевсом положение. Оттон I, стремясь добиться этого признания дипломатическим путем, не отказывался от применения военных средств. Он подчинил граничившие с византийскими владениями на юге Италии «Лангобардские области» Капуа, Беневент и Салерно, заставив их князей принести вассальную присягу. Правивший в это время Византией Никифор Фока заявил протест. Оттон I предложил уладить спор с помощью династического брака – женитьбы своего наследника Оттона на дочери императора Романа II и падчерице Никифора Фоки – Анне. Так предполагалось убить сразу «двух зайцев» – завладеть югом Италии и добиться дипломатического признания. Но не получилось ни того, ни другого. Несмотря на то, что Оттон II спешно был коронован в качестве соимператора, что должно было сделать брак более приемлемым для византийского двора, Никифор Фока после долгих проволочек отклонил брачное предложение. Немцы ответили на это вторжением в Апулию и Калабрию и осадой Бари (968). Надеясь на то, что это вызовет уступки со стороны византийского двора, Оттон I послал новое посольство в Константинополь во главе с известным дипломатом и историком Лиутпрандом Кремонским с обещанием снять осаду с Бари и вернуть всю захваченную у Византии территорию, если будет получено согласие на этот брак. Никифор Фока отклонил и это предложение и потребовал без всяких условий очистить территорию Южной Италии и даже Рим. Он заключил союз с итальянским королем Адальбертом, прибывшим в Южную Италию, и начал военные действия против немцев.
Война шла с переменным успехом. Но вскоре положение изменилось. В Константинополе произошел очередной дворцовый переворот. Никифор Фока был свергнут и убит; на престол вступил Иоанн Цимисхий, который и возобновил брачные переговоры. Вместо принцессы Анны в жены Оттону II была предложена племянница Цимисхия Феофано, царское происхождение которой до сих пор некоторыми историками оспаривается. Византия отказывалась от своих прав на Беневент и Капуа, а также от притязаний на Среднюю Италию и Рим. Юг Италии – Апулия и Калабрия – оставались под властью Византии. На таких условиях и было подписано соглашение. В апреле 972 г. был заключен брак между Оттоном II и Феофано, которая вскоре была коронована в Риме. Этим решался вопрос о признании Византией императорского титула германских королей. Были улажены территориальные споры между Византией и Германской империей в Италии, хотя, как мы дальше увидим, это ни в какой степени не обеспечивало подчинение Южной Италии. Положение в Италии становилось еще более запутанным.

ОТТОН II (972-983)

Феодальная монархия в Германии во времена Оттона I заметно окрепла. Об этом свидетельствует тот факт, что после его смерти переход престола к его наследнику семнадцатилетнему Оттону II не вызвал особых осложнений. Последний был коронован как германский король пятилетним ребенком, а как император – в двенадцатилетнем возрасте. Но тем не менее молодому императору уже в первый год правления пришлось столкнуться с оппозицией знати.
Баварский герцог Генрих Сварливый пытался сколотить в Южной Германии независимую монархию. В это время Баварское герцогство простиралось от Майна до Адриатики, включая, кроме собственно Баварии, будущую Австрию, Штирию, Каринтию, Крайну, итальянские марки Верону, Аквилею, Истрию. На севере под верховной властью герцога находилась примыкающая к Баварии область Нордгау. Генрих Сварливый намеревался завладеть Швабским герцогством, выдав замуж сестру Гадвигу (вдову швабского герцога Бурхарда II) за своего вассала. Но Оттон II решил помешать этому, назначив швабским герцогом своего племянника Оттона. Он не разрешил также баварскому герцогу взять в свое непосредственное владение область Нордгау.
Тогда Генрих Сварливый организовал вместе с епископом фрейзингенским Абрагамом заговор против короля и привлек к нему чешского князя Болеслава II и польского князя Мешко I. Оттон II сумел предупредить выступление заговорщиков и при поддержке большинства немецких князей нанести поражение своим противникам. Правда, попытка окончательно подчинить Чехию окончилась провалом. Вторгнувшееся в эту страну немецкое войско было разбито. Но после того как на Магдебургском гофтаге в 978 г. заговорщики были осуждены и подвергнуты заключению, чешский князь Болеслав II возобновил вассальную присягу немецкому королю, получив от него богатые подарки. Генрих Сварливый потерял баварское герцогство, которое перешло под управление швабского герцога Оттона. Но из Баварии были при этом выделены и превращены в самостоятельные имперские лены герцогство Каринтия, маркграфство Австрия, баварское пфальцграфство и бургграфство Регенсбург. Столь успешное подавление заговора Генриха Сварливого свидетельствует, что германский король имел надежную поддержку феодалов внутри страны. Снова вспыхнула война с Францией за Лотарингию. Французский король Лотарь III, помирившийся со своим могущественным вассалом графом Гуго Капетом, предпринял попытку вернуть Лотарингию. Он поддержал сыновей бывшего лотарингского герцога Регинара III, боровшихся за отцовское наследство.

