СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ



Приказ тайных дел

XVII в. стал временем, когда более четкие формы приобрела борьба против иностранного шпионажа в России. От случайных, единичных мероприятий она становится более осмысленной и целенаправленной. Необходимость усиления борьбы со шпионажем была вызвана необычайной активностью иностранных шпионов после окончания «смуты». Эта активность объяснялась, во-первых, сложной внутриполитической обстановкой в стране после окончания гражданской войны, а во-вторых, массовым притоком на службу в Россию иностранцев, среди которых было много откровенных авантюристов.
Иностранный шпионаж осуществлялся, прежде всего, через официальных дипломатических представителей, которые перед отправлением в Москву получали соответствующие инструкции. О содержании этих инструкций можно судить по одной из них, составленной осенью 1634 г. для шведского представителя в Москве Петра Крузебьерна. Помимо своих прямых обязанностей, он должен был сообщать об устройстве, вооружении и состоянии русской армии. Докладывать о всех посольствах, прибывающих в Москву. Подробно узнавать о содержании дипломатической переписки и внешних договорах, торговых сношениях с другими странами и т. д. Для обеспечения успеха своей шпионской деятельности Крузебьерну предписывалось создать сеть информаторов из числа местных жителей.
Особое внимание иностранные «резиденты» обращали на служилых иноземцев. В этом отношении представляет интерес отчет Эрика Пальмквиста, одного из участников шведского посольства, направленного в 1673 г. в Москву. В своем отчете он приводит список всех иностранцев, состоявших на русской службе с указанием страны их происхождения и русского города, в котором каждый из них находился на военной службе. Пальмквист не без основания полагал, что в случае войны с Россией, шведское правительство сумеет найти среди них союзников. В отчете шведского посла много внимания уделялось также состоянию русских крепостей, стратегически важных дорог, укрепленных районов и т. д. Активно работала в Москве и польская разведка. Особый размах она приобретала во время военных действий.

О значении, которое придавалось в России ведению контрразведки, говорит тот факт, что накануне очередной русско-польской войны 1653–1655 гг. делами по борьбе с иностранным шпионажем занимался лично глава правительства боярин Борис Иванович Морозов. К этому времени была уже разработана целая система контрразведывательных мероприятий по борьбе со шпионажем, которая постоянно совершенствовалась. В России, как и в других странах, в XVII в. еще не существовало органов, специально занимавшихся контрразведкой. Эти функции выполняли Посольский и Разрядный приказы. Причем между приказами существовало определенное разграничение в обязанностях. Если Посольский приказ занимался борьбой с дипломатическим шпионажем, то Разрядный ведал противодействием шпионам и лазутчикам в приграничных районах.
Воеводам приграничных городов предписывалось всеми возможными способами постоянно собирать «вести» о ситуации на границе и сообщать их в Посольский или Разрядный приказы. В их обязанности входил обязательный допрос всех выходцев из соседних государств, а также русских «полоненников», возвращавшихся на родину. Уже в начале XVII в. при воеводах состояли «вестовщики» или лазутчики, которые засылались в приграничную зону соседних государств. Они набирались из служилых, посадских и торговых людей, а также из крестьян. Во время своих поездок за рубеж «вестовщики» заводили «знакомцев», через которых получали секретные сведения о замыслах противника. Важную помощь в добывании вестей оказывали русские купцы, торговавшие за границей. Ценная информация поступала от православного духовенства из Греции, Болгарии, Сербии и др. Велика была роль в получении нужных сведений иностранцев, бывших на русской службе или живших в России, а затем вернувшихся в Западную Европу.

