СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ



Департамент полиции (охранка)

Либеральные реформы, проводимые Александром II в 60-70-е гг. XIX в., привели к необычайному росту политической активности населения страны. На почве этого общественного подъема активно заявило о себе революционное движение, получившее название народничество. В 1879 г. из различных народнических групп была образована партия «Народная воля», которая ставила своей целью убийство царя. С цареубийством народовольцы связывали свои надежды на народное восстание и захват власти. В период с 1879–1880 гг. на Александра II было совершено несколько попыток покушения. В целях борьбы с политическим террором в феврале 1880 г. в Министерстве внутренних дел была создана Верховная распорядительная комиссия по охранению государственного порядка и общественного спокойствия. Ее главной задачей было объединение усилий всех жандармских и полицейских органов для борьбы с революционным движением. В августе этого же года Верховная распорядительная комиссия была ликвидирована. Вместо нее был организован Департамент государственной полиции МВД (в 1883 г. переименован в Департамент полиции).
Департамент полиции входил в состав министерства. По своей внутренней структуре он состоял из нескольких делопроизводств, из которых 3-е до конца XIX в. заведовало делами политического розыска, надзором за политическими организациями и партиями, а также борьбой с ними. Кроме того, в обязанности отделения входила охрана царя и руководство всей внутренней и заграничной агентурой. С января 1898 г. важнейшие дела 3-го делопроизводства были переданы в специально учрежденный Особый отдел.

По инициативе директора Департамента полиции С.Э. Зволянского Особый отдел с 1 января 1898 г. был выделен в самостоятельное подразделение с подчинением непосредственно директору Департамента полиции (ДП). В новые функции отдела вошли: руководство внутренней и заграничной агентурой, перлюстрация корреспонденции наиболее важных лиц, находившихся под наблюдением, надзор за студенчеством и рабочими, розыск, сбор и хранение нелегальной печати, дешифровальная работа. В ведении Особого отдела находилась коллекция фотографий революционеров (около 20 тысяч снимков) и именная картотека на 55 тысяч человек. Первоначально отдел насчитывал 13 сотрудников, из них 8 были канцелярскими служащими, 4 – помощниками первого заведующего отделом Л.А. Ратаева, проведшего реорганизацию, в результате которой возникли 4 подразделения – «стола»: 1-й – дешифровальный (руководитель – И.А. Зыбин): 2-й, ведавший заграничной агентурой, во главе с Н.А. Пешковым; 3-й – наблюдение за высшими учебными заведениями (В.Д. Зайцев); 4-й – делопроизводство по розыску и наружному наблюдению (Г. Трутков). При Ратаеве Особый отдел начал курировать и давать задания летучему отряда филеров.
С октября 1902 г., после перевода Ратаева в Париж на пост заведующего заграничной агентурой, Особый отдел возглавил С.В. Зубатов, в свою очередь, проведший реорганизацию. Были созданы еще 2 «стола» – по охранным отделениям и филерской службе. При Зубатове в отделе впервые начали работать офицеры Отдельного корпуса жандармов. В результате ведомственных интриг в августе 1903 г. Зубатов был отстранен от руководства отделом.
В 1903–1906 гг. отдел возглавляли Я.Г. Сазонов, А.Н. Тимофеев и (с перерывами) Н.А. Макаров. Структура Особого отдела несколько изменилась. К январю 1905 г. в нем насчитывалось 4 отделения:
1-е отделение в составе 9 человек во главе с Е.П. Медниковым занималось наружным наблюдением, дешифровкой документов, разработкой информации по политическим партиям, переводами иностранных текстов, фотоделом;
2-е отделение (заведующий – С.А. Пятницкий) ведало розыскным делопроизводством, заграничной агентурой, связями с иностранной полицией;
3-е отделение (заведующий – В.Д. Зайцев) – высшими учебными заведениями, составлением докладов, библиотекой нелегальных печатных изданий;
4-е отделение (заведующий – A.M. Гартинг) расследовало дела по «государственной измене» и военному шпионажу.
Летом 1905 г. после назначения исполняющим обязанности вице-директора Департамента полиции П.И. Рачковского в Особом отделе количество отделений было сокращено до трех, службу филеров планировалось передать в столичное охранное отделение. После ухода в отставку Макарова (из-за конфликта с Рачковским) в Особом отделе была проведена очередная реорганизация. Отдел был разделен на два самостоятельных подразделения – Особый отдел «А» (политический розыск, партии, заграничная и внутренняя агентура, наблюдение в армии, дешифровальное и фотодело, составление докладов) и Особый отдел «Б» (наблюдение за профсоюзами, рабочими, крестьянскими и студенческими волнениями). Деятельность каждого курировал отдельный вице-директор Департамента полиции. «Особый отдел «А» занимался вопросами политического розыска, на первое место выдвигались вопросы наблюдения за деятельностью политических партий, руководства деятельностью местных розыскных органов, разработки агентурных сведений и данных наружного наблюдения, издания розыскных циркуляров, формирования библиотеки революционных изданий, переписка по ней, вопросы организации заграничной агентуры, наблюдения за революционной пропагандой в войсках, заведования отделом фотографий, расшифровки криптограмм, составления «всеподданнейших» записок.
Особый отдел «Б» занимался вопросами наблюдения за общественным движением, профессиональными союзами, имевшими и не имевшими политическую окраску, революционными выступлениями среди рабочих, крестьян, выступлениями железнодо-рожных служащих, телеграфистов, подготовкой отчетов о стачках, забастовках, нелегальных съездах, дислокацией войск».
В январе 1907 г. Особый отдел «Б» был преобразован в 4-е делопроизводство Департамента полиции, а собственно Особый отдел стал включать в себя 4 отделения:
1-е отделение – розыскные органы, шифровальная, химическая, фотографическая части, перлюстрация;
2-е отделение занималось эсерами и анархистами;
3-е отделение – РСДРП, Бундом и другими социал-демократическими организациями;
4-е отделение – наблюдение за служащими железных дорог, почтово-телеграфного ведомства, польскими социалистами и всеми национальными партиями, кроме социал-демократических.

