СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ



Служба охраны императора

25 июня государь назначил Бенкендорфа шефом жандармов, 26 июля – командующим Главной квартирой. В этой должности он отвечал за личную безопасность Николая I и его семьи, система охраны которых претерпела существенные изменения. Со времен Петра I охрану императора и его ближайшего окружения осуществляли офицеры и солдаты гвардейских полков, привлекавшиеся для несения караульной службы по очереди. Однако к рассматриваемому времени дворянство перестало быть надежной опорой власти, более того – в значительной части оно ушло в оппозицию. Необходимо было искать иных помощников. 2 октября 1827 г. в составе Главной квартиры из ветеранов Отечественной войны 1812 г. была сформирована Рота дворцовых гренадер. Из 120 нижних чинов роты 69 имели Георгиевские кресты, 84 – Знак отличия ордена Святой Анны за 20 лет беспорочной службы. Командиром роты стал капитан Е. Г. Качмарев, сражавшийся на Бородинском поле в звании фельдфебеля. Гренадеры новой роты несли караул и вели полицейский надзор в каждом из императорских дворцов. Все офицеры роты были выходцами из простых солдат.
14 апреля 1849 г. был создан Московский отряд Роты дворцовых гренадер, который размещался в Московском Кремле. Командиром отряда был назначен штабс-капитан Г. Блинов. Рота стала образцом новой организации внутренней охраны высших представителей государственной власти в Российской империи.
Для несения конвойной службы при дворе в 1828 г. сформирован лейб-гвардии Кавказско-Горский полуэскадрон, состоявший из представителей знатных фамилий кавказских народов. Командовал полуэскадроном потомок крымского хана ротмистр Султан Азамат Гирей. Штат полуэскадрона состоял из 5 офицеров, 9 юнкеров и 40 оруженосцев. В 1832 г. в состав конвоя вошла Команда кавказских линейных казаков (будущие Терские сотни), предназначенная исключительно для охраны государя. В ней служили 2 офицера, 4 урядника и 24 казака. В марте 1833 г. состав команды увеличили вдвое и разделили ее на две смены: одна несла службу в течение трех лет в Петербурге, другая находилась на льготах в станицах. В 1836 и 1839 гг. были сформированы Команда лезгин и Команда мусульман, которые подчинялись командиру Кавказско-Горского полуэскадрона. Срок службы в командах устанавливался 4-летний. Все командиры охранных подразделений подчинялись непосредственно командующему Главной квартирой.
Некоторые историки полагают, что охранная служба при Николае I была организована плохо, в качестве подтверждения версии ссылаясь на его прогулки по Невскому проспекту без сопровождения. Мы можем с уверенностью утверждать, что в данном случае речь идет об отсутствии видимых для посторонних глаз проявлений ее работы. Анализ имеющихся материалов показывает, что специальные службы в тот период предпочитали действовать на дальних подступах к объекту охраны, активно занимались выявлением и предупреждением возможных, даже гипотетически, покушений. Поскольку III Отделение и Главную квартиру возглавлял один человек, проблем при взаимодействии спецслужб не возникало, что крайне важно для организации работы различных структур государственного аппарата. Оперативно-агентурное обеспечение охраны осуществлялось сотрудниками III Отделения по разным направлениям, что позволяло держать под контролем всех подозрительных, с точки зрения охраны государя, лиц.

