СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ



Военная разведка России в 19 веке

В деятельности правительства Александра I имелись не только достижения, связанные в первую очередь с деятельностью Особенной канцелярии, но и очевидные неудачи. Первая из них – недооценка роли военной разведки после победы над Наполеоном. Одной из структур, ликвидированной в этой области, была разведка Отдельного (оккупационного) корпуса во Франции. В 1815 г. в нем нештатно была создана так называемая военная полиция – секретный орган, объединявший разведку, контрразведку, политический и криминальный сыск на оккупированной территории. Возглавил военную полицию подполковник И. П. Липранди, входивший «в сношения с французскими начальниками высшей тайной полиции в Арденнах и Шампани». После возвращения корпуса из Франции в 1818 г. военная полиция и вовсе прекращает свое существование.

Ее руководитель, с 1823 по 1827 г. числясь на различных военных и гражданских должностях, организует разведку против Турции. Агентура Липранди работает в Бессарабии, Валахии, Молдавии, Румынии, Болгарии, в европейской части Турции и на Балканах. Липранди понимает, что разведка опирается на системность и полноту сведений. Он добывает, перепроверяет и систематизирует информацию о рельефе местности, состоянии дорог, силах и средствах противника, настроениях населения и войск противника, характере и привычках турецких командиров и начальников и т. п. Все эти данные, а также выкраденные или купленные секретные сведения сводятся в единую аналитическую записку и подаются командованию. Сам Липранди во время русско-турецкой войны (1829-1830) командует разведывательно-диверсионной партией, набранной им из албанских, болгарских, греческих и сербских волонтеров. Но, как это часто бывало в истории нашей страны, после окончания войны труды полковника становятся никому не нужными. Его докладная записка об организации военной разведки на неопределенное время кладется под сукно, агентурная сеть практически прекращает свое существование. А сам он в 1832 г. выходит в отставку в чине генерал-майора.

Одной из особенностей экономической разведки России в XIX веке является то, что ею занимались по линии Министерства иностранных дел, Военного министерства, Министерства финансов и ведущих российских промышленных империй, а добывали интересующие сведения великие князья, министры, военные агенты, заводчики и банкиры, известные ученые, писатели и простые люди.
Существенный вклад внесли отец и сын Черепановы – механики нижнетагильских горных заводов Демидовых. Так, Черепанов, будучи в 1821 году в командировке в Англии, добыл не только техническую документацию о первой водоотливной машине, но и усовершенствовал ее. Его сын во время поездки в Англию сумел собрать максимум информации по технологиям создания первых паровозов и железнодорожных путей. Изготовленные Черепановыми паровозы и построенные железнодорожные колеи значительно превосходили зарубежные.
Мощный стимул дальнейшему развитию и совершенствованию экономической и научно-технической разведки был дан в 30-е годы XIX века, когда правительство России поставило задачу ликвидировать отставание российской армии в сфере технического оснащения.

Одна из невосполнимых потерь русской разведки при Николае I– гибель А. С. Грибоедова Азиатское направление относилось к числу приоритетных, поскольку Персия и Турция постоянно угрожали интересам Российской империи на Кавказе. После окончания русско-персидской войны 1826–1828 гг. Грибоедов был назначен послом в Персии. В данной ему секретной инструкции указывались направления разведывательной деятельности: сбор статистических и политических сведений о стране (история, география, состояние экономики и торговли); сбор сведений о соседних государствах (Бухара, Хива, Афганистан, Турция) и об их отношениях с Персией. Однако Грибоедов не смог в полном объеме приступить к выполнению своих задач: 30 января 1829 г. разъяренная толпа, по оперативным данным, подстрекаемая представителями английской миссии, ворвалась на территорию посольства и убила всех, кто там находился. Это было выгодно тем европейским державам, которые не желали усиления российских позиций на Ближнем и Среднем Востоке. Да, мы знаем А. С. Грибоедова как талантливого драматурга, автора бессмертной комедии «Горе от ума», однако следует отметить, что литературная деятельность многих представителей российской культуры середины XIX в. оставалась для них занятием второстепенным и сугубо личным; они служили Отечеству не только в вооруженных силах и на дипломатическом поприще, но и в спецслужбах.

