СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ



Разведка Древней Руси

Дипломатия и разведка как средства обеспечения безопасности использовались ранними государственными образованиями еще в античную эпоху. От умения тайно, не раскрывая своих планов, выведать намерения и возможности потенциального противника, упредить готовящееся нападение, заключить выгодный политический союз во многом зависела судьба того или иного государства. За долгие столетия мировая практика выработала определенные формы, приемы, средства ведения тайной дипломатии и военной разведки. Восточнославянское общество, сталкиваясь с внешним миром, должно было неизбежно учитывать политические традиции и военный опыт других стран, заимствуя и приспособляя его к своим нуждам. Скупые и даже единичные свидетельства иностранных источников позволяют говорить о том, что восточные славяне еще на раннем этапе развития государственности хорошо понимали значение тайной дипломатии и разведки. Зарождение древнерусской дипломатии и разведки можно отнести к VI–VII вв., когда некогда единый славянский мир разделился на три группы: южную, западную и восточную. В ряде источников (Иордан, Прокопий Кесарийский, Менандр и др.) восточные славяне выступают под названием антов. Анты – это не все восточные славяне, а только их юго-западная ветвь. Иордан помещал антов на юго-западе Восточной Европы.
В VI–VIII вв. появляются первые достаточно стабильные славянские племенные союзы. Восточнославянские племенные суперсоюзы вели не только оборонительные, но и наступательные войны. О вождях восточных славян, которые возглавляли сильные союзы племен, упоминают такие писатели и авторы исторических хроник, как Иордан, Масуди, Менандр, Феофилат Симокатта. Так, Иордан сообщает о «короле» антов Боже, Масуди – о царе Маджаке, Менандр – о неком Мезамире, Феофилат Симокатта упоминает славянского предводителя Ардагаста.

"Военная организация восточных славян VI–IX вв. по своей природе была народной. Каждый взрослый мужчина племени имел оружие. В войске сохранялась древняя «тысячная» система. Подразделения, делившиеся на тысячи, сотни и десятки, формировались по признаку кровного родства, что придавало войску большую стойкость . Иностранцы удивлялись храбрости славян и старались привлечь их в свои войска. Военные операции велись как всем боеспособным населением племени, так и отрядами. Решение о том, как выступить – племенем или отрядом, – принималось, очевидно, на совете старейшин и на вече – сходе племен с учетом конкретной обстановки. С помощью отрядов осуществлялись чаще всего молниеносные набеги на соседей. Отряд состоял, как правило, из молодых людей, собиравшихся на время похода вокруг князя, и именовался «дружиной». Слово «дружина» обозначало первоначально друзей, товарищей, спутников. Эти временные дружинные сообщества отличались от народного войска лишь в количественном и возрастном отношениях. Постепенно дружина приобретала устойчивость и к IX в. стала постоянным институтом княжеской власти." (Кудрявцев. "Государево око")

Славяне предпочитали сражаться в пешем строю на труднопроходимой местности. При этом они не пренебрегали засадами и различного рода военными хитростями. Византийские источники особенно отмечают искусство славян прятаться в реках. Из наступательного оружия славяне имели луки со стрелами и метательные копья, по два у каждого воина. Главным оружием служил обоюдоострый меч, который пользовался большим почетом. Широко использовались также бердыши, кинжалы, ножи и рогатины. Предохранительного оружия, кроме щитов, у славян первоначально не было. Прокопий Кесарийский сообщает, что славяне «панциря» не носят, а некоторые выходят сражаться даже без «…нижней и верхней одежды в одних коротеньких штанах».
В V–VI вв. славянские племенные союзы начали активно отстаивать свои жизненные интересы в борьбе с такими сильными государствами, как Византийская империя и Хазарский каганат. Византийские авторы сообщают о постоянных набегах на земли империи одного из таких политических объединений восточных славян – Антского союза племен. Во время славянско-византийской войны 550–551 гг. славяне подступили к столице империи Константинополю. В конце VI в. они предприняли еще несколько походов с целью овладеть столицей. К этому же времени относятся первые попытки Византии ослабить давление славян и поставить их военную мощь себе на службу. Получил распространение порядок приема славянских отрядов в императорскую армию. В конце VII в. византийское правительство развернуло целую систему пограничных опорных пунктов, куда расселяло славян-колонистов.