"Оттон II заключил союз с братом французского короля Карлом, оспаривавшим трон Франции, и назначил его герцогом Нижней Лотарингии. Сперва французы имели большой успех. Они захватили Ахен и чуть было не пленили находившихся там Оттона II и императрицу Феофано. Однако в дальнейшем ходе войны французское войско потерпело поражение, немцы подступили к Парижу и осадили его. Нижнелотарингский герцог Карл занял Лан и объявил себя королем Франции. Но под Парижем немцы потерпели поражение и вынуждены были очистить французскую территорию. В мае 980 г. произошло примирение. Лотарь III и Оттон II встретились для переговоров и, по словам хрониста Рихера, «обменявшись рукопожатиями и поцелуями», дали друг другу клятву в дружбе и верности. Гегемонистские планы императора в отношении Франции провалились окончательно." (Колесницкий. "Священная Римская империя")

Осложнилось положение в Италии. Римская знать, возглавляемая семейством герцогов Крещенциев, опираясь на помощь Византии, изгнала поставленного Оттоном I папу Бенедикта VI и возвела на папский престол Бонифация VII. Но он вскоре был изгнан пронемецкой партией и нашел убежище в Константинополе. В 981 г. Оттон II предпринял свой первый поход на Рим, не встретив здесь серьезного сопротивления. Вокруг него собралось в Риме множество германской, итальянской и французской знати. Среди прочих были будущий французский король Гуго Капет и будущий папа Сильвестр II – Герберт из Ауриляка.
Оттон II готовился к войне за Южную Италию, которая формально принадлежала Византии, но подвергалась постоянным нападениям со стороны сицилийских арабов эмира Абуаль Касима. Отношения оттоновской империи с Византией после смерти Иоанна Цимисхия заметно ухудшились. Новые ее правители – евнух Василий и соимператоры Василий II и Константин VIII, не находившиеся ни в каких родственных связях с императрицей Феофано, подозрительно относились к немцам и старались не допустить их проникновения в Южную Италию. Столкновение немцев с арабами в Южной Италии было для Византии большим выигрышем. Не заключая формально союза с фатимидским эмиром, византийские правители поддерживали арабов против немцев.
Оттон II начал наступление и занял Тарент. Но в горах Калабрии около Капо Колонне немецкое войско, одержавшее перед этим победу, неожиданно подверглось нападению легкой арабской конницы и было почти целиком уничтожено. Оттон II чудом спасся от арабского плена. Он бежал на греческий корабль и чуть не попал в плен к византийцам. Ему с трудом удалось вплавь добраться до берега. Однако это поражение не охладило воинственного пыла Оттона II. Он начал готовиться к новому походу в Южную Италию. Из Германии должны были прибыть новые подкрепления. Согласно сохранившейся в документах разверстке, составленной, видимо, на основе решения собрания немецких князей (по мнению отдельных историков, на этом собрании председательствовал сам Оттон II, спешно прибывший из Италии), епископы и аббаты должны были направить 1504 панцирных воинов, а светские господа – 586. Совершенно ясно, что с таким войском невозможно было вести войну с арабами и византийцами. Речь шла только о подкреплении, которого, по видимому, Оттон II так и не дождался. Летом 983 г. он двинулся снова на юг Италии, но успеха не имел. В декабре 983 г. Оттон II внезапно умер в Риме. Незадолго перед этим его трехлетний сын Оттон III был провозглашен на собрании немецкой и итальянской знати в Вероне немецким королем и отправлен для коронации в Ахен.

"Германское феодальное государство при Саксонской династии добилось значительных успехов в проведении своей агрессивной политики. На востоке от Эльбы огнем и железом были подчинены разрозненные племенные княжества полабских и серболужицких славян. Немецкое духовенство из вновь основанных заэльбских епископств Магдебургской митрополии должно было помочь делу завоевателей с помощью «духовного оружия» – обращения язычников славян в христианскую веру. Но это наталкивалось на упорное сопротивление населения, отстаивающего свою независимость. Немецкие завоеватели прибегали к жестокому насилию, истребляли военную верхушку славян. Они пытались использовать межплеменную рознь, внося раздоры и не допуская консолидации славянских народностей. Однако упрочить свое господство немецким феодалам не удалось." (Колесницкий. "Священная Римская империя")