Практически сразу после смерти Александра II по рекомендации Победоносцева петербургским градоначальником был назначен Н. М. Баранов. Тот проинформировал нового государя, что имеет сведения от зарубежных коллег о готовящихся покушениях на членов императорской фамилии. Аничков дворец, в котором проживал Александр III с семьей, немедленно был окружен армейскими караулами лейб-гвардии Егерского полка, шефом которого Александр III состоял, будучи цесаревичем. Внутреннюю охрану дворца несли казаки Собственного Его Императорского Величества конвоя. Охрана имела приказ не выпускать императора за ограду дворца. 3 марта граф И. И. Воронцов-Дашков рекомендовал государю немедленно переехать в Зимний дворец, чтобы не подвергать себя ежедневной опасности при переходах из одного дворца в другой.
В первой декаде марта 1881 г. в правительстве велись бурные дискуссии о необходимости защиты высших государственных сановников от угрозы революционного терроризма. По мнению Победоносцева, основная угроза трону исходила именно от либерально настроенных лиц в правительстве. 11 марта глава Синода подал на имя царя докладную записку, озаглавленную «О принципах организации охраны государя-императора, его семьи, высших должностных лиц и объектов государственной охраны». Он советовал императору запирать за собой дверь не только в спальне, но и во всех иных комнатах, вплоть до входной; проверять перед сном мебель, звонки вызова охраны и особенно надежность окружения; подозрительных лиц рекомендовалось немедленно удалять. Рекомендации Победоносцева, не являвшегося специалистом в области охраны, способствовали усилению нервозности в окружении государя. Атмосферу неуверенности создавало и большое количество обращений верноподданных в адрес высших должностных лиц империи, занимавшихся вопросами безопасности.
В начале апреля Александр III назначил начальником личной охраны генерал-адъютанта И. И. Воронцова-Дашкова, которому всецело доверял. Однако тот не имел специального образования в области охранной и полицейской службы. Вероятно, поэтому упор в работе охраны первоначально был сделан на усилении караулов и других специальных мероприятий, используемых в военной службе. 23 марта 1881 г. для несения караульной службы при особе императора была сформирована Сводно-гвардейская рота. Ее личный состав набрали из гвардейских пехотных полков, лейб-гвардии Саперного батальона и Гвардейского экипажа. В Зимнем дворце продолжала нести службу Рота дворцовых гренадер. 29 апреля в Гатчину из Варшавы на помощь Терскому эскадрону конвоя прибыл Кубанский казачий дивизион. Кроме казаков внутренние и наружные караулы в Гатчинском дворце несли кавалеристы лейб-гвардии Кирасирского полка. В апреле – мае в ежедневном карауле стояли около 170 человек, занимавших 11 внутренних и 19 наружных постов. Дворец и прилегающий к нему парк были оцеплены несколькими рядами часовых; из Петербурга прибыли полицейские чины и секретные агенты. Без специального пропуска, выдававшегося Главной квартирой, передвижение через посты в любую сторону запрещалось. Для входа в дворцовые помещения ввели пропуска особого образца с фотокарточками. Также в дворце располагалась особая команда морских минеров под руководством лейтенанта А. Смирнова. Постепенно Гатчина превращалась в настоящую крепость.
В декабре 1881 г. в составе Собственного Его Императорского Величества конвоя был сформирован еще один Терский казачий эскадрон, всего стало четыре эскадрона: 1-й и 2-й Терские, 1-й и 2-й Кубанские. В каждом эскадроне по штату было 6 офицеров: ротмистр, штабс-ротмистр, поручик и 3 корнета. В мирное время один Кубанский и один Терский эскадроны постоянно несли службу, по одному эскадрону было на льготе. Ротация эскадронов осуществлялась через три года, к 15 октября. Кубанский казачий дивизион временно оставили на службе при дворе для несения караула в императорских резиденциях. В Гатчине Кубанский дивизион нес службу охраны совместно с Конвоем Его Императорского Величества. Дивизион выставлял конные ночные посты в Ингенбургской части Гатчины, в то время как Конвой – в Мариенбургской части. В Петергофском дворце ежедневно дежурили 3 унтер-офицера и 6 казаков, а с восьми часов утра два взвода при обер-офицерах отряжали конные разъезды по Английскому парку, Знаменке и Александровскому парку. В Монплезире дежурил офицер с тремя казаками.

К концу XIX в. в Российской империи усилилось противостояние различных социальных слоев, революционные идеи переустройства общества находили все большую поддержку. На стыке XIX–XX вв. в самой России и в среде эмиграции возникло множество революционных кружков и организаций, поставивших целью свержение самодержавия и взявших на вооружение силовые методы борьбы с правительством. Однако первое покушение на цесаревича Николая Александровича было совершено не революционерами и не в России, а в Японии 29 апреля 1891 г. Покушение, которое могло изменить ход российской истории, произошло в г. Оцу, расположенном неподалеку от древней японской столицы Киото.
Генерал-майор свиты князь В. Барятинский был свидетелем события и оставил о нем воспоминания: «Узкие улицы были наполнены народом, стоящим по обе стороны; впереди толпы, шагах в пятидесяти друг от друга, находились полицейские. Впереди цесаревича ехали губернатор и полицмейстер, сзади же принц Георг, принц японский Арисугава и потом вся свита, друг за другом, по одному в каждой джинрикше. Ехали довольно быстро. На одной из главных улиц полицейский нижний чин в форме внезапно подбежал сзади к экипажу Николая Александровича и нанес ему удар саблею по голове. Цесаревич выскочил вперед к стоявшей толпе, злодей обежал экипаж кругом с видимою целью догнать великого князя. В это время подбежал принц Георг и ударил злоумышленника палкою по голове, что побудило его обернуться к стороне принца. Тогда один из японцев, везший джинрикшу, сшиб его с ног, а его товарищ выхватил его же саблю и ударил его ею по шее, причинив ему сильную рану».

