СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ



Спецназ КГБ

Необходимость создания подразделений, предназначенные для выполнения специальных задач, как военного, так и военно-полицейского характера, возникает уже в XVIII веке. На протяжении XIX века потребность в подобных подразделениях все более возрастает, что подтверждается следующими объективными фактами:
– победа или поражение в войне все менее зависит от исхода генерального сражения или ряда сражений на поле боя, все большее влияние приобретает партизанская тактика военного противоборства, которую ведут иррегулярные формирования, опирающиеся на поддержку населения;
– политические и военные деятели начинают использовать методы борьбы, которые по своей сути можно назвать современным термином специальные операции. Например, подрыв экономики противника с помощью фальшивой валюты; усиление роли психологического воздействия с помощью пропаганды; создание агентуры влияния;
– научно-технический прогресс в военном деле, все более скорострельное оружие, новые взрывчатые вещества и так далее, особенно во второй половине XIX века, значительно повышают эффективность диверсионных, или террористических групп;
– во многих странах возникают революционные, или повстанческие организации, взявшие на вооружение тактику террористической, военно-диверсионной борьбы с правительствами своих стран, или с администрациями оккупационных держав, или с войсками колониальных армий;
– повышается роль мобильных групп, действующих на коммуникациях противника с целью получения разведывательной информации; уничтожения инфраструктуры противной стороны и источников его материально-технического снабжения; дезориентации вражеского командования;
– проявляется недостаточная эффективность регулярных армейских подразделений, действующих против партизанских формирований, особенно в условиях труднодоступной местности. Инициатива в выборе места и времени сражения позволяют небольшим подразделениям наносить поражение превосходящим силам противника;
– затраты на содержание классических армий все более возрастают, для ведения войны требуется мобилизация многомиллионных людских и материальных ресурсов, воюющие страны несут колоссальные людские и экономические потери.
В течение XVIII–XX веков складываются объективные предпосылки для формирования подразделений специального назначения, которые призваны дополнять, а в некоторых случаях заменять действия больших батальонов.

"Необходимо отметить, что передовые русские военачальники Петр Панин, Александр Суворов, Михаил Кутузов, уже в XVIII веке понимали необходимость создания специальных воинских подразделений, которые в 1764 году получают название егерских.
Упор в обучении егерей был сделан на индивидуальную подготовку, умение действовать самостоятельно и в рассыпном строю, на флангах и в тылу противника и точную прицельную стрельбу. Инициатива боевых генералов была полностью поддержана Екатериной II. При этой же императрице в последней четверти XVIII века началось постепенное переселение запорожских казаков на Буг и, в последствии на Кубань.
Специфика ведения боевых действий против горцев, постоянная разведка, засады, налеты в условиях пересеченной местности привели к появлению особых пеших команд, которые впоследствии стали именовать пластунами.
Характер выполняемых ими задач, способы ведения боевых действий, сочетание агентурной и силовой разведки, а также методы подготовки во многом были схожи со службой и назначением современного армейского спецназа. Их девиз – «Лисий хвост, волчья пасть» наилучшим образом характеризует тактику пластунов."
(Заякин."Краткая история военной разведки в России")

В 50-х годах в Советском Союзе были ликвидированы части специального назначения. Прошло два десятилетия, и события в Афганистане показали ошибочность этого решения. Пришлось посылать туда подразделения типа "Зенита" и "Каскада", укомплектованные наиболее подготовленными сотрудниками КГБ. Исключение составляло подразделение, созданное в 1974 году для борьбы с терроризмом после инцидента в аэропорту Минеральные Воды. Это была группа «А», больше известная обывателям как «Альфа». Однако в течение последующих нескольких лет серьезной работы для свежеиспеченного спецназа не подвернулось: жизнь в «тоталитарном» СССР была тихой и спокойной. Спецназ понадобился только через пять лет, в декабре 1979, и то за рубежами Отечества, в соседнем Афганистане. Именно там, на афганской земле, и получил боевое крещение «гэбэшный» спецназ.
О штурме дворца Амина в Кабуле сегодня слышал даже школьник. Однако немногие знают, что захват объекта «Дуб» (так именовался на чекистском жаргоне дворец афганского правителя) был всего лишь частью многоходовой оперативной комбинации по свержению правящего в Афганистане режима. В течение нескольких часов спецподразделения КГБ «Зенит» и «Гром» захватили в общей сложности десять военных и государственных объектов в Кабуле и его окрестностях, а сама операция получила название «Байкал-79».