Царь Алексей Михайлович, прозванный Тишайшим за свой добродушный характер, был вторым из династии Романовых. Заботясь о собственной безопасности, боясь интриг боярской верхушки, он начал приближать к себе молодых людей из числа худородных, определяя их на службу в свою личную канцелярию. В 1654 году канцелярия была преобразована в Приказ Тайных дел. Тайный приказ с самого начала был наделен огромными полномочиями. Даже члены боярской Думы, то есть государственного совета, в этот приказ не входили и дел там не ведали. Приказ подчинялся самому царю и осуществлял контроль за деятельностью всех государственных учреждений, послов, городовых и воевод, вел следствия по важным политическим делам, занимался военной разведкой.
С 1663 г. к Приказу тайных дел перешла часть функций Приказа Большого дворца по управлению царским хозяйством, охране и обслуживанию царской семьи. В ведомстве приказа числились даже два стекольных завода. Понятно, что чрезвычайно широкий круг возложенных на Приказ тайных дел задач неизбежно должен был привести и привел к расширению его штатов: в конце существования Приказа во главе его стояла коллегия из тайного дьяка и помогавших ему дьяков Челобитного и Стрелецкого приказов, а число подьячих выросло до пятнадцати. У современников сложилось устойчивое убеждение, что царь лично руководит Приказом тайных дел. Действительно, поскольку это ведомство размещалось во дворце, царь часто бывал в нем, имел там свой стол с письменным прибором и нередко лично рассматривал дела, заслушивал доклады и отчеты и даже принимал участие в составлении бумаг. Надо отметить, что заложенная Алексеем Михайловичем традиция совмещения функций личной канцелярии монарха и органа государственной безопасности оказалась устойчивой, и в дальнейшем ей следовали и другие представители новой династии. Эта черта наглядно демонстрирует, сколь большое значение придавали Романовы защите своей власти и политическому сыску в целом.
За все время существования Приказа тайных дел должность дьяка, то есть руководителя, в нем занимали четыре человека: Томила Перфильев, Дементий Башмаков, Федор Михайлов и Иван (он же Данило) Полянский. Все они были незнатного происхождения, но по чину приглашались за царский стол наравне с самыми родовитыми боярами. Дьяк приказа должен был всегда находиться поблизости от царя на случай, если понадобится для какого-либо спешного, секретного поручения. В его обязанности входило организовывать тайную охрану, сопровождать царя во время походов и выездов на охоту и богомолье. Дьяк одним из первых встречал иностранных послов при посещении ими Кремлевского дворца и одним из последних провожал их.
Для работы в Приказе тайных дел отбирались наиболее проверенные и способные, хорошо знающие грамоту, сообразительные подьячие из других приказов. Они проходили специальную школу обучения, созданную при Спасском монастыре. Они получали большую зарплату по сравнению с коллегами из других приказов. Служба в Приказе тайных дел и усердие при выполнении личных поручений царя способствовали успешному продвижению по служебной лестнице. Подьячие Приказа тайных дел назначались дьяками в другие приказы, а дьяки становились думными дьяками (т. е. низшими чинами членов Боярской думы). Но и тогда они продолжали оставаться особо доверенными царскими чиновниками и привлекались к выполнению все тех же секретных заданий.
Подьячие Приказа тайных дел посылались вместе с послами за границу для сбора интересующей политической, военной и экономической информации. Особо важные письма послам царь доставлял только с помощью подьячих Тайных дел служившими и фельдъегерями, которым в обязанности давались дополнительные задания разведывательного характера, например, собрать сведения о настроении местного населения стран и областей, через которые приходилось проезжать.
Нередко подьячим предписывалось скрывать свое истинное место службы и выдавать себя за служащего другого приказа, т. е. действовать «под прикрытием». Подьячие Приказа тайных дел и посольские дьяки, ведавшие поддержанием связи с царскими представителями в зарубежных странах, нередко прибегали к зашифрованной переписке. Ключ к расшифровке этих посланий не записывался, а заучивался наизусть. Существовали различные варианты тайнописи. Как правило, она составлялась по одному из наиболее примитивных способов зашифровки, получившему название «тарабарской грамоты». Писцы, например, прибегали к написанию фраз в обратном порядке, составляя своеобразные криптограммы, иногда не дописывали буквы – такой шрифт назывался «полусловицей».
В ведении приказа находились наблюдение за подозрительными лицами и иностранцами, рассмотрение писем и доносов на имя царя, организация охраны, в том числе тайной. Учреждение Приказа тайных дел стало одной из важных вех на пути формирования разведки и контрразведки, как профессиональной государственной службы. Во время существования Московского государства не было еще единого ведомства, которое бы занималось разведкой и контрразведкой, но произошло главное – они стали важной постоянной функцией государства, приобрели систематический и целенаправленный характер и превратились в важный инструмент защиты национальных интересов, в том числе экономических.

