Разделы сайта

ГЛАВНАЯglav.jpg"

ИМЯ БОГАserg7.jpg"

РЕЛИГИЯ СЛАВЯНserg8.jpg"

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫserg9.jpg"

СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРИЙСКИЙ ПРОСТОРarii1.jpg"

ВЕЛИКАЯ СКИФИЯserg10.jpg"

ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВserg12.jpg"

СЛАВЯНЕserg13.jpg"

КИЕВСКАЯ РУСЬserg11.jpg"

РУССКИЕ КНЯЗЬЯserg14.jpg

БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
serg15.jpg

ГОРОДА КИЕВСКОЙ РУСИserg16.jpg

КНЯЖЕСТВА КИЕВСКОЙ РУСИserg17.jpg

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПАserg18.jpg

ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫserg19.jpg

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
serg20.jpg

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
orden1000.jpg

ОРДАorda1000.jpg

РУСЬ И ОРДАrusorda01.jpg

МОСКОВСКАЯ РУСЬmoskva01.jpg

ПИРАТЫpirat444.jpg

ЗЛОДЕИ И АВАНТЮРИСТЫzlodei444.jpg

БИБЛИОТЕКАserg21.jpg

ДЕТЕКТИВЫserg22.jpg

ФАНТАСТИКАserg23.jpg

ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ ФАНТАСТИКАgumor.jpg

НЕЧИСТАЯ СИЛАserg24.jpg

ЮМОРserg25.jpg

АКВАРИУМserg26.jpg

Страницы раздела




ИСТОРИЯ АНГЛИИangl0.jpg"

БРИТАНИЯ И РИМangl01.jpg"

САКСОНСКИЕ КОРОЛЕВСТВАangl02.jpg"

АЛЬФРЕД ВЕЛИКИЙangl03.jpg"

ДАТСКОЕ ВЛАДЫЧЕСТВОangl04.jpg"

ВИЛЬГЕЛЬМ ЗАВОЕВАТЕЛЬangl05.jpg"

СЫНОВЬЯ ЗАВОЕВАТЕЛЯangl06.jpg"

ПЛАНТАГЕНЕТЫangl07.jpg"

ХАРТИЯ ВОЛЬНОСТЕЙangl08.jpg"

ЭДУАРД Iangl09.jpg"

СТОЛЕТНЯЯ ВОЙНАangl010.jpg

ВОССТАНИЕ УОТА ТАЙЛЕРА
angl011.jpg

ЛАНКАСТЕРЫangl012.jpg

ВОЙНА РОЗangl013.jpg

ЙОРКИangl014.jpg

ТЮДОРЫangl015.jpg

МАРИЯ КРОВАВАЯangl016.jpg

ЕЛИЗАВЕТА ТЮДОРangl017.jpg

СТЮАРТЫangl018.jpg

КРОМВЕЛЬangl019.jpg

РЕСТАВРАЦИЯ СТЮАРТОВangl020.jpg

ВИЛЬГЕЛЬМ ОРАНСКИЙangl021.jpg


СТАРЕЦ ГОРЫ

В Иерусалиме пахло гарью, железом и кровью. Саббах, чудом избежавший мечей и копий разъяренных провансальцев, в ужасе метался по гибнущему городу в надежде найти безопасное пристанище.Увы, смерть поджидала наместника халифа повсюду...

ГРОЗНЫЙ ЭМИР

Во времена Римской империи население Антиохии достигало четырехсот тысяч человек. В год от Рождества Христова 1119 в городе проживало от силы пятьдесят тысяч обывателей.

ИСТОРИЯ АНГЛИИ




ТЮДОРЫ: ГЕНРИХ VII (1485-1509) и ГЕНРИХ VIII (1509-1547)

В августе 1485 г. Генрих высадился в Англии с двухтысячным войском. В самый канун сражения под Босуортом на его сторону перешел отчим лорд Стэнли. Войско Ричарда было разгромлено, сам король убит, а корона с его мертвой головы прямо на поле боя была надета на Генриха.
В октябре 1485 г. Генрих торжественно короновался в Вестминстере, а в начале следующего года обвенчался с Елизаветой, дочерью Эдуарда IV , восстановив таким образом единство королевской династии.

