СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ



Регистрационное управление (Региструпр) РККА

Одной из главных задач новой власти являлось строительство государственного аппарата, который должен был соответствовать изменившейся государственной доктрине. Старая государственная система управления подлежала реорганизации, а чаще – ликвидации. Главное управление Генерального штаба (ГУГШ) императорской армии вошло в состав вновь созданного Народного комиссариата по военным делам практически без изменений. Возможно, что такому решению нового руководства страны способствовал переход на сторону советской власти многих офицеров корпуса Генштаба. Достаточно вспомнить Н. М. Потапова, А. А. Игнатьева, А. А. Самойло, А. А. Свечина, Б. М. Шапошникова, в дальнейшем принявших активное участие в военном строительстве в СССР. Центральный орган военной разведки и контрразведки – Отдел 2-го генерал-квартирмейстера (Огенкварт) ГУГШ – был сохранен и работал до мая 1918 г. Однако многие военные атташе, находившиеся за границей, отказались сотрудничать с новой властью и передали свои источники информации представителям стран Антанты.

Разведывательной работой в интересах Красной армии в 1918 г. занимались: Разведывательное отделение Оперативного управления Высшего военного совета (март – сентябрь 1918 г.); Разведывательное отделение Оперативного отдела Наркомата по военным и морским делам (май – сентябрь 1918 г.); Военно-статистический отдел Оперативного управления Всероссийского главного штаба (май – сентябрь 1918 г.); Разведывательный отдел штаба Революционного военного совета Республики (сентябрь – октябрь 1918 г.).
В целях устранения недостатков, вызванных отсутствием единого руководства Красной армией, в сентябре 1918 г. создается коллегиальный орган высшей военной власти – Революционный военный совет Республики (РВСР) под председательством Л. Д. Троцкого. 5 ноября приказом Реввоенсовета № 197/27 объявлен штат Полевого штаба РВСР.
Для обеспечения высшего военного руководства оперативной и стратегической информацией в составе Полевого штаба РВСР был образован центральный орган военной разведки – Регистрационное управление (Региструпр). В состав Регистрационного управления входило два отдела: агентурный (разведка) и военного контроля (контрразведка). Ведение тактической разведки было возложено на Разведывательное отделение Оперотдела Наркомата по военным и морским делам. Еще ранее, в октябре 1918 г., организованы курсы для подготовки сотрудников военной разведки и контрразведки Красной армии, а также агентов-ходоков. 13 ноября 1918 г. в составе Регистрационного управления создано первое подразделение радиоразведки – приемно-контрольная станция в Серпухове, ее начальником являлся Х. Иванов.

Региструпр РККА, переименованный в1921 году в Разведупр, с Гражданской войны и до войны 1941–1945 годов располагался на московской Знаменке в здании, названном остряками «Шоколадным домом», здесь бился пульс жизни второй специальной службы Советского Союза. Первоначально в годы Гражданской войны Региструпр РККА, располагался на Пречистенке, поблизости от Главного штаба Красной армии, пока в 1919 году лично Ленин не сделал тогдашнему начальнику военных разведчиков Аралову внушение за недостаток конспирации и не приказал найти для военной разведки Советов более тайное место.

"Поначалу и с названием Разведупра Красной армии тоже была чехарда. Кроме временного названия Региструпр он успел в суете первых руководящих органов Советов побывать и Оперодом (Оперативным отделом), и Военконтролем (когда в структуре этой спецслужбы была еще и военная контрразведка в РККА, отданная в конце 1918 года в Особый отдел ВЧК), а официально Разведупром стал называться только к окончанию Гражданской войны в 1921 году. Днем же рождения военной разведки СССР официально было назначено 5 ноября, в этот день в 1918 году был подписан приказ Реввоенсовета о структуре этой спецслужбы, а Семен Аралов был назначен ее первым начальником. Его первым заместителем и одновременно комиссаром этой службы назначен в ноябре 1918 года профессиональный революционер Валентин Павулан. Он затем и при преемниках Аралова сохранял в Разведупре пост первого заместителя и главного ока партии до конца Гражданской войны, позднее он переведен в действующую армию и погиб в Средней Азии в боях с басмачами. Другим заместителем Аралова стал эстонец Макс Тракман, отвечавший за военную контрразведку в РККА, пока ее не передали из Разведупра «смежникам» в ЧК. Еще одним заместителем при Аралове стал своего рода военспец и бывший капитан царского Генштаба Теодори, профессиональный военный разведчик, он занимал пост начальника штаба в Разведупре.
После руководства Разведупром Араловым и Зейботом им на смену на долгие годы и пришел Яков Берзин. Между первым руководителем Разведупра из бывших царских штабс-капитанов с подпольным стажем в РСДРП Семеном Араловым и долголетним главой этой спецслужбы Яковом Берзиным ею успели недолго поруководить еще Гусев, Ауссем, Ленцман и Зейбот."
(Симбирцев. "ВЧК в ленинской России")