Безуспешными оказались попытки германских императоров распространить свое влияние на Польшу. Столь же безрезультатными оказались попытки императоров подчинить Данию. Установившаяся на время зависимость датского короля от Оттона I рухнула сразу же после смерти последнего. Датчане, воспользовавшись смутой в Германии, вторглись в 974 г. в Шлезвиг и Нордальбингию. Правда, Оттону II удалось их вытеснить и восстановить положение на Севере. В Дании в это время окончательно установилось христианство, и датские епископства вначале были подчинены Бременскому архиепископству. Король Гарольд даже обещал платить дань Германии. Но в 983 г., когда началось восстание в славянских землях, датчане снова выступили. Пронемецки настроенный король Гарольд Синезубый был свергнут Свенном Твескайгом. Датчане разрушили немецкие крепости в Шлезвиге, уничтожили находившиеся там гарнизоны и опустошили пограничные области на Нижней Эльбе. Так окончилось немецкое господство на Севере.
В 983 г. началось всеобщее восстание славян. Лютичи овладели крепостями Гавельберг (Гана) и Бранденбург (Бранибор) и разрушили их. Ободриты под командованием своего князя Мстевоя не только уничтожили в своей стране немецкие гарнизоны, но и опустошили пограничную немецкую территорию, разрушили Гамбург. Современник событий историк Титмар Мерзебургский писал: «Они настигали наших повсюду, как убегающего зверя; ведь наши злодеяния вызывали у нас страх и смятение, а у них порождали силу и отвагу» . Немцам удалось остановить славянское наступление только западнее Эльбы, на р. Тангер, где были собраны значительные военные силы. С немецким господством в землях лютичей и ободритов почти повсюду было покончено. Немецкие гарнизоны истреблены, церкви разрушены, духовенство перебито или изгнано.

"Освободительная борьба полабских славян против немецкого господства усилила антинемецкие настроения во всем западнославянском мире и способствовала этнической и политической консолидации славянства. Но, с другой стороны, борьба язычников славян против христианства способствовала созданию временного антиязыческого союза немецких феодалов с польскими князьями, принявшими недавно христианство и рассматривавшими его как орудие укрепления их власти и средство внешней экспансии. Совместными силами они пытались подавить антихристианскую освободительную борьбу лютичей и вернуть к христианству полабских и поморских славян. Но союз вскоре распался, так как и та, и другая сторона стремилась установить в полабских землях свое господство." (Колесницкий. "Священная Римская империя")

ОТТОН III (983-1002)

Когда Оттон II умер, его трехлетний наследник Оттон III был уже избран в короли и коронован в Ахене. В Германии началась борьба за опекунство, дававшее право на власть. Бывший баварский герцог Генрих Сварливый освободился из заключения и потребовал, чтобы малолетний король, который находился на воспитании у архиепископа кельнского, был передан под его опеку. Однако большинство немецкой знати не поддержало его домогательств. Тогда Генрих Сварливый провозгласил себя королем и возобновил союз с князьями Чехии и Польши, а также заключил соглашение с ободритским князем Мстевоем.
Борьба за опекунство усложнилась. Свои притязания заявил и французский король Лотарь III, приходившийся дядей малолетнему Оттону III. Его поддержала лотарингская знать, настроенная против Генриха Сварливого. Но большинство немецкой знати, возглавляемой архиепископом майнцским, поддержало законных опекунов: мать – императрицу Феофано и бабушку – Адельгейду.

"Обе дамы не испугались опасностей, пришедших как извне, так и изнутри империи. Они обе возвратились из Италии в Германию и сумели заручиться поддержкой влиятельных прелатов, в особенности архиепископа Виллигиза. Они могли рассчитывать на Адальберона, архиепископа Реймского, а также преподователя в епископской школе Герберта, аббата Боббио, который смог убедить действовать в пользу Оттона III: с одной стороны, они привлекли на сторону короля часть лотарингской аристократии, а с другой стороны, попросили Гуго Французского помешать Лотарю, который, повидимому, собирался повторить свой поход 976 года. Генрих Сварливый понял, что ему не удастся сломить столь сильное сопротивление. Он предоставил венценосного ребенка на попечение его матери в конце июня 984 г Празднование коронации, которое обычно являлось частью церемонии, состоялось двумя годами позже в Кведлинбурге. Присутствие герцогов Баварского, Саксонского, Швабского и Каринтского доказало законность прав Оттона III, которому также принес клятву верности князь Польский Мешко I. Генрих Сварливый также еще годом ранее смирился с правлением Оттона и его ближайших родственниц." (Рапп. "Священная Римская империя")