С 1907 г. в ведение Особого отдела были переданы только что учрежденные районные охранные отделения. Начальники охранных отделений должны сосредоточить в своих руках весь розыск. «Положение» требовало от ведущих розыск строгой конспиративности и предписывало начальникам каждый раз доносить в департамент о всех случаях обнаружения следствием или дознанием личности секретного сотрудника отделения или приемов его агентурной деятельности». В 1910 г., после скандала с разоблачением Азефа, в Особом отделе по инициативе нового заведующего отделом полковника А.М. Еремина было образовано новое подразделение – агентурный отдел, в котором была сосредоточена вся работа с секретной агентурой.
«Агентурный отдел» был автономным. У него были свои тайны не только от остальных чиновников охранки, но даже от своих мелких чиновников. Он имел своих поставщиков материала – «секретных сотрудников», имена которых держались в секрете и зашифровывались кличками. Имя сотрудника знал только жандармский офицер, работающий с ним.
Список «сотрудников» имел начальник Охранного отделения, представлявший их в Департамент полиции. «Сотрудники» редко представляли письменные доклады. Обычно их сообщения докладывались одним и тем же офицером и поступали в отдел лишь переписанными на специальные бланки, где в заголовке ставилось, к какому разделу отнести («обычное движение», «социал-демократическое» и т.п.), кто дал сведения (кличка) и кто принял. Эти агентурные записки поступали в соответствующие дела (по партиям), а копии – в личное дело сотрудника. Все документы нумеровались.

