СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПА



РЫЦАРСКИЕ ТУРНИРЫ

Турниры, несомненно, возникли как средство обучения юношей из феодальной знати воинскому искусству, для овладения верховой ездой, копьём, мечом и булавой. Чтобы сделать упражнения более безопасными, применяли только «куртуазное» оружие: копья с тупым наконечником квадратного сечения, мечи – без острия и «обтёсанные» (с притупленным лезвием), булавы лёгкие и без выступов. Кроме того, разрешались не все приёмы использования такого оружия. Рыцари могли наносить удары только сверху вниз, но «не рубить и не колоть с размаху».
Именно ради безопасности в XI в. установили строгие турнирные правила. Те, кто в пылу сражения нарушал их либо «не куртуазно» обращался с оружием, получали – по меньшей мере – строгий выговор от судей, а то и подвергались более серьёзным наказаниям. Турнирные судьи перед боем были обязаны осматривать и измерять копья бойцов, проверять все оружие. А чтобы состязания не использовали для сведения счетов, воины, посвящаемые в рыцари, давали клятву, что будут участвовать в турнирах только для овладения воинским искусством.
Нетрудно догадаться, что, несмотря на предосторожности, турниры часто превращались в кровавые сражения. На турнире в Шалоне в 1274 г., где с одной стороны участвовал король Эдуард и английские рыцари, а с другой – граф Шалонский с бургундцами, несколько участников все же погибли. Смертельные случаи в этих столкновениях были настолько частыми, что участников турниров отлучали от церкви и запрещали хоронить в освящённой земле. В 1240 г. в Нейсе, близ Кёльна, состоялся большой турнир, во время которого погибло более шестидесяти рыцарей: они задохнулись от пыли или были раздавлены конями.

Тому, что турниры стали великолепным торжеством, далеким от первоначального назначения, во многом способствовали женщины. Одну из сторон огороженного турнирного поля занимали трибуны, предназначавшиеся в основном для знатных дам. После боя дамы обычно раздавали награды победителям. Таким образом, состязания часто превращались в источник соперничества и глубокой ненависти.
Отлучение от церкви, постановления соборов и даже королевские запреты не могли остановить рост популярности этих воинских праздников в эпоху, предшествовавшую Столетней войне, – их устраивали все чаще и чаще. Короли также выступали против посвящения дворян в рыцари во время турниров, что послужило поводом и для появления упомянутого ордонанса. Они справедливо возражали против того, чтобы победа в потешном бою давала победителю право получить рыцарство. По их мнению, для этого надо было проявить себя в иной обстановке и принести реальную пользу. Они считали, что посвящение в рыцари «на так называемых турнирах» принижает институт рыцарства.

Латы особой формы появились на турнирах лишь к концу XIV в. К этому времени турниры перестали быть чисто воинскими упражнениями, что и стало одной из причин, ускоривших падение феодальной знати. Рыцари шли на войну как на большой турнир – в роскошных доспехах, длинных налатниках и намётах, на конях в попонах, но простые лучники и пешие меченосцы легко брали верх над кавалерией, отягощённой латами. Тогда, осознав свою слабость, рыцари решили в опасных случаях сражаться пешими. Но для такого боя их вооружение не подходило, в результате чего упало искусство владения копьём, которое одно обеспечивало реальное преимущество конному рыцарю.
В XII и XIII вв., хотя уже существовали правила проведения турниров, церемониал был не так сложен, как в дальнейшем. В то время турниры, могли проводиться по любому поводу и без предварительного объявления. Достаточно, чтобы рыцари собрались и у них хватило времени на организацию одного из видов состязаний. Подобные турниры проводились на равнине, в песчаной, ровной и безлесной местности, без оград и трибун. Смотреть на них приходили все желающие, и первыми на эти куртуазные состязания собирались женщины.
К заранее объявляемым турнирам готовились тщательно. Бой устраивали на огороженном поле, с одной стороны которого, как уже говорилось, возводили трибуны для судей и дам. Турнирным призом были драгоценность, ловчая птица, а иногда и просто поцелуй. На турнире, который устраивал знатный вельможа, был обычай преподносить подарки всем рыцарям, принявшим в нем участие: деньги, меха, породистых жеребцов, шёлковые одежды и т. д. Таким образом, на подобные воинские празднества требовались значительные расходы как от организаторов, так и от участников.