В сфере внешнеполитических интересов южнорусских вождей были: Северное Причерноморье, Крым, малоазиатское побережье Черного моря, Северный Кавказ и Закавказье. Южнорусские князья стремились установить также равноправные отношения с Византией и завязать дружественные отношения с Германской империей.

"Свидетельством усиления дипломатической и военной активности славян стало нападение русской рати в первой четверти IX в. на город Амастриду. В «Житие св. Георгия Амастридского» описывается, как руссы, не осмелившись напасть на Константинополь, нанесли удар по Малоазиатскому побережью Черного моря. Здесь лежала богатая провинция Пафлагония с главным городом Амастридой, который был одним из центров торговли тогдашнего мира. Сам выбор пути и цели похода говорят о хорошем знании руссами обстановки в крае и тщательной подготовке нападения. Более того, историки считают, что нападение на Амастриду было своего рода рекогносцировкой перед большим общерусским походом на Константинополь." (Кудрявцев. "Око государево")

Заметным событием в истории древнерусской дипломатии и разведки стало русское посольство 838–839 гг. в Константинополь к византийскому императору Феофилу II (829–842) и в Ингельгейм, столицу Франкского государства, к Людовику Благочестивому (814–841). Сведения об этом содержатся в Вертинской летописи, принадлежавшей перу епископа Прудония.
Появление первого русского посольства в Византии, а затем в землях франков означало новый этап в становлении древнерусского государства. О Руси узнали не только в Византии, но и на Западе, и на Востоке. Укрепляя свою государственность, Южная Русь стремилась расширить сферу своего внешнеполитического влияния. С этой целью в июне 860 г. русские дружины предприняли масштабный поход на Константинополь. Митрополит Фотий писал: «Те, для которых некогда одна молва о ромеях казалась грозою, подняли оружие против самой державы их и восплескали руками, неистовствуя в надежде взять царственный град, как птичье гнездо».
Время для нападения было выбрано очень удачно. Весной 860 г. император Византии Михаил III увел из Константинополя в Малую Азию 40-тысячное войско навстречу наступающим арабам. В это же время греческий флот ушел к острову Крит на борьбу с пиратами. Город оказался фактически беззащитным. Столь удобный выбор момента для нанесения удара по столице свидетельствует о хорошей организации разведки. Источниками информации, надо полагать, были свои и иностранные посольские миссии, купцы, которые шли с караванами в Киев и из Киева по всей Европе, служилые варяги, кочевавшие по восточноевропейским столицам. Не исключено, что сведения в Киев могли доставлять арабские лазутчики, заинтересованные в ослаблении Константинополя.
Поход был подготовлен в тайне, вероятно в районе Азовского моря, где проводилась оснастка кораблей. Византийские пограничные посты узнали о приближении русов только тогда, когда они уже были у Мавропотама, близ Константинополя. Флот русов в составе 200 судов, не замеченный морской стражей, вошел на рейд вечером 18 июня 860 г. Осада города продолжалась целую неделю и была снята в результате переговоров с русами императора Михаила III, спешно вернушегося из Малой Азии. Русь получила большую контрибуцию и выгодные для своих купцов условия торговли с Византией. Нападение Руси на Константинополь вызвало большой резонанс в мире. Об этом говорили и писали многие видные государственные деятели, включая византийского императора Михаила III и Римского папу Николая I. Заключение мирного договора между Русью и Византийской империей означало практическое признание Константинополем Руси и усиление роли русских в вопросах международных отношений. (Читайте статьи "Донские русы", "Русский каганат", "Князь Аскольд" и роман "Сын Чернобога" ) Длительный процесс формирования Древнерусского государства завершился объединением в конце IX в. наиболее крупных восточнославянских союзов с центрами в Киеве и Новгороде. Это событие летопись связывает с походом князя Олега в 882 г. из Новгорода в Киев. В результате сложилось раннеклассовое государство Русь во главе с великим князем князем.