Генрих был сыном леди Маргариты Бофор, последней представительницы дома Сомерсетов, праправнучки Эдуарда III и графа Ричмонда, Эдмунда Тюдора. В акт, узаконивший Бофоров, Генрих IV внес постановление, которое лишало их права на престолонаследие, но права Генриха Тюдора, как последнего представителя Ланкастерской линии, были признаны сторонниками его дома.
Генрих не отличался ни мощным телосложением, ни крепким здоровьем. По свидетельству современников король был постоянно замкнут, печален и погружен в себя. Он не был ни храбрым полководцем, ни хитрым политиком, но был трудолюбив и порядочен.

Происхождение заставило его обосновать свои права на престол на признании парламента. Не ссылаясь ни на право наследования, ни на завоевание, палаты просто постановили, «что корона должна принадлежать царственной особе их государя, короля Генриха VII, и от него переходит к его законным наследникам».
Главным стремлением короля было собрать такую казну, которая избавила бы его от необходимости обращаться за помощью к парламенту. Основание королевской казны составили субсидии, назначенные для ведения войн, от которых Генрих уклонялся; затем она пополнялась возобновлением забытых претензий короны, взысканием штрафов за владение забытыми ленами и массой мелких вымогательств. Любимый министр короля придумал такой прием, получивший название «вил Мортона»: от людей, живших прилично, он требовал взносов в казну на том основании, что их богатство несомненно, а от живших скромно - под тем предлогом, что бережливость их обогатила. Еще большие суммы были взяты с тех, кто принимал участие в восстаниях, прерывавших царствования короля.
Конфисковав все выморочные имения, собирая десятину и ведя торговлю, Генрих получал такие огромные доходы, что не имел нужды выпрашивать деньги у парламента. Поэтому значение сословий упало. В последние 13 лет своего правления король вообще созывал парламент только один раз. Все эти старания были так успешны, что Генрих мог оставить преемнику казну в два миллиона.

Изобретение пороха разрушило феодализм. Рыцарь на коне и в тяжелом вооружении уступил место простому пехотинцу. Крепости, недоступные для осадных орудий Средневековья, рушились под огнем новой артиллерии. Хотя порох был в употреблении уже со времени битвы при Креси, но, в сущности. он стал применяться с успехом в военном деле не раньше вступления на престол дома Ланкастеров. Эта перемена сообщила короне почти непреодолимую силу. В средние века достаточно было крупному барону кликнуть клич, как поднималось грозное восстание. Крестьяне и вассалы вынимали свои луки из угла, рыцари надевали доспехи, и через несколько дней трону грозила целая армия. Но теперь без артиллерии она была беспомощна, а единственный артиллерийский парк страны был в распоряжении короля.
Хотя могущество аристократии и было сломлено, но все еще оставались лорды, за которыми Генрих следил с ревнивым вниманием. Их сила состояла в толпах буйных слуг, кишевших вокруг их замков и готовых в случае восстания образовать войско, тогда как в мирное время они являлись виновниками насилия и нарушений закона. Еще Эдуард IV особым законом предписал роспуск этих военных свит, и Генрих с чрезвычайной строгостью настаивал на исполнении этого.

В течение всего его царствования Йоркская партия не давала ему покоя. Главой этой партии стала бургундская герцогиня Маргарита, вдова Карла Смелого и сестра Эдуарда IV. Она решила любой ценой свергнуть Генриха с престола. Маргарита вскоре нашла союзников в лице шотландского короля, искавшего предлог для нападения на северные английские графства, и среди многих вельмож в Ирландии.
Генриху без особого труда удалось в зародыше задушить ряд попыток восстаний, предпринятых Йоркской партией. Большой слабостью последней было отсутствие претендента, имевшего, с точки зрения тогдашних династических традиций, серьезные права на престол. Недостаток было решено восполнить, используя самозванцев.

«Священник Ричард Саймоне, сторонник Йорков, объявил, что сын оксфордского горожанина Симнела по имени Ламберт не кто иной, как один из детей Эдуарда IV, чудесным образом спасшийся из Тауэра. Потом Саймоне изменил версию и представлял Ламберта как сына покойного герцога Кларенса, т.е. племянника Эдуарда IV, который в действительности содержался в Тауэре по приказу Генриха Тюдора. С помощью бежавшего из Англии ланкастерского вельможи, одного из активных участников секретной службы Ричарда III, лорда Лауэла, Ламберта привезли ко двору Маргариты Бургундской, и та, пылая жаждой мщения, сделала вид, что перед ней племянник, хотя не могла не понять обмана (среди ее придворных находились люди, отлично знавшие Кларенса и его сына). Симнел был доставлен в Ирландию, где на его сторону зимой 1486/87 года перешло несколько магнатов. Он был коронован в Дублине в качестве Эдуарда VI, короля Англии и Ирландии.» (Черняк. «Тайны Англии»)