В XIV в. доспехи участников турниров стали отличаться от боевых. Вместо настоящих лат, ношение которых было полезным упражнением для рыцарей, появился более лёгкий и специально разработанный доспех, плохо готовивший воина к его суровому ремеслу, поскольку отучал его от навыков, необходимых при схватке с врагом в тяжёлом боевом доспехе. Счёт поражений французской тяжёлой кавалерии можно вести с того времени, когда дворяне стали использовать в воинской подготовке иное защитное вооружение, чем на войне. Военные знают, как важно армейское обучение с полной выкладкой, особенно для кавалерии, как неуверенно выглядит всадник, не привыкший к своей амуниции. Поэтому до эпохи, о которой идёт речь, турниры и поединки были необходимы рыцарям, поскольку они готовились к этим упражнениям, как к войне. Позднейшие куртуазные сражения, напротив, отучали кавалерию от настоящей боевой службы.

Подробных описаний турнирного снаряжения до середины XV в. нет. К тому времени этот совершенно особый тип вооружения уже претерпел ряд модификаций, что значительно удалило его от боевой обстановки. Интересные подробности об облачении участников турнира приведены в трактате, написанном Антуаном де ла Салем в 1458 году:

«Перед боем они собираются в зале, где сильный жар, ибо ристания требуют скорее хладного, нежели знойного времени, будучи трудом тяжким; и разоблачаются там до рубах. Тогда мастер и слуги облачают их в полупурпуаны холщовые двухслойные, не более, начиная сверху, от шеи, шнуруют оные, к коему (пурпуану) далее крепят шоссы. Затем надевают башмаки со шпорами, и в добрую броню ноги облачают; далее верхние и нижние наручи надевают, и лишь когда руки и ноги уж закованы, облачают тело и потом главу».

Самое полное исследование по рыцарским турнирам принадлежит Рене Анжуйскому, королю Неаполя и Сицилии (умер в 1480 г.), в котором он подытоживает все турнирные обычаи прежних времён.
Для начала организатор турнира должен был тайно снестись с сеньором, с которым собирается скрестить оружие, и выяснить, согласен ли тот принять куртуазный бой; после этого начинаются публичные церемонии. Сеньор, посылающий вызов, назывался зачинщиком, а тот, кому он адресован и кто его принимает, – защитником.
Зачинщик собирал как можно больше рыцарей и оруженосцев, приглашал местного герольда и вручал ему затупленный турнирный меч. Преклонив колено, герольд принимал меч, взяв его за острие. Зачинщик должен был предложить не менее половины судей, причём двоих – из страны сеньора-защитника и двоих – откуда угодно, но судьями должны быть только старейшие и знатнейшие рыцари и оруженосцы. Далее герольд с внушительной свитой отправлялся к сеньору-защитнику и представал перед ним в любом месте, кроме храма. В присутствии всей знати он преклонял колено и протягивал меч рукоятью вперёд. Если защитник соглашался, он принимал меч. Герольд отправлялся к рыцарям, избранным в судьи предстоящего турнира. Посовещавшись, судьи определяют день и место, и герольд покидал их, направляясь, во-первых, ко двору сеньора-зачинщика, во-вторых – ко двору сеньора-защитника, а в-третьих – ко двору короля или в другое место, указанное судьями, для оглашения турнира.

