СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ



РУССКИЕ


СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРКОНАistor1.jpg

КОН И ЗАКОНistor2.jpg

МИФ О ДРЕВНИХ ГЕРМАНЦАХistor4.jpg

СЛАВЯНСКАЯ ГЕРМАНИЯistor6.jpg

РУСЫ И ЕВРОПАistor11.jpg

КНЯЗЬ НИКЛОТistor12.jpg

МОЛОТ ВЕДЬМistor3.jpg

ЗАГОВОР КОЛДУНОВistor5.jpg

ИГОigo.jpg

ТЕНЬ ПЕРУНАten1.jpg

ЦАРСТВО ХАМАistor13.jpg

РУССКИЕistor14.jpg



Распад великой державы Советского Союза привел к ситуации, когда русские вдруг стали численно доминирующей нацией в своей собственной стране. Процентное соотношение русского и нерусского население составляет приблизительно восемьдесят процентов к двадцати. По сути Россия стала мононациональным государством, включающем в себя более десятка национальных образований. Дабы скрыть сей прискорбный для властей факт, к этим национальным образованиям добавили территории, заселенные русскими, поделив их на «субъекты федерации». Казалось бы с образованием Российской Федерации выход из щекотливой ситуации был найден, но как раз в этот сладкий для властей момент вдруг выяснилось, что появление РФ не только не остановило, но усилило рост национального самосознания в республиках. Этот рост протекал по разному, где-то он вылился в кровавые столкновение, где-то нашли более мирные способы выражения собственной исключительности. Но в любом случае этот рост привел к образованию национальных элит, которые с разной степенью успешности возглавили процесс.

Разумеется, проявившаяся тенденция просто не могла не затронуть русских, и власть это заметила. Но заметив, допустила грубейшую ошибку, обрушив карательные меры на русских националистов. Кого-то посадили, кого-то запугали, кого-то отправили в мир иной. Речь идет о сурковской идее «отсечения крайностей и борьбы с проявлениями радикализма». Однако рост русского самосознания, к удивлению властей, не прекратился по той простой причине, что национальное самосознание и национализм далеко не одно и то же. Национализм – это всего лишь одна из форм проявления самосознания народа и далеко не всегда она оказывается доминирующей. Рост национального самосознания может вылиться в любую форму, в любой «изм», включая коммунизм и либерализм.

Российская бюрократия, увлеченная борьбой с радикализмом и грабежом доставшегося от великой державы имущества, упустила момент, когда можно было возглавить процесс. В результате рост русского самосознания стал протекать вопреки воле властей и принимать формы стихийного отторжения бюрократии. Бюрократия становится не просто нелюбимой, не просто ненавидимой, она становится чужой, инородной по отношению как к русским, так и другим народам России. Она не выражает ничьих чаяний и стремлений кроме своих собственных, на глазах превращаясь в раковую опухоль, разъедающую государственный организм. Или, если угодно, в инопланетного монстра пожирающего все вокруг себя. Пока что этот прискорбный факт прикрыт фиговым листком демократии, кипением партийных страстей в Думе, которые практически никому уже не интересны, ибо отторжение бюрократии идет не на уровне «измов», не на уровне классовой борьбы, воспетой марксистами, а на уровне «нутряном», когда утеряны все точки соприкосновения, вместе с надеждой, что все еще можно изменить.

Нельзя сказать, что бюрократия не чувствовала начинающегося отторжения. Чувствовала. А потому искала спасения за бугром, переправляя туда наворованное имущество, жен и детей. Собственно, это ведь не русский народ отверг своих соплеменников-чиновников, это они поставили себя вне народа и над народом, наплевав на его чаяния и стремления. Российская бюрократия, этот выкидыш, созревший в утробе советской партийной номенклатуры, с первой минуты своего появления на свет была одержима жаждой наживы и предательства. А Россия стала для бюрократии лишь территорией охоты, плацдармом для прыжка на Запад. Эти вороватые ребята почему-то вообразили, что их примут там с распростертыми объятиями и, как теперь выясняется, зря. Они чужие здесь, они чужие там. Осознание столь очевидной истины заставляет прозревшую бюрократию биться в конвульсиях и искать выход. Российская бюрократия вдруг поняла, что ей нужна армия, чтобы защитить «нажитое, понимаешь, непосильным трудом». В полуразрушенный военно-промышленный комплекс потекли деньги. Но армия это не только оружие, это в первую очередь люди. В данном случае – русские люди. Те самые русские люди, существование которых бюрократы отрицали на протяжении более чем двух десятков лет. Ну не чеченцы же с якутами будут их защищать! На хрена они им сдались. А что же русские? Неужели среди нас найдутся идиоты, готовые идти в бой за бюрократов и их право охоты на территории под названием Российская Федерация? Или рост национального самосознания у русских достиг уже такого уровня, что у нас хватит сил и разумения, чтобы указать «кормущечникам» верное направление движения – в Магадан.