РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ





Авторский сайт писателя Сергея Шведова

Арийский простор

АРИЙСКИЙ ПРОСТОРarii1.jpg"

ИНДОЕВРОПЕЙЦЫarii01.jpg

АРИИ В ПРИЧЕРНОМОРЬЕarii02.jpg

АРИИ НА УРАЛЕarii03.jpg

АРИИ В ИНДИИarii04.jpg

АРИИ В ИРАНЕarii05.jpg

РЕЛИГИЯ АРИЕВarii07.jpg

РУССКИЕ АРИИ

Согласно А. А. Клесову, общий праславянский предок на территории современной России-Украины появился 4500 лет назад. Это ранний бронзовый век, или даже энеолит, переход от каменного века к бронзовому. Речь идет о предках тех людей, которые сейчас составляют примерно половину населения России и Украины. Это носители гаплогруппы R1a1, пришедшие с Балкан и расселившиеся по Русской равнине. (Читайте статьи «Индоевропейцы» и «Арии в Причерноморье»). Примерно 4 тысячи лет назад праславяне разделились, часть из них ушла в Среднюю Азию и далее в Индию и Иран, а часть осталась на Русской равнине, постепенно осваивая не только степные, но и лесные территории.

Самоназвание ушедших носителей гаплогруппы R1a1 «арии» никто никогда не оспаривал, проблема как называть оставшихся. В том, что эти люди говорили на языках, которые позднее назовут индоевропейскими сомнений нет. Еще академик Соболевский в 1927 году указывал в своей работе «Названия рек и озер Русского Севера», что на громадных просторах европейской России, вплоть до крайних северных областей, господствуют названия, в основе которых лежит какой-то древний индоевропейский язык. За неимением другого термина он предложил называть этот язык скифским. А вот что пишет по этому поводу С. В. Жарникова:

«В Волго-Окском междуречье есть множество рек, над «гиперборейскими» именами которых тысячелетия оказались не властны. И для доказательства этого не требуется особых усилий. Достаточно сравнить названия рек современного Поочья с названиями «священных криниц» (водоёмов) в Махабхарате, точнее, в той ее части, которая известна как «Хождение по криницам». Именно в «Хождении по криницам» дано описание более 200 священных водоемов древнеарийской земли Бхараты в бассейнах Ганга и Ямуны по состоянию на 3150 г. до н.э.. Сравнивайте и делайте выводы сами (сначала приводятся название «священных криниц» Махабхараты затем даётся название одного из водоёмов современного Поочья): Агастья - Агашка, Акша – Акша, Апага – Апака, Арчика - Арчиков, Асита – Асата, Ахалья – Ахаленка, Вадава – Вад, Вамана - Вамна, Ванша – Ванша, Вараха - Варах, Варадана – Варадуна, Кавери – Каверка, Кедара – Киндра, Хубджа – Кубджа, Кумара – Кумаревка, Кушика – Кушка, Мануша – Манушинской, Париплава – Плава, Плакша – Плакса, оз. Рама - оз. Рама, Сита – Сить, Сома – Сомь, Сутиртха – Сутертки, Тушни - Тушина, Урвашн - Урвановский, Ушанас – Ушанес, Шанкхини - Шанкини, Шона - Шана, Шива - Шивская, Якшини - Якшина. Может показаться удивительным, но мы имеем дело не только с почти буквальным совпадением названий «священных криниц» Махабхараты с названием рек современной Средней России, но даже и с точным соответствием их взаимного расположения.» («Поочье - некогда древняя земля Бхарата»)

Археологи, изучавшие поселения этих индоевропейцев, называют их фатьяновцами. Фатьяновская культура — археологическая культура III — сер. II тысячелетия до н. э. (бронзовый век) на территории центральной России. Культура названа по могильнику, открытому археологом А. С. Уваровым в 1873 году у деревни Фатьяново, вблизи села Толбухино (ныне в Ярославском районе Ярославской области). Восточную часть фатьяновской культуры иногда выделяют в отдельную балановскую культуру. Распространена по территории нынешних Ивановской, Владимирской, Новгородской, Московской, Тверской, Смоленской, Калужской, Костромской, Рязанской, Тульской, Орловской, Нижегородской, Ярославской областей и Чувашии.
Антропологический тип фатьяновцев по одной версии был нордический — с длинной и высокой головой, среднешироким, средневысоким и резко профилированным лицом и высоким ростом, а по другим относился к средиземноморской расе. Согласно генетическим исследованиям, представители фатьяновской культуры являлись носителями гаплогруппы R1a, что говорит об их генетическом родстве с современными славянскими и балтскими народами.
Антрополог М. М. Герасимов долго изучавший балановский вариант фатьяновской культуры, названной так по раскопанным могильникам возле деревни Баланово в 12 километрах от Волги, что на территории современной Чувашии писал в своей книге «Восстановление лица по черепу» следующее:

«Напомним основные элементы этой культуры. Сверленые топоры – очевидно южного типа; вислообушные топоры, несомненно, степного типа; керамика по своим типичным формам не лесная; глиняные колесики от модели повозки указывают на кочевно-степной, а не оседлый образ жизни пришельцев – балановцев. Кости домашних животных, найденные в балановских могильниках, тоже служат доказательством степного происхождения балановцев. Мы не видим в материальной культуре балановцев ни одного элемента, указывающего на северно-лесное ее происхождение».