Поле для турнира представляло собой огороженный прямоугольник, длина которого на четверть больше ширины и который был окружён двойным барьером, причём первый барьер отстоял от второго на четыре шага. Внутренний барьер – это частая полутораметровая изгородь с горизонтальной перекладиной наверху, образующей перила; наружный барьер несколько выше и состоял из остроконечных столбиков, соединённых двойными перекладинами. Между барьерами находились пешие слуги, в обязанность которых входило при необходимости помогать рыцарям, выбитым из седла. Там же находились воины, не пропускающие толпу на поле. По одной из длинных сторон поля возведены три трибуны: в центре – для судей, по бокам – для знатных дам. Два входа предназначены для сеньора-зачинщика, сеньора-защитника и их партий. На определённом судьями расстоянии натянуты два каната. Площадь ристалища зависела от числа участников.

Когда все подготовлено, сеньоры – зачинщик и защитник – въезжают в город, чтобы занять апартаменты за четыре дня до празднеств. Въезд происходит торжественно и в определённом порядке: во главе кортежа – боевой конь сеньора с плюмажем на голове и бубенцами на шее, в попоне, на которой над каждой ногой нашит герб принца. Верхом сидит малолетний паж – непосредственно на попоне или на лёгком седле. Затем шествуют кони участников турнира, по два в ряд, в попонах, украшенных гербами. Далее – трубачи и герольды; замыкают процессию участники турнира, каждый со своей свитой. Войдя в город, каждый сеньор занимает апартаменты, где поселяется также не менее пяти участников с его стороны. Предводители турнира разворачивают в окне, выставляя на улицу, свои знамя и велят разместить внизу на специальном полотнище свой герб со шлемом. Другие участники также разворачивают свои знамёна и помещают свои гербы под окнами. Судьи обычно селятся рядом с монастырём, где участники турнира на следующий день после приезда должны предъявить свои шлемы и знамёна.
После ужина, по прибытии участников, сеньоры, члены их партий и приглашённые на праздник дамы собираются в большом зале. Прибывают четверо судей и главный герольд, предшествуемые трубачами. Герольд громогласно объявляет:
«Высочайшие и могучие принцы, герцоги, графы, бароны, рыцари и оруженосцы, что носят оружие, объявляю вам от имени сеньоров моих судей: пусть каждый из вас завтра до полудня пришлёт свой шлем с гербовой фигурой, в коем сражаться намерен, и знамена свои на двор сеньоров моих судей, дабы сказанные сеньоры судьи в час пополудни могли начать их разбор; и после того разбора да явятся к ним дамы и выскажут свое усмотрение судьям. И не будет в завтрашний день более ничего, помимо танцев после ужина, равно как и сегодня».