Феофано, мать правителя, смогла подтвердить свое право на первое место в королевстве благодаря своим исключительным личным качествам. Немцы недоверчиво относились к ней, византийке по происхождению. Тем не менее, она не отказалась от своих корней и воспитанных в ней принципов. Она навсегда осталась верной греческой форме христианства. И хотя она не была рождена в королевской семье, ее принадлежность к высшей константинопольской аристократии дала ей возможность получить очень хорошее образование, которое она стремилась передать своему сыну. Кажется, по поводу расстановки политических сил она имела намерения, которые слишком очевидно совпадали с намерениями греков, чтобы быть реализованными.
Она поселилась на севере Альп и управляла королевством при поддержке Виллингза и канцлера Хильдебальда Вормского. Воспитание Оттона было поручено, с одной стороны, саксонскому графу, который взял его с собой, едва ему исполнилось шесть лет, в поход против славян — так как было необходимо как можно лучше обучить его военному делу, а с другой стороны, саксонскому клирику Бернварду, чтобы, в отличие от своего отца и деда, он получил образование. Решение срочных вопросов не откладывалось. На западе, возможно, с помощью Герберта и Адальберона, Феофано способствовала выборам Гуго Капета, добиваясь, чтобы во Франции каролингская династия также прервалась и потомки Оттонов были не единственными, кто не происходил из рода Карла Великого. На востоке, были установлены отношения с Богемией, вопреки недовольству Польши. Феофано проводила довольно энергичную политику как внутри страны, так и во внешнеполитической области. Немецкие историки отмечают ее незаурядный политический и дипломатический талант. На документах она подписывалась с титулом: «Феофано, божьей милостью императрица» или даже: «Феофаниус, божьей милостью император».
Наконец, Феофано преодолела Альпы, где, поскольку ее не сопровождал Оттон, она приняла титул Imperator augustus и придала своему имени мужское окончание, Theophanius, чтобы была признана законность ее действий. Она отправилась в Рим, получила там подтверждение имперских прав и провела беседу с Адальбертом, опальным епископом Пражским о возможностях миссионерской деятельности в странах Восточной Европы в 989 г Ей было немногим более тридцати лет, когда она умерла, 15 июня 991 г. В течение семи лет, пока длилось ее регентство, благодаря своему политическому чутью, в котором чувствовалась незаурядная энергия, вдова Оттона II сумела сохранить целостность империи.

"Но в 991 г. Оттон III оставался все еще ребенком. Место регента пустовало; нужно было, чтобы кто-то исполнял эту роль. Аделаида взяла ее на себя. Возможно, она не огорчилась, что заменила Феофано, которая вызывала в ней больше зависти, чем симпатии. Итак, она пересекла Альпы и, как это сделала ее невестка, приняла на службу епископов Вормского и Майнцского. В течение трех лет императрица-мать исполняла свои обязанности, совершенно уверенная, что она продолжает дело своего супруга. В 994 г. Оттон III, достигший четырнадцатилетнего возраста, взял управление в свои руки. Аделаида вернулась в Эльзас в монастырь Зельц, который она основала. Испытания возвеличили ее; в эпитафии, посвященной ей Одилоном Клюнийским, перечисляются заслуги, благодаря которым ее следовало причислить к лику святых. Наряду с Матильдой, своей тещей, она воплотила «супружескую святость, сопутствовавшую служению делу государства». Оттонская империя, спасенная женщинами на земле, могла теперь положиться на их заступничество и на небе." (Рапп. "Священная Римская империя")

С восстановлением внутреннего мира в стране, немецкие феодалы попытались вернуть под свою власть полабских славян. В 985-987 гг. в союзе с чешскими и польскими князьями они предприняли завоевательный поход в Лужицкие земли, в результате которого были снова подчинены Мейсенская (Мисьненская) и Лаузитская (Лужицкая) марки (часть Лужич перешла к Польше). В 991-997 гг. было предпринято несколько завоевательных походов против лютичей, однако все попытки подчинить это воинственное племя окончились провалом. За помощь против полабских славян Германия должна была поддержать Польшу в войне против Чехии за Шлонск (Силезию), в результате которой эта область была присоединена к Польше. Польский князь Мешко I, однако, вовсе не намерен был сохранять внешнеполитическую зависимость от Германии. В 991 г. он перенес столицу государства из Познани, на которую распространялась сюзеренная власть немецкого короля, в Гнезно, находившийся формально под верховным покровительством папы. Наследовавший ему Болеслав Храбрый, укрепив свою единоличную власть, порвал всякую зависимость от Германии и стал главным соперником германского короля в подчинении полабских славян.
В 994 г. Оттон III в возрасте четырнадцати лет вступил в самостоятельное правление Германией и империей. К тому времени он был уже довольно образованным для своих лет юношей, владел, кроме немецкого, итальянским, латинским и греческим языками. Этот молодой император был склонен к мечтательности и религиозному аскетизму. Видимо, не без влияния его матери (византийской принцессы) Феофано, его воображением овладела идея воссоздания Древней Римской империи во всем ее величии как мирового универсалистского христианского государства. Себя он считал подвижником, предназначенным небом для такой великой миссии. Германия представлялась ему глухой провинцией. Он должен восседать в Риме и повелевать оттуда всем миром. Предприняв в 995 г. вместе с чешским и польским князьями безуспешный завоевательный поход против славян и опустошив земли ободритов, он оставил Германию и всецело отдался осуществлению своих имперских замыслов. Управление германским королевством он передал в руки своей тетки Матильды – аббатисы Кведлинбургского монастыря, наделив ее титулом «патриции».