В задачи отдела наружного наблюдения входила слежка. Принцип, когда объект наблюдения проходил под кличкой, соблюдался неукоснительно. Филеры не знали фамилии, причины, по которой за данным человеком было установлено наблюдение. На каждый объект наблюдения заводилась своя карточка, где указывались кличка, приметы и с кем контактировал. Карточка не имела грифа. Кроме этого, имелись и личные дела. На обложке указывались его номер, фамилия, кличка. В самом деле имелись приметы человека, как связан с политикой и отчеты о наблюдении.

Отдел секретного делопроизводства ведал всей секретной перепиской Департамента полиции. Ему подчинялись все «черные кабинеты». Шифры Департамента полиции, жандармерии существенно уступали шифрам МИДа и Военного министерства по своим криптографическим качествам. Так, например, секретный телеграфный ключ шефа жандармов 1907 г. представлял собой набор из 30 простых замен, где буквам открытого текста соответствовали две цифры текста шифрованного, номер ключа – простой замены – представлялся в открытом виде в начале сообщения.

В 1914 г. по предложению директора Департамента полиции С.П. Белецкого Особый отдел был переименован в 9-е делопроизводство, которое в 1915 г. было объединено с 6-м делопроизводством. В сентябре 1916 г. название Особого отдела вновь было восстановлено. К началу 1917 г. в Особом отделе насчитывалось более 100 сотрудников, работавших в 8 отделениях:
1-е отделение – контрразведка, охрана императорской фамилии;
2-е отделение – наблюдение за эсерами;
3-е отделение – наблюдение за социал-демократами;
4-е отделение – наблюдение за кадетами и национальными партиями;
5-е отделение – дешифровка и перлюстрация;
6-е отделение – кадры;
7-е отделение – наблюдение по материалам Департамента полиции;
Секретное отделение – ведало секретной агентурой.
Заграничная агентура также подчинялась Особому отделу.