На следующий день собирается пышная процессия. В строгом порядке, согласно иерархии, в монастырь привозят знамёна и шлемы всех участников турнира. Судьи размещают шлемы на ограде внутреннего дворика в определённом порядке, над каждым из шлемов – знамя. Затем появляются дамы, девицы и все общество, собравшееся по случаю турнира. Судьи несколько раз проходят по галереям, и один из герольдов выкликает имена участников турнира, которым принадлежат выставленные шлемы. Если дама коснётся гербовой фигуры, то рыцарь, которому принадлежит шлем, может быть объявлен рекомендованным, что даёт право другим участникам турнира его безнаказанно избивать.
«Однако да не будет никто побиваем на оном турнире, кроме как за сие и по приказу судей; ежели дело рассмотрено и признано верным, значит, виновный заслуживает избиения и в оном случае да будет злоречивый так бит, чтобы весьма ощутил сие на своих плечах и никогда впредь не говорил и не злословил столь бесчестно о дамах, как имел обыкновение прежде».
Так что подобное наказание было действительно только после вынесенного судьями решения и строго регламентировалось.
Помимо приведённой неприятной рекомендации дам, было ещё несколько случаев, считавшихся более тяжкими: не сдержанное слово, ростовщичество, мезальянс (неравный брак). Два первых – непростительны. Если участник турнира, обвинённый в них, все-таки выходил на ристалище, его можно было бить до тех пор, пока шлем его не упадёт на землю.
Если участник турнира был рыцарем, в роду которого могли оказаться предки неблагородного происхождения, но имел хорошую репутацию, его мог ударить только один из вождей турнира, делая это куртуазно (прикоснувшись один раз турнирным мечом или палицей), и это «будет ему к чести», поскольку впредь такого рыцаря уже нельзя рекомендовать на том же основании; после этого он может взять новую гербовую фигуру и дополнить герб необходимыми элементами.
В первых, самых тяжких случаях (нарушение данного слова и ростовщичество) все рыцари и оруженосцы должны поносить рекомендованного, став к нему лицом, и бить его до тех пор, пока он не скажет, что согласен отдать свою лошадь, что равносильно признанию собственного поражения. Тогда участники приказывают слугам обрезать подпруги седла и посадить рекомендованного верхом на барьер; в таком положении, не слезая, он должен находиться до конца турнира. Лошадь же отдают трубачам и менестрелям.
Наказание дворян, замеченных в мезальянсе, менее жестоко. Их должны бить, пока они не согласятся отдать лошадь; но их оставляют на своих конях и отправляют в пространство между барьерами, где, отдав меч и булаву, они находятся под охраной герольда. Если наказанные дворяне попытаются вырваться на свободу, их усаживают на барьер.
Рыцарей, которые якобы покушались на честь дам, злословя о них, полагалось бить до тех пор, пока они громким голосом не запросят у дам пощады и не дадут обещания впредь никогда не отзываться о них дурно.
На следующий день сначала одна партия участников, потом другая – верхом, но без оружия – выезжает на поле для ристалища. При каждом участнике турнира должен быть собственный знаменосец со скатанным знаменем. Развернуто только знамя вождя. После чего все участники турнира с подачи герольда дают клятву не колоть соперника, а равно не бить его ниже пояса.

Теперь настало время описать турнирный доспех, который, как говорилось, с конца XIV в. стал весьма отличаться от боевого. Голову защищал стальной бацинет, состоящий из черепника-назатыльника, подбородника и забрала. Смотровое отверстие забрала закрыто железной решеткой. На макушке находится кусок вываренной кожи, который привязывается к черепнику четырьмя шнурами, пропущенными через отверстия. На колпаке установлен железный штырь с четырьмя когтями и фиксатором, входящим в отверстие. Именно к этому штырю крепится гербовая фигура или нашлемник с наметом. Кусок кожи должен быть хорошо подбит войлоком толщиной внутри в палец или более того. Когда колпак из кожи надет на черепник, забрало не поворачивается на осях. Через подвижные кольца, прикреплённые к оконечностям подбородника и назатыльника, пропускаются ремни, соединяющиеся с нагрудником и наспинником пряжками. В подбороднике проделаны отверстия для проветривания.
Доспех состоял из стальной бочкообразной кирасы с многочисленными сквозными отверстиями, что снижало вес. Сражаться на турнире можно было также одетыми в мягкий стёганый доспех, изнутри подбитый железными пластинами – бригантину. Под кирасу с набедренниками, заканчивающуюся кольчужной юбкой, участник турнира надевал холщовый корсет с «толщинками», он мог быть также подбит на плечах и по рукавам до шеи (в местах, на которые приходятся удары меча и булавы) войлоком толщиной в три пальца. Руки защищались верхними наручами , закрывающими их от плеча до локтя, нижними наручами и перчатками.
Налатник делался без сборок, чтобы лучше были видны гербы; расширяющиеся книзу широкие рукава должны доходить лишь до локтя, чтобы не мешать движениям, а горловина налатника защемлялась под подбородником и назатыльником. Юбка налатника спереди имела вырез, закрывала бедра и спускалась на конскую попону.
Оружие турнирного бойца – меч и булава. Меч затуплен, т. е. не имеет ни острия, ни лезвия; это просто плоский железный брус с долом, выдолбленным по оси клинка на треть его длины, и с ребром, идущим от дола. Концы перекрестья выгнуты к острию и усилены жесткой железной гардой в форме полуцилиндра. Длина клинка вместе с рукоятью должна равняться длине вытянутой руки (0,7 м). Клинок (чтобы не мог пройти в отверстие забрала) должен быть шириной в четыре пальца и толщиной – в палец; для уменьшения веса делался дол. Граненая булава изготовлена из прочного дерева, в качестве гарды – небольшой железный щиток, рукоять и навершие рукояти для удобства обмотаны кожей. Судьи обязаны были осмотреть мечи и булавы и засвидетельствовать это штампом (печатью), удостоверяя, что ни мечи, ни булавы не имеют излишнего веса либо длины.
К передней луке седла прикреплялся конский нагрудник – форбуг. Он прикрывал живот всадника, служил точкой опоры для левой руки, защищал бедра и колени, а также грудь лошади. Форбуг – одна из основных частей конского доспеха; состоит из двух сшитых между собой полотнищ, набитых длинными стеблями соломы. Форбуг усилен прочными ивовыми прутьями, что препятствует деформации и придает ему форму. На груди, под шеей лошади изнутри форбуга шнурками прикреплялась плотно набитая холщовая подушка в форме полумесяца, амортизирующая удары в грудь лошади при столкновении. На верхней части форбуга имеются металлические скобы с железной или веревочной перемычкой, на которую опирается левая рука бойца. Часть конского доспеха, защищающая круп лошади, – обыкновенный кусок тонкой стёганой ткани, который закрывает лошадь от задней луки седла до хвоста и прикрывает круп от неожиданных ударов. На голову лошади надет железный налобник, украшенный вырезанной из вываренной кожи геральдической фигурой. Затылок защищён узким сборным железным гребнем, доходящим только до уровня верхней части форбуга.

