ГЛАВНАЯglav.jpg"

ИМЯ БОГАserg7.jpg"

РЕЛИГИЯ СЛАВЯНserg8.jpg"

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫserg9.jpg"

СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРИЙСКИЙ ПРОСТОРarii1.jpg"

ВЕЛИКАЯ СКИФИЯserg10.jpg"

ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВserg12.jpg"

СЛАВЯНЕserg13.jpg"

КИЕВСКАЯ РУСЬserg11.jpg"

РУССКИЕ КНЯЗЬЯserg14.jpg

БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
serg15.jpg

ГОРОДА КИЕВСКОЙ РУСИserg16.jpg

КНЯЖЕСТВА КИЕВСКОЙ РУСИserg17.jpg

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПАserg18.jpg

ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫserg19.jpg

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
serg20.jpg

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
orden1000.jpg

ИСТОРИЯ АНГЛИИ
serg33.jpg

ОРДАorda1000.jpg

РУСЬ И ОРДАrusorda01.jpg

МОСКОВСКАЯ РУСЬmoskva01.jpg

ПИРАТЫpirat444.jpg

ЗЛОДЕИ И АВАНТЮРИСТЫzlodei444.jpg

БИБЛИОТЕКАserg21.jpg

ДЕТЕКТИВЫserg22.jpg

ФАНТАСТИКАserg23.jpg

ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ ФАНТАСТИКАgumor.jpg<

НЕЧИСТАЯ СИЛАserg24.jpg

ЮМОРserg25.jpg

АКВАРИУМserg26.jpg




из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ШАТУН

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
ВАРЯЖСКИЙ СОКОЛ

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
СОКОЛИНАЯ ОХОТА

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
СЫН ЧЕРНОБОГА

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
КАГАН РУСОВ

из цикла "РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ"
На сайте размещен для скачивания исторический роман С. Шведова:
БЕЛЫЕ ВОЛКИ ПЕРУНА

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗВЕРЬ

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для скачивания фантастический роман С. Шведова:
ЗАГОВОР ВЕДЬМ
ДЕТЕКТИВ
На сайте размещен для чтения роман С. Шведова:
ЦИРЦЕЯ

ДЕТЕКТИВ
На сайте размещен для чтения роман С. Шведова:
ПРАВИЛА ИГРЫ
В РУССКУЮ РУЛЕТКУ. Ч.1

ДЕТЕКТИВ
На сайте размещен для чтения роман С. Шведова:
ПРАВИЛА ИГРЫ
В РУССКУЮ РУЛЕТКУ. Ч.2

ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН
На сайте размещен для ознакомления отрывок романа С. Шведова:
ОКО СОЛОМОНА

ДЕТЕКТИВ
На сайте размещен для ознакомления отрывок из романа С. Шведова:
ШКАТУЛКА ГРУППЕНФЮРЕРА

ДЕТЕКТИВ
На сайте размещен для ознакомления отрывак из романа С. Шведова:
ВОЗВРАЩЕНИЕ СТРАННИКА

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для ознакомления отрывок из романа С. Шведова:
ИНКУБ

ФАНТАСТИКА
На сайте размещен для ознакомления отрывок из романа С. Шведова:
РАЙ ДЛЯ НЕГОДЯЕВ