Могилы фатьяновцев обычно не отмечены какими-либо надмогильными сооружениями. В глубоких прямоугольных ямах, выкопанных в слоях гравийного песка, лежат скелеты фатьяновцев: на боку или на спине. Но всегда в скорченном положении – с согнутыми в коленях ногами и руками, поднятыми к лицу. Вокруг скелетов стоят шарообразные сосуды с вертикальным венчиком, сделанные из тонкой, тщательно очищенной глины, покрытые полировкой, на которую был нанесен чрезвычайно изящный узор. Рядом с ними возле скелетов лежат костяные орудия – долота, кочедыки, лощила, кинжалы, а также различные украшения в виде молоточкообразных булавок, подвесок, изготовленные из костей животных, ожерелий из трубчатых костей птиц. Здесь вместе с покойником находится каменное оружие. В основном это топоры. Топоры двух видов: сверленые, изготовленные из тяжелых кристаллических пород, напоминающие томагавки индейцев, но только более тяжелые, а также рабочие – плоские, из кремня. Эти топоры для работы вставляли в костяные муфты, соединенные рукоятками. Даже маленькие мальчики имели игрушечные боевые топорики. В одной из могил рядом с ребенком обнаружена игрушечная глиняная повозка, напоминающая колесницу. Как оказалось, фатьяновцы были знакомы с металлом. В их погребениях находят бронзовые топоры, копья и даже литые формы, в которых отливались металлические предметы. Кроме того, фатьяновцы были скотоводами. Куски домашних животных – свиней, овец, коз – были положены рядом с умершими, дабы, отправляясь в иной мир, умерший мог отведать знакомой пищи.
Такое убранство могил отчетливо свидетельствует о заупокойном культе. Вероятно, фатьяновцы верили в реинкарнацию, в то, что они вновь смогут родиться на этой земле. Облегчить новое рождение должна была особая ритуализированная поза эмбриона, в которую укладывали покойного. В Чувашии кроме могильников были обнаружены и укрепленные городища. Аналогичные городища найдены у родственников фатьяновцев в Швеции, Чехословакии, Германии, Польше, Дании и Прибалтике. Всю эту обширную местность, занимаемую пришельцами, специалисты объединяют в мегакультуру «боевых топоров». Аналогичные топоры обнаружены и в различных частях Европы.
Фатьяновцы верили в лучшую долю: их повседневная утварь изготовлена довольно грубо, а вот предметы заупокойного культа выглядят новыми, с тщательной отделкой. Помимо могильников в Европе найдены обширные поселения с наземными домами легкого типа, загонами для скота и амбарами. По большей части их сооружали из жердей и кольев, переплетенных ветками и обмазанных глинами. Получался знакомый нам плетень и мазанки, кои можно встретить и сегодня в южных областях России, Украины, Молдавии.
Далее Герасимов пишет:

«Фактический материал свидетельствует о том, что на рубеже конца 3-го тысячелетия и начала 2-го тысячелетия до н. э. в междуречье Оки и Волги внезапно появились сильные, подвижные, воинственные племена скотоводов – носители новой, доселе неизвестной, бронзовой культуры. Натиск был настолько внезапен и силен, что неолитические племена, жившие на данной территории, исчезли». («Восстановление лица по черепу»)

Основываясь на этом, можно предположить, что арийцы-скотоводы и земледельцы в конце 3-го тысячелетия до н. э., ведомые какими-то неведомыми нам причинами, внезапно покинули степной пояс Евразии – зону своего постоянного расселения и отправились кто на запад – в леса Европы, а кто на юг – в Индию и Иран. При этом сохранить исходный антропологический тип удалось немногим.
Любопытно, что эти события нашли свое отражение в новгородских летописях:

«…И в лето от сотворения света 3099-е [1909 г. до н. э.] Словенъ и Русъ с роды своими отлучишася от Еуксинапонта и идоша от роду своего, и отъ братьи своея, и хождаху по странамъ вселенныя, яко острокрилатии орли прилетаху сквозь пустыни многи… 14 лет пустые страны обхождаху, донде же обретыпе озера некоего велика, Моиска завомого, последи же Илмер проименовася во имя сестры их Ирмери… И от того времени новопришельцы, скифи тии, начаху именоватися словене…»