В день турнира за полчаса до объявленного времени открытия на трибунах собираются дамы. Судьи, оставаясь на конях, проверят, правильно ли натянуты канаты, на месте ли рубщики канатов и все ли в порядке в целом. Далее судьи и главный герольд поднимаются на свою трибуну. К десятому часу участники турнира должны были уже позавтракать и приготовиться. Чтобы облачиться в турнирные доспехи и снаряжение, требовалось два часа.
Собравшись вокруг вождей, участники турнира выстраиваются близ ристалища в определённом порядке – за трубачами и менестрелями. Впереди – знамя сеньора-предводителя, далее – сам сеньор, участники турнира попарно, за каждым – его знаменосец. Все останавливаются перед барьерами ристалища с обеих сторон. Герольд сеньора-зачинщика, обращаясь к судьям, просит открыть барьер. Главный герольд удовлетворяет просьбу, указав обеим партиям места, которые они должны занять. Обе партии разделены расстоянием между канатами. Четыре человека, сидя верхом на перекладинах барьера, держат поднятые, готовые к удару топоры.
В этот момент звучат трубы, судьи командуют шеренгам обеих партий осадить назад; потом главный герольд трижды выкликает «Рубите канаты! Да свершится бой!», и сражение начинается. Когда всадники атакуют, знаменосцы и воины выкрикивают боевой клич хозяина. Трубачи и герольды выходят из схватки, укрываясь за барьерами. Знаменосцы двоих предводителей располагаются возле входов. Конные слуги, вооруженные обломками копий, готовы вытащить своих хозяев из драки, если те попросят, и выкрикивают их кличи. Пешие слуги одеты в короткие куртки, на руках – перчатки. У каждого в правой руке палка; их задача – подсадить упавшего рыцаря на лошадь или, если они не смогут этого сделать, вытащить с поля, окружив и обороняя дубинками.
Когда судьи сочтут, что турнир пора заканчивать, они подают знак трубачам. Трубы трубят отбой, барьеры открываются, и первыми выезжают, не дожидаясь своих хозяев, знаменосцы. Понемногу их нагоняют участники и в правильном порядке, как и приехали, обе стороны покидают поле; трубы не должны смолкать, пока на поле остаётся хоть один боец.
Вечером, после ужина, дамы, девицы и все собрание сходятся в большом зале. Входит дама, которую справа и слева поддерживают под руки двое судей, в руках у неё – приз, накрытый покрывалом, концы которого держат обе девицы, каждую из них тоже держит под руку один из судей. Процессия останавливается перед тем, кому должны вручить приз, и главный герольд объявляет: «Воззрите на сию благородную даму, госпожу такую-то, каковую сопровождают почётные рыцарь и сеньоры мои судьи. Дама сия явилась вручить вам турнирный приз, ибо оный заслужен вами как рыцарем, мечом искусно владеющим и наиболее соперников поразившем в турнире сегодняшнем. Моя госпожа просит вас соблаговолить его принять». Тогда дама снимает покрывало с приза. Обычно это драгоценность. Рыцарь-победитель преклоняет колена, затем поднимается, принимает приз, выходит вперёд и целует в щеки сначала даму, потом – девиц. В это время герольд выкрикивает боевой клич (девиз) рыцаря. Празднество завершается танцами.