"Опираясь на приведенные воспоминания, некоторые исследователи полагают, что наследника российского престола случайно спасли граждане, к охранным службам отношения не имевшие. Что касается принца Георга, по нашему мнению, это соответствует действительности. Однако в отношении японцев, бросившихся на покушавшегося, мы не можем быть столь категоричными. В Японии существовали древние традиции охраны важных особ, и мы оставляем за собой право считать, что перевозившие высоких гостей рикши были проверены японской полицией на благонадежность и, возможно, имели некоторую специальную подготовку. В практике работы секретных служб различных стран нередко применяется метод маскировки охранников под обслуживающий персонал. Поэтому не исключено, что рикши были не просто доверенными лицами полиции или замаскированными полицейскими, а сотрудниками одного из специальных подразделений охраны. Николай Александрович высоко оценил услуги своих спасителей и назначил им ежегодную пенсию в размере 1000 долларов (весьма значительная по тем временам сумма, особенно для Японии). Основные ошибки допустили те, кто обеспечивал безопасность на некотором удалении от эскорта цесаревича; они не должны были допустить приближения посторонних лиц к охраняемой персоне, да еще со стороны со спины." (Чуркин. "Спецслужбы Росии за 1000 лет")

В конце XIX в. в состав охранно-конвойных подразделений Николая II входили Собственный Его Императорского Величества конвой (четыре сотни), Сводно-гвардейский батальон и Рота дворцовых гренадер. Командные должности в них замещались путем перевода офицеров из строевых частей Кубанского и Терского казачьих войск и из гвардии после обязательной двухлетней службы. Образовательный ценз был высоким: принимались, как правило, офицеры, окончившие военные или юнкерские училища по 1-му разряду. Нижние чины принимались на службу после тщательного отбора, после 1899 г. непосредственным отбором рядовых занимались офицеры охранных подразделений. Общее руководство охраной российского императора и его семьи осуществлял дворцовый комендант. В 1896–1905 гг. им был П. П. Гессе. В его подчинении находилась Дворцовая полиция (гласная наружная охрана, 129 человек), возглавляемая Е. Н. Ширинкиным. Правление Николая II началось спокойно. Большинство активистов революционных организаций, исповедовавших террористические методы борьбы с правительством, находились либо в тюрьмах, либо в эмиграции и реальной угрозы для безопасности государя не представляли. Поэтому оперативно-розыскная составляющая работы Дворцовой полиции постепенно снижалась. По сути дела, она стала выполнять классические полицейские функции в местах постоянного и временного пребывания императора: пропускной режим, поддержание общественного порядка, проверка политической благонадежности разных лиц и т. п.
В 1906 году на базе части Охранной команды при Петербургском охранном отделении была создана Дворцовая агентура. Это специальное подразделение обеспечивало негласную физическую (личную) охрану императора, его семьи и членов императорской фамилии. В ней служили около 300 человек: заведующий, 4 офицера Отдельного корпуса жандармов, 8 чиновников особых поручений и 275 агентов. Последние вербовались на службу в основном из унтер-офицеров гвардейских полков. На вооружении этого отряда состояло не только короткоствольное огнестрельное, но и холодное оружие. При первичной подготовке и в ходе практической работы сотрудники Дворцовой агентуры изучали различные специальные дисциплины. Они умели вести наружное наблюдение, владели методикой распознавания потенциальных террористов и могли определять наиболее опасные участки маршрутов своих подопечных. Агенты запоминали по фотографиям и словесным портретам известных террористов и владели специальными приемами, использовавшимися при пресечении покушений. Они сопровождали членов императорской семьи во всех поездках по России и за границу в составе специальных отрядов секретной охраны, численность которых колебалась от 10 до 30 человек. Заведующий Дворцовой агентурой Спиридович находился в постоянном контакте с руководителями охранных структур Российской империи.
Из охранных структур наибольшим вниманием Николай II удостаивал военнослужащих Конвоя и Сводно-гвардейского батальона. Будучи человеком военным, государь, как и большинство офицеров того времени, относился к сотрудникам специальных служб с известной долей пренебрежения. Как показывает история охранного дела, взаимоотношения сотрудников службы безопасности со своими подопечными (особенно высокопоставленными) – один из важнейших и наиболее сложных факторов в организации охраны.