Институт военных агентов – атташе был введен в европейскую дипломатическую практику постановлением Венского конгресса в 1815 году, но в России он был развит слабо. Он начинает активно развиваться в 30-е годы XIX века при военном министре Чернышеве, который в 1810–1811 годах, будучи личным представителем Александра I при императоре Наполеоне, проявил себя искусным военным разведчиком, постоянно снабжавшим Петербург секретнейшими сведениями о положении дел во Франции и Европе, о состоянии армии и промышленности, о планах и намерениях французского правительства.
В ноябре 1830 года Николай I дал указание постоянно и целенаправленно собирать сведения обо всех открытиях, изобретениях, усовершенствованиях и технологиях, «как по части военной, так и вообще по части мануфактур и промышленности» и немедленно доставлять об оных подробные сведения.
Начиная с этого момента и до краха Российской империи, военное министерство становится основным источником получения экономической и научно-технической информации.
К разведывательной работе теперь привлекались кадровые военнослужащие, сотрудники МИДа. Иногда даже последним удавалось добиться больших успехов, чем первым, поскольку разведкой, внешней и военной, во всех странах, как правило, занимались офицеры, и прибытие в страну любого военного, даже официально находившегося в отставке, уже вызывало определенные подозрения.
В деятельности военных агентов органично сочетались легальная разведка, где основными источниками получения сведений были личные наблюдения, пресса, опубликованные официальные отчеты, статистические сборники, уставы, инструкции, и агентурная, которая давала в тот период существенную часть информации. Наиболее ценные сведения военные дипломаты добыли в Великобритании, Франции, Бельгии и Австрии.
Развивалась и совершенствовалась также система контрразведки. Курировал русскую контрразведку непосредственно начальник Главного штаба армии.

Особым государственным органом была учрежденная канцелярия его императорского величества, предназначение которой было связывать императора и все другие органы государственной власти. Канцелярия подразделялась на департаменты, Первый из которых отвечал за контроль за министерствами и внутренней политикой, Второе отвечало за разработку законодательства, Третье Охранное отделение отвечало за государственную безопасность, так как к моменту его создания летом 1826 года масонские организации стали предпринимать попытки изменения государственного устройства страны не только легальным способом, но и путем военного переворота. Третье отделение Его Императорского Величества Тайной канцелярии занималось сбором данных о сектах, о поднадзорных освободившихся из тюрем русских, о фальшивомонетчиках, финансовых мошенниках, об иностранцах, пребывающих в России, наконец, обо всех без исключения происшествиях в стране. А также о средствах массовой информации и о содержании частной переписки известных общественных деятелей того времени. Внутри страны до 1830 года отделение сумело наладить свою работу. Оно имело огромную сеть агентов по всей стране, все почтовые отделения пересылали в отделение копии писем, которые могли бы разведчиков заинтересовать. Агенты канцелярии осели во всех министерствах и ведомствах, как государственных, так и местного масштаба. В 1832 году Отделение завело иностранную агентуру, занимавшуюся, в основном, пропагандой. На деньги Третьего отделения во Франции, Пруссии, Австрии и Германии выходили русские газеты. Эти газеты выходили якобы для иммигрантов, но на самом деле они довольно тонко пропагандировали царскую внешнюю политику.

Одной из приоритетных задач, стоявшей перед внешней разведкой в указанный период, являлся – выражаясь современным языком – промышленный шпионаж. С началом мирового развития прогресса в промышленности на рубеже XVIII–XIX веков Россия стала сильно отставать в экономике от Европы. Поэтому всем русским посольствам при европейских дворах давались указания в обязательном порядке обращать особенное внимание на появлявшиеся изобретения, открытия и усовершенствования «как по части военной, так и вообще по части мануфактур и промышленности и немедленно доставлять об оных подробные сведения».
В 1832 году посол в Париже за 600 франков купил описание с рисунками новых лафетов для французской полевой артиллерии; в 1835 году консул в Гамбурге добыл в Бельгии донесения бельгийскому королю о военных дорогах, модели ружей и телеграфе новейших образцов.