Такие турниры часто начинались и заканчивались поединками на копьях. Подобные описанному королем Рене «бои на булавах» вышли из моды к началу XVI в.; одним из последних был турнир в Ардре во Франции, организованный Франциском I и Генрихом VIII Английским. Поединки просуществовали гораздо дольше и прекратились только в начале XVII в.
Конный поединок на копьях был одним из популярнейших рыцарских развлечений. По длинной оси ристалища возвышалась сплошная изгородь – барьер из досок, обтянутый холстом, высотой фута четыре (около 1,3 м). Всадники располагались с разных сторон барьера. Пустив лошадей во весь опор, они атаковали друг друга, держа копье наперевес. Искусство бойцов состояло в том, чтобы, поразив соперника в верхнюю часть туловища, сбросить его с коня либо «преломить копье». Суммарная скорость обоих коней придавала удару такую силу, что если оно не скользило по латам всадника, то ломалось. Чтобы этот бой сделать более безопасным, с начала XIV в. стали использовать специальные формы оружия. Боец скакал на соперника, слева от барьера, надёжно защитив левую руку щитом. Он держал древко копья повёрнутым слегка влево, к голове лошади, чтобы поразить соперника в середину щита. Наконечник копья для поединков был притуплён, чтобы им нельзя было пробить щит и кольчугу.
Поединки на копьях были гораздо опасней, чем турниры, и поэтому для них очень рано потребовалось специальное вооружение. В первую очередь стали усиливать шлем, который должен был выдерживать страшный удар, когда копье скользило по щиту снизу вверх. Шлем стали прочно соединять со стальным нагрудником спереди и сзади. Щиту придавали особую форму, чтобы он мог отклонять удары вправо и влево. Крепкие латы защищали правую руку. Переднюю луку седла высоко поднимали и дополняли форбугом, чтобы прикрыть ляжки и голени.
В XIII в. поединки проводили в горшковых шлемах, К середине XIV в. в употребление вошёл бацинет, потом салад. К 1390 г. вернулись к горшковому шлему, но он приобрёл специальную форму. Для этого вида шлемов характерен огромный вес из-за значительной толщины лицевой пластины, мощной верхней части шлема, а также несколько меньшей задней части.
Железо или сталь были или слишком пластичными, или слишком тяжёлыми, чтобы можно было придать щиту такую же толщину, как лицевой пластине. Поэтому тарчи(щиты) делали из лёгкого дерева (липы или груши), их укрепляли снаружи и внутри рёбрами, выкладывали пластинками из оленьего рога на манер шахматной доски. В результате их полированная поверхность была исключительно прочной и выдерживала удар копья. Щит висел на шее на ремне и удерживался, как уже говорилось, в нужном положении левой рукой, управлявшей поводьями. Позже щит крепился на плетёных пеньковых верёвках, проходивших через его центр.
Копье от граппы до наконечника должно иметь длину 13-13,5 футов (4,3-4,5 м). Таким образом, в целом эти копья были не короче 15 футов (5 м). Расстояние между тремя выступами наконечника – 2,5–3 пальца. Крюк должен иметь накладку из дерева или свинца, чтобы зубчики граппы впечатались в него и не могли соскользнуть. Щитки копий имеют диаметр около полфута (15–16 см) и подбиты изнутри войлоком толщиной три пальца.
В середине XV в. после ряда усовершенствований, внесенных в доспех, боец превратился в простую машину для нанесения удара. Его задача была лишь пришпорить лошадь и направить копье в горизонтальной плоскости. Копье держит уже не он, а кронштейн, расположенный на соответствующей высоте. Доспех всадника столь совершенен, что получить ранение он может лишь при падении с лошади.
К 1460 г. ещё встречались свободные поединки, без барьера, или, как тогда говорили, «без полотна»; но этот вид боев делался все более редким. Рост популярности поединков через барьер объясняется также тем, что они были не столько воинским упражнением, сколько поводом для демонстрации неимоверной пышности доспехов. Хоть копья ещё ломали, но они были менее тяжёлыми, чем в прошлые времена.