ЧЕРНАЯ МЕССА



Первой магической операцией, как необходимым вступлением ко всем дальнейшим, было заклинание, которым маг вызывал на свидание Сатану или кого–либо из его дьяволов. Операция эта почиталась для сведущего человека нетрудной, но опасной, так как требовала мелочнейшего внимания и тщательной осторожности. Обыкновенно, она совершалась в полночь, но могла совершаться и в полдень, так как в этот час имеет большую силу «бес полуденный». Местом для заклинания выбирались перекрестки прохожих и проезжих путей, глубины мрачных чащ, пустынные степи, старинные развалины. Заклинатель замыкался в круг, трижды очерченный по земле острием шпаги, и должен был очень внимательно следить за тем, чтобы не высунуться за эту границу хотя бы малейшей частицей своего тела, как бы ни смущал и не выманивал его дьявол.
Формулы вызывательных заклинаний были многочисленны и странны, иные очень длинные, другие короче, разной действительности и не каждая для каждого беса годилась. Если дьяволу не хотелось являться или он был не в духе, то малейшей неточности в формуле достаточно было, чтобы вызывание оказалось недействительным.
Появление дьявола могло сопровождаться разными чудесами и метаморфозами. Один немецкий рыцарь, историю которого рассказывает Цезарий, стоя в кругу вместе с другом своим колдуном, сначала увидел бушующее вокруг наводнение, потом заревела буря и захрюкали кабаны, и, наконец, после других еще чудес явился дьявол — ростом выше леса стоящего и столь ужасного вида, что рыцарь, — как побледнел от страха, так и остался таким на всю жизнь.
Магическая сила приписывалась, кроме слов, также цифрам, буквам, фигурам. Все это — наследие глубочайшей древности. Из слов, цифр, букв и фигур составлялась магическая «Книга повелений», которая давала обладателю своему способность заклинать дьяволов, повелевать ими и творить, при их посредстве, всевозможные чудеса. Взять в плен демона и повелевать им возможным почиталось при посредстве некоторых драгоценных камней и трав, описания которых находятся в средневековых лапидариях и гербариях. Арабские и еврейские предания о Соломоне, великом поработителе демонов, докатились в средневековую Европу сказаниями о демонах, замкнутыми волшебниками в кольце или склянке.

"Волшебники и ведьмы были неравного достоинства и могущества, они имели свою иерархию или табель о рангах со свойственным наделением силы. Но даже самая жалкая ведьма, самый захудалый колдунишко на лестнице этой могли творить, помощью своего бесовского искусства, удивительные деяния, побеждающие всякую человеческую власть и предусмотрительность. Компетенция колдовского могущества неописуема и неисчислима. При помощи особых напитков или влияния послушных демонов, волшебник властен вынудить любовь или обратить ее в ненависть, отнять любовницу у любовника, либо заставить ее летать в его объятиях, в ночное время, по воздуху. Он мстил своим врагам и врагам своих клиентов, накликая на их дома пожары, на их поля — град и бурю, на их корабли в дальних морях — крушения, на их головы — болезнь и смерть. Чтобы причинить последнюю, ему достаточно было пронзить булавкой или кинжалом восковое подобие ненавистного человека, а иные убивали просто проклятием либо даже только одним взглядом (отсюда — «дурной глаз», jettatura). Для волшебника не существовало ни дальних расстояний, ни трудных и опасных путей. На хребте дьявола он летал сам и носил других с одного края света на другой, тратя немного часов на путешествия, для которых обыкновенным смертным нужны были месяцы и годы. Он фабриковал амулеты и талисманы на спрос всевозможного употребления, заколдовывал оружие, чтобы не боялось оно ни железа, ни огня, в одну ночь воздвигал роскошные дворцы, неприступные замки, целые города, обнесенные крепкими стенами. По одному слову его помрачался день, начинала свирепствовать лютая буря, разверзались хляби небесные, и одного же слова было ему довольно, чтобы стихия угомонилась, и день засиял бы краше прежнего. Стоило ему шевельнуть пальцем, чтобы целые армии цепенели от страха, либо он вызывал на них другие армии, составленные из демонов, вынырнувших из ада. В присутствии мага природа меняла все свои законы и все свое существо. Он превращал одно вещество в другое, делал из грязи золото, а золото разлагал на грязь, обращал мужчин в женщин, а женщин в мужчин и вообще людей — в животных. Ему ведомы были самые сокровенные вещи: чтобы узнать тайну в настоящем или безошибочно предсказать будущее, ему достаточно было взглянуть в стакан с водой. И, наконец, самое, приятное чудо: он возвращал и себе, и другим утраченную юность («Фауст»)." (Амфитеатров. "Дьявол")