Когда Оттон III воспитывался под опекой своей матери и готовился к роли восстановителя величия Рима, власть в «вечном городе» перешла к местной аристократии во главе с семейством Крещенциев. Пронемецки настроенный папа Иоанн XIV был изгнан, и в Рим вернулся находившийся в Византии Бонифаций VII. Но и он удержался недолго. Политика папы, направленная на союз с Византией, вызвала недовольство римской знати, и он пал жертвой заговора. Иоанн Крещенций, фактически правивший Римом, носил титул патриция. На папский престол он возвел Иоанна XV. Однако вся реальная власть оставалась в руках семейства Крещенциев. Сменивший патриция Иоанна его брат правил уже с титулом «герцога и сенатора всех римлян» и располагал совершенно неограниченной властью. В таких условиях Оттон III предпринял в 996 г. свой коронационный поход в Рим. Еще раньше он направил брачное посольство в Константинополь к императорам Василию II и Константину VIII (ни у одного из царствовавших одновременно императоров не было сыновей, поэтому Оттон III вполне мог мечтать не только о византийской принцессе, но и о византийском троне). Однако византийский двор, как обычно, затягивал с ответом, пока не дал окончательного отказа.
В Павии Оттон III был провозглашен итальянским королем. Дожидавшийся его в Риме папа Иоанн XV умер, и римская знать попросила Оттона определить его преемника. Видимо, к этому времени в городе сложилась оппозиция против Крещенциев. Оттон предложил на папский престол своего двоюродного брата Бруно, который и стал папой под именем Григория V. Прибывший вскоре в Рим в сопровождении большого войска Оттон III был коронован этим папой императорской короной. Его императорский титул – «августейший император римлян („Romanorum imperator augustum) – стал аналогичен титулу византийского императора. На документах Оттона III вместо восковой печати подвешивался свинцовый медальон, на одной стороне которого была изображена голова Карла Великого, а на другой – щит со знаменем и надписью: „Renovatio imperii Romanorum“ (Возрождение Римской империи). Позже была сделана печать с изображением головы самого Оттона III и надписью: «Aurea Roma“ (Золотой Рим).
Притязания германского короля на роль преемника древнеримских императоров и на положение, равное, если не высшее, положению византийских императоров, вызвало оппозицию римской знати и папства. Оттоновскую империю называли не римской, а «тевтонской» (немецкой), противопоставляя ей истинно римскую в лице Византии, которая одна имеет право представлять Италию. Папство обращалось к «Константинову дару», дававшему ему якобы абсолютную власть над «вечным городом» и его областью. Императорская канцелярия опровергала эту версию, в которую, как можно судить, далеко не все верили и в те времена. В известном дипломе о дарении восьми графств в Пентаполисе папе Сильвестру II Оттон III, провозглашая, что Рим является столицей мира, а римская церковь – матерью всех церквей, заявлял, что именно он, «римский император», есть полный хозяин Рима. «Константинов дар», на который ссылались его противники, не что иное, как фальшивка, сфабрикованная диаконом Иоанном в середине X в.
Недействительным объявляется также дарение Карла Великого. Таким образом, за папой не признается никакой светской власти ни в Риме, ни в области. Сам папа является уполномоченным императора и во всем отвечает перед ним. В дипломе прямо сказано: «господина Сильвестра, нашего учителя, избираем и по воле божьей ставим и определяем светлейшим папой. Вся власть в Риме и Римской области должна исходить от императора, а папа является его верным помощником».
Естественно, что для осуществления этой политики нельзя было довольствоваться прежним положением, когда император находился в Риме только в дни коронации, а остальное время проводил в «далекой провинции».

