НАЗАД | ВПЕРЕД


РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

РУСЬ И ОРДА



ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ ТЕМНЫЙ
(1425-1462)

После смерти Василия Дмитриевича , началась борьба за опустевший московский престол. И конечно же первым претендентом на него оказался брат покойного, второй сын Дмитрия Донского , пятидесятилетний Юрий. Митрополит Фотий пытался убедить Юрия не воевать за Москву, но тот не внял совету и стал собирать войско. Блюстители трона ответили тем же и пошли к Костроме. Юрий не вступил в бой с московской ратью и бежал сначала в Нижний Новгород, а потом – в Галич Мерьский, расположенный в 120 верстах к северо-востоку от Костромы.
Вскоре в Галич приехал на переговоры с Юрием Фотий, но переговоры ни к чему не привели, и митрополит поехал в Москву. И тут, если верить летописям, случилось чудо: сразу после отъезда Фотия на Галич налетела страшная болезнь. Она нещадно косила людей и сильно напугала Юрия. Он догнал митрополита, уговорил его вернуться в Галич и благословить народ. Согласно летописным легендам, Фотий исполнил просьбу, болезнь из Галича ушла, а Юрий замирился со своим племянником до окончательного решения вопроса о великокняжеском престоле в Орде.

Такое соглашение было принято в условиях, когда в Орде продолжалась борьба за власть между несколькими претендентами. Ни один из них не располагал серьезной военной силой: показательно, что Борак и Худайдат в период своего максимального могущества терпели поражения от относительно небольших литовско-русских воинских контингентов. Если бы в московских правящих кругах существовало стремление покончить с зависимостью от Орды, для этого был весьма подходящий с военно-политической точки зрения момент — средств для восстановления власти силой, как у Тохтамыша и Едигея, тогда не было. Но очевидно, при великокняжеском и удельно-княжеских дворах не возникало самой мысли такого рода: царь есть царь, как бы слаб он ни был - это сюзерен, верховенство которого надо признавать. И решение спора о великом княжении (доселе внутри московской династии не случавшегося), лучше всего вынести на суд сюзерена.

На следующий год на Русь, в том числе и на Москву, в очередной раз налетела моровая язва, и дедушка малолетнего Василия, Витовт, пользуясь слабостью десятилетнего внука, собрал крупное войско, в котором были «даже богемцы, волохи и дружина хана татарского, Махмета», и напал на город Опочку. Лишь удивительная воинская смекалка русских и страшная буря вынудили Витовта отступить. Вот что пишет по этому поводу Каразин:

«Жители употребили хитрость: сделали тонкий мост перед городскими воротами, укрепив его одними веревками и набив под ним, в глубоком рве, множество острых кольев; а сами укрылись за стенами. Неприятели, не видя никого, вообразили, что крепость пуста, и толпами бросились на мост: тогда граждане подрезали веревки. Литовцы, падая на колья, умирали в муках; другие же, взятые в плен, терпели еще лютейшие: граждане сдирали с них кожу, в глазах Витовта и всего осаждающего войска. Сие варварство имело счастливый успех: ибо Князь Литовский - уверенный, что Россияне будут обороняться до последнего издыхания - отступил к Вороначу. Тут сделалась страшная буря с грозою, столь необыкновенная, что Литовцы ожидали преставления света, и сам Витовт, обхватив руками шатерный столп, в ужасе вопил: Господи помилуй! Сие худое начало расположило его к миру.» («История государства Российского»)

Однако по пути на родину Витовт осадил Порхов, жители которого, а следом за ними и новгородцы решили откупиться от воинственного старца. Это был последний поход Витовта. В 1430 году он, видимо предчувствуя скорую кончину, пригласил к себе в гости всех знаменитых правителей Восточной Европы. В Троку (Тракай) – резиденцию князей литовских – приехали великий князь Василий II Васильевич и митрополит Фотий, многие русские князья, послы императора Византии, великий магистр прусский, польский король Ягайло, другие знатные и венценосные особы. Витовт вскоре умер. Государство Литовское пережило вместе с ним апофеоз могущества и славы. Князья Тракая и Вильно, потомки Витовта, долгое время представляли грозную силу, но былого могущества они уже не имели и былого громадного влияния на дела русских князей уже никогда не оказывали.