Усиление роли военной разведки было обусловлено вмешательством во внутренние дела нашей страны вооруженных сил иностранных государств. В числе интервентов оказались не только бывшие противники России в Первой мировой войне, но и ее союзники. В этих условиях советское правительство было вынуждено вести войну против «отечественных» политических противников и иностранных экспедиционных войск. Интервенция стала катализатором, ускорившим вступление в ряды Красной армии и новых спецслужб значительного числа царских военных специалистов, которые предпочли служить пусть нелюбимому, но российскому правительству. Наличие интервентов – врага не только классового, но и внешнего – стимулировало развитие массового партизанского движения на Украине, на Севере, в Сибири и на Дальнем Востоке. В этих регионах партизанская война в течение длительного времени была основной формой противодействия иностранному вмешательству.

После передачи функций военного контроля (контрразведки) в ведение ВЧК основными задачами Регистрационного управления стали добывание и анализ информации военного характера. Со второй половины 1919 г. Региструпр начал создание своих нелегальных резидентур не только на территории бывшей Российской империи, но и в некоторых странах Европы. Первыми каналами переброски разведчиков стали каналы Коминтерна, а подавляющее большинство разведчиков и резидентов, работавших на Регистрационное (Разведывательное) управление РККА и впоследствии на Иностранный отдел ВЧК (ОГПУ, НКВД), были иностранными коммунистами. Эти люди знали языки, культуру, традиции и образ жизни в европейских странах и начинали карьеру разведчиков по линии Коминтерна по идеологическим соображениям. Именно они составили цвет советской разведки в 1920–1930-е гг., названные впоследствии «эпохой великих нелегалов».

"Интересы коммунистических лидеров не ограничивались только европейскими странами. 20 февраля 1919 г. Л. М. Карахан обратился к Ленину с письмом о поддержке рабочих организаций стран Востока: Индии, Китая, Кореи и Персии. 5 августа 1919 г. он писал: «Нет никакого сомнения, что на азиатских полях мировой политики наша Красная армия является несравненно более значительной силой, чем на полях европейских. Между тем международная обстановка складывается, по-видимому, так, что путь на Париж и Лондон лежит через города Афганистана, Пенджаба и Бенгалии». На первых порах речь шла о выделении денежных средств на посылку в эти страны агитаторов и связных. После поражения Баварской, Венгерской и Словацкой советских республик в Европе Л. Троцкий высказал свою позицию по поводу экспорта революции через страны Центральной Азии."(Чуркин. "Спецслужбы Росии за 1000 лет")

7 октября 1919 г. приказом Революционного военного совета Республики № 2102 утверждены штаты Охранной роты при Управлении коменданта Реввоенсовета. В июле 1920 г. первый караул из состава роты (16 бойцов) заступил на охрану здания РВСР. В этом же году роту переформировали в Батальон охраны РВСР и Полевого штаба РККА 2-ротного состава.

