СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ

СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРКОНАistor1.jpg

КОН И ЗАКОНistor2.jpg

МИФ О ДРЕВНИХ ГЕРМАНЦАХistor4.jpg

СЛАВЯНСКАЯ ГЕРМАНИЯistor6.jpg

РУСЫ И ЕВРОПАistor11.jpg

КНЯЗЬ НИКЛОТistor12.jpg

МОЛОТ ВЕДЬМistor3.jpg

ЗАГОВОР КОЛДУНОВistor5.jpg

ИГОigo.jpg

ТЕНЬ ПЕРУНАten1.jpg

ЦАРСТВО ХАМАistor13.jpg

РУССКИЕistor14.jpg

МОЛОТ ВЕДЬМ

Бывали в истории Западной Европы события, о которых нынешнее поколение европейцев вспоминать не любит. Ибо эти события не вписываются в бодренький имидж цивилизантов, который эти господа примеряют на себя в течение многих веков. Речь идет об охоте на ведьм. Охоте кровавой и невиданной по размаху. Ни один регион мира, ни одна страна, ни на Востоке, ни на Юге, ни в Африке, ни в Азии ничего подобного не переживал. Охота шла на женщин. Их пытали, ломали им кости на дыбе, а потом сжигали на кострах. И дым этих костров закрывал солнце над Западной Европой. Речь идет не о единицах, речь идет о тысячах женщин, сожженных на кострах по велению римско-католической церкви. Опыт по борьбе с женщинами был обобщен и издан объемистой книгой приличным тиражом. Книга называлась "Молот ведьм" и содержала методологию выявления ведьм среди женской части населения Европы. Основным способом выявления были пытки, причем пытки особо изощренные, неслыханные по своей жестокости. Редкая женщина могла их вынести, но и те из них, кто, пройдя через ад, все же отказывались признать себя виновными, тоже сжигались как нераскаявшиеся грешницы.

Размах охоты был столь велик, что в отдельные периоды в Испании и Германии вообще не оставалось молодых и красивых женщин. Ибо вошедшие в раж монахи именно молодых и красивых преследовали с особой настойчивостью. Женская красота уже сама по себе являлась доказательством вины и связи с дьяволом. Все это очень напоминает общественный психоз, но ведь и у психоза есть свои причины.

Самое любопытное в этой страшной трагедии было то, что монахи-палачи были не так уж неправы в своих претензиях к прекрасному полу. Ибо я беру на себя смелость утверждать, что многие из этих погубленных женщин если и не на уровне поведения, то на уровне восприятия были "ведьмами". Тогдашние отчеты о судах над ведьмами буквально переполнены "признаниями" обвиняемых в связях с нечистой силой и подробными отчетами о шабашах на Лысой горе. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов способы воздействия на несчастных, с целью добиться "признания", но дело здесь не только в этом. Подобного рода фантазии и даже видения на уровне галлюцинаций вполне могли возникнуть в женских мозгах и без понуждения шустрых мучителей.

Для того, чтобы понять истоки этих странных фантазий, следует вернуться к языческой общине и той роли, которую играли в ней оргиастические культы. А они играли в ней значительную роль, можно даже сказать - определяющую. Оргиастические культы были магическим театром, с помощью которого воздействовали, а точнее пытались воздействовать на природу по принципу, подобное вызывается подобным. В общем, помогали природе в ее нелегком деле производства телесной пищи. И природа откликалась на старания помощников щедрыми дарами, подтверждая тем самым, что их усилия не пропали даром. Так продолжалось тысячелетия. Природные процессы обожествлялись, и сами оргиастические культы превращались в устойчивую систему образов, оказывающих на протяжение длительного времени воздействие на бессознательное. Здесь надо отметить, что женский оргазм, это не дар природы, это не результат биологической эволюции, это результат эволюции социальной. И его обретение прекрасной частью человечества как раз и связан с религиозными культами. Секс был для женщины формой служения богу и общине. Религиозным и гражданским долгом. Это началось еще со времен группового брака, когда женщина не вольна была в выборе партнеров. Впрочем, ее желание не учитывали и позже, когда брак стал парным. Таким образом женский оргазм был встроен в систему суеверий, которой управлялась языческая община, и разрушение этих суеверий не могло не отразиться на женской психике.