"Как и восточный император, Оттон III должен постоянно пребывать в столице – в императорском дворце, который по его повелению был выстроен на Авентинском холме в Риме. На его фасаде красовалась надпись: «Sacrum palatium» (Священный дворец). Здесь царил византийский церемониал. Императорская трапезная располагалась в отдельном месте на возвышении. На императорском троне было изображение «четырех наций» – четыре согбенные фигуры, приносящие дани императору: Roma, Gallia (западно рейнская Германия со столицей в Ахене), Germania, Slavinia (славянские земли). Был расширен императорский дворцовый аппарат, введены некоторые новые должности и титулы для Италии и «провинций». Управлением Рима и Римской области ведал римский патриций. Береговой обороной от сарацин и византийцев занимался префект, командовал войсками в папской области magister militium (военачальник), делами «Лангобардского королевства» ведали логофет и протоспатор. Византийский титул «логофет» был соединен с должностью канцлера для Италии, на которую обычно назначался один из первых прелатов Германии – архиепископ кельнский. Титул протоспатора (щитоносец) давался представителям высшей немецкой и итальянской военной знати." (Колесницкий. "Священная Римская империя")

Буйная фантазия молодого императора рисовала возрожденную Римскую империю как некое административное целое в составе Италии (Северной и Средней, включавшей Папскую область и Рим), южноитальянских византийских областей и Германии. Другие западно- и центральноевропейские страны должны были окружать эту империю как ее «друзья» и «союзники» (amici et socii populi Romani), одни на положении полузависимых (Бургундия, Венгрия, Польша, Дания), другие как «друзья», лишенные самостоятельности и признающие верховенство императора. Во главе этих союзных и зависимых государств будут стоять соправители (subregili) и императорские патриции. Папе отводилась (по древнеримской и византийской традиции) роль помощника императора по управлению церковью. По примеру императора Константина I Оттон III присутствовал и нередко председательствовал на церковных соборах и подписывался вместе с папой на их постановлениях. В 998 г. под его председательством проходил «общий синод» в Риме с участием не только итальянских и немецких, но и некоторых французских епископов. Этот синод, помимо прочих вопросов, занимался брачным делом французского короля Роберта. Ему было предложено оставить свою незаконную жену Берту, с которой он находился в кровном родстве, и в течение семи лет отбывать положенное церковное наказание. Этот факт свидетельствует, что господство, императора над церковью давало ему возможность вмешиваться в дела других государств и нарушать их независимость.
В осуществлении своих имперских и церковных планов Оттон III нашел верного союзника в лице Герберта, возведенного им в 999 г. на папский престол под символическим именем Сильвестра II (Сильвестр I был римским епископом во времена императора Константина Великого). Став папой, он рьяно поддерживал политику Оттона III, направленную на возвышение западной церкви. Если он и разделял идеалистические мечтания Оттона III о всемирной державе, то реально оценивал прежде всего те выгоды, которые несла эта политика для будущего католической церкви. Ведь в объективно историческом смысле универсалистские устремления Оттона III, в которых церкви отводилась роль помощника государства, должны были привести к торжеству мировых притязаний церкви и папства. Политика Оттона III прежде всего способствовала усилению церкви в Италии и возвышению папства.
Как и его предшественники, Оттон III применял в Италии методы военного господства и жестокого подавления всяких попыток избавиться от чужеземной власти. Но одним террором нельзя было править страной, и Оттон III с его помощниками и советниками продолжали создавать опору немецкому господству в Италии. Так, на епископские кафедры назначались выходцы из Германии и пронемецки настроенные представители итальянского духовенства, им раздавали земли и оказывали покровительство в столкновениях со светскими феодалами. К тому времени церковная собственность оказалась во многих случаях в руках дворян в качестве ленов и чиншевых владений, за которые они отказывались давать положенные взносы. В 998 г. император по просьбе прелатов издал капитулярий, который предписывал, чтобы все либеллярные сделки, в результате которых церковные земли оказывались в руках светских владетелей, были аннулированы и земля возвращена церкви и чтобы тем самым «богу и нам были возвращены положенные повинности». Вместе с тем объявлялись недействительными все законы и обычаи, на основании которых заключались подобные сделки. Епископы и аббаты могли теперь предоставлять только пожизненные держания за положенный чинш. Не нужно, конечно, переоценивать реальное значение этого законодательства, но оно показательно как попытка укрепить положение прелатов и ослабить светских феодалов. В интересах прелатов и светской знати был издан «Капитулярий о сервах, добивающихся свободы» (Capitulare de servis libertatem anhelantibus). В документе указывалось, что сервы (под которыми следует подразумевать не только подлинных рабов, но и слуг и разных зависимых людей) всякими способами пытаются избавиться от своей зависимости и бремени лежащих на них повинностей. Капитулярий предписывает более строго обходиться с сервами, требовать уплаты ежегодного чинша, отбивать «аппетит к свободе». За отказ подчиниться этим предписаниям церковным сервам угрожала потеря половины их состояния. Запрещалось впредь отпускать на волю церковных сервов, а получивших каким либо способом свободу следовало возвращать в прежнее состояние.
Оттон III раздавал церквам земли, принадлежавшие казне, конфискованные владения, жаловал прелатам графства и графскую юрисдикцию. Как указывается в императорских документах, забота о церковной собственности диктовалась интересами императорской власти: аббатства и епископства в Италии должны были, по примеру германских, выставлять воинов и давать «сервиции» (натуральные оброки). Стремление Оттона III обосноваться в Риме должно было придать этим повинностям регулярный характер. Но даже в Германии церкви, в том числе и имперские, нерегулярно выполняли свои фискальные и военные повинности королю.