Агентура русской тайной полиции действовала за границей начиная с эпохи Третьего отделения. Так, в Париже постоянно работал бывший член декабристского «Союза благоденствия» Я.Н. Толстой, считавшийся эмигрантом-невозвращенцем, недолго в 1840-х гг. осуществлял общее руководство агентами-иностранцами барон К.Ф. Швейцер, неоднократно выезжали в командировки в различные европейские страны чиновники Третьего отделения, уже после его ликвидации и образования Департамента полиции в 1880 г. во Франции и Германии для сбора сведений о русской политэмиграции по приказу М.Т. Лорис-Меликова побывали сотрудники аппарата Верховной распорядительной комиссии М. Баранов и В. Юзефович, некоторое время в начале 1880-х гг. в Париже политическим сыском руководил лично русский посол князь Н.А. Орлов (известный своим либерализмом). Но как систематически работающее за рубежами Российской империи подразделение тайной полиции было создано в мае 1883 г. под названием Заграничной агентуры. Оно входило в состав Департамента полиции (подчинялось Третьему делопроизводству, с 1898 г. – Особому отделу), с местопребыванием в Париже (в помещении русского посольства) и главной задачей – наблюдением за русской политической эмиграцией. Первым руководителем новой структуры в июле того же года стал надворный советник П.В. Корвин-Круковский. В первоначальном составе Заграничной агентуры было четыре русских секретных сотрудника, занимавшихся русской эмиграцией, и четыре француза – полицейские чиновники во главе с А. Барле, осуществлявших наружное наблюдение. Позднее руководство филерской службой взял на себя присланный из России чиновник Департамента полиции Милевский.
В марте 1884 г. Корвин-Круковский был уволен по обвинению в непрофессионализме, халатности и денежных махинациях. Чиновник Департамента полиции П.И. Рачковский был назначен заведующим Заграничной агентурой в Париже и Женеве, официально числясь советником посольства в Париже.
С 1882 г. подразделение Заграничной агентуры действовало на Балканах (охватывала Австро-Венгрию, Болгарию, Румынию, Сербию), с 1894 г. – в Галиции (Лемберг/Львов), с 1900 г. – в Берлине во главе с А.М. Гартингом. Среди проведенных Рачковским и его сотрудниками акций наиболее известны разгром народовольческой типографии в Женеве в 1886 г., склонение к разрыву с революционным движением известного народовольца Л.А. Тихомирова (1888), разгром с помощью французской полиции кружка эмигрантов-народовольцев в Париже, готовивших (по инициативе агента Рачковского Геккельмана-Ландезена) покушение на собиравшегося с визитом во Францию Александра III.
В июне 1902 г. Рачковский в результате ведомственных и придворных интриг вышел в отставку. Его сменил бывший заведующий Особым отделом Л.А. Ратаев, по инициативе которого было ликвидировано подразделение Заграничной агентуры в Берлине. После возвращения Рачковского в Департамент полиции Ратаев в августе 1905 г. был уволен, преемником его стал Гартинг, а Берлинская агентура восстановлена. Гартинг придавал особое значению освещению деятельности социал-демократической эмиграции. В феврале 1909 г. Гартинг был смещен со своего поста с заменой его жандармским ротмистром В.И. Андреевым, но оставался в Париже, фактически продолжая руководить Заграничной агентурой. В июле того же года после разоблачения эмигрантским публицистом В.Л. Бурцевым Гартинга (Бурцев доказал его тождество с заочно осужденным в 1890 г. парижским судом Ландезеном на основании данных, сообщенных бывшим чиновником Департамента полиции Л.П. Меньшиковым) и последовавшего за этим скандала во французской прессе и дебатов в парламенте Гартинг выехал из Парижа и был уволен в отставку; обязанности заведующего Заграничной агентурой исполнял ротмистр Долгов.
В ноябре того же года в Париж на должность заведующего Заграничной агентурой прибыл из Департамента полиции А.А. Красильников. Деятельность Заграничной агентуры была еще более законспирирована. Так как «охотник на провокаторов» Бурцев сумел организовать слежку за филерами-иностранцами, работавшими на русскую тайную полицию, служба наружного наблюдения Заграничной агентуры была официально представлена как «Розыскная контора Биттар-Монена», а филерам было запрещено приходить в русское посольство в Париже.
В 1913 г. в Париж был командирован заведующий Особым отделом Департамента полиции М.Е. Броецкий, из служебного доклада которого, введенного в научный оборот историком З.И. Перегудовой, можно узнать численность секретных сотрудников Заграничной агентуры в Европе – 23 человека (11 чел. наблюдали за эсерами, 4 – за анархистами, 2 – за РСДРП, по одному – за Бундом, латышскими социал-демократами и армянскими дашнаками и 2 человека – специально за Бурцевым). В результате реорганизации Заграничной агентуры Красильников стал выполнять функции официально-го представителя МВД при русском посольстве и французской полиции, фактическое руководство секретными сотрудниками осуществляли жандармские офицеры А.В. Эргардт (во Франции, после его смерти в 1915 г. – В.Э. Люстих) и Б.В. Лиховский (в Швейцарии), а «Розыскная контора Биттар-Монена» была упразднена с учреждением вместо нее частной розыскной конторы, названной по имени ее номинальных владельцев, бывших агентов наружной службы Заграничной агентуры, «Бинт и Самбэн» (личный со-став насчитывал около 20 человек, курировал лично Красильников).
В период Первой мировой войны заграничной охранке пришлось работать также в области контрразведки против германской агентуры, в частности в нейтральных странах (Швейцарии, Швеции и др.). Деятельность Заграничной агентуры Департамента полиции была прекращена после Февральской революции. Архивы были переданы в Париже Красильниковым комиссии Временного правительства, состоявшей из бывших поднадзорных Заграничной агентуры – русских политических эмигрантов (в настоящее время архив Заграничной агентуры находится в Гуверовском институте войны, революции и мира в США).

Особый отдел Департамента полиции, последним заведующим которого был полковник И.П. Васильев, прекратил свое существование после февраля 1917 г. вместе с Департаментом полиции, Министерством внутренних дел и государственным строем Российской империи.



Назад Вперед


Статьи раздела