"Князь же, по всей видимости, занимался и организацией разведки. Главными ее функциями были предупреждение об агрессии со стороны соседей и обеспечение подготовки собственного нападения на противника. Для ведения разведки князь назначал специальных людей из числа дружины. Они занимались добыванием сведений о противнике, сбором рати, изысканием мест для стоянки войска, разведыванием дорог. В их обязанность входило также и наблюдение за противником во время боевых действий. В древнерусском языке понятия, относящиеся к разведке обозначались такими словами, как «прелагатаи», «соглядатаи» (разведчики, засылавшиеся князем в стан противника, как в мирное, так и в военное время) и «просоки» (отдельные воины или воинские отряды, следившие в период боевых действий за передвижением и расположением вражеского войска). Передвижение своих войск русы прикрывали с помощью специальных частей, которые назывались «сторожами». Они выполняли функции авангардов, разъездов и аванпостов. Слово «сторожа» встречалось и в значениях несение сторожевой службы, охрана, застава, наблюдательный пункт." (Кудрявцев. "Око государево")

В древней Руси военная разведка выполняла практически только тактические задачи, в большинстве случаев – военного характера в силу объективных и субъективных причин. «Соглядатай дорог нам на час, а там и не знай нас» – говорит древняя русская пословица. Эмблемой российской военной разведки стала летучая мышь. Образование и укрепление Древнерусского государства привело к сосредоточению всех внешнеполитических функций в руках великого князя. Главной целью древнерусской дипломатии оставалось установление равноправных отношений с Византией. Для достижения этой цели Русь сумела заручиться поддержкой таких сильных восточноевропейских государств, как Венгрия и Болгария. Наиболее успешно развивались отношения Руси с Болгарией.

«Спецслужбы» Вещего Олега работали качественно. Поход на Константинополь в 907 г., как и проведенный 47 годами ранее, был хорошо подготовлен на основании упреждающей информации и тщательно законспирирован. Дружины Олега пришли под стены Царьграда в тот момент, когда византийские войска снова ушли на Восток воевать с арабами. Воспользовавшись этим, лидер провинциальной знати Андроник Дука, которого тайно поддерживал константинопольский патриарх, поднял мятеж против императора Льва IV. Правитель постоянно враждующего с Византией Первого Болгарского царства Симеон Великий разрешил пройти русам по своей территории. Нельзя исключать, что определенную помощь дружинникам оказали и арабы, которые были кровно заинтересованы в ослаблении Византийской империи.
Результатом осады Византии стала наложенная Олегом контрибуция: отныне империя должна была выплачивать русам ежегодную дань. В 911 г. с Византией был заключен выгодный торговый договор, согласно которому купцы освобождались от торговых пошлин.

"К обеспечению личной безопасности Олег также относился весьма серьезно. Летописи донесли до нас сведения о том, что во время осады Царьграда была предпринята попытка устранения вождя русичей с помощью приправленного «отравою смертною» вина. Надо сказать, что империя находилась тогда в самом расцвете и методы тайной войны там были на высоте. Однако «князь варваров», как называли Олега византийцы, отравленных даров не принял. Было ли это вещим провидением самого князя или же постарались «контрразведки», источники не сообщают, но факт остается фактом – попытка отравления провалилась." (Чуркин. "Спецслужбы России за 1000 лет")

После подписания мирного договора в Византии началась перестройка системы безопасности восточных рубежей империи. Наученные горьким опытом, византийцы разместили свои наблюдательные пункты в устье Днепра и взяли под контроль все выходы в Черное море. Другим ключевым пунктом стал Керченский пролив. Дозорную службу несли жители Херсонеса (вблизи совр. Севастополя) и иных греческих колоний в Причерноморье. Была усилена политическая и военная разведка, использовались и другие рычаги – болгарский царь Петр, женатый на византийской принцессе, стал союзником Константинополя.