После смерти Витовта, родного деда Василия Васильевича, в октябре 1430 г. внутриполитическая ситуация в Московской Руси резко изменилась. Шансы Юрия Дмитриевича в борьбе за власть еще более повысились; после же того, как умер другой гарант завещания Василия I, митрополит Фотий (2 июля 1431 г.). Наступило время, когда оба соперника в борьбе за великое княжение нуждались в поддержке хана. И 15 августа 1431 г. Василий Васильевич отправился в Орду. Следом, 8 сентября, выехал и Юрий Дмитриевич. После длительного разбирательства, в ходе которого одна группировка ордынской знати поддерживала Василия, а другая — Юрия, Улуг-Мухаммед летом 1432 г. отдал ярлык на великое княжение Василию, а Юрий получил в состав своего удела Дмитров (бывший ранее центром удела его брата Петра, умершего в 1428 г.).

В 1433 году состоялась свадьба великого князя и Марии Ярославны, правнучки Владимира Андреевича Храброго, княжны Серпуховской и Боровской. И здесь, на свадьбе, вдруг воскресла, казалось бы, давно и основательно забытая история о похищенном много лет назад драгоценном поясе Дмитрия Донского. Вот как описывает этот эпизод А. П. Торопцев:

«Давно утерянный, подмененный еще на свадьбе Дмитрия Донского, золотой, красивый, с цепями, осыпанными драгоценными каменьями и жемчугом, забытый многими (но не всеми!), он вдруг появился на свадьбе Василия II Васильевича и Марии, правнучки серпуховского князя Владимира Андреевича. В 1367 году тысяцкий Василий, видимо, надеялся на то, что суздальский князь Дмитрий Константинович либо его дети победят в борьбе за власть, и тогда драгоценный пояс поможет возвыситься, приблизиться к вершинам власти ему либо его сыну Николаю, женатому на дочери князя суздальского, которому вор и подарил драгоценную безделушку.
Уже тысяцких в Москве давно не было, ликвидировал их Дмитрий Донской, но история с подмененным поясом, начатая ими, еще не закончилась.
На свадьбу Василия II прибыли сыновья Юрия, Дмитрий Шемяка и Василий, который явился во дворец, опоясанный дивным поясом. Не скрывая восхищения, все смотрели на богатую, исполненную прекрасным мастером игрушку, но вдруг Петр Константинович, наместник Ростовского княжества, старый человек, подошел к матери жениха, Софии, шепнул ей на ухо: «Это тот самый пояс, который подменили на свадьбе великого князя Дмитрия Ивановича». София, неравнодушная, как и большинство женщин, к такого рода изделиям, гордой походкой подошла к Василию Юрьевичу, медленным движением сняла с него пояс.
Василий от неожиданности опешил. Несколько секунд он стоял молча. Пояс достался ему по наследству. Лично он его не подменивал. Значит, он носил его по праву. София опозорила, унизила его. Такое мужчины не прощают. Никому. Ссора вспыхнула вмиг. Василий и Дмитрий Шемяка попытались силой отобрать пояс, но слуги великого князя были начеку. Обиженные и злые, сыновья Юрия крикнули в один голос: «Мы отомстим! И месть наша будет жестокой!» – и покинули хоромы великого князя. Повод – это не причина. Повод – это последняя капля. Повод – приманка для слабых и для сильных».