В январе 1980 года, анализируя первые недели советского военного присутствия в Афганистане, руководитель операции по штурму дворца Амина генерал Юрий Дроздов написал записку на имя шефа КГБ Юрия Андропова. В записке обосновывалась необходимость создания специальных подразделений, предназначенных для проведения подобного рода акций за рубежом. Справедливости ради следует отметить, что аналогичные подразделения к тому времени в КГБ уже существовали. Это группа «Гром» и отряд «Зенит». Но они были созданы лишь на определенное время для проведения конкретной спецоперации, а их личный состав комплектовался из специально командированных сотрудников территориальных органов госбезопасности, офицеров погранвойск и выпускников высших учебных заведений КГБ СССР. По окончании «Байкала» бойцы «Зенита» и «Грома» погрузились в самолеты и улетели на Родину, а сами спецподразделения прекратили существование. Так вот, генерал Дроздов предложил создать специальные подразделения, которые действовали бы на постоянной основе.
На состоявшемся 19 августа 1981 года закрытом совместном заседании Совета министров СССР и Политбюро ЦК КПСС высшее руководство страны приняло решение о формировании под эгидой КГБ секретного отряда специального назначения. Цель - проведение операций за пределами страны в особый период. После того, как окончательное решение о создании подразделения было принято, Андропов, передавая Ю.И. Дроздову бумаги, сказал: Работай, создавай. И чтоб равных им не было!

Предтечей "Вымпела" считается "Зенит", одна из двух штурмовых групп, которая в декабре 1979 года работала вместе с "Альфой" (кодовое название "Гром") по дворцу Амина.
На случай войны, в составе Первого Главного управления КГБ СССР (разведка) действовала бригада особого назначения. Хотя ее штаты были лишь на бумаге, спецрезервисты периодически собирались на Курсах усовершенствования офицерского состава (КУОС), а затем разъезжались по своим местам службы. Из них и был сформирован "Зенит", а потом и "Вымпел".
Первым командиром Группы специального назначения КГБ СССР "Вымпел" был назначен капитан 1 ранга Эвальд Козлов, удостоенный звезды Героя за участие в штурме дворца Амина. По всем документам подразделение проходило как Отдельный учебный центр КГБ СССР.
Таким образом, "Вымпел" создавался для выполнения специальных заданий за рубежом. В этот период между Западом и Советским блоком шла холодная война. Полыхали региональные конфликты. Необходимо было иметь под рукой подразделение, готовое, в случае необходимости, начать активные действия в тылу вероятного противника. Приказы о проведении специальных операций мог отдавать только председатель КГБ, и только письменно.
Однако, случаев, когда "Вымпел" использовали за рубежом против НАТО, не было. Возникающие проблемы решались обычными средствами. Особая статья - Афганистан, Латинская Америка, Африка, юго-восточная Азия, где бойцы подразделения отстаивали честь русского оружия. Определяя статус бойца "Вымпела", Ю.И. Дроздов и его коллеги выбрали термин разведчик специального назначения. Он вбирает в себя различия между функциями обычного разведчика, действующего в мирное время под дипломатическим или иным гражданским прикрытием, и разведчика-диверсанта, работающего в боевых условиях. Естественно, что сотрудник такого подразделения должен был обладать широким диапазоном знаний, практических навыков, позволяющих выполнять задания, которые не под силу бойцам спецназа другого профиля. Поэтому в "Вымпел" набирали поначалу только офицеров. Поставщиком кадров был не только КГБ, но и десантные войска, пограничники, летчики, моряки и танкисты. Для того, чтобы попасть в боевое подразделение, нужно было выдержать конкурс на уровне МГУ им. Ломоносова. Из сотни кандидатов оставалось около десяти человек. Наиболее жесткие требования предъявлялись к состоянию здоровья, психологическим качествам и знанию иностранных языков. Кстати, 90% из старого состава "Вымпела" знали иностранные языки, многие имели по 2-3 высших образования.
Личный состав "Вымпела" готовился к действиям в любых климатических условиях. Количество и подбор специалистов в группах, а также виды вооружений, техники и экипировки варьировались в зависимости от конкретной обстановки в районе действий и боевой задачи. Отличительная особенность сотрудника "Вымпела" - умение работать в одиночку, в отрыве от основной группы, когда необходимо самостоятельно собрать и оценить информацию, разработать план мероприятий - и достичь желаемого результата.