Средневековая вера в магию не ослабла и в эпоху Возрождения. Террор, обрушенный на дьявольское искусство церковью, только обострял его жуткое очарование. Вера в сверхъестественное зло — добро стала всеобщей, всегдашней и ежеминутно вездесущей. Разбойничьим бандам, равно как атаманам кондорьеров, приписывали дьявольское происхождение. Не было ни одного образованного человека, над которым не тяготело бы обвинение в волшебстве, начиная с исторических знаменитостей давно умершей древности, вроде Аристотеля, Гиппократа, Виргилия и вплоть до современников Льва X и даже позже. В магии подозревался Петрарка. Из пап римских почитались причастными к волшебству Лев III, Сильвестр II (Герберт), Бенедикт IX, Григорий IV, Григорий VII, Климент V, Иоанн XX. В конце XI века кардинал Бенно, в своем «Жизнеописании Гильдебранта» настаивал, что в Риме была школа магии, откуда и вышел будущий Григорий VII. Но столь блистательные чародеи были не более как отборной гвардией в бесчисленных полчищах мелких кудесников, колдунов и ведьм, в особенности последних. Все писатели, специалисты по демонологии, сходятся во мнении, что на одного, предавшегося волшебству, мужчину надо считать, по крайней мере, десять женщин.

В XIII веке св. Фома Аквитанский, будущий непогрешимый оракул католической церкви и неугасимый светоч ее философии, объявил волшебство, по силе догмы, делом не призрачным, но реальным. В том же веке инквизиция по ересям доверяется доминиканцам, которые злоупотребляют своими полномочиями, как только успевают. С этих пор открывается странное и прискорбное зрелище. Церковь становится открытой покровительницей и пропагандисткой враждебного ей суеверия, льстит самым низким инстинктам черни, провоцирует их и разжигает. Смешивает преднамеренно воедино ересь с колдовством и создает чудовищное поле для юридических, злоупотреблений, около которых отныне будут согласно и союзно греть руки свои невежество, суеверный страх, глупость простака и злой умысел мошенника. Начинаются процессы против ведьм, вспыхивают первые костры — и чем дальше, тем их больше.

"В ведовском процессе имел суд перед собой не одного, но двух противников: видимую ведьму и видимого дьявола, так как последний, естественно, не покидал свою подругу и возлюбленную в постигшей ее беде и продолжал ей, сколько мог, покровительствовать. По утверждению опытных инквизиторов, он помогал жертве лгать и мужественно переносить пытку, он отнимал память у свидетелей, затемнял соображение судей, наводил усталость на палачей. Все было от него. Если ведьма умирала под пыткой, это дьявол душил ее, чтобы помешать ее признаниям; если ведьма накладывала на себя руки, это дьявол толкал ее, чтобы отнять у правосудия честь и славу процесса.
В Европе последние ведовские процессы, со смертными казнями, относятся к половине XVIII века, В Мексике же два костра, воздвигнутые фанатизмом, загорелись еще в 1860 и 1873 годах."
(Кавендиш. "Черная магия")

В большинстве магических трактатов говорится, что на том или ином этапе магического ритуала необходимо убить какое-либо животное (чаще всего - козленка). Согласно старинным гримуарам, это следует совершить задолго до начала самой церемонии. Из шкуры убитого животного нужно сделать пергамент. На пергаменте изображают пентаграммы и гексаграммы, которые служат для защиты мага и для контроля над вызванным духом. Однако вполне очевидно, что в некоторых случаях убийство животного является, по существу, жертвоприношением - либо Богу (с целью получить Его благословение), либо самому духу.