В апреле 1433 года Василий II Васильевич, узнав о стремительном продвижении к Москве войска Юрия Дмитриевича и его сыновей, наскоро собрал рать и встретил противника на Клязьме. Увидев огромное войско дяди, племянник насмерть перепугался, бежал из Москвы с матерью и молодой женой сначала в Тверь, а затем в Кострому, где был пленен победителем.
Юрий объявил себя великим князем, дал Василию в удел Коломну. Бывшие недруги по-родственному обнялись, Василий уехал в Коломну. И тут-то началось нечто необычное для всех русских распрей прошлого: в удел племянника со всех сторон потянулись бояре, князья, народ – сказалась соответствующая идеологическая обработка населения окружением князя, Юрия называли хищником, давали другие нелестные определения. Самозваный великий князь тоже не дремал, только слушали его плохо. Особенно жители столицы – бояре, которых Юрий лишил их постов, и простолюдины, по неясным причинам проявившие вдруг жалость и любовь к внуку Донского, – встали единодушно в его защиту.

«В несколько дней Москва опустела: горожане не пожалели ни жилищ, ни садов своих и с драгоценнейшим имуществом выехали в Коломну, где не доставало места в домах для людей, а на улицах для обозов. Одним словом, сей город сделался истинно столицею великого княжения, многолюдною и шумною. В Москве же царствовали уныние и безмолвие; человек редко встречался с человеком, и самые последние жители готовились к переселению. Случай единственный в нашей истории и произведенный не столько любовью к особе Василия, сколько усердием к правилу, что сын должен быть преемником отца в великокняжеском сане!» ( Карамзин. «История государства Российского»)

Князь Юрий, посидев некоторое время в Москве, понял, что управлять пустыми домами, улицами очень трудно, просто невозможно, и уехал в Галич, перед этим уведомив соперника в том, что он уступает ему Москву. Тем не менее этот благоразумный и где-то благородный поступок дяди не вразумил венценосного племянника — вернувшийся в Москву Василий Васильевич начал мстить, проявляя жестокость в отношении не только своих обидчиков, но и безоружного населения подвластных им уделов. Теперь уже против Василия II настраивается общественное мнение, и он вторично теряет Москву (31 марта 1434 г.). Ни один из городов русских не дает ему убежища.
Но судьбе было угодно сохранить за Василием великокняжеский стол: через два-три месяца после этих событий умирает Юрий Дмитриевич, и он вновь возвращается в Москву, уже по праву старшего в роду. Еще два года продолжается его война с Василием Косым, которого он берет в плен в мае 1436 года. То, как он поступает с поверженным врагом дальше, нельзя отнести к разряду распространенных явлений даже в тот жестокий век: Василий II приказывает ослепить Василия Косого.
На Руси наступает относительное затишье, нарушаемое лишь малозначительными пограничными столкновениями с Литвой и татарскими царьками, появлявшимися на южных границах Московского княжества.

В 1437 г. в Орде произошел переворот: Улуг-Мухаммед был лишен власти Кичи-Мухаммедом. Одновременно в западной части Орды (к западу от Днепра) хозяином стал хан Сеид-Ахмет. Улуг-Мухаммед, вынужденный бежать вместе со своими оставшимися сторонниками, двинулся в верхнеокские земли и обосновался в Белеве — центре одного из верховских княжеств (возможно, по соглашению с местными князьями). Очевидно, что хан намеревался, как и в 20-е гг., бороться за возвращение себе престола. На сей раз он думал закрепиться в верховьях Оки и союзником своим сделать великого князя московского, обязанного ему ярлыком. Однако великий князь, не пошел на соглашение. По-видимому, в Москве с самого начала были настроены не признавать «царя-изгоя», проявив лояльность к новому правителю Орды (не исключено, что уже имел место какой-то контакт с ним), поэтому и направили на Улуг-Мухаммеда войско с целью вытеснить его в степь. Московская рать, во главе с Дмитрием Шемякой была разгромлена 5 декабря 1437 года. Махмет покинул Белев – бывший хан был человеком энергичным и упорным, он уехал в Казань, разрушенную несколько лет назад, восстановил город и основал ханство. Обиду на русского князя он не забыл.