В 80-х годах в Афганистане действовали два оперативно-боевых отряда КГБ - "Каскад" и "Омега". Если брать "Каскад", то с начала 1982 года он комплектовался штатными сотрудниками группы "Вымпел", значительную часть которых составляли участники первых лет афганской войны. На счету "каскадеров" немало боевых операций, разведывательных и диверсионных акций.
О «каскадерах» уже тогда, во время афганской эпопеи, слагали легенды. Эти ребята вытворяли такое, что позавидует любой спецназ мира. История «Каскада» началась в июле 1980 года с постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР о создании отряда особого назначения для работы в Афганистане. Через 4 дня последовал приказ председателя КГБ СССР, в котором были четко прописаны все вопросы, связанные с деятельностью этого отряда. Тогда же он получил свое название: «Каскад». Его функции также были четко обозначены в приказе по Комитету. Одна из важнейших задач: борьба с бандитским подпольем и контрреволюцией на территории дружественного Афганистана.
Первыми в июле 1980 года на борьбу с афганской контрой улетели 130 человек. В основном это были офицеры внешней разведки КГБ СССР, выпускники Курсов усовершенствования офицерского состава (КУОС), а также сотрудники КГБ Украины, Казахстана, Узбекистана и Управления КГБ по Краснодарскому краю. Прежде чем отправиться в Афганистан, «каскадеры» проходили так называемую «обкатку пустыней». Происходило это в Фергане, где дислоцировалась 105-я воздушно-десантная дивизия. Здесь, на полигонах дивизии, бойцы «Каскада» привыкали к специфическим условиям пустыни и гор, а заодно тренировались, притирались друг к другу, проверяли оружие и снаряжение. 14 августа 1980 года началась переброска «каскадеров» в Афганистан.
Сначала военно-транспортная авиация доставила «каскадеров» в Кабул, Кандагар и Шинданд. Затем часть бойцов на бронетехнике в сопровождении подразделений 40-й армии добралась до Мазари-Шарифа и Кундуза. Эти пять населенных пунктов стали первыми местами дислокации наших «каскадеров». Затем к ним прибавились Джелалабад, Газни, Герат и Файзабад. А численность «Каскада» выросла до тысячи человек.
Структурно «Каскад» состоял из штаба и восьми отрядов. Штаб дислоцировался на вилле КГБ в Кабуле, отряды – в вышеперечисленных городах. В зоне ответственности каждого отряда находилась немалая территория, временами доходившая до трех афганских провинций. Причем, далеко не всегда «каскадеры» действовали под прикрытием регулярных частей Советской армии. Иногда спецкоманды «Каскада» вели работу там, где вообще не было советских войск. Иначе говоря, в глубоком тылу противника.
Как выше уже говорилось, основной задачей «каскадеров» была разведка. Все полученные о бандах моджахедов сведения передавались в ПГУ КГБ СССР и в штаб 40-й армии. А дальше с бандитами разбирались армейские штурмовые группы, войсковая авиация и артиллерия. Сведения о дислокации моджахедов приходилось добывать разными способами. Один из методов – агентурная разведка. Уже к концу 1980 года, спустя всего пять месяцев после начала оперативно-боевой деятельности в Афганистане, на «каскадеров» активно работали около пятисот информаторов из числа местных крестьян. А чтобы отбить у них охоту работать на два фронта, «каскадеры» поступали следующим образом. Если тот или иной агент приносил интересную информацию, его обычно брали на борт вертолета, принимавшего участие в уничтожении банды. Таким образом, агент собственными глазами наблюдал за тем, как по его информации работают десантно-штурмовые группы. Учитывая распространенный на Востоке принцип кровной мести, после первого же такого спектакля можно было почти со стопроцентной уверенностью сказать, что агент будет работать на нас и дальше, иного пути у него уже не было.
Одна из наиболее ярких разведывательных операций «каскадеров» - выявление крупной банды моджахедов в районе Газни. Там, в одной из крепостей, сосредоточились не менее 250 бандитов – цифра немалая, если учесть, что моджахеды предпочитали действовать небольшими группами, по 10-20 человек. Так их учили заокеанские советники. А тут вдруг сразу 250 бойцов – целый батальон! Разумеется, «каскадеры», проверив информацию своих агентов, немедленно доложили об этом руководству. В тот же день по крепости был нанесен удар авиацией, в котором приняли участие два десятка вертолетов. По сути, крепость сравняли с землей. Когда туда вошли советские мотострелки для зачистки, зачищать было нечего: руины крепости представляли собой сплошное кровавое месиво.