В X в. Русь заявляет свои претензии на обладание Северным Причерноморьем, Крымом, стремится прочно удержаться на восточных торговых путях, и в первую очередь, в Приазовье, Поволжье, Закавказье. Однако успешно продвигаться по всем направлениям у Руси еще не хватало сил. В середине X в. киевские князья сосредоточили свои усилия на юго-западном направлении, стараясь проникнуть в Подунавье и Балканы. Здесь интересы Руси столкнулись с интересами Византийской империи. Летом 941 г. князь Игорь предпринял поход на Византию, хотя Русь находилась с ней в союзе. Кроме русских войск, Игорь вел на Балканы своих союзников варягов и печенегов. Как и в случае с нападением Олега на Византию, Русь выбрала для начала войны удобный момент. Игорь располагал достаточной информацией о положении дел в империи. Лучшая 40-тысячная армия греков и основные морские силы Византии были отвлечены для борьбы с арабами. Но на этот раз внезапного нападения не получилось.
Союзница Византии Болгария дала весть в Константинополь о появлении русского флота, состоявшего из тысячи кораблей. Все же Игорь успел высадить десант в окрестностях Царьграда прежде, чем греки приняли какие-либо оборонительные меры. Русы грабили и разоряли окрестности, жгли монастыри и церкви, истребляли пленных. Тем временем командующий византийским флотом Феофан, возглавивший оборону столицы, отремонтировал несколько старых торговых судов и снабдил их «греческим огнем». 8 июля 941 г. у входа в Босфорскую гавань он напал на русский флот, стоявший в готовности к бою, и уничтожил большую его часть греческим огнем. Остатки флота Игорь увел к Малой Азии. Здесь он высадил десант и начал опустошать Вифинию, но вскоре был разбит подошедшими греческими войсками.
В 944 г. Игорь собрал новые войска и повторил свой поход. Но, как и три года назад, византийская разведка успела предупредить о движении русских войск. Жители Херсонеса дали знать в Константинополь, что «русские корабли без числа покрыли собою море». Византийский император Роман решил на этот раз не подвергать свои владения разорению. Он поспешил предложить Игорю мир. Послы императора встретили русского князя на подходе к Дунаю с дарами и обещанием заплатить дань, равную дани, полученной Олегом. Мирные переговоры закончились новым русско-византийским договором 944 г.

Первую контрразведывательную операцию на Руси связывают с великой княгиней Ольгой. Сразу после гибели в Древлянской земле князя Игоря, Ольга сумела заманить убийц своего мужа, коими считала всю древлянскую знать, на свою территорию, арестовать и вынести им смертный приговор.
Согласно Никоновской летописи, древляне сами полезли в ловушку, потому что, расправившись с жадным Игорем Рюриковичем, они не придумали ничего лучшего, как послать к новоиспеченной вдове делегацию с предложением выйти замуж за хорошего князя. Судя по всему, Ольга сама спровоцировала древлян на столь неосторожный демарш. С помощью верных людей, она распустила слух, что не прочь заново выйти замуж. Прибывших сватов, дабы оказать им великие почести прямо в лодье, на которой они прибыли, понесли на теремной двор. Где ничего не подозревавших древлян вместе с лодьей бросили в вырытую заранее яму и заживо похоронили.
Но операция на этом не закончилась. После этой расправы правительница Киева расположила на границе с Древлянской землей посты, чтобы к древлянам никто не мог проникнуть и рассказать об истинном положении вещей. А сама отправила к ним надежных людей с ответным посольством. Прибывшие попросили отправить в Киев в качестве сватов еще более сановитых вельмож, иначе горожане не отпустят любимую княгиню. Древляне клюнули и послали в Киев своих лучших людей. Когда гости прибыли, им предложили сначала помыться в баньке, заперли в ней и сожгли, а затем Ольга сожгла и столицу древлян Искоростень. Первая карательная акция завершилась.