Фатьяновскую культуру во второй половине второго тысячелетия до н.э. сменила абашевская. Культура получила своё название от наименования села Абашево (Чувашия), где в 1925 году впервые были найдены её курганы. Абашевские племена занимали обширную территорию, охватывающую Верхнее и Среднее Поволжье, Прикамье и Южный Урал, современные республики Чувашия, Марий Эл, Татарстан, Башкортостан, Пермский край, Кировскую, Ульяновскую, Самарскую и Воронежскую области. В этих областях выявлены многочисленные курганные группы, в восточной части ареала, на Южном Урале, расположены позднеабашевские поселения. Абашевцы занимали всю эту территорию не сплошным массивом. Основные группы памятников абашевской культуры сосредоточены на территории Среднего Поволжья — в бассейне рек Илети, Цивиля, Свияги, низовьях Камы.
По мнению некоторых исследователей, абашевская культура, как и фатьяновская культура, по своему происхождению связана с среднеднепровской культурой и является развитием локального варианта срубной культуры. Европеоидный широколицый тип срубников хорошо представлен в абашевских погребениях. По мнению Е. Е. Кузьминой и её соратников, этнически абашевское население было «арийским», что подтверждается многочисленными параллелями древнеиндийскими «Ведами», данными археологии и антропологии. По мнению О. А. Кривцовой-Граковой, абашевскую культуру с фатьяновской роднит не только сходство формы орнамента сосудов, но и способ захоронения покойников в грунтовых ямах, заложенных сверху настилом. А. П. Смирнов, Н. Ф. Калинин, К. В. Сальников и другие археологи указывают на генеалогическую связь абашевцев с балановцами и племенами срубной культуры. Основу хозяйства составляло скотоводство, в том числе и коневодство. Орудия труда из камня, меди и кости домашних и диких животных свидетельствуют об охоте и земледелии.
Места поселений абашевской культуры найдены в Приуралье и на Дону. Поселки состояли из слабоуглубленных в землю построек с двух- и четырехскатными крышами, крытыми камышом. В курганах открыты захоронения с орнаментированной глиняной посудой, медными и серебряными украшениями. Они умели изготовлять колесницы. Абашевцы первыми начали разработку месторождений цветных металлов на Урале. У абашевских племен был чрезвычайно развит культ огня и солнца (аналог зороастризма). По образу жизни абашевцы были близки к племенам андроновской культуры. Абашевцы Южного Урала тесно контактировали с восточными соседями — андроновцами. Абашевцы заимствовали некоторые узоры андроновских племен для украшения глиняных сосудов. Такие сосуды найдены на раскопках Метевтамакского могильника. В то же время некоторые черты, свойственные культуре абашевцев, переходят к андроновцам. Именно этим объясняются многочисленные случаи находок абашевских металлических украшений в андроновских памятниках.
Андроновская археологическая культура - это культура бронзового века. Она была распространена на территории Казахстана, Средней Азии, Южной части Западной Сибири, на Южном Урале и на Алтае с 2300 по 1000 год до нашей эры. Её восточная граница заходила за Енисей. Антропологический тип андроновцев - европеоидный. Генетические исследования показывают, что представители данной культуры были носителями индоарийской (славянской) гаплогруппы R1a. Предположения, что абашевцы как и андроновцы говорили на иранских языках на мой взгляд совершенно необоснованны, поскольку иранские языки возникли много позднее на территории нынешнего Ирана в результате взаимодействия языка ариев с наречиями тамошних племен. Язык абашевцев, как и язык андроновцев был близок к санскриту, а уж никак не к иранскому. В этой связи кажется особенно странным утверждения о языке носителей дьяконовской культуры. Которых без должных на то оснований объявляют финноязычными.

Дьяковская культура — археологическая культура раннего железного века, существовавшая в VII до н. э. — V веках на территории Московской, Тверской, Вологодской, Владимирской, Ярославской и Смоленской областей. Название культура получила по Дьякову городищу у села Дьяково (ныне в Москве, в черте музея-заповедника Коломенское).
Жилищами дьяконовцам служили в раннюю эпоху — круглые полуземлянки с коническими крышами, впоследствии — длинные дома, относительно большие (площадь 50-70 кв.м.). Так, один из домов, раскопанных в Дьякове городище, имел длину 15 м при ширине 3,5 м. В городище было несколько домов, в каждом из которых проживала большая семья. Дома были срубные либо столбовые из тонких бревен (по некоторым предположениям даже плетня), обмазанных глиной; ямы опорных столбов хорошо видны в культурном слое. Дом делился на несколько помещений, холодное (типа сеней) и теплые комнаты, в центре которых располагался каменный или глинобитный очаг. В последние века существования культуры, на смену большим длинным домам пришли небольшие (около 20 кв.м.) квадратные в плане постройки из бревен, закрепленных на опорных столбах. Кроме жилых домов, в городище были также хозяйственные постройки — хлева и амбары. В некоторых городищах находят кузницы и дома, где собирались женщины для прядения и ткачества (Березняки, в Ярославской области). Своеобразно было устройство Троицкого городища под Можайском, где первоначально не было отдельных домов, а была сплошная кольцевая деревянная галерея, внешняя сторона которой служила оборонительной стеной; половину этой галереи занимала хозяйственная часть, половину — жилая, при чём каждая семья жила в отдельном помещении, отгороженном стенкой (так называемые «жилые стены»).