В 1444 году русские воевали трижды. Сначала обменялись налетами с Литвой. Войско, посланное Василием на Брянск и Вязьму, дошло чуть ли не до Смоленска, вернулось с богатой добычей. Затем семь тысяч литовцев ворвались в Русскую землю, очистили окрестности Козельска, Калуги, других городов, разгромили наспех собранный русский отряд и ушли домой. Организовать серьезное сопротивление литовцам помешали ордынцы, вторгшиеся во главе с царевичем Мустафой на Русь с юга. Мустафа шел быстро. Ограбил Рязанскую землю, взял за пленных большой выкуп, отправился на юг, но ранняя зима остановила его. Он понял, что домой ему не добраться, попросил у жителей Переяславля-Рязанского приюта до весны. Переяславцы, не желая лишних осложнений, впустили ордынцев в город, но тут подоспела рать Василия Васильевича, подкрепленная мордвинами, у которых были великолепные для глубокого снега лыжи. Мустафа оказался меж двух огней: жители Переяславля могли взбунтоваться, но выходить на бой в поле, покрытое глубоким снегом, было самоубийством. Царевич, понимая всю безрассудность своего решения, вывел войско к берегу реки Листени и дал последний в жизни и свой лучший бой. Ордынцы дрались самоотверженно и без единого шанса победить. Был у них еще один шанс спастись – смириться с пленом. Ордынцы в тот день выбрали бой вместо плена и погибли почти все.

Зимой 1444-1445 гг. Улуг-Мухаммед обосновался в Нижнем Новгороде и двинулся оттуда к Мурому. Василий Васильевич пошел на него через Владимир. Под Муромом и Гороховцом великокняжеские полки разбили татарские отряды, но Муром хан занял. Летом он послал на Василия войско во главе со своим сыном Махмутеком (Мамутяком). 7 июля 1445 г. под Суздалем московская рать (к которой не присоединились полки Дмитрия Шемяки) была разбита, великий князь попал в плен. После этого Улуг-Мухаммед отправил посла Бигича к Шемяке (очевидно, предполагая передать ему великое княжение), но затем предпочел отпустить Василия, обязав его огромным выкупом. Во время возвращения люди великого князя перехватили и убили шедшего обратно к хану Бигича.

Обещание Василием большого выкупа и возвращение его в сопровождении крупного татарского отряда стали основанием для обвинений в измене, которые выдвинул против великого князя Дмитрий Шемяка. Шемяка, бежав в Углич, объявил войну Василию Васильевичу.
Не прошло и полгода, как Шемяка и Иван Андреевич Можайский, под благовидным предлогом устрашения казанских татар и уменьшения выкупа, вошли в сговор с частью московского боярства, при содействии которого захватили Московский Кремль, пленили мать и жену великого князя, ограбили его казну и дома верных ему бояр, после чего кинулись в Троицкий монастырь, где в то время на молении находился и сам великий князь. Взяв в плен Василия II, они привезли его в Москву, где 16 февраля 1446 года поступили с ним так же, как и он некогда поступил с Василием Косым: его ослепили и сослали в Углич.

Заняв великокняжеский стол, Шемяка, не искушенный в государственных делах и не имевший твердых моральных убеждений, начал с того, что своими действиями настроил против себя духовенство. Опасаясь расправы со стороны новоиспеченного великого князя, приверженцы Василия II либо попрятались по дальним волостям, либо ушли — кто в Литву, кто в Орду. Сподвижники Шемяки в свою очередь потребовали от него дополнительных волостей за счет противной стороны. Это вызвало противодействие не только бояр, но и смердов, страдавших от любых резких перемен, и в первую очередь от перемены земельных собственников. Расправляясь с неугодными, Шемяка не считался с реальной виновностью избранной жертвы, а руководствовался выгодой, которую мог получить от новых фаворитов. Отсюда и появилось выражение «шемякин суд», ставшее в дальнейшем нарицательным.

