НАЗАД | ВПЕРЕД


РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ



ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ГЕДИМИН
(1316-1341)

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МИНДОВГalek15.jpg

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ОЛЬГЕРДalek17.jpg

ЯГАЙЛО alek18.jpg

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВИТОВТ alek19.jpg

Распавшееся было на уделы великое княжество Литовское в 1270 году опять было собрано кунигасом Трайдянисом, которого на Руси называли Трайден. Княжил Трайден в Кернаве, которую и сделал столицей всей Литвы. Правил он княжеством 12 лет, до 1282 года. К Миндовгу он никакого отношения не имел и государства от него не наследовал, а просто заново собрал страну. Трайден в общих чертах проводил примерно ту же политику что и Миндовг: поддерживал восстания в Земгале, у пруссов и у западных литовцев. С орденских земель люди бежали, и Трайден селил беженцев в Литве и в городах Червоной Руси. Русские земли по-прежнему входили в состав литовского государства.

В 1293 году литовские и русские земли собирает под своей властью кунигас Витенис (Витень). Он просидит на великокняжеском столе до 1316, и тоже будет проводить политику, направленную против ордена. Одним из самых значительных его деяний было освобождение от немцев Полоцка и присоединение его к своему княжеству. В 1316 году Витеню-Витаустасу наследует Гедимин.
Обстоятельства наследования и степень родства этих князей, вообще-то, не очень понятны. В западно-русских летописях Гедиминаса называют сыном Витеня. Польский историк Стрыковский называет его братом Витеня, а самого Витеня – одним из полководцев Трайдена. Польский хронист Ян Длугош сообщает, что Гедиминас был конюшим у Витеня, убил его и захватил власть. Для русских и немцев Гедиминас был, конечно, Гедимин, и под этим-то именем он и вошел в историю.
За 23 года своего правления Гедимин создал сильное и большое государство литовцев и русских. Официально он так и именовался: «король литовцев и русских».

«Он возглавил княжество, где еще не ушел до конца в прошлое родоплеменной строй, а покинул этот мир феодальным владыкой, владельцем нескольких огромных замков, по приказу которого собиралось войско в несколько десятков тысяч сабель.» (Бурковский. «Русская Атлантида»)

В политике и Гедимина, было две главные линии: борьба с крестоносцами и собирание русских земель. Далеко не вся Литва входила в великое княжество Литовское. Его ядром были аукшайты – один из племенных союзов литовцев. К великому княжеству Литовскому не имели никакого отношения другие литовские племенные союзы – жемайтов и ятвягов. Ятвяги влились в состав великого княжества Литовского только в XIV веке – много позже, чем княжества Червоной Руси. А Жемайтия была отвоевана у немцев и включена в состав Литвы только Витовтом в XV веке, когда в великое княжество Литовское входила практически вся Западная и Юго-Западная Русь.

К концу правления Гедемина русские земли составляли две трети территории великого княжества Литовского. (Если считать без Волыни, которая была вассалом Литвы, но не вошла пока в ее состав. В 1240 году Гедимин посадил на княжение во Владимире-Волынском своего сына Любарта.) Объясняется это тем, что литовские князья, устанавливая свою власть над русскими землями, стремились во всем приноровиться к местной жизни, порядкам и культуре. Они старались вносить как можно меньше изменений. «Мы старины не рушим, а новизны не вводим» – таково было их правило. Литовцы принимали православную веру, местную культуру, язык – одним словом, становились русскими князьями, только новой династии.
Именно этим было обусловлено столь быстрое продвижение литовцев на юг и на запад. Да, им приходилось завоевывать новые земли. Но, сломив сопротивление местных князей, а кое-где и вступив с ними в соглашение, литовцы затем не встречали препятствий со стороны остального местного населения.