После обычных поединков, где участники метили друг в друга и ломали копья, устраивали поединки «в хитрый тарч» или «в подбородник». Здесь требовалось попасть не в середину щита, а сбить какую-нибудь дополнительную деталь доспеха. Этот вид поединков был, по-видимому, особенно популярен по ту сторону Рейна и во Фландрии. Доспех для таких поединков отличался от рассмотренных ранее. На голову надевался салад со смотровой щелью, выкопанный из одного куска. К нагруднику крепилось усиление, прикрывающее грудь, отчасти живот и заканчивающееся чуть ниже смотровой щели. К этому усилению, или дополнительному подбороднику, приделывали второе, усиление, состоящее из тонких стальных пластинок, слабо соединённых между собой конической накладкой. Щита у всадника не было. Копьем надо было попасть в центр этой накладки на уровне желудка. При ударе разжималась находящаяся под подбородником пружина и разбрасывала стальные полоски усиления в разные стороны, словно взрывая. Наконечник копья для таких столкновений имел лишь одно притуплённое острие, которым надо было попасть в середину накладки на усилении. Были еще «скачки со сковородой»; «сковородой» назывался стальной квадратный или решетчатый тарч, прикреплённый на грудь. Соперник должен был сбросить тарч концом копья. В этом виде поединков бойцы не защищали голову; бой считался очень опасным и практиковался только опытными бойцами. Бойцы в скачках со шлейфом могли носить на голове такие салады с налобными усилениями. При ударе копья тогда сбрасывали сначала вуаль, а потом пластины усиления.

Квинтина – упражнение с копьем для всадника, состоявшее в том, чтобы поразить в центр щита манекен, облаченный в полный доспех. Манекен ставили на вертикальную ось. Если всадник, мчавшийся во весь опор, попадал копьем в середину щита, то «трофей» поворачивался вокруг своей оси; если же удар был неточен, части манекена падали или поражали неумелого всадника. Сеньоры предлагали упражняться с квинтиной своим ленникам для обучения их копейному бою. Дети, играя в квинтину, готовились к настоящим поединкам: в коллекциях оружия есть доспехи для поединков, предназначенные для детей от двенадцати до пятнадцати лет.
Бугурт – один из вариантов турнира, имитирующий штурм крепости или простого укрепления с палисадом. Посреди огороженного поля воздвигалась деревянная крепость, которую штурмовали и защищали разделившиеся на две партии рыцари. Подобная потешная осада, однако, не имела неприятных последствий, как турниры и копийные поединки, и могла восприниматься как спектакль или подобие наших военных маневров. О том, какая сторона победит, договаривались заранее.




Назад Вперед
 
     

 

 

 

НАЗАДВПЕРЕД

 
 
меч

 

 

  меч