Активно действовала против русских, укрепившихся на берегу Черного моря, разведка Византии. Желая воспрепятствовать росту могущества и влияния русского Тьмутараканского княжества, Константинополь послал туда агента, который под видом купца проник в окружение князя Ростислава и однажды, во время пира, на котором он был удостоен чести разделить чашу с самим князем, погубил его. Отпив свою долю, он незаметно обмакнул в вино ноготь, под которым таился сильный, но медленно действующий яд. Через несколько дней князь умер в мучениях, о чем его подданным торжественно сообщил добравшийся до Херсона лазутчик. Однако злой вестник не учел популярности Ростислава: разъяренные жители до смерти забили его камнями.

В 964 г. великим князем стал сын Ольги Святослав. В летописях он запечатлен прирожденным воином. В княжение Святослава Игоревича Русь воевала на огромном пространстве от Северного Кавказа до Фракии и от Окско-Волжского междуречья до Северного Крыма. Сын Игоря и Ольги серьезно занимался вопросами разведки и свою знаменитую фразу «Иду на вы!» (как считают, унаследованную от отца) произносил только после того, как собирал полную информацию о противнике. Свой поход против Хазарского каганата в середине 60-х гг. X в. он тщательно подготовил и блестяще осуществил. Святослав продвигался к хазарской столице северными лесами, через земли вятичей, а не обычным для того времени южным путем и вначале нанес удар по Волжской Булгарии. Затем он спустился по Волге и разгромил войско кагана. Несомненно, что эта военная экспедиция должна была иметь хорошее разведывательное и контрразведывательное обеспечение. (Читайте статьи"Разгром Хазарии" "Походы Святослава" и роман "Каган русов" ) Как мы видим, уже у первых русских князей имелись службы, ведавшие вопросами сбора и защиты информации, однако стройной системы обеспечения личной безопасности, как и специальных органов безопасности, еще не существовало. Разведка, контрразведка и охрана были личным или семейным делом, поручались наиболее сметливым доверенным лицам из ближайшего окружения. Когда наступала необходимость проведения специальных мероприятий, как правило, находили нужных людей. Когда дело было сделано, они возвращались к своим обычным занятиям: торговле, ремеслам и проч. Таким образом, полученный опыт в должном объеме не закреплялся и систематически не обобщался, хотя конечно же накапливался. Профессиональные навыки «сотрудников деликатных княжих служб» систематически не развивались, и новым поколениям «нужных людей» приходилось во многом начинать с азов.

"Князь Игорь пренебрег элементарными мерами безопасности и отправился собирать повторную дань с древлян, что было одним из серьезнейших нарушений установившихся правил, к тому же он не предусмотрел возможности покушения. Его сын, князь Святослав, погиб в засаде, устроенной печенегами, при возвращении из византийского похода в 972 г. Скорее всего, в обоих случаях гибель князей обусловливалась двумя обстоятельствами. Во-первых, их личная охрана не имела достоверной информации о намерениях противника и не могла реагировать адекватно. Упор делался на удаль и готовность положить голову за «хозяина» (что в итоге и произошло). Ни выявить, ни предотвратить, ни, в конце концов, пресечь угрозу жизни обоих князей она не смогла. Во-вторых, если информация и была, то и Игорь, и Святослав по каким-то причинам пренебрегли ею. Подобная ситуация повторялась неоднократно в истории всех феодальных государств. Внезапная смерть при условии нерешенности вопросов наследования, непомерные личные амбиции, ущемленное самолюбие, подогреваемые приближенными, не раз приводили к плачевным последствиям, ввергавшим, в частности, Русь в нескончаемую череду переделов собственности." (Чуркин. "Спецслужбы России за 1000 лет")

