РАЗДЕЛЫ САЙТА

  • Главная

  • Имя Бога

  • Скифы

  • Славяне

  • Арийский простор

  • Киевская Русь

  • Русские князья

  • Быт Руси

  • Города Руси

  • Княжества Руси

  • История Англии

  • История Франции

  • Византия и крестоносцы

  • Крестовые походы

  • Рыцарские ордены

  • Орда

  • Русь и орда

  • Московская Русь

  • Российская империя 18в.

  • Российская империя 19в.

  • Пираты

  • Злодеи и авантюристы

  • Библиотека

  • Детективы

  • Фантастика

  • Юмористическая фантастика

  • Нечистая сила

  • Юмор

  • Аквариум

  •  
    ВЛАД ДРАКУЛА

    business Влад Дракула родился в 1430 или 1431 году в старинном Трансильванском городке Сигишоаре и был вторым сыном Влада II — князя Валахии.

    ЖИЛЬ ДЕ РЭ

    business Жиль де Рэ родился около 1404 года в замке Машкуль на границе Бретани и Анжу.

    ЭРЖЕБЕТ БАТОРИ

    business В начале ХVII в. суеверных жителей Венгрии потрясло дело графини Эржебет Батори (1611).

    ШАРЛЬ Д'АРТАНЬЯН

    business Трудно сейчас найти человека, которому было бы неизвестно имя д'Артаньяна.

    ГРАФ СЕН-ЖЕРМЕН

    business Граф называл себя сыном князя Ференца Ракоши, повелителя Трансильвании.

    КАЗАНОВА

    business Его настоящее имя – Джакомо Джироламо Казанова. Шевалье де Сейнгальт – это он придумал.

    КАЛИОСТРО

    business Джузеппе Бальзаме, граф Калиостро, родился 8 июня 1743 года в итальянском городе Палермо.

     
    ВАНЬКА КАИН

    business Одним из крупнейших авторитетов преступного мира в XVIIIв. становится Иван Осипов, 1718г. рождения, выходец из крестьян Ярославской губернии.

    БОРДЖИА

    business История взлета семейства Борджиа начинается с Алонсо де Борха, который родился в Испании в 1378 году.

    КНЯЖНА ТАРАКАНОВА

    business Княжна Екатерина Тараканова принцесса Владимирская предположительно родилась в 1745 году.

    ДАРЬЯ САЛТЫКОВА

    business Дарья Салтыкова родилась в семье столбового дворянина Николая Автономовича Иванова от брака его с Анной Ивановной Давыдовой.

    ТИМОФЕЙ АНКУДИНОВ

    business Начало царствования царя Алексея было омрачено появлением очередного самозванца

    ЕВНО АЗЕФ

    business На рубеже XIX и XX веков завершался процесс объединения народнических групп и создания единой Партии эсеров.

    ЯКОВ БЛЮМКИН

    business Молодой боевик партии эсеров Яков Блюмкин в 1918 году по квоте левых эсеров направлен на работу в ВЧК.

     
      

    ЗЛОДЕИ И АВАНТЮРИСТЫ






    ЖИЛЬ ДЕ РЭ

    Жиль де Рэ родился около 1404 года в замке Машкуль на границе Бретани и Анжу. Его отец Ги II де Лаваль умер в конце октября 1415 года; а мать Мари де Краон вскоре вышла замуж за барона Сью д'Этувиль, вверив Жиля и его брата Рене заботам своего престарелого отца Жана де Краона, барона Шантосе и Ля Сюз. В ноябре 1420 года в неполных семнадцать лет Жиль де Рэ женился на Катрин де Туар. Этот брачный союз сделал его одним из