В сентябре 1919 г. Ленин принял решение создать в Берлине постоянную резидентуру Коминтерна (будущий Западноевропейский секретариат ИККИ) и назначить ее руководителем Я. С. Рейха. В октябре для содействия распространению революционных идей в Западной Европе создано Западное (Голландское) бюро ИККИ в Амстердаме. Подготовительная конференция Западноевропейского секретариата состоялась в ноябре 1919 г. Курьеры Коминтерна, имевшие дипломатические паспорта, осуществляли финансирование европейских компартий, снабжали их боевиков поддельными документами и оружием. Поскольку полицейские европейских стран обращали основное внимание на мужчин, в качестве курьеров Коминтерна активно использовались женщины.
С 8 по 11 декабря 1919 г. в Москве прошло совещание сотрудников центрального и армейских аппаратов Региструпра с участием представителей зарубежных бюро (ЗБ) РКП (б). На совещании была принята «Инструкция о взаимоотношениях Региструпра Полевого штаба РВСР с зарубежными бюро РКП (б)». Согласно этой „Инструкции“ ЗБ, работавшие под идейным и политическим руководством ЦК РКП (б), обязывались выполнять задания Региструпра, вербовать людей для его зарубежной работы, переправлять ему добытые сведения и материалы. В свою очередь Региструпр должен содействовать вербовке сотрудников для ЗБ, снабжать эти бюро деньгами, документами, техническими средствами и инструкциями, допускать представителей ЗБ на свои съезды и совещания по разведке с правом решающего голоса.
С 1 января 1920 г. основной задачей Региструпра в сотрудничестве с Коминтерном стало выяснение военных, политических, дипломатических и экономических планов и намерений стран, враждебно действующих против РСФСР и нейтральных государств, а также их отдельных групп и классов, могущих нанести тот или иной вред Советской Республике. Еще более секретной стороной деятельности Региструпра и ИККИ являлось проведение специальных боевых операций в тылу неприятеля.

В конце 1919 г. по инициативе Уншлихта началось создание одной из самых секретных специальных служб в истории нашей страны – Нелегальной военной организации (НВО). Она вела диверсионную, террористическую и повстанческую деятельность на территории Белоруссии, оккупированной польской армией. О ее создании и задачах знало только высшее военно-политическое руководство РСФСР (о ней не был проинформирован даже командующий Западным фронтом М. Н. Тухачевский ). Первоначально она задумывалась как ответ на действия боевиков Польской организации войсковой (ПОВ), действующей под крылом 2-го отдела (разведка) Генштаба Польши. Боевые операции НВО в Западной Белоруссии являлись зеркальным отражением диверсионных акций, осуществлявшихся боевиками ПОВ на территории РСФСР. В этих условиях специальные группы НВО на польской земле становились первым эшелоном отражения агрессии против Советской России с территории Польши. В отрядах НВО основную силу составляли бывшие боевики Партии социалистов-революционеров, Коммунистической партии Литвы и Белоруссии и Еврейской социал-демократической партии «Поалей Цион». Деятельностью НВО руководили А. К. Сташевский, Б. Б. Бортновский, С. Г. Фирин. Впоследствии по опыту НВО строились аппараты нелегальных военных организаций компартий и в некоторых других европейских странах.

В этот период было принято специальное постановление о работе разведки. В нем говорилось:

"Слабейшим местом нашего военного аппарата является, безусловно, постановка агентурной работы, что особенно ясно обнаружилось во время Польской кампании. Мы шли на Варшаву вслепую и потерпели катастрофу. Учитывая ту сложившуюся международную обстановку, в которой мы находимся, необходимо поставить вопрос о нашей разведке на надлежащую высоту. Только серьезная, правильно поставленная разведка спасет нас от случайных ходов…".

В сентябре 1920 г. очередную реорганизацию претерпела военная разведка. В «Положении о Региструпре» указывалось, что данное управление является самостоятельным органом стратегической агентурной разведки глубокого типа. Оно стало центральным органом управления для подведомственных органов агентурной разведки штабов (округов, фронтов, отдельных действующих армий), которые не входили в состав фронтовых войсковых соединений. В составе Региструпра был сформирован Оперативный отдел, который возглавил Я. К. Берзин (П. Кюзис). В конце 1920 г. в борьбе Троцкого и Дзержинского за контроль над спецслужбами разведка стала очередным яблоком раздора.

Эмиссары Отдела международных связей выполняли двойную задачу: обеспечивали конспиративность в деятельности Коминтерна внутри РСФСР и способствовали внедрению в практику работы зарубежных компартий конспиративных методов, использовавшихся членами российских революционных партий еще в царское время. Это было связано с тем, что большинство компартий не имело собственного опыта нелегальной работы. Пункты связи (резидентуры) были отделены от аппаратов компартий и подчинялись непосредственно отделу. В начале 1921 г. на Запад было проложено несколько курьерских маршрутов, основные из которых шли через Мурманск, Ревель (Таллин), Ригу и Одессу.
Параллельно с нелегальной деятельностью Коминтерна по организации «полевых революций» схожей нелегальной работой занималась и военная разведка Красной армии.