Фрейлина императрицы баронесса С. К. Бухсгевден впоследствии вспоминала, что Николай II противился элементарным мерам безопасности. Однажды, возвращаясь в Царское Село из Петербурга, он заметил, что между железными прутьями решетки вокруг парка натянута сетка с колючей проволокой, и потребовал немедленно ее убрать. Император вынужден был согласиться на присутствие сыщиков вокруг дворца (одетых в штатское, но всегда выдававших себя новыми перчатками, зонтиком и калошами), но они раздражали его. В 1905 г., когда политические волнения только начинались, барон Фредерикс, заметив, что государь катается верхом в сопровождении одного казака, попросил брать с собой хотя бы еще дежурного флигель-адъютанта, но император выразил неудовольствие, сказав, что тогда пропадет вся прелесть прогулки.
К 1912 г. в состав личных охранных структур Николая II входили: Собственный Его Императорского Величества конвой, Собственный Его Императорского Величества Сводный пехотный полк, Собственный Его Императорского Величества железнодорожный полк, Рота дворцовых гренадер, Дворцовая полиция полковника Герарди, Дворцовая агентура полковника Спиридовича. В штате охраны состояли моряки, летчики, мотоциклисты, велосипедисты и другие военные и технические специалисты. Денег на охрану государя не жалели. Например, посещение Москвы по случаю столетия Отечественной войны 1812 г. обошлось в 200 000 рублей. В обеспечении безопасности «священной особы» использовалась информация, полученная по линии всех специальных служб и гражданских учреждений. Совершенствовалась и система охраны государя и членов императорской фамилии при путешествиях по железным дорогам.
В декабре 1913 г., после смерти Дедюлина, дворцовым комендантом стал протеже императрицы Александры Федоровны В. Н. Воейков. В отличие от предшественников он не знал основ полицейской или жандармской службы, поскольку ранее был командиром лейб-гвардии Гусарского полка и не имел специального образования. Зато обладал отменными придворными качествами и являлся зятем министра Императорского двора В. Б. Фредерикса. Таким образом, здесь мы имеем дело с тем случаем, когда начальник службы безопасности стал для императора одним из первых советников.
Сам Воейков о своей службе при государе вспоминал: «В круг прямых обязанностей дворцового коменданта входило как общее наблюдение за безопасностью императорских резиденций, так и главный надзор за безопасностью пути во время высочайших путешествий, вследствие чего все правительственные учреждения должны были сообщать поступавшие к ним сведения, имевшие отношение к обязанностям, возложенным на дворцового коменданта, в непосредственном подчинении которому находились: Особое управление, Дворцовая полиция, Охранная агентура, Собственные Его Величества Сводный пехотный и железнодорожный полки и Собственный Его Величества конвой для несения службы, а для исполнения различных поручений командировались выбранные самим дворцовым комендантом военные и гражданские чины всех ведомств. Ведению дворцового коменданта подлежала полиция Царского Села, Петергофа, Гатчины и Павловска, все охранные команды дворцовых управлений и императорских дворцов, так же как и полицмейстеры Императорских театров. Собственный Его Величества железнодорожный полк занимался эксплуатацией и охраной специальной железнодорожной ветки, так называемой Царской, между Петербургом и Царским Селом: при высочайших же путешествиях чины полка командировались для контроля мостовых сооружений и подаваемых паровозов на всех путях следования императорских поездов. При выездах Его Величества за район, установленный вокруг дворца для охраны, дворцовый комендант должен был сопровождать государя.
Со станции Его Величество отбывал в закрытом моторе, в который по обыкновению приглашал дворцового коменданта, во втором, запасном, моторе ехал дежурный флигель-адъютант. Машиной государя управлял Кегрес, ездивший с необыкновенною быстротою. На мои замечания относительно такой быстрой езды Кегрес всегда возражал, что государь это любит. Неся главную ответственность за охрану царя и его семьи, я, со вступлением в должность, стал подробно знакомиться с делами, находившимися в ведении начальников отдельных частей Управления дворцового коменданта. Начальник Дворцовой полиции – полковник Б. А. Герарди – ставил меня в курс инструкций, касающихся несения как наружной постовой, так и внутренней наблюдательной службы. Все лица, имевшие вход во дворец, приходили с ведома Дворцовой полиции, и, таким образом, я всегда был осведомлен о посетителях дворца – в срочных случаях по телефону, а обыкновенно по запискам или докладным».



Назад Вперед


Статьи раздела