Вскоре армия, собранная йоркистами в Ирландии, высадилась на английской земле. Но здесь ее ждала неудача: дозорные Генриха держали под наблюдением все побережье. Генрих VII имел достаточно времени для того, чтобы собрать свои войска и уничтожить высадившуюся армию в битве при Ньюарке. Йоркские вельможи, руководившие ею, либо пали на поле боя, либо потом были казнены по указанию короля.
По возвращении в Лондон Генрих учредил чрезвычайный трибунал, получивший название Звездной палаты, которому поручено было преследовать виновных в мятеже.
Скорыми постановлениями обвинительных приговоров и их строгостью он много способствовал восстановлению общего порядка. Однако и в последующие годы король страдал от самозванцев и мятежей, пока, наконец, не казнил в 1499 году графа Уорвика, сына герцога Кларенса и племянника Эдуарда IV. Всю жизнь этот несчастный провел в заключении в Тауэре, так как имел гораздо больше законных прав на престол, чем сам Генрих.

Генрих большое внимание уделял внешней политике. Считая Англию слишком слабой для борьбы с Францией один на один, Генрих VII в союзе с Испанией видел гарантию против «наследственного врага»; этот союз был скреплен браком его старшего сына, Артура, с дочерью Фердининда Екатериной. Этот брак был разорван смертью молодого новобрачного, но Фердинанду удалось выхлопотать у папы для Екатерины разрешение выйти за брата ее покойного супруга. В борьбе Франции с Испанией Генрих VII старался поддерживать равновесие между ними и потому отказался от союза, но едва Генрих VIII наследовал своему отцу в 1509 г., как брак был заключен.

Умер Генрих на 54-м году жизни, прежде времени состарившись от забот и болезней. По словам Бэкона, этот король, если и не совершил ничего великого, то и не стремился к этому, но все задуманное осуществил. Королевская власть при нем обрела невиданное дотоле могущество, а страна процветала и наслаждалась миром.

Поле смерти отца, Генриха VII, человека крайне скупого и жестокого, 18-летний принц Уэльский унаследовал трон и казну в 1800 тысяч фунтов. В 1509 году он женился на Екатерине Арагонской, вдове своего брата Артура. Так как формально он с ней состоял в родстве первой степени по боковой линии, то для заключения брака требовалось специальное разрешение Папы Римского. Папа дал разрешение на этот брак и, кроме того, присвоил Генриху VIII почетный титул «Защитник веры».

Вскоре после свадьбы Екатерина сообщила, что беременна. Генрих VIII с радостью ожидал рождения своего первенца, даже на рождественские праздники перенес двор в Ричмонд. Надежды короля не оправдались: родилась мертвая девочка.
Празднование следующего Нового года ознаменовалось рождением второго ребенка, на сей раз живого и к тому же сына. Генрих VIII не пожалел никаких средств, для того чтобы достойно отметить это великое событие: последовали турниры, пышные маскарады и пиршества, которые были так по душе королю. Однако судьба вновь отвернулась от королевской четы: маленький принц заболел, не прошло и двух месяцев после его рождения, как он умер.
22 января 1516 года скончался Фердинанд Испанский, отец Екатерины Арагонской. По приказу Генриха VIII известие о его смерти держали в тайне, поскольку король боялся, что супруга, которая снова носила ребенка, разрешится от бремени раньше срока. 18 февраля королева родила крепкого и здорового младенца, у которого был единственный недостаток: это оказалась девочка.

Генрих VIII и Екатерина Арагонская жили в полном согласии 18 лет, основывая свои отношения на дружбе и уважении. Конечно, такой блистательный мужчина не мог не изменять. На протяжении этих 18 лет он увлекался другими женщинами, но подобные отношения нельзя было назвать серьезными. Вот тут-то на его жизненном пути и появилась Анна Болейн. Девушка была очень не проста, ни по происхождению, ни по образу мыслей, ни по опыту придворной жизни, который она приобрела в ранней юности при французском дворе.