Осенью 1980 года полку «каскадеров» прибыло: в оперативное подчинение спецотряду КГБ прислали спецотряд МВД СССР «Кобальт». Численность милицейского спецназа - 600 человек. Усиление «Каскада» было связано с тем, что руководству отряда поручили, помимо оперативно-разведывательных мероприятий, создать афганскую милицию – Царандой и обучить личный состав Царандоя оперативному ремеслу. Для этого на подмогу «каскадерам» и прислали «Кобальт».
«Каскад» активно работал на территории «дружественного» Афганистана около шести месяцев - до января 1981 года. Однако на этом история «Каскада» не закончилась. Просто на смену одним «каскадерам» прибыли другие. Всего же в течение последующих двух с половиной лет «Каскад» трижды полностью обновлял свой личный состав. Последний отряд – четвертый по счету – был самым крупным и действовал дольше других: с апреля 1982 по апрель 1983 года. Игорь Морозов, прошедший четвертый «Каскад» с первого и до последнего дня, вспоминает, что численность отряда к весне 1983 года достигала полутора тысяч человек.
Весной 1982 года председатель КГБ СССР Юрий Андропов запретил «каскадерам» вступать в открытые боевые столкновения с душманами, если только в этом не возникает крайней необходимости. Главные усилия должны быть направлены на диверсионно-разведывательную работу. Именно летом 1982 года «каскадеры», выполняя распоряжение шефа КГБ, буквально «прописались» на вражеской территории, чуть ли не ежедневно переодеваясь в афганские наряды и встречаясь со своими агентами. Именно в этот период офицерам «Каскада», помимо оперативной информации о дислокации бандформирований, удалось добыть сведения стратегического характера и исключительной важности, а именно: о планах США по усилению диверсионной деятельности в отношении СССР. В частности, один из пунктов этого плана предполагал отделение среднеазиатских республик от Советского Союза и перенос на их территорию военных действий с территории Афганистана. Тогда это всем показалось чем-то из области фантастики. Однако не пройдет и десяти лет – и планы американцев в отношении СССР будут выполнены и даже перевыполнены.
И все-таки иногда, вопреки запрету Андропова, «каскадерам» приходилось вести с моджахедами настоящие бои. О том, как воевали в Афганистане бойцы спецотряда «Каскад», говорит следующий эпизод. Летом 1982 года крупная банда душманов попыталась штурмом овладеть городом Кандагаром. В тот момент частей Советской армии поблизости не оказалось. Очевидно, именно на это и рассчитывали «духи», когда затевали свое предприятие. Не учли они лишь одного: наличия в городе бойцов «Каскада». Несмотря на огромное численное превосходство, душманы потерпели полное фиаско. Ни одно из правительственных зданий они так и не взяли. Более того, через несколько часов боя «каскадеры» оттеснили «духов» к окраинам Кандагара, а вскоре к городу подоспели поднятые по тревоге подразделения Советской армии. В тот день бандиты только убитыми потеряли 45 человек. Потери «Каскада» - один боец убит и двенадцать ранены.
В апреле 1983 года история гэбэшных «каскадеров» закончилась. Вместе с ними закончился и период активной оперативно-боевой деятельности КГБ в Афганистане. Преемникам «каскадеров» – офицерам отряда «Омега» предписывалось делать акцент не столько на оперативно-боевую, сколько на инструкторскую работу в подразделениях афганской армии и милиции, ведущих борьбу с моджахедами. По сути, сменившие «каскадеров» «омеговцы» стали скорее советниками, чем диверсантами и разведчиками. Что же касается опыта, полученного в боях с душманами, его активно использовали впоследствии офицеры спецотряда «Вымпел».
В историю войск специального назначения «Каскад» навсегда войдет как эталон проведения блистательных операций против численно превосходящего противника. Мастерству, с которым «каскадеры» мочили «духов» по сортирам, нужно учиться, учиться и еще раз учиться.