Оттон III, провозгласив идею «возрождения Римской империи», порвал с прежней традицией итальянских походов. Если его предшественники устраивали военные походы в Италию и Рим, чтобы короноваться и возобновить свое господство над страной, то Оттон III, наоборот, находясь в Риме, устраивал выезды и походы в провинции своей эфемерной империи. Именно такой характер имели его кратковременный выезд в Германию в 997 г. для организации похода против полабских славян и путешествие в 999-1000 гг. в Польшу и, на обратном пути, в Германию.

"Относительно мотивов вояжа в столицу Польского государства Гнезно среди немецких историков есть разные мнения. Некоторые считают, что Оттон III руководствовался религиозными порывами – желал отдать дань почитания св. Адальберту (Войтеху), замученному пруссами во время его неудачной миссионерской деятельности в их стране. Останки св. Адальберта были приобретены у пруссов за большие деньги польским князем Болеславом Храбрым и доставлены в Гнезно. Этот святой был объявлен покровителем Польского государства. Болеслав Храбрый использовал этот факт в интересах укрепления внешнеполитических позиций Польши (в частности, против Чехии). Адальберт Войтех был духовным другом Оттона III и оказал в свое время на склонного к мистике Оттона III большое влияние. Как бы там ни было, поездка в Польшу носила явно политический характер, и действия Оттона III в Гнезно вполне согласуются с его имперскими планами." (Колесницкий. "Священная Римская империя")