"В гримуарах более позднего времени жертвоприношение теснее связывается собственно с магической операцией, а в современных ритуалах животное зачастую убивают в кульминационный момент церемонии. Это обеспечивает приток энергии в магический круг. Согласно оккультной теории, всякое живое существо - это вместилище энергии, и в момент смерти почти вся заключенная в нем энергия резко высвобождается. Жертвоприношение совершают внутри круга, чтобы энергия животного не рассеялась без пользы, а, напротив, сосредоточилась и удержалась вокруг мага. Животное должно быть молодым, здоровым и девственным, т. е. с нерастраченным запасом энергии. Количество энергии, высвобождающейся в момент убийства жертвы, очень велико и несопоставимо ни с размерами, ни с физическими данными животного. Маг ни в коем случае не должен допустить, чтобы эта огромная сила вырвалась из-под контроля. Если он почувствует неуверенность в себе или ослабит концентрацию, то выпущенная им на свободу энергия может захлестнуть и уничтожить его самого." (Кавендиш. "Черная магия")

Если явившийся дух отказывается уйти, ситуация становится крайне опасной. Маг должен собрать всю свою волю, повторить формулу отсылания и бросить в огонь какое-нибудь зловонное вещество.
Но несмотря на то, что подобные "явления духов" могут быть всего лишь галлюцинациями, а подчас "правдивые отчеты" о них и просто вымышлены, оккультисты все же убеждены, что иногда ритуальная магия срабатывает. Они утверждают, что маг должен стремиться к изменению своего психического состояния не ради галлюцинаций, а потому, что дух не является частью обыденного мира и, следовательно, в нормальном, обыденном состоянии вступить с ним в контакт невозможно. Действительно, дух может явиться в облике, созданном воображением заклинателя, однако при этом он остается реальной силой. С одной стороны, он может быть силой некой сущности, независимой от мага, и в таком случае является плодом воображения ровно в такой же степени, как сила электричества или гравитации. С другой стороны, он может быть силой, исходящей изнутри самого мага, и в этом случае реален не меньше, чем сила честолюбия, гордости или желания.

Во второй половине 17 века во Франции начался настоящий разгул сатанизма. С 1673 по 1680 год по обвинению в святотатстве было казнено по меньшей мере пятьдесят священников; многие были заключены в тюрьму. Отца Даво обвинили в том, что он служил черную мессу на теле обнаженной женщины, а также использовал обычную мессу в чародейских целях, подкладывая под алтарный покров записки с именами тех, кого желал совратить или убить. Отца Турне обвинили в том, что он служил мессу на теле забеременевшей от него девушки; он надеялся, что у нее случится выкидыш, но она умерла от страха.
Отца Леменьяна приговорили к пожизненному заключению за то, что в ходе черной мессы он убил двух детей и разрезал их тела на куски. Этого же священника обвинили в служении мессы с целью найти клад. Отец Коттон, окрестив некоего младенца в священном елее, задушил его и принес в жертву Дьяволу. Отец Жерар при служении сатанинской мессы использовал в качестве алтаря тело девушки и совокуплялся с нею в ходе церемонии.
Многие из этих священников-сатанистов были арестованы по распоряжению специального суда, учрежденного Людовиком XIV в 1679 году для расследования нескольких случаев отравления французских аристократов. Заседания суда были закрытыми, а приговоры не подлежали обжалованию. Члены суда собирались при свечах в помещении без окон, стены которого были задрапированы черной тканью. Во главе этого "ChambreArdente" - "Пламенного суда" - стоял Никола де ла Реми, комиссар полиции Парижа. В центре его внимания очень быстро оказались не только отравители, но и колдуны. Даже весьма скептически настроенные современные авторы обнаруживают в отчетах де ла Реми значительную долю истины.
Следственная работа сосредоточилась вокруг некой вдовы Катрин Деше, известной под именем Ла Вуазен, которая была гадалкой и, как подозревали, делала подпольные аборты. Вскоре стало ясно, что Ла Вуазен поставляет дамам из высшего света яды и любовные зелья, а также устраивает по их заказу черномагические ритуалы. При обыске в ее доме обнаружили своего рода часовню. Стены этого помещения были задрапированы черной тканью, а за алтарем висела черная занавеска с вышитым на ней белым крестом. На алтаре лежал тюфяк, покрытый черной тканью; на тюфяке стояли белые свечи. В доме также нашли печь, в которой, по-видимому, сжигали тела детей, приносившихся в жертву во время черной мессы.