«Так или иначе, юная леди Анна резко отличалась от привычных объектов королевской похоти, настолько резко, что король вдруг проникся мыслью сделать ее своей законной женой. Эта совершенно нелепая мысль завладела всем его существом, и он со всей решительностью начал воплощать ее в жизнь.
Разумеется, Анна Болейн, вдруг увидевшая вполне реальную перспективу стать королевой Англии, лезла из кожи вон, чтобы приблизить этот вожделенный миг. Когда Генрих VIII начал хлопотать перед Папой о разводе с Екатериной Арагонской, тот уклонился от принятия решения по этому вопросу, не желая ссориться из-за сексуальной блажи «этого борова» с императором Священной Римской империи, племянником Екатерины Арагонской.»
(Гитин. «Всемирная история без комплексов и стереотипов»)

Генрих продолжал настаивать на разводе, аргументируя свою настойчивость муками совести, не позволяющей ему, верному и доброму католику, состоять в незаконном браке с вдовой своего брата, то есть со своей родственницей.
Вскоре последовал отрицательный ответ Папы Климента VII на расторжение брака. Однако и это не остановило короля в его намерении развестись с Екатериной. Участие в рассмотрении законности брака Генриха VIII и Екатерины Арагонской принимали все европейские университеты. Король находился к этому времени в довольно тяжелом положении: отношения с Екатериной он прервал неофициально и сожительствовал с Анной Болейн в гражданском браке.
Во время поездки во Францию в 1532 году Генрих VIII представил французскому королю Франциску I Анну как невесту. Правитель Франции принял Анну Болейн (по слухам, свою бывшую любовницу) как королеву и даже подарил ей драгоценный бриллиант. После возвращения в Англию Генрих VIII без папского разрешения на брак тайно обвенчался с Анной Болейн, которая в то время уже ожидала ребенка.

После того как Кранмер, архиепископ Кентерберийский, объявил брак короля с Екатериной Арагонской недействительным и расторгнутым, Анна Болейн была признана законной супругой и коронована. Екатерине Арагонской оставили титул герцогини Уэльской. Дочь Мария, родившаяся в 1510 году, могла быть наследницей только в том случае, если у отца ее не будет детей мужского пола от второго брака. Опальная королева вместе в дочерью поселилась в монастыре Эмфтилль в Дунстэбльшире.

«26 августа 1533 года Анна уже не в силах была свободно передвигаться по дворцу и вынуждена была удалиться в свои покои. Здесь она ожидала 11 дней рождения своего первого ребенка. Роды были чрезвычайно трудными, и, разрешившись от бремени, новоиспеченная королева долго лежала без сознания. И на этот раз Генриха VIII постигла неудача: он стал отцом девочки.» (Иванова. «Супружеские измены»

В 1534 году наметился разрыв между Англией и Римом. Преемником Папы Климента VII был Павел III, который вполне благосклонно относился к деятельности английского короля. Однако король не отказывался от мысли полностью отделиться от Ватикана: он окончательно присвоил себе духовную власть, именуя в документах Папу Римского «епископом».
Так в Англии состоялась Реформация и родилась Англиканская Церковь. Отныне была упразднена власть Папы, богослужение велось на английском языке, священники имели право жениться, звание епископа сохранялось, а звание монаха упразднялось.

В 1533 году, после того как король отпраздновал свадьбу с Анной Болейн, имя Екатерины Арагонской стало знаменем всех противников Реформации. В их числе был и Томас Мор, блестящий писатель-гуманист, автор бессмертной «Утопии», которого Генрих VIII больше кого-либо другого стремился перетянуть в лагерь сторонников развода. Выдающийся юрист и государственный деятель, Мор занимал пост лорд-канцлера. Исследователи по-разному объясняют действительные причины, побудившие Мора отказаться от одобрения Реформации и нового брака короля. Мор, вероятно, опасался, что Реформация приведет к полному церковному расколу, распадению западного христианства на враждующие секты.
В 1532 году Мор, к крайнему неудовольствию Генриха, попросил освободить его от должности лорд-канцлера. Уйдя в отставку, Мор не критиковал королевской политики. Он просто молчал. Но его молчание было красноречивее слов. В 1534 году Мор был вызван в тайный совет, где ему предъявили различные лживые обвинения. Опытный юрист, он без труда опроверг эту не очень умело придуманную клевету.
Тайный совет должен был на этот раз отступить, но Мор слишком хорошо знал Генриха, чтобы питать иллюзии. Новое обвинение возникло в связи с парламентским актом от 30 марта 1534 года. По этому закону был положен конец власти папы над англиканской церковью, дочь короля от первого брака Мария объявлялась незаконнорожденной, а право наследования престола переходило к потомству Генриха и Анны Болейн. Король поспешил назначить специальную комиссию, которой было предписано принимать клятву верности этому парламентскому установлению.
Мор был вызван одним из первых на заседание комиссии. Он заявил о согласии присягнуть новому порядку престолонаследия, но не вводимому одновременно устройству церкви (а также признанию незаконным первого брака короля). 17 апреля 1534 года после повторного отказа дать требуемую клятву Мор был заключен в Тауэр.
Король больше Мора опасался предстоящей казни, точнее, того, что скажет, по обычаю, осужденный с эшафота, обращаясь к толпе. Генрих поэтому всемилостивейше заменил «квалифицированную» казнь простым обезглавливанием, приказав передать Мору, чтобы тот не «тратил много слов». Воткнутая на кол голова «изменника» еще много месяцев внушала лондонцам «почтение» к королевскому правосудию…