О финно-угорском языке дьяконовцев якобы свидетельствует более древняя, чем славянская, топонимика. Носителей Дьяковской культуры обычно считают предками племён мери и веси, тогда как племена родственной ей городецкой культуры были предками муромы, мещеры. Однако существуют большие сомнения, что меря, весь, мурома и мещеры были финноязычны. Во-первых, топонимика Волжско-окского региона восходит не столько к финно-угорским, сколько к индо-европейским языкам. Во-вторых, уже в эпоху Киевской Руси эти племена каким-то чудесным образом превращаются в русскоязычные. Еще Иловайский шутил по этому поводу, что скандинавы ославянили для нас мерю. В-третьих, дьяконовцы кремировали своих покойников, что абсолютно не характерно для финно-угорских племен, зато является едва ли не отличительной чертой племен славянских.
Действительно автор ПВЛ не включил весь, мерю, мурому и мещеру в перечень славянских племен, но он не включил туда и кривичей, и вятичей, и радимичей. А вот что пишет о народе весь арабский путешественник Ал-Гарнати:

«Я видел группу их в Булгаре во время зимы: красного цвета, с голубыми глазами, волосы их белы, как лен, и в такой холод они носят льняные одежды. А на некоторых из них бывают шубы из превосходных шкурок бобров, мех этих бобров повернут наружу. И пьют они ячменный напиток, кислый, как уксус, он подходит им из-за горячести их темперамента, объясняющийся тем, что они едят бобровое и беличье мясо и мед».( «Выборки воспоминаний о чудесах стран»)

Напиток, кислый как уксус, это квас. Ни охотники-рыболовы, каковыми являлись северные финно-угорские народы, ни кочевники модьяры, никогда не пили квас, приготавливаемый славянами из ячменя. Понятно, что язык племен Поочья отличался от языка, на котором говорили южные славяне. Естественно, что за славян, летописец их и не признавал:

«От этих последних произошли кривичи, сидящие в верховьях Волги, и в верховьях Двины и в верховьях Днепра, их же город - Смоленск; именно там сидят кривичи. От них же происходят и северяне. А на Белом озере сидит весь, а на Ростовском озере - меря, а на Клещине озере сидит также меря. А по реке Оке - там, где она впадает в Волгу, свой народ - мурома, и черемисы -свой народ, и мордва - свой народ. Вот кто только славянские народы на Руси: поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне, бужане, прозванные так потому, что сидели по Бугу, а затем ставшие называться волынянами.»

Кандидат исторических наук Лидия Грот на мой взгляд совершенно правомерно называет индоевропейские племена проживавшие на территории нашей страны русами, выделяя их в ряду племен, позднее получивших название славянских:

«Поэтому русы и арии – два народа-современника, два родных «брата», если хотите, имеющие одну предковую общность, но выделившиеся из нее, как два отдельных субъекта, каждый под своим именем, и прошедшие свой собственный путь в мировой истории. Совпадение названия страны, гидронима и этнонима – в нашем случае, в ареале между гидронимами на рос/рус/рас известна страна Русь и народ русы – является признаком исконного проживания народа на данной территории. Таким образом, русы – народ одной предковой общности с ариями, историю которого в Восточной Европе есть основания начинать с III тыс. до н.э…. Очень важно было убедиться в том, что моя реконструкция начального периода истории русов совпадает с результатами исследований А.А. Клёсова по ДНК-генеалогии. В комментарии А.А. Клёсов поддержал мое желание «как-то отделить древних русов от древних ариев» и пояснил, что после ухода ариев на восток (ветвь R1a-L342.2) в Восточной Европе осталась ветвь гаплогруппы R1a-Z280, т.е. центрально-евразийская ветвь R1a. И именно к ней, подчеркнул А.А. Клёсов, относится большинство современных этнических русских, т.е. по происхождению они имеют с ариями одних и тех же предков, но разошлись, как расходятся братья одного отца. Вот их, указывает Клёсов, справедливо можно назвать русами, тем более что исторического имени у этой ветви нет.» («Происхождение Руси и культ солнца»)







Назад Вперед