Положение дел в разведке в России к началу 1850-х гг. однако было далеко от совершенства. Политическая линия Александра I, реализованная в виде Священного союза монархов Австрии, Пруссии и России, продолжала довлеть над российскими национальными интересами и при Николае I. Обеспечивая безопасность империи от внутренних угроз, русское правительство допустило серьезные ошибки в развитии вооруженных сил и военной разведки. Я. Н. Толстой еще в 1850 г. отправил в Петербург секретное донесение о намерении англичан уничтожить русский флот и сжечь Севастополь, которое было оставлено без должного внимания. Военный министр А. И. Чернышёв, будучи профессионалом в военных и секретных вопросах, выражал обеспокоенность состоянием разведки, но ее планомерная работа так и не была налажена в полном объеме. В частности, данных о поступившей на вооружение в Пруссии еще в 1841 г. винтовке Дрейзе с продольно-скользящим затвором, названной для маскировки «легким капсюльным ружьем», наша разведка до войны так и не получила. А сотрудники МИД во главе с Нессельроде (обязанные в мирное время добывать военно-политическую информацию) не смогли выяснить истинные политические намерения Англии и Франции в отношении России. По нашему мнению, отсутствие систематической (тотальной) дипломатической и военной разведки в мирное время стало одной из причин последующего поражения России в Крымской войне.
Опыт екатерининских егерей и партизан 1812 г. во многом оказался утраченным, забытым, выброшенным на свалку истории. Книга Д. Давыдова «Опыт теории партизанского действия», впервые изданная в 1822 г., практически не изучалась. Первые штатные команды пластунов из состава Черноморского и Кавказского казачьих войск, использовавшие тактику засад и молниеносных налетов, были созданы только в 1828–1829 гг. В 1842 г. в составе Кавказской армии появились пластунские батальоны (армейский спецназ своего времени), число которых к началу Крымской войны 1853–1856 гг. увеличилось до шести. В 1850 г. полковник И. В. Вуич написал книгу «Малая война», в которой относил к последней разведку, сторожевое охранение, действия в тылу противника и охрану собственных тылов. Таким образом, теоретические разработки и боевая практика отдельных воинских частей позволяли сделать вывод о необходимости более активной работы в области разведки, но на практике этого не случилось.

18 февраля 1855 года скончался император Николай I и на плечи нового императора Александра II легла тяжелейшая задача по восстановлению экономики страны и укреплению ее военной мощи.
Новые задачи военной разведке были поставлены уже 10 июня 1856 года в утвержденной Александром II первой инструкции о работе военных агентов. В ней указывалось, о каких предметах агент должен стремиться получить «наивозможно точные и положительные сведения: об опытах правительства над изобретениями и усовершенствованиями оружия и других военных потребностей, имеющих влияние на военное искусство», в то время, как и последующие 150 лет, главным стимулом развития промышленности, технологий, техники и в значительной степени науки были армия и флот, поэтому данная задача касалась в целом промышленности. Значительно увеличивается численность военных агентов.

В 1863 году в России создаются первые централизованные органы военной разведки. Она выделяется в особый вид деятельности, и Министерство иностранных дел перестает быть основным организатором сбора разведывательной информации военного характера за границей. Тем не менее, Министерство иностранных дел продолжало активно использовать «политические сношения» с иностранными государствами для добывания секретной информации. Всем российским посольствам при европейских дворах было предписано в обязательном порядке обращать особое внимание на все появившиеся в странах их пребывания изобретения, открытия и усовершенствования, как по части военной, так и вообще по части мануфактур и промышленности, и «немедленно доставлять об оных подробные сведения».