"На совести дородной красавицы, представшей на сей раз перед судом, были такие подвиги, что даже королевскому юристу метру Лареми пришлось, дабы унять тошноту, прибегнуть к флакону с нюхательной солью. Пристально вглядываясь в измученную пытками подсудимую, чье некогда роскошное, стоившее 15 тысяч ливров платье было изодрано, запачкано кровью и нечистотами, Лареми машинально перелистал лежащие перед ним протоколы. Собранных следствием материалов было более чем достаточно, чтобы без лишних слов передать ювелиршу Лавуазен парижскому палачу. В ее саду в Сен-Жермене было найдено 2500 закопанных детских трупиков и неразвившихся эмбрионов, а изъятого при обыске крысиного яда вполне хватило бы, чтобы отправить на тот свет добрую половину мужей, наскучивших своим женам. Однако не заурядные отравления смущали метра Лареми и уж тем более не подпольные аборты. Особая деликатность процесса заключалась в том, что клиентками Лавуазен состояли особы с очень громкими именами. Ее услугами пользовались, например, герцогиня Орлеанская, герцогиня Бульонская и сама маркиза де Монтеспан, заступившая место постригшейся в монахини Лавальер. Могущественная фаворитка, подарившая его величеству четверых детей, сама переживала теперь трудный момент «смены караула». (Парнов. "Трон Люцифера")

В феврале 1680 года Ла Вуазен сожгли на костре, а в октябре того же года король приостановил работу "Пламенного суда" - очевидно, из-за того, что подозрения пали на королевскую фаворитку мадам де Монтеспан. Однако по поручению короля де ла Реми втайне продолжал расследование вплоть до июня 1682 года.
Очаровательная и прекрасная маркиза Франсуаза - Атенаис де Монтеспан (р. 1641) была фрейлиной королевы. В 1667 году она привлекла внимание Людовика XIV - после того, как впервые прибегла к услугам Ла Вуазен. Маркиза желала, чтобы король охладел и к королеве, и к своей тогдашней фаворитке, герцогине де Лавальер. Она хотела стать его любовницей, а затем и супругой.

"Ла Вуазен пригласила священника, отца Марьетта, который отслужил мессу в помощь госпоже де Монтеспан. Маркиза во время службы стояла на коленях. Священник прочел отрывок из Евангелия, держа книгу у нее над головой, а затем произнес заклинание: "..дабы королева была бесплодна, дабы король покинул ее ложе и пришел ко мне, дабы дал он мне все, что попрошу я для себя и для моих родственников... дабы, охваченный страстью вдвое сильнейшей, нежели прежняя, король покинул Лавальер и больше ни разу не взглянул на нее; и дабы, когда королева будет отвергнута, я смогла стать женой короля". Всю эту церемонию повторили трижды; последний раз - в церкви. Священник вырвал сердца у двух голубей, положил их на алтарь и окрестил именами короля и маркизы де Монтеспан. Голубь - символ страсти, священная птица не только Христа, но и Венеры. В том же году маркиза де Монтеспан стала любовницей Людовика XIV.
Однако положение ее казалось шатким, и вскоре маркиза вновь обратилась к Ла Вуазен за помощью. Отслужили еще несколько месс, причем священник положил на алтарь под потир любовные талисманы и благословил их. Это были медальоны, наполненные порошком из сушеных бородавок, крови летучей мыши и шпанских мушек. После мессы королевская фаворитка забрала талисманы и подсыпала их содержимое в пищу королю."
(Кавендиш. "Черная магия")

В 1673 году над маркизой де Монтеспан нависла опасность: у нее появилась серьезная соперница. Чтобы справиться с критической ситуацией, Ла Вуазен пригласила зловещего и таинственного аббата Жибора, которому в то время было уже за шестьдесят. Обрюзгшее, чувственное лицо этого высокого, крепкого старика было обезображено косоглазием и густо испещрено синими прожилками вен. Жибор отслужил три мессы над обнаженным телом маркизы де Монтеспан, которое использовал вместо алтаря, поместив потир ей на живот.