Уже в начале 1921 г., размышляя об итогах Гражданской войны, М. В. Фрунзе назвал действия партизан важнейшим видом борьбы с хорошо вооруженным противником. В статье «Единая военная доктрина и Красная армия» он писал:

"Опыт нашей Гражданской войны в этом отношении дает нам богатейший материал. Действия партизанов в Сибири, борьба в казачьих областях, "басмачество" в Туркестане, "махновщина" и вообще бандитизм на Украине и проч. представляют необъятное поле для изучения и получения соответствующих обобщений теоретического порядка. Но обязательным условием плодотворности этой идеи "малой войны" является заблаговременная разработка плана ее и создание всех данных, обеспечивающих успех ее широкого развития. Поэтому одной из задач нашего Генерального штаба должна стать разработка идеи "малой войны" в ее применении к нашим будущим войнам с противником, технически стоящим выше нас».

Весной 1921 г. началась отработка теории и практики партизанской войны на территории Западной Украины и Западной Белоруссии. По линии Разведывательного управления Красной армии осуществлено формирование и переброска в эти районы отрядов боевиков для организации массового вооруженного сопротивления польским властям. Предполагалось, что эти отряды станут центрами всенародного партизанского движения на оккупированных белорусских и украинских землях. Политической задачей являлось воссоединение Западной Украины и Западной Белоруссии с Россией. Скорее всего, операции на этих территориях были поручены спецслужбам РСФСР, а не Коминтерну потому, что руководство РКП (б) и СНК изначально считало их временно оккупированными территориями советских Украины и Белоруссии. Но при этом между высшим руководством РВСР, РУ РККА, ВЧК и ИККИ осуществлялась координация нелегальной деятельности на территории Польши. Кадры партизанских отрядов составляли боевики левых польских партийных организаций, которые находились под контролем структур Коминтерна.
Приказом Реввоенсовета Республики № 785/141 от 4 апреля 1921 года введены штат и «Положение о Разведывательном управлении Штаба РККА». Перед управлением ставились следующие основные задачи: организация стратегической агентурной разведки в иностранных государствах и организация активной разведки в тылу противника в зависимости от международного положения. Под термином «активная разведка» в те годы скрывались силовые (диверсионно-террористические) методы, использовавшиеся при захвате «языков», парализации коммуникаций и деморализации войск и командования противника. К лету 1921 г. партизанское движение в Польше разворачивалось на территории Владимир-Волынского, Дубновского, Ковельского, Острожского, Ровенского и Сарненского уездов. Операции «активной разведки» Разведупра в Польше были тщательно законспирированы, в том числе от пограничников и местных органов ВЧК – ГПУ – ОГПУ. Режим особой секретности был обусловлен тем, что по условиям Рижского мирного договора от 18 марта 1921 г. между РСФСР и Польшей стороны обязались не создавать и не поддерживать организаций, имеющих целью вооруженную борьбу с другой стороной.
Немаловажное значение имело научное осмысление предшествовавшего боевого опыта, теории и практики партизанской войны и специальной боевой подготовки. Уже в августе 1918 г. приказом наркомвоенмора для изучения и использования опыта Первой мировой войны образована Военно-историческая комиссия под председательством генерала от инфантерии В. Н. Клембовского, который еще в царское время являлся сторонником партизанских действий, ведущихся с инициативой от армии. Его книга «Партизанские действия» издавалась в ходе Гражданской войны трижды. Первый раз Военным отделом ВЦИК (!) в 1918 г. с подзаголовком «Руководство». Затем в первой половине 1919 г. с подзаголовком «Опыт руководства» и во второй половине 1919 г. с подзаголовком «Исследование».