В скором времени по приказу короля были арестованы Анна Болейн, ее брат и все их окружение. Королева была обвинена в преступной связи с целой сотней мужчин и в организации заговора с целью лишения короля жизни. Был организован громкий показательный процесс над группой «заговорщиков» из числа придворной знати, которые «признались» в том, что были еще и любовниками королевы и что она обещала якобы выйти за них замуж после убийства Генриха VIII.
Несмотря на абсолютное отсутствие каких бы то ни было улик, суд приговорил несчастных к «квалифицированной» казни – повешению, снятию еще живыми с виселицы, сожжению внутренностей, четвертованию и обезглавливанию. Правда, король проявил особую милость к осужденным, замени «квалифицированную казнь» простым отсечением головы. Церемониал мрачной процессии на казнь был составлен лично Генрихом VIII, а палача специально выписали из Кале. В Ричмондском парке до сих пор показывают пригорок, на котором король стоял, ожидая вести о совершении казни своей второй, незаконной, супруги.

Еще до казни супруги Генрих VIII обратил внимание на Джейн Сеймур, но до тех пор, пока Анна не разрешится от бремени, ни о какой новой женитьбе и речи быть не могло. Выкидыш неожиданно решил все. В тот момент Генрих VIII понял, что нужно избавиться от Анны и жениться на Джейн.
Сама Джейн Сеймур – личность довольно туманная в истории. В народных преданиях она выступает как святая, в отличие от «искусительницы» Анны Болейн. Интересно то, что, по сути, Джейн выполнила ту же роль, что когда-то сыграла ее предшественница. Она не привлекла к себе внимание, не поощряла симпатий короля, но и не лишала его своего присутствия. Затем, когда намерения короля отделаться от надоевшей жены стали более чем ясны, она спокойно заняла ее место. Несмотря на то что сторонники Екатерины Арагонской и Анны Болейн стремились очернить красавицу Сеймур, в действительности она была девушкой тихой, кроткой, покорной воле тирана.

«Вероятность того, что Джейн любила Генриха VIII, ничтожно мала: в то время он уже был полным человеком, страдавшим одышкой, но она настолько его боялась, что даже и не помышляла об измене. За все время ее кратковременного замужества Сеймур не покидала мысль, что супружеское ложе воздвигнуто на гробнице Екатерины Арагонской и на плахе Анны Болейн. Эта мысль, подобно яду, отравляла все существование Джейн, однако перед смертью она успела подарить королю желанного наследника – принца Эдуарда.» (Иванова. «Супружеские измены»)

В ликвидации Анны Болейн принимал самое активное участие государственный секретарь Томас Кромвель, который оперативно сфабриковал криминальное дело против нее и группы любовников. Кромвель очень много сделал для укрепления королевской власти и для придания ей того характера, который в полной мере проявился в деле Анны Болейн. Генрих VIII, с одной стороны, высоко ценил помощь госсекретаря, но, с другой, эта помощь начала его раздражать. И тут Кромвель, после смерти Джейн Сеймур выступает с предложением, которое, по его словам, является универсальным ключом к решению множества задач. Он предлагает королю жениться на немецкой принцессе Анне Клевской. Этот брак должен стать залогом прочного союза с германскими государствами и германскими протестантами, что особенно важно ввиду образования мощной антианглийской коалиции в составе двух католических держав – Франции и Испании. Для Генриха все эти премудрости были раздражающе сложны, но сама идея женитьбы на «дебелой немке» пришлась ему по вкусу.