На протяжении столетий вегетативная нервная система, то есть бессознательное женщины, существовавшей в языческой общине, должно было откликаться на систему образов-суеверий, приобретших законченную форму магического театра, оргиастического культа, уклониться от участия в котором она просто не могла. Более того, недостаток пыла во время религиозного действа мог быть расценен как оскорбление божества, что грозило карами всей общине. Тут уж умри, но испытай оргазм.

Борьбу с язычеством христианство вело долго и упорно, хотя формы этой борьбы были разные. И значительная часть образов и суеверий вошла в христианскую систему обрядности. Но оргиастические культы как раз наименее подходили для адаптации в христианскую систему понятийных, образных и поведенческих норм. А между тем именно эти культы были наиболее тесно связаны с земледелием и долгое время, хотя и смягчаясь под воздействием христианства, оставались незыблемой основой жизни крестьянской общины. Но наступило время в Западной Европе, когда крестьянская община перестала быть основой цивилизации, все большую роль стали играть города, а потому система образов, на которой держалась крестьянская община, стала тормозом на пути прогресса. И жизнь десятков тысяч женщин стала платой за переход в иное качество всей западноевропейской цивилизации. Женский оргазм, тесно связанный с языческими религиозными культами был подвергнут запрету. Была создана целая система образов-страшилок, подтверждающих этот запрет. И началось внедрение этих изобретенных образов в сознание людей с помощью силы. Именно в этот период женщина была объявлена сосудом мерзости, пособницей дьявола и тому подобное. В сущности женщин заставили расплатиться за тысячелетнее служение общине.

Беда была в том, что бессознательное женщины уже приспособилось за минувшие века к определенным образам эротико-религиозного характера. Более того, возникла на уровне подсознательного потребность в этих образах. Но христианская церковь атаковала именно эти образы, трансформируя лики языческих богов в страшные личины нечистой силы. Причем вся эта нечисть участвовала как раз в тех самых культовых мистериях, которые еще недавно и на протяжении очень долгого времени были священными и обязательными. Ведь еще недавно оргазм был формой соединения с богом, а теперь это стало соитием с дьяволом. И любая женщина, испытывающая потребность в оргазме, с полным правом, в духе новых веяний, могла считать себя пособницей дьявола. А уж испытанный оргазм был приговором, за которым следовал костер.

Самое интересное, что запрет, основанный на страхе, способен изменить поведение человека, но не способен изменить стереотип восприятия. Иными словами, сознание в результате запрета, подчиняясь потребностям бессознательного, начинает работать с удвоенной энергией на уровне образов-фантазий против запрета. В результате мероприятия по внедрению христианской церковью новых образов противоположных старым образам, когда плюс поменяли на минус, и начался массовый психоз среди женской части населения. На уровне восприятия женщины действительно становились "ведьмами". Причем в первую очередь ими становились женщины, чья природная предрасположенность к оргазму проявлялась наиболее ярко. Этих женщин и уничтожали в детородном возрасте, дабы не дать им произвести потомство, наследующее материнские качества. Нельзя сказать, что католическая церковь добилась стопроцентного результата, но психика западноевропейских женщин была искалечена на века вперед. И не отсюда ли в Западной Европе перманентная тяга к сексуальным революциям, дабы хоть как-то подправить с помощью эротического театра изуродованную психику женщин?

Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой. Наверное не стоило бы об этом вспоминать, если бы не весьма существенное "но" - механизм разрушения образных систем путем перемены плюса на минус широко применяется сейчас на нашем телевидении. Причем наши телеинквизиторы идут в разрушении привычных образов даже дальше своих средневековых предшественников.