В день восшествия на престол московские дворяне ему присягнули. Лишь Федор Басенок наотрез отказался служить ему. Смутьяна заточили в темницу, но он вырвался из оков и бежал в Литву к князю Боровскому, тоже не признавшему власть сына Юрия Дмитриевича. Только эти два человека в начале правления Шемяки решительно встали на сторону ослепленного Василия да князья ряполовские – Иван, Семен и Дмитрий. Они взяли сыновей Василия – Ивана и Юрия – под свою опеку, спрятали их в монастыре, а затем перевезли в Муром, где была возведена прекрасная по тем временам крепость.
Шемяка, теряя почву под ногами, судорожно искал выхода из опасного положения. Видимо, ему казалось, что слепой Василий теперь не представляет для него угрозы. Зато дети Темного, Иван и Юрий, были силой серьезной! Наследники престола, признанные многими князьями и боярами на Руси и на Москве. Дмитрий Юрьевич решил нейтрализовать их. На большее он пока не решился. Он попросил князей ряполовских через рязанского епископа Иону привезти в Москву детей, обещал, что даст Василию Темному удел и не будет притеснять его. Спасители сыновей Василия поверили Ионе, привезли мальчиков Шемяке, а тот переправил их в Углич, где под охраной жил низвергнутый и ослепленный великий князь. Неплохой тактический шаг узурпатора, захватившего своих главных соперников в заложники, произвел неожиданный для Шемяки эффект. Оскорбленные вероломством Дмитрия Юрьевича, ряполовские князья объявили ему войну. Они бежали из Москвы, хотели выкрасть Василия с сыновьями, не получилось: дружина Шемяки настигла их. Ряполовские князья выиграли бой, но рисковать не стали, ушли в Литву к боровскому князю Василию Ярославичу.

Вызов, брошенный ряполовскими князьями, поддержали другие князья, бояре, люди рангом пониже. Они уходили в Малороссию и готовились к сопротивлению узурпатору. Шемяка в отчаянии призвал к себе священнослужителей. Они посоветовали ему замириться с Василием. Откровенная речь Ионы, занявшего митрополичий стол после удачно проведенной операции с сыновьями Темного, потрясла Дмитрия Юрьевича оценкой содеянного им злодейства. Иона оставил узурпатору шанс на мирное решение конфликта, но только в том случае, если Шемяка сохранит достоинство Василия и его семейства, выполнит свои обещания: «Бог накажет тебя, если ты не выпустишь великого князя с семейством и не дашь им обещанного удела. Можешь ли опасаться слепца и невинных младенцев? Возьми клятву с Василия, а нас, епископов, во свидетели, что он никогда не будет врагом твоим».
Дмитрий Юрьевич отправился в Углич. В Угличе бывшие враги помирились и, дав друг другу клятву в прекращении былых раздоров, разъехались в разные стороны. Шемяка уехал в Москву, Василий – в Вологду, которую получил он в удел. Почти сразу Василий поехал на богомолье в близкий от Вологды Белозерский монастырь, и там игумен этой святой обители Трифон объяснил своему гостю, что клятва, данная в неволе и страхе, не может считаться клятвой.
Как и тринадцать лет назад, вокруг Василия при активном участии церковных иерархов начали группироваться сторонники московского княжеского рода, зарекомендовавшего себя собирателем русских земель и гарантом стабильности. Обручив семилетнего сына Ивана с пятилетней тверской княжной, Василий перетянул на свою сторону недавнего противника, тверского князя Бориса Александровича. На помощь Василию II уже спешили князья и бояре, бежавшие от Шемяки в Литву, а также татарские царевичи Касим и Эгун, сыновья Улуг-Мухаммеда. Как только Шемяка вышел из Москвы навстречу войску Василия Васильевича, москвичи на Рождество, 25 декабря 1446 года, без боя сдали столицу подошедшему отряду, возглавляемому боярином Плещеевым. После этого Дмитрий Шемяка семь лет укрывался в отдаленных волостях, пытаясь противодействовать великому князю, пока не был отравлен в Новгороде своим же поваром.