«Дабы не покупать кота в мешке, решено было отрядить на родину невесты знаменитого живописца Ганса Гольбейна (1497–1543 гг.) с поручением зафиксировать внешность Анны и предоставить портрет на суд жениха. Но художник – не фотограф, делающий снимки на документы. Великий Гольбейн изобразил на полотне то, что он скорее почувствовал, чем увидел воочию в этом образе, и когда Генрих VIII взглянул на портрет, решение жениться созрело тут же и бесповоротно.» (Гитин. «Всемирная история без комплексов и стереотипов»)

Портрет, где художник изобразил принцессу Анну Клевскую, был далек от оригинала – девушка по росту и дородности была способна поспорить со своим массивным женихом. Кромвель во мгновение ока оказывается узником Тауэра, его имущество конфисковывается, а все заслуги аннулируются ввиду открывшихся «фактов» ереси, государственной измены. Ему предлагается облегчить свою участь, подписав заявление о том, что король Генрих VIII неоднократно говорил в его присутствии о том, что «не исполнял своих супружеских обязанностей» по отношению к Анне Клевской, которая, исходя из этого, осталась в своем добрачном состоянии, а следовательно, не является женой короля в буквальном смысле этого слова. Кромвель подписал все, что ему дали на подпись, после чего ему сообщили, что король в виде особой милости избавил его от повешения и сожжения на костре, разрешив ограничиться отсечением головы.
Вскоре его голову отсекли, а королеве объявили, что она разведена, правда, с назначением ей пенсии в 4 000 фунтов стерлингов и присвоением почетного звания «сестры короля».

Пятый брак явился опять-таки следствием неуемного желания Генриха VIII облечь свое животное сластолюбие в законную форму. Это был брак, наподобие второго и третьего, морганатический, с племянницей герцога Норфолка Катериной Говард. Свадьба с Катериной Говард состоялась уже через три недели после развода с Анной Клевской. По признанию современников, это была довольно красивая женщина, однако по жестокости и распущенности она превосходила даже Анну Болейн. Исходя из соображений своего дяди, герцога Норфолка, Катерина настроила державного супруга против реформаторов и лютеран, умножая число казней и усиливая гонения. Англия тонула в реках крови невинных людей, которые поддерживали иные, не католические настроения.

Однако и пятое супружество было для Генриха VIII непродолжительным. Причиной краха семейной идиллии стал донос некого Лешльса, в котором Катерина Говард обвинялась в распутстве еще до свадьбы с королем, а также и после брака. Король, считавший свой брак идеальным, сначала усомнился в правдивости этих высказываний, однако велел навести справки и собрать сведения. Донос Лешльса оказался истиной от первого слова до последнего. Сообщницей Катерины в ее любовных похождениях была невестка Анны Болейн, жна ее брата, леди Рошфорт, женщина в крайней степени развращенная. Катерину ожидала та же участь, что и Анну Болейн: ее казнили в Тауэре 12 февраля 1542 года.

Февраль 1543 года ознаменовался шестым браком Генриха VIII. Его женой стала Катерина Парр, вдова лорда Летимера, женщина, по словам историков, отличавшаяся чистейшей репутацией. Кроме того, она обладала недюжинным умом. Шестая супруга Генриха VIII не выказывала никаких претензий на престол, так как, женясь на ней, король объявил своим наследником принца Эдуарда.

Умер Генрих 28 января 1547 года. Считалось, что не менее 72 тыс. человек (около 2,5% всего населения!) было повешено за годы правления Генриха VIII. Закон редко обращал внимание на смягчающие вину обстоятельства даже в деле о мелкой краже. За время правления Тюдоров было издано не менее 68 статутов об измене (в 1352 — 1485 годах только 10 статутов). Понятие измены было очень широким. В 1540 году на Тауэр-хилле казнили некоего лорда Уолтера Хэнгерфорда за «государственную измену мужеложства». Статут, принятый в 1541 году, предусматривал смертную казнь и для сумасшедших, «уличенных» в государственной измене.
Причины для казни придворных могли быть самые различные: некоторых из них превращали в козлов отпущения, другие были слишком знатны и близки (по рождению) к трону, третьи не успевали покорно следовать за переменами в церковной политике короля или просто молчанием выражали свое несогласие с ней. Наконец, многие шли на плаху, невольно вызвав каким-то неосторожным поступком королевский гнев. Порой правительство было заинтересовано в том, чтобы не дать подсудимым слова для оправдания. Тогда, если речь шла о влиятельных людях, прибегали к принятию обвинительного акта парламента. Чаше, напротив, власти хотели превратить суд в спектакль с пропагандистскими целями. В этих случаях, даже если подсудимый с самого начала признавал себя виновным и по закону оставалось только вынести приговор, все же устраивали комедию судебного разбирательства.



Назад Вперед