Личность - это определенным образом выстроенный набор понятий, образов и стереотипов поведения. И разрушение понятий, образов и стереотипов поведения, на которых выстроена человеческая личность, ведет к разрушению психики. Чтобы ввести в эту систему, составляющую человеческую суть, новые понятия, образы и стереотипы поведения нужно встроить их в уже имеющуюся основу. Если вы не сумеете это сделать, то личность просто отторгнет эти понятия, образы и стереотипы поведения, а если вы будете настаивать на своем, то это неизбежно приведет человека к психологическому срыву. Как раз это мы сейчас и наблюдаем в российской действительности. Причем отторжение идет как на уровне агрессивного неприятия, так и на уровне депрессивного психоза, когда нервная система человека перестает противиться насилию и начинается процесс разрушения организма. Резко возросшая смертность вкупе с падением рождаемости, это как раз и есть ответ общности на уровне бессознательного на разрушение привычной понятийно-образно-поведенческой системы и замены ее на новую, по сути своей прямо противоположную той, с которой мы жили на протяжении тысячелетий. При таком способе реформирования можно получить только два результата: либо взрыв в виде маниакального психоза, либо медленное, но последовательное разрушение общности.

В нашем обществе существует масса иллюзий по поводу революции семнадцатого года и последующих за ним десятилетий. Эта революция объявляется в лучшем случае ошибкой, в худшем - преступлением. А семь десятков лет советской власти - путем тупиковым. Глупости все это. Советская глобальная община была единственно возможным щадящим способом перехода от аграрной цивилизации к цивилизации городской для сформированной крестьянской общиной личности. Никакого иного пути в индустриальное и постиндустриальное общество у Российской общности просто не было. Любой другой способ перехода был бы отвергнут на уровне бессознательного. Да, собственно, он и был отвергнут в семнадцатом году, не смотря на все усилия далеко не глупых людей. Нынешняя попытка реформировать Российскую общность плоха не тем, что она пытается навязать новую модель экономического развития, а тем, что делает она это вне привычной для национального менталитета понятийно-образно-поведенческого ряда. Расчет наши реформаторы делают на то, что старики вымрут, а молодежь, воспитанная на "правильных" понятиях построит таки либеральное общество. Экий наив, граничащий с форменным идиотизмом. Да кабы можно было каждое новое поколение воспитывать с чистого листа, то мы бы давно уже в раю жили. Кстати, нечто подобное в свое время проповедовал Сократ. Ему тоже казалось, что достаточно объяснить молодежи, как надо жить, и все будет в ажуре. Сократа, как известно, отравили, и нельзя сказать, что уж совсем незаслуженно. Охота тебе быть идеалистом, так будь им, но не смущай своими глупостями незрелые умы. Ни одно новое поколение не способно выжить, отрицая поколение предыдущее и предшествующий ход событий. Ибо в настоящем нет ничего такого, что не опиралось бы на прошлое, а в будущем не будет ничего, не имеющего истока в настоящем. Человеческое сознание не может быть сформировано сиюминутно, для этого просто не хватит материала. В первых же словах, произносимых человеком, закодировано прошлое его народа. И каждое слово, это образ, а связная речь, это система образов, формировавшаяся тысячелетия. Можно уничтожить русский народ, но нас нельзя переделать. Не выйдет из меня ни француза, ни японца, ни англосакса по той причине, что за спиной у меня вереница предков, и накопленный ими на пути эволюции багаж сидит у меня в генах. Сидит в бессознательном, которое привыкло откликаться должны образом не на абы какое слово, а на русское слово, не на абы какое понятие, а на русское понятие, ни на абы какой образ, а на русский образ, и стереотипы моего поведения, это русские стереотипы поведения. И так происходить не потому, что я националист, а потому что никем другим я быть просто не могу.

 

Назад Вперед