В рамках военной реформы Александра II была осуществлена модернизация российского военно-морского флота, что привело к резкому росту роли экономической и научно-технической разведки в судостроении.
Инженеры и мастера в массовом порядке были направлены за границу для изучения зарубежного опыта в сфере военного судостроения. Кроме того, были размещены заказы на постройку кораблей на верфях Великобритании и США. В эти страны были отправлены военные инженеры с целью не только контроля выполнения заказа, но и изучения иностранного опыта и добывания необходимой закрытой информации.
В разведывательной работе по экономической и научно-технической линии принимали участие известные писатели и ученые. Так, главной причиной длительного пребывания во Франции писателя Тургенева была на самом деле не любовь к Полине Виардо, что само по себе являлось хорошей легендой, а служба России на посту резидента во Франции. Сколько бы ни пробыл разведчик на чужбине, он не может привыкнуть к разлуке со всем тем, что дорого для него. Поэтому только Тургенев мог так точно и емко сказать, что без каждого из нас Родина может прожить, но любой из нас без Родины прожить не может.
Великий русский химик Менделеев принимал участие в июне 1876 года в праздновании 100-летнего юбилея принятия Декларации независимости США. Его поездку организовало Русское техническое общество, которое активно сотрудничало с разведкой и в данном случае выполняло роль прикрытия. Среди прочих заданий, которые предстояло выполнить ученому во время ознакомительной поездки по США, было два, непосредственно связанных с научно-технической разведкой. В России в это время очень актуально было удешевление процесса добычи нефти. Дело в том, что из 100 нефтедобывающих компаний выжили только четыре, остальные разорились, не выдержав конкуренции с дешевой американской нефтью. Менделееву предстояло выяснить, как нефтяные компании США сумели резко снизить себестоимость добычи. Он смог добыть необходимую информацию и представил свои рекомендации по удешевлению добычи нефти в России.
Другая проблема – секрет производства бездымного пороха. И здесь великий русский химик добился больших результатов: он не только сумел получить секретные формулы, но и разработал на их основе более эффективный порох.
На протяжении практически 200 лет российские императоры и императрицы постоянно и целенаправленно способствовали развитию национальных производительных сил, территориальному и стоимостному расширению внутреннего рынка, созданию особого доверительного климата в среде купцов и предпринимателей. Это стимулировало рост числа фабрик и производительности труда. В результате этого в конце XIX века Российская империя занимала первое место в мире по размеру государственного бюджета.
Кроме того, Россия демонстрировала самые высокие темпы прироста государственных расходов. Это позволяло финансировать на достаточном уровне армию и флот, образование и науку, строить железные дороги. Денежная реформа, проведенная Витте, укрепила финансовое положение страны и поставила Россию в финансовом отношении наряду с ведущими странами мира.

На рубеже XIX–XX веков в России все более широкое распространение получает ведение разведывательной деятельности отдельными министерствами и ведомствами. Среди них было и Министерство финансов, которое имело в Париже своего представителя, который являлся не только крупным банковским воротилой, но и агентом влияния. Он, используя свои связи во французской прессе, добивался крупных кредитов для России на максимально выгодных для нее условиях. Доброе расположение французской прессы обходилось России в 200 тысяч золотых франков ежемесячно, но при этом Российская империя получала миллионы.
Как известно, свыше четверти всех французских внешних кредитов приходилось тогда на Россию. Таким образом, разведка способствовала более быстрому росту экономики страны за счет создания привлекательного инвестиционного климата, а значит укреплению ее экономической безопасности.
Американские профессора, исследуя проблемы экономической безопасности в 80-е годы XX века, сделали вывод: три взаимосвязанных фактора определяют уровень экономической безопасности страны – структура товаропотоков, платежный баланс и валютный курс. Перед Первой мировой войной состояние российских финансов было устойчивым. Золотой запас, по размерам которого Россия занимала второе место в мире – 1,2 тысячи тонн, в США – 1,5 тысячи тонн, надежно обеспечивал денежную массу. По покупательной способности золотой рубль был примерно равен 25–30 долларам. Доходы государственного бюджета стабильно превышали расходы.

В период между двумя революциями, который характеризовался небывалой коррупцией, продажностью и активизацией враждебных для Российской империи сил, началось ослабление системы обеспечения экономической безопасности страны.
В 1906 году на специальном совещании, организованном Генеральным штабом и посвященном составлению программы для военных агентов, выяснилось, что экономическая и научно-техническая разведка работает крайне неэффективно. Представители всех главных управлений Генерального штаба высказали резко отрицательное мнение об эффективности работы военных разведчиков – дипломатов. Если Александр II и Александр III укрепляли и совершенствовали спецслужбы, понимая их место и роль в обеспечении экономической безопасности Российской империи, то Николай II в данной сфере ничего позитивного не сделал.
К началу Первой мировой войны в ведущих отраслях российской промышленности, включая оборонную, сложилась удивительная ситуация, которую можно было заранее спрогнозировать: благоприятные экономические условия, дешевая рабочая сила и огромные природные ресурсы привлекли иностранных инвесторов. В результате иностранные специалисты и зарубежный капитал стали играть значительную роль в ведущих отраслях промышленности. Российскую контрразведку не могла не волновать такая ситуация. Немецкая агентура пронизывала все стороны жизни Российской империи.



Назад Вперед


Статьи раздела