В вассальной зависимости от Литвы оказались княжества Минское, Лукомское, Друцкое, Турово-Пинское. В данном случае русскими князьями двигала выгода. Гедимин создал государство, дающее защиту и против немецких рыцарей, и против Золотой орды и против крымских татар. Во главе вассальных княжеств, как правило, оставались князья прежних династий, Рюриковичи, и никто не пытался их смещать или контролировать внутреннюю политику страны. Княжество продолжало жить почти так же, как жило независимым, и только во взаимоотношениях с внешним миром вассалитет что-то реально значил. Князь не мог сам заключать договоры, не мог вести самостоятельной политики и должен был во время войн выступать вместе с великим князем в составе его войска. При князе Гедимине даже в Киеве ощущалось литовское влияние, хотя киевские князья тогда находились еще под властью Золотой Орды. Местное население зачастую само, по своей воле звало к себе на правление литовских князей.

Однако Гедимин очень хорошо понимал, что набирающая силу Северо-Восточная Русь в конце концов захочет возвратить себе утраченные русские земли на северо-западе, а заодно прихватить и его родовую Литву. По этой причине Гедимин делает решительный шаг навстречу католическому Западу — дает согласие на крещение Литвы и заключает мир с Ливонией, Ригой, Данией, а потом и со своим извечным врагом — Тевтонским орденом, надеясь, что теперь его земли будут целее.
Гедимин проводил откровенно антимосковскую политику. Он приложил немало усилий, чтобы оторвать Псков и Новгород от союза с Москвой, и ему, прямо скажем, было нетрудно проводить эту политику. Псков и Новгород не стремились становиться вассалами Литвы, но и сделаться подданными московского князя им тоже не хотелось. Что касается Смоленского княжества, то оно в конечном итоге вошло в состав великого княжества Литовского. Гедимин выступал активным союзником Твери в ее распрях Москвой.

Официальным языком великого княжества Литовского был русский язык, на нем велось делопроизводство, на нем писались летописи. Не чурался Гедимин и династических браков с русскими князьями. Он был женат на Марии Тверской и имел от нее многочисленных отпрысков. Сын Гедимина Любарт был женат на русской княжне и княжил на Волыни, в коренных русских землях. Другой сын, Ольгерд, первым браком женат на витебской княжне Марии Ярославовне, вторым – на тверской княжне Ульяне Александровне. Дочь Гедимина Мария в 1320 году вышла замуж за тверского князя Дмитрия Михайловича. Все это, несомненно, составные части политики по вовлечению Твери в свою орбиту, политика отрыва ее от Москвы.

Еще одним важнейшим направлением политики Гедимина была борьба с крестоносцами. Великое княжество Литовское, государство литовцев и русских, оказывается не просто участником событий, но лидером народов и племен Прибалтики. В 1322 году Гедимин заключает союз с князем Мазовии, в 1325 году - с Польшей, направленный против Тевтонского ордена . Союз скрепляется браком дочери многодетного Гедиминаса, Алдоны, с польским королем Владиславом Локетком.
Тевтонский орден в долгу не остается и постоянно вторгается в земли Литвы. В связи с этим в княжестве Литовском разворачивается строительство замков. Замки строятся как на границе, так и в глубине страны. В 1323 году в письмах Гедимина впервые упоминается Вильнюс. Развалины замка Гедиминаса сохранились в Вильнюсе, в самом центре города.

Гедимин совершил ряд удачных походов против ордена и в 1331 году наголову разбил вторгшихся рыцарей под Пловцами. Даже кончил свою жизнь Гедимин очень характерно: в 1341 году он был смертельно ранен в битве при Велюоне. В этом сражении, кстати, рыцари впервые применили порох.
Гедимин оставил в наследство семи своим сыновьям лишь два чисто литовских удела: Виленский (Евнутию) и Трокайский (Кейстуту); остальные же были благоприобретенными русскими землями — Слонимский удел (Монвиду), Туровско-Пинский (Нариманту), Витебский (Ольгерду), Волынский (Любарту), Новогрудский (Кориату).