Одной из особенностей российской экономической разведки является активное использование знаний и навыков иностранных специалистов, которым создавались настолько комфортные условия для работы в России, что они охотно делились секретами и обучали русских коллег премудростям своего дела.
В XVII веке массовое приглашение иностранцев в Россию потребовало более четких форм борьбы против иностранного шпионажа и целенаправленного вредительства. Иностранные специалисты не всегда способствовали развитию российской промышленности. В России, как и в других странах, в этот период еще не было специальных структур, которые бы занимались исключительно контрразведкой. На территории России за подозрительными людьми устанавливалось негласное наблюдение. Наряду с активными методами борьбы со шпионажем использовались и превентивные меры. В частности, иностранцам было запрещено посещать Сибирь и юго-восточные районы страны – Поволжье и Астрахань, где проходили торговые пути в Персию, Бухару, Индию и на Кавказ.
Чтобы затруднить иностранцам сбор разведывательной информации, на протяжении почти всего XVII века им запрещалось носить русское платье и нанимать русских слуг. К превентивным мерам против иностранных разведок можно отнести и ужесточение наказаний за шпионаж.

Первые шаги Приказа тайных дел далеко не всегда были успешными. Одна из причин этого – отсутствие надежной информации о событиях в стране и за рубежом. О том, насколько была слаба эта спецслужба, можно судить о ее безуспешной борьбе с фальшивомонетчиками.
В середине 17 века государство решило провести денежную реформу – то есть заменить серебряную деньгу на медную монету. И по всей России тут же расплодились фальшивомонетчики. Причем, деньги изготовлялись из привезенных из-за границы серебряных талеров, в которых содержание серебра было гораздо меньше.
Агенты Приказа тайных дел выяснили следующее: фальшивомонетчики в основном были из сословий посадских людей и крестьян. Как правило, это были группы, в которые люди объединялись, чтобы воспроизводить весь процесс чеканки, как это было на денежных дворах. Техника чеканки была организована и в кузнечных мастерских. Эти деньги были хуже качеством, и их легко можно было увидеть простым глазом.
Для выявления фальшивомонетчиков, сотрудники Приказа тайных дел по ночам ходили по дворам. Они наблюдали за кузнями и домами посадских людей. И где ночью слышали стук молотка и видели дым, врывались с обысками. Сыщикам помогали и обыватели, которым за донос и помощь в поимке фальшивомонетчика полагалась половина его двора.
Для установления вины в Москве в 1659–1660 годах в тюрьму посадили 400 человек. В тюрьме их пытали – дыбой, бичеванием, каленым железом и огнем. Помощникам фальшивомонетчиков отсекали два пальца на левой руке. Самим фальшивомонетчикам после казни отрубали руки. Руки и пальцы прибивали железом к воротам двора. В назидание другим. С 1654 по 1661 было казнено более 22 тысяч человек.
Но в руководстве Приказа тайных дел процветала коррупция. Главным фальшивомонетчиком на Руси считался глава Приказа тайных дел и приказа Большой Казны, царский тесть боярин Милославский. Он привозил на денежный двор вместе с государственной медью и свою медь и заставлял и из нее чеканить монеты. Неучтенную продукцию он вывозил целыми возами на свой двор. Ему, как главе спецслужбы, Приказа тайных дел, многие крупные денежные воры давали взятки. Потому охота на фальшивомонетчиков ожидаемого итога не принесла. В результате указом 15 марта 1663 года медные деньги отменили. Была восстановлена прежняя денежная система. Из-за коррумпированного начальства эта крупная операция Приказа тайных дел завершилась полным провалом.