Путешествие было обставлено с большой торжественностью. Польский князь, стремившийся извлечь политические выгоды из этой встречи, не жалел для этого средств. Он встретил императорский кортеж с воинскими почестями на границе государства у Мисьны (Мейсен) и сопровождал его до Гнезно. Кроме поклонения праху Адальберта, император участвовал в торжественном открытии Гнезненского архиепископства, основанного по постановлению польского синода в Гнезно. Для Польского государства учреждение собственной церковной митрополии имело большое политическое значение. До того времени польская церковь формально входила в состав Магдебургского архиепископства, что служило орудием немецкого влияния в церковных и государственных делах. Политическая самостоятельность требовала прежде всего создания собственной «национальной» церкви. Против учреждения Гнезненского архиепископства выступали епископ магдебургский Гизето и епископ познанский Унгер. Однако Оттон III своей властью и с согласия папы санкционировал создание самостоятельной польской митрополии. Но в ее состав вошли только три епископства из четырех, существовавших на польской земле, – Краковское, Вроцлавское и Колобрежское. Познанское епископство, получившее статус «миссионного», подчинялось непосредственно Риму. Первым архиепископом в Гнезно был избран Гауденций (брат Войтеха Адальберта).
Оттон III относил Польшу к разряду «союзных и дружественных» стран, окружавших Римскую империю. Он пожаловал Болеславу Храброму титул «патриция» и подарил ему золотой обруч для короны, а также копию «священного копья», рассматривая польского князя как своего наместника в союзной стране . Польский князь получил формальное освобождение от дани, которую он должен был платить германскому королю за земли западнее реки Варты. Эта дань давно уже не уплачивалась; Оттон III хотел, видимо, подчеркнуть данным актом свою верховную власть.
Оценивая отношения Оттона III с Болеславом Храбрым, следует сказать, что в определенном смысле они больше пошли на пользу Польше, чем Германии. Польское государство усилило свои позиции, обрело церковную самостоятельность, окрепло политически. Эфемерный титул «патриция», которым наградил Оттон III польского князя, никаких, по существу, обязательств на него не накладывал, но давал некоторые преимущества в установлении гегемонии в заэльбских землях. Враждебно настроенный к польскому князю Титмар Мерзебургский порицал Оттона III за то, что он «превратил польского князя из данника в господина». Болеслав Храбрый готовился принять королевский титул с согласия Оттона III, но внезапная смерть последнего отсрочила этот акт.
Аналогично складывались отношения у империи и с Венгрией. Венгерский князь Вайк (христианское имя Иштван (Стефан)) насаждал в стране христианство и находился в дружественных связях с папой и императором. Оттон III воспользовался этим, надеясь включить Венгрию на положении «союзной и дружественной страны» в империю. В 1001 г. император и папа пожаловали Иштвану I королевский титул и утвердили самостоятельное архиепископство для Венгрии в Гране. Зависимость Венгрии от империи была чисто номинальной и длилась недолго. Вскоре венгерский король вовсе освободился от нее, признав своим патроном только «престол св. Петра».
На обратном пути из Польши Оттон III побывал в Германии. Видимо, главной целью его было не столько решение неотложных государственных дел, сколько посещение гробницы Карла Великого в Ахене. Однако сюда он направился не для поклонения праху «великого монарха», которого считал своим предшественником, а для более практических целей. Титмар Мерзебургский рассказывает, что Оттон III приказал разломать каменный пол храма в том месте, где по слухам был похоронен Карл Великий, и рыть, пока не будет найдена гробница. Когда она была раскопана и вскрыта, Оттон III снял золотой крест, висевший на шее трупа, и взял нетленные царские одежды. Теперь у Оттона III имелись реликвии от «самого великого императора», что, по его представлениям, должно было намного возвысить его императорское достоинство. Но на современников все это не произвело ожидаемого впечатления.
С того времени, как император оставил Рим, прошло полтора года, и Оттон III начал спешно собираться для возвращения в свою столицу. Приходили тревожные известия, что немецкое господство в Италии рушится. Южноитальянские области с городами Неаполь, Салерно, Гаэта, Амальфи, присоединенные к империи в 999 г., обрели независимость и выгнали поставленных императором правителей. Маркграф Арнульф Иврейский, поддерживаемый многими итальянскими феодалами, заявил притязания на итальянскую корону. Собрав значительное войско, состоявшее главным образом из баварцев и лотарингцев, Оттон III двинулся за Альпы. Немцы нанесли поражение итальянским войскам Арнульфа и в октябре 1000 г. вступили в Рим. Здесь Оттон III не встретил того ликования, на которое рассчитывал. Вскоре в городе вспыхнуло восстание. Вымогательства немцев возбудили недовольство даже тех кругов, которые к ним раньше относились лояльно. Во главе восстания встал Григорий Тускуланский, назначенный ранее Оттоном III на должность «префекта флота». Императору с трудом удалось бежать из осажденного Авентинского дворца. Но вскоре немцы подавили восстание и заняли Рим. Оттон III произнес, по словам писателя Тангмара, речь перед собранными на площади св. Ангела римлянами:

«Вы ведете себя так, как будто вы не являетесь моими возлюбленными римлянами. Ради вас я оставил свое отечество, своих близких; из любви к вам я покинул своих саксов и немцев. Я добыл для вас такие новые земли, на которые никогда не вступала нога ваших далеких предков, когда они покоряли мир. Все это делалось во славу вашего имени... И за все это вы платите возмущением против меня, вашего отца, убиваете моих верных подданных, хотите, чтобы я удалился... Но я не злопамятен, и никогда не оставлю вас в своей благосклонности».

Этот демагогический трюк якобы произвел на римскую толпу такое впечатление, что тут же на виду у ораторствующего императора были убиты два зачинщика мятежа. Но подобное зрелище, естественно, не могло внести успокоения в умы возбужденных римлян. Начались новые волнения, и Оттон III вместе с папой Сильвестром II сочли за благо покинуть Рим и уйти в более надежное место – Равенну.
В Равенне Оттон III вместе с папой и своими близкими друзьями обсуждали планы широкой миссионерской деятельности в языческих странах – в землях лютичей, пруссов и скандинавов. Оттон III якобы сам готов был, по примеру св. Адальберта, отправиться с христианской миссией. Но все осталось в фантастических проектах. Из рук уплывали Италия и Рим, не было решено и брачное дело. Оттон III послал новое посольство в Константинополь за византийской принцессой. Возобновился союз с Венецией для общей борьбы с сарацинами. Немецкие войска вторглись в Кампанью и Беневент и опустошили их. Для отвоевания Рима послали военные силы под командованием патриция Циосо, но они потерпели поражение. Оттон III надеялся получить новые военные подкрепления из Германии, но немецкие феодалы скептически относились к императорским затеям и не присылали ожидаемых подкреплений. Собрав все наличные войска император двинулся на завоевание Рима, но на расстоянии 40 км от города внезапно заболел (видимо, холерой) и вскоре умер (24 января 1002 г.), завещав похоронить себя рядом с Карлом Великим в Ахене. Ему не исполнилось еще и 22 лет.



Назад Вперед


Страницы раздела