"Дойдя до освящения даров, аббат перерезал горло ребенку, наполнил кровью потир и, добавив муку, изготовил гостию. После освящения этой чудовищной просфоры маркиза де Монтеспан произнесла заклинание (либо его прочел от ее лица сам Жибор):
"Астарот, Асмодей, князья согласия, заклинаю вас принять в жертву этого ребенка, а взамен дать мне то, о чем я прошу: чтобы король и дофин не лишили меня своей дружбы, чтобы принцы и принцессы при дворе воздавали мне почести и чтобы король не отказывал мне, о чем бы я ни попросила его ради моих родственников и моих верных слуг".
Затем де Монтеспан забрала с собой освященную просфору и немного крови ребенка и подмешала их в пищу королю. И все же она не чувствовала себя в безопасности. А потому в 1676 году, когда в Париже вспыхнул бунт из-за того, что дети часто стали исчезать без вести, маркиза снова призвала на помощь Жибора. Вышеописанную церемонию повторили еще три раза в часовне Ла Вуазен; первую мессу Жибор отслужил на теле де Монтеспан, а вторую и третью - на теле самой хозяйки дома. Дочь Ла Вуазен, Маргарита, присутствовала на мессах такого рода и впоследствии рассказала о том, как они проходили. Женщина, заказавшая мессу, раздевалась донага и ложилась на тюфяк на алтаре. Ноги она сгибала в коленях или свешивала вниз; голову клала на подушку; руки расставляла крестом и в каждой руке держала по черной свече. Грудь ее покрывали передником с изображением креста, а на живот ставили потир. Дойдя до освящения даров, священник перерезал горло ребенку, а просфору освящал над гениталиями женщины. "Сколько раз священник целовал алтарь, - сообщила Маргарита, - столько раз он целовал и ее тело, а просфору освящал над ее гениталиями, в которые вставлял маленький кусочек гостии. В конце мессы священник входил (inibat) в женщину и, погрузив руки в потир, омывал ее половые органы.
Однако этот ритуал не сработал, и в 1679 году, доведенная до отчаяния страстью короля к другой женщине, маркиза де Монтеспан прибегла к смертоносной магии. Жибор отслужил заупокойную мессу по королю и прочел заклинания, которые должны были погубить монарха. Когда не подействовало и это, маркиза организовала заговор с целью отравить короля. Заговор провалился: в марте 1679 года Ла Вуазен была арестована."
(Кавендиш. "Черная магия")

Едва ли сам Жибор верил в силу таких магических упражнений, а если и верил, то не мог не знать, что заказанная фавориткой черная месса на даст желаемого. Ведь по настоянию других дам - герцогини Ангулемской, мадам де Витри - тот же аббат Жибор служил дьявольскую обедню ради погибели Монтеспан. Это был на редкость доходный промысел! Черная месса стоила 100 и более тысяч ливров, за восковую фигурку Ла Вуазен брала 20, за порцию мышьяка - 50 тысяч. Учитывая «оптовые» цены на новорожденных детей, которых не могли прокормить матери, а также ничтожную стоимость мышьяка, барыш выглядит поистине фантастическим.
Мадам де Монтеспан не предстала перед судом: ее не стали ни в чем обвинять, и король, по-видимому, желая избежать скандала, обращался с нею учтиво, но весьма прохладно. В 1691 году она покинула двор. С годами маркиза стала чрезвычайно набожной, вела аскетичную жизнь и занималась благотворительностью, но до конца своих дней боялась смерти и темноты. Жибор был заточен в Безансонском замке, где провел три года, прикованный к стене, после чего умер.