Покончив с внутрисемейной неурядицей, московский князь, пренебрегая христианскими заповедями, тут же принялся укреплять личную власть и наказывать бывших союзников Шемяки. Летом 1454 года он присоединил к московским владениям земли недавних противников: Можайское и Суздальское княжества. После этого, лишенный чувства благодарности, подверг несправедливой опале и своего верного союзника Василия Ярославича Серпуховского: отобрал в великокняжескую казну его вотчину, а самого князя сослал в Углич. Семья серпуховского князя скрылась в Литве, где в то время находились и другие опальные вельможи. Воспользовавшись смертью рязанского князя Ивана Федоровича, московский князь забрал в Москву его восьмилетнего сына и дочь, а в Рязань послал своих наместников, сделавшись ее фактическим хозяином. Корыстолюбивых посягательств московского князя избежали лишь Тверь да незначительный Верейский удел, который еще какое-то время сохранял относительную независимость.

Почувствовав в своих руках силу, Василий в 1456 году приступил к поэтапному решению многовековой новгородской проблемы. Под предлогом того, что в Новгороде нашли приют его недавние противники, он направил туда многочисленное войско. К счастью, до военных действий дело так и не дошло. Во избежание кровопролития, новгородцы согласились выплатить огромную контрибуцию, подписать договор «по всей воле Великого князя», принять московских наместников и отказаться от самостоятельности во внешних сношениях.

Достигнув успеха на северо-западе, Василий II обращает свой мысленный взор на север. В 1458–1459 годах его полки уже вершат суд над жителями Вятки, бывшими союзниками Юрия Дмитриевича и его сыновей. Воеводы Василия взяли ряд городков, однако полной покорности населения, воспитанного на новгородских вольностях, добиться так и не смогли, посему удовлетворились пока умеренной данью и обязанностью вятчан выставлять потребное количество войск по приказу великого князя.

При Василии II мы впервые встречаемся и с новой формой взаимоотношений великого князя с многочисленными татарскими царевичами, которые в поисках средств к существованию стали отказываться от разбойничьего промысла и переходить к нему на службу, получая в кормление русские города и села. Из летописных источников мы узнаем, что уже в 1444 году московский князь послал двух служивших ему монгольских царевичей на Брянск и Вязьму. В летописях следующего года встречается упоминание о некоем царевиче Бердате, «друге и слуге Россиян» — он опоздал к месту боя, в ходе которого великий князь был взят в плен. А еще через несколько месяцев, по возвращении князя из плена, на Руси начался массовый переход татар на московскую службу. Дело дошло до того, что сыну Улуг-Мухаммеда Касиму Василий отдал на кормление древний Городец-Мещерский, создав таким образом буферное государственное образование, получившее впоследствии название Касимовское Царство, верой и правдой служившее Москве около двухсот лет. Так в 1449 и 1450 годах Касим в первый раз самостоятельно, а потом вместе с коломенским воеводой разбил два татарских отряда — на Пахре и Битюге, что в определенной степени обелило Василия в глазах россиян за его благорасположение к татарам.

«Нет сомнения, что Василий в последние годы жизни своей или совсем не платил дани Моголам, или худо удовлетворял их корыстолюбию: ибо они, несмотря на собственные внутренние междоусобия, часто тревожили Россию и приходили не шайками, но целыми полками. Два раза войско Седи-Ахметовой Орды вступало в наши пределы: Воевода Московский, Князь Иван Юрьевич, победил Татар на сей стороне Оки, ниже Коломны; а сын Великого Князя, Иоанн, мужественно отразил их от берегов ее: после чего Axмат, Хан Большой Орды, сын Кичимов, осаждал Переславль Рязанский, но с великою потерею и стыдом удалился, виня главного Полководца своего, Казата Улана, в тайном доброхотстве к Россиянам. - Царь Казанский также был неприятелем Москвитян: Великий Князь хотел сам идти на Казань; но, встреченный его Послами в Владимире, заключил с ними мир.» (Карамзин. «История государства Российского»)

Умер Василий II Васильевич Темный 17 марта 1462 года в возрасте шестидесяти семи лет. Заниматься непосредственно московскими делами серьезно и целенаправленно ему было некогда: «последняя распря русских князей», длившаяся с затуханиями и перерывами почти двадцать лет, отняла у него слишком много времени и сил.