Учреждение Приказа тайных дел стало одним из этапов на пути формирования разведки как профессиональной государственной службы. С его появлением происходит некоторое перераспределение функций в государственном аппарате. Внешняя разведка и контрразведка все больше переходят из ведения Посольского и Разрядного приказов в ведение Приказа тайных дел. Хотя по-прежнему эти и другие приказы продолжают выполнять разного рода ответственные задания разведывательного характера. Таким образом, за все время существования Московского государства разведки как единой государственной службы создано не было. Не было и единого ведомства, которое бы ею руководило. Но, хотя разведка организационно не выделилась в особую структуру, она стала важной постоянной функцией государства, приобрела систематический и целенаправленный характер.

За безопасность царской семьи отвечало несколько охранных подразделений с различными функциями и подчиненностью. При особе государя в качестве телохранителей постоянно находилось двести человек – выходцев из дворянских семей. Ночью подле царской спальни дежурил главный спальничий с одним или двумя приближенными царедворцами. В соседней комнате находились шесть телохранителей, а в следующей располагались еще сорок человек. Кроме того, у каждых ворот и дверей дворца стояли отборные молодцы. К постоянной дворцовой страже принадлежали также две тысячи стремянных стрельцов, которые поочередно стояли день и ночь с заряженными пищалями и зажженными фитилями – по двести пятьдесят у дворца, на самом дворе и у казначейства. В те времена в Москве было свыше 20 стрелецких полков, в том числе «выборный» (отборный) Стремянный полк, личный состав которого насчитывал 1000 человек.
Вероятно, охрана (соответствует караулу нынешнего Президентского полка) осуществлялась комплексно. На наиболее ответственные посты могли заступать стрельцы из Стремянного полка, охрану менее значимых объектов – за периметром Кремля и на городских заставах – могли нести стрельцы других полков. Возможен и вариант, при котором в карауле одновременно могли находиться стрельцы Стремянного и других полков.
Внутри Кремля особое внимание уделялось охране царского двора и дворцовых помещений, которые были закрытыми (литерными) зонами. Пройти во двор с оружием могли только стрельцы-караульщики. Категорически запрещалось появляться на царском дворе верхом или в карете, а также проводить через двор лошадей или экипажи. Посетители, приходившие во дворец по вызову, ожидали приема вне литерной зоны. Это ограничение распространялось на все социальные группы, в том числе на бояр и иностранцев. Те же правила распространялись и на другие резиденции царя, включая походную ставку. Любое лицо, задержанное с оружием в пределах режимной зоны, немедленно подвергалось допросу «с пристрастием» для выяснения цели появления. Если человек нес оружие «не с умыслом злым», а «с простоты», он в лучшем случае отделывался ссылкой в Сибирь или на Терек «на вечное житье». В противном случае смертной казни подвергалась вся семья «татя», покусившегося на жизнь государя.
Стрельцы, несшие караул на царском дворе, сопровождали царскую семью и при выездах из Кремля, при этом охранники шли с двух сторон от кареты, раздвигая толпу и обеспечивая беспрепятственное продвижение по улицам «без мушкетов, с прутьем». Кроме стрельцов государя сопровождали стряпчие, которых можно считать выездной охраной.
Во время торжественных выездов и официальных приемов около царя находились телохранители-рынды, вооруженные секирами. Рынды – это прообраз почетного гвардейского караула, выполняющего протокольные функции; в случае необходимости статные молодцы, одетые в парадную форму, могли оказать супостату достойный отпор. Как и положено почетному караулу, они подчеркивали статус царской особы и… отвлекали внимание потенциальных злоумышленников от негласной охраны государя.
При выездах царя на богомолье или в загородные резиденции охрана усиливалась. Перед царским кортежем следовал постельный возок, при котором ехали постельничий и стряпчий, а с ними 300 жильцов по три в ряд. В составе конвоя находились до 3000 конных стрельцов, 5000 рейтар и 12 стрелков с «долгими пищалями». Это был отборный отряд, готовый по первому сигналу пустить в ход свое оружие. В карете государя находились четверо ближних бояр, перед ней ехал боярин, справа от нее – окольничий. В «избушке» царевича сидели его дядька и окольничий – все под охраной стрельцов. Возки царицы и царевен также охранялись стрельцами. Женщин сопровождали верховые боярыни, а в ближнем окружении венценосных дам были собственные постельницы. Скорее всего, некоторые из них выполняли охранные функции, которые нельзя было поручить мужчинам.
В военных походах охрана государя еще более усиливалась, кадровый отбор контролировался царем. Из состава этих полков производился отбор 1000 «добрых людей», которым полагалось находиться при царской особе «и для оберегания знамени его царского» постоянно. Это подразделение комплектовалось из стольников, стряпчих, дворян и жильцов. Таким образом, в военных походах царя сопровождали три независимых друг от друга полка – стрелецкий Стремянный и два «выборных», сформированных из приближенных к царю служилых людей.
Во второй половине XVII в. в охране первого лица Российского государства существовали разные по подчиненности подразделения, каждое из которых обеспечивало безопасность в своей зоне ответственности. В царствование Алексея Михайловича сложилась многоуровневая комплексная система охраны. При такой системе все службы, в той или иной мере участвовавшие в решении общей задачи, должны были осуществлять оперативное взаимодействие и иметь разветвленную сеть сбора и анализа информации, позволяющей действовать по принципу наступательности (опережающей контратаки).