Джеймс Джордж Фрэзер говорит в «Золотой ветви» по поводу черной мессы следующее:

«В необразованных слоях современной Европы продолжают оставаться в силе различные формы магии и религии. Так, согласно одному сообщению, во Франции большинство крестьян продолжает верить в то, что священник обладает тайной и неодолимой властью над природными стихиями… Гасконские крестьяне также верят, что, для того чтобы отомстить своим врагам, злые люди иногда склоняют священника отслужить обедню, называемую обедней святого Секария. Знают эту обедню очень немногие, и три четверти из них ни за что на свете не согласились бы ее отслужить. Только недобрый священник отважится исполнить этот отвратительный обряд, и можете быть уверены, что на страшном суде он дорого за это заплатит. Викарий, епископ и даже архиепископ города Оша не имеет права отпустить такой грех. Одному лишь папе римскому принадлежит это право. Служить обедню святого Секария можно только в разрушенной и запущенной церкви, где ухают ко всему безучастные совы, где в сумерках бесшумно летают летучие мыши, где по ночам останавливаются на ночлег цыгане и где под оскверненным алтарем притаились жабы. Сюда-то и приходит ночью недобрый священник со своей возлюбленной. Ровно в одиннадцать часов он начинает задом наперед бормотать обедню и заканчивает ее, как только часы зловеще пробьют полночь. Священнику помогает его возлюбленная. Гостия, которую он благословляет, черна и имеет форму треугольника. Вместо того чтобы причаститься освященным вином, он пьет воду из колодца, в который было брошено тело некрещенного младенца».

Для успеха колдовских действий магу требуется женская энергия, и, пусть символически, королевская любовница. Воланду, чтобы устроить памятный бал, тоже понадобилась «королева». Взяв на себя ее роль, Маргарите чисто условно, сделалась супругой властителя ада.

В сатанизме, как и во всех формах черной магии, любые действия, традиционно осуждаемые как порочные, высоко ценятся за их особые психологические и мистические эффекты. По мнению дьяволопоклонников, достичь совершенства и божественного блаженства возможно, например, посредством экстаза, в который приводят себя участники сексуальной оргии (нередко включающей извращенные формы секса, гомосексуализм, мазохизм, а подчас и каннибализм). Поскольку христианская церковь (в особенности - римско-католическая) воспринимается как отвратительная секта приверженцев злого божества, то следует пародировать и профанировать ее обряды. Тем самым сатанисты не просто выражают свою преданность Дьяволу, но и передают в распоряжение Сатаны ту силу, которая заключена в христианских обрядах.
Почитатели Дьявола ставят во главу угла земную жизнь со всеми ее благами по той причине, что Дьявол-"князь мира сего". Он вознаграждает своих верных слуг незамедлительно, даруя им власть и чувственные наслаждения.

"После смерти сатанисты надеются вновь родиться на земле или, в некоторых случаях, - очутиться в аду, который представляется им отнюдь не инфернальной камерой пыток, а местом, где все наслаждения переживаются гораздо ярче и острее, чем на земле, и сама способность наслаждаться многократно возрастает. Они верят в то, что рано или поздно Дьявол победит христианского Бога и триумфально взойдет на небо, откуда христианский Бог несправедливо изгнал его. И в тот день верные слуги Сатаны сполна получат свою награду, обретя вечную власть и вечное блаженство." (Кавендиш. "Черная магия")

Вера хотя бы в одно из перечисленных положений, составляющих основу теории сатанизма, во все времена встречалась довольно часто, и ее было вполне достаточно для обвинения в дьяволопоклонстве. Такое обвинение возводили на многие секты и оккультные общества, но настоящие сатанисты, как в прошлом, так и в наши дни, по-видимому, встречаются редко.





Назад Вперед



ВЕДЬМЫ
 

ПРИВИДЕНИЯ
 

КОЛДУНЫ
 

БЕСЫ
 

ЛЕШИЕ И ВОДЯНЫЕ
 

ОБОРОТНИ
 

УПЫРИ

ЧЕРНАЯ МЕССА
 

ЗМЕИ
 

ЧУДЕСНЫЕ ДЕВЫ
 

ГЕНЕРАЛЫ НЕЧИСТОЙ СИЛЫ
 

ВОЛШЕБНЫЕ ПТИЦЫ
 

НАВЬИ
 

СПЕЦНАЗ САТАНЫ
 

ШАБАШ

АД