Понимая роль военно-технической мысли, в августе 1921 г. В. И. Ленин подписал документы о создании Особого технического бюро по военным изобретениям специального назначения (Остехбюро). Руководителем новой организации стал В. И. Бекаури, в его работе принимали участие выдающиеся ученые и инженеры: П. В. Бехтерев, М. П. Беклемишев, И. П. Граве, Ф. В. Щукин и др. Ввиду особой секретности Остехбюро о тематике его работы знал ограниченный круг лиц из высшего руководства страны и командного состава Красной армии. Научно-исследовательская работа бюро в интересах армии, авиации и флота носила комплексный характер: баллистика, воздухоплавание, взрывчатые вещества, минное и торпедное дело, счетно-решающие устройства. Одним из направлений деятельности бюро была разработка специальных видов вооружений для ведения партизанской войны и осуществления диверсионных операций.
Во время Гражданской войны на вооружении отдельных специальных подразделений состояло ружье-пулемет конструкции В. Г. Федорова, производство которого восстановлено в 1920 г. в г. Ковров. Одним из первых советских военачальников оценил потенциальные возможности компактного автоматического оружия М. В. Фрунзе, командовавший в тот период Южным фронтом. Несколько экземпляров автоматов было у бойцов 1-го Автобоевого отряда ВЦИК и у сотрудников охраны Ленина. Начальник Высшей стрелковой школы Н. М. Филатов (именно он ввел в употребление термин «автомат») в 1922 г. писал: «Сведения с фронтов о боевом употреблении автоматов в составе команд получились весьма благоприятные, при условии снабжения команд запасными автоматами и хорошо обученной подготовленной прислугой» . До 1925 г. было изготовлено свыше 3000 автоматов, которые состояли на вооружении Московского полка Пролетарской дивизии до 1928 г.

26 августа 1921 года ЦК РКП (б) утвердил новое Положение о Частях особого назначения РСФСР (вы также найдете его в конце главы), в котором определялись организационные, административные, хозяйственные и правовые вопросы. А через два месяца для личного состава кадров ЧОН разработали совершенно секретную памятку.
Весь личный состав ЧОН подразделялся на кадровый (находившийся на службе в Красной армии) и переменный. Переменный состоял из комсомольцев и коммунистов в возрасте от 17 до 55 лет; комсомольцы 14–17 лет числились в Частях особого назначения на особом учете и привлекались для ведения разведки и организации связи; женщины привлекались для военно-вспомогательных задач. Переменный состав периодически призывался для учебных сборов или для выполнения боевых заданий, для него вводились три очереди призыва: 1-я очередь – коммунисты, пригодные к несению службы в ЧОН, могущие по первому требованию встать в строй (основная боевая сила ЧОН); 2-я очередь – коммунисты и комсомольцы, служебные обязанности которых не позволяли им немедленно встать в ряды ЧОН (резерв); 3-я очередь – коммунисты и комсомольцы, находившиеся в рядах Красной армии, на службе в органах ВЧК и милиции, а также те, кто мог привлекаться в ЧОН лишь в исключительных случаях. Таким образом, была создана стройная система призыва специальной партийной гвардии для учебы или выполнения особых поручений. Она подразумевала мгновенное переподчинение особого контингента из компетенции РККА в компетенцию партийного руководства. В условиях того неспокойного времени – шаг очень показательный и смелый, особенно если учесть, что в критической ситуации в состав ЧОН призывались коммунисты и комсомольцы, находившиеся в рядах Красной армии.

В период Гражданской войны в тылу основных воюющих сторон действовали различные сепаратистские группировки, отряды «зеленых», дезертиров и просто бандитов. Численность не признававших никакой власти «лесных армий» достигала нескольких тысяч человек, по штатам и вооружению они были сопоставимы с крупными армейскими частями. Подобные группировки широко использовали тактику засад, налетов и партизанских рейдов: их методы были военно-диверсионными. В результате и белые, и красные приобрели большой опыт создания ложных партизанских отрядов, проведения противоповстанческих (карательных) операций, а также специальных мероприятий по разложению бандформирований. В некоторых случаях военно-политическому руководству Советской России в результате специальных мероприятий удавалось привлечь на свою сторону крупные силы «повстанцев» (например, армию Н. И. Махно) для действий против войск А. И. Деникина и П. Н. Врангеля.
Во время Гражданской войны как красные, так и белые партизанские отряды, подпольные организации выполняли следующие основные задачи: добывание информации, осуществление боевых операций и проведение агитации среди населения и войск противника.
Таким образом, в 1918–1921 гг. получила практическое подтверждение тенденция объединения разведывательных, диверсионных и психологических аспектов специальных операций в тылу противника. Специальные операции, осуществленные по распоряжению высшего руководства РСФСР, стали одним из факторов, способствовавших достижению комплексного военно-политического успеха.



Назад Вперед


Статьи раздела