Советские советники действовали повсюду, но где уж точно нельзя было обойтись без офицеров "Вымпела" - так это при организации работы на контролируемой противником территории. Они планировали оперативные мероприятия на коммуникациях, перекрывали пути доставки оружия. Пожалуй, высшим пилотажем можно назвать акции по проникновения в банды борцов за веру и инспирированию боестолкновений между ними.
После Афганистана подразделению стало тесно в собственных одеждах. Его офицеры, вернувшиеся с багажом "Каскадов" и "Омеги", могли быть учителями. Их уже ждали бывшие повстанцы Анголы и Мозамбика, пришедшие к власти, а также сандинисты в Никарагуа. В эти горячие точки они были направлены советниками и инструкторами, чтобы на переднем крае борьбы с американским империализмом, передать свой опыт, а заодно получить новый, с учетом географических и оперативных условий.
В ходе зарубежных командировок выявлялись белые пятна в подготовке обеих сторон. Стирали эти пятна наши советники и инструкторы. Например, во Вьетнаме прошли стажировку тридцать пять сотрудников "Вымпела". Присмотревшись к ним, вьетнамская сторона попросила командировать на базу Доконг, недалеко от Ханоя, где размещались войска специального назначения, нескольких вымпеловцев. Прибыв на место, они приступили к обучению местных бойцов спецназа владению советской спецтехникой (в том числе полетам на мотодельтапланах и искусству управлять подводными буксировщиками), вооружением и способам ведения огня. Отрабатывали определенные ситуации при проведении городских операций. Одновременно бойцы "Вымпела" смогли изучить тонкости малой войны применительно к условиям юго-восточной Азии. Учились работать в джунглях, преодолевать различные заграждения, изучали различные иностранные взрывные устройства, в том числе американские мины-ловушки, методы скрытого передвижения на море, на руках. Так что не только боевая раскраска вьетнамского спецназа осталась на память.
В 1989 году по просьбе лаосских партнеров им оказали большую помощь советники С. Голов и В. Кикоть. Они проанализировали обстановку в различных провинциях Лаоса и, с учетом опыта борьбы с вооруженной оппозицией в Афганистане, выдали практические рекомендации по тактическим и организационным вопросам, проведя соответствующие занятия на местах. Была разработана оптимальная модель лаосского спецназа.
Ситуация осложнялась тем, что помимо повстанцев, которые боролись с красным правительством, в Лаосе после обретения независимости действовали американские специальные подразделения. Некоторые американские диверсанты-авантюристы уже в середине 80-х годов возвращались в страну и проводили серьезные акции, влиявшие на положение в республике. Нужны были силы, способные нейтрализовать угрозу. Этим и занимались в Лаосе офицеры "Вымпела", которые по окончании стажировки привезли в Москву информацию об особенностях оперативно-боевой деятельности и вопросах выживания в условиях юго-восточной Азии. Из республики Никарагуа, где сотрудники спецназа КГБ вместе с кубинцами оказывали помощь марксистскому правительству Д. Ортеги, вымпеловец В. Киселев привез в подразделение тогда еще малоизвестное искусство стрельбы флэш.

Во время октябрьских событий 9З-го "Вымпел" вместе с "Альфой" получил задание взять штурмом Белый Дом. Как известно, оба элитных подразделения отказались выступать в роли карателей собственного народа. Не смог убедить командиров и президент Борис Ельцин, собравший офицеров, хмурых и сосредоточенных, всего за несколько часов до начала операции.
"Вымпелу" не простили такого поведения. Но если Альфу в итоге удалось сохранить, то детище Ю.И. Дроздова президент Ельцин решил уничтожить на корню. 23 декабря 1993 года он подписал Указ о передаче "Вымпела" МВД. 112 офицеров тут же подали рапорта об отставке, и только 50 решило надеть милицейские погоны. Подобную реакцию офицеров, мастеров высочайшего класса, не трудно было предугадать.
Около 150 человек перешли на службу в главное Управление охраны, в Службу внешней разведки, в ФСК и МЧС. Многие офицеры оформили пенсионные документы и ушли работать на рынок частных охранных услуг.



Назад Вперед


Статьи раздела