Еще одной оперативно-охранной службой, созданной в годы правления Алексея Михайловича, следует считать службу охраны дипломатического корпуса при дворе русского царя. Обеспечение безопасности иностранных представителей находилось в совместном ведении Посольского и Стрелецкого приказов. Параллельно осуществлялись контрразведывательные мероприятия, в том числе наружное наблюдение за перемещениями дипломатов и их местами проживания. Режим для иностранцев был установлен настолько жесткий, что несанкционированные встречи с москвичами либо с представителями других государств, проживающими в Москве, практически исключались. Наружное наблюдение осуществлялось не только «караульщиками» и «приставниками», которые вели его открыто, охраняя и сопровождая дипломатов, но и тайными постами наблюдения, окружавшими посольское подворье и неотступно следившими за перемещениями представителей иностранных миссий. При появлении у посольских подозрительных людей их следовало, «поотпустив от посольского двора», негласно задержать и под охраной доставить в Посольский приказ. Горе было ослушнику, без дозволения дерзнувшему вступить в преступную связь с иноземцами и еретиками, государево «слово и дело» могло настигнуть его в любой момент, в любом месте державы и даже за ее пределами.

В спецслужбах Алексея Михайловича развивались посольская, военная, пограничная разведки и военная контрразведка. Любой «слуга государев» в случае необходимости мог стать (и по первому слову становился) секретным сотрудником, тайным порученцем, а то и резидентом – в зависимости от пожеланий патрона, своих возможностей и обстоятельств. Принцип тотальности, использовавшийся при дворе, позволял царю эффективно проводить в жизнь свою «тихую» политику.

Расследование государственных (политических) преступлений по сообщениям с мест (доносам) обычно начиналось с формулы «Слово и дело государево» (впервые упоминается в 1622 г.). Произнесший эту фразу имел право требовать, чтобы его доставили к местному воеводе или даже к самому царю для сообщения важных и секретных сведений, касавшихся царствующей особы и государства в целом. При этом он знал, что его могут подвергнуть задержанию и провести тщательное следствие, включая применение пытки. Информация с мест немедленно докладывалась в Москву в соответствующий приказ. В случае неумелого допроса или смерти человека, выкрикнувшего «слово и дело», прежде чем государь или лицо «в имени государевом» примет решение о ценности информации, ответственный воевода, боярин или иной «служивый» могли понести тяжкую кару, вплоть до казни всей семьи виновного. Вообще, отношение к произнесшему «слово и дело» было подозрительно-осторожным: с первого взгляда было трудно разгадать, «царев» ли это «ближний доверенный» или «человек лихой в кознях». Поэтому чиновники различного уровня предпочитали все же оказывать повышенное внимание таким лицам, чтобы самим не попасть «в опалы великие», а если «кликнувшийся» оказывался «вор и разбойник», то и отыграться на нем можно было без опаски.

После кончины Алексея Михайловича в 1676 г. его сын Федор Алексеевич (1676–1682) поспешил упразднить Приказ тайных дел. Но пройдет совсем немного времени, и другой сын Алексея Михайловича – Петр вспомнит об отцовском приказе.



Назад Вперед


Статьи раздела