После смерти Святослава между его сыновьями разгорелась нешуточная междоусобная война. В 980 году Владимир, будущий креститель Руси, привел из-за моря в Новгород варягов и начал вооруженную борьбу за киевский престол. Обладая силами и возможностями меньшими по сравнению с теми, которые имелись в распоряжении киевского князя, Владимир возлагал большие надежды на военную разведку. Через лазутчиков он выявил в окружении Ярополка жадного и тщеславного воеводу Блуда, которого и завербовал в агенты, пообещав в письме, что тот ему будет «в отца место», если поможет захватить или убить своего князя. Блуд выполнил задание. Напуганный его речами о якобы созревшем заговоре киевлян, Ярополк бежал из хорошо укрепленного Киева. А после долгой и изнурительной обороны в осажденной Родне снова послушался совета продажного воеводы и явился на переговоры в резиденцию Владимира. Но не успел Ярополк туда даже войти, как сопровождавший его Блуд перед носом его дружинников захлопнул дверь на крюк, а два выскочивших из засады варяга пронзили Ярополка мечами. Так Владимир оказался единоличным властителем всея Руси и начал захват новых территорий. Перед каждым походом он подсылал лазутчиков, возбуждавших среди населения недовольство своими правителями, сеявших панику при приближении русских сил, а также распространявших слухи о жестокости Владимира к не покорившимся и о необыкновенной гуманности и щедрости к сдавшимся добровольно.(Читайте роман "Белые Волки Перуна")

Эпоха междоусобицы повлекла за собою изменение роли и функции военной разведки. Скудные ресурсы средних и мелких княжеств не позволяли содержать штат специальной военной спецслужбы, а потому ставка делалась на индивидуалов – доброхотов. В атмосфере взаимных подозрений жизненно важной стала необходимость иметь своего человека в окружении вероятного противника, насущные интересы которого, в свою очередь, требовали выявления такого тайного доброхота.
Зарождались основные методы деятельности отечественных спецслужб, которые были ориентированы на предотвращение внутренней смуты и предупреждение внешней угрозы. С принятием на Руси восточного христианства в роли наших учителей выступили хитрые византийцы, которые к тому времени уже располагали высочайшей культурой шпионажа.

История военной разведки древней Руси неотделима от боевых дел её армии. Для русских княжеств, подвергавшихся давлению хазар, половцев, печенегов, а позднее татар, она была одним из главных условий национального выживания. Причём уже в то время разведка не ограничивалась простым сбором сведений о противнике, но и боролась с его лазутчиками, а также старалась ввести неприятеля в заблуждение.
Когда в 1170 году князь Мстислав Изяславович пошёл походом на половцев, он позаботился о том, чтобы довести до них преувеличенные сведения о своих силах. Мнимый пленник Гаврила Иславович поведал половцам, что «идут-де на них русские князья большой силой. И побежали половцы, бросив жён своих, детей и повозки свои». Так путём дезинформации князь Мстислав достиг того, чего мог бы достичь только ценой кровавой битвы.

В Руси до X века княжьи тиуны-придворные должностные лица, кроме управления доходами и имуществом князя, одновременно осуществляли функции судей, а также являлись организаторами розыска лиц, подозреваемых в совершении насильственно-корыстных преступлений, получивших широкий общественный резонанс. В XIII веке судебные и розыскные функции от тиунов отошли. На уровне земского управления основным субъектом организации сыска являлся тысяцкий, избираемый народным вече, который ведал общественной безопасностью, то есть осуществлял организационно-административные функции по предупреждению и раскрытию деяний, посягающих на территориальные, имущественные и другие интересы земства и проживающего в нем населения. Позднее тысяцкий назначался князем, фактически он являлся воеводой, за которым остались прежние функции обеспечения общественной безопасности. В больших городах организация сыскной работы и судопроизводства возлагалась на наместников – посадников. Со временем там получил распространение частный сыск лиц, уклоняющихся от уплаты долгов и прочее.
В сельской местности организаторами общественной безопасности являлись старосты, которые осуществляли ее с помощью тиунов и мечников, обеспечивающих, например, охрану дорог от разбойников и кочевых племен.
Судебный сыск имел самостоятельное значение при подготовке рассмотрения уголовных дел и осуществлялся всеми видами судов, например, вотчинными, государственными и церковными. Для установления истины по уголовным делам, где не было свидетелей, применялось испытание огнем и водой.



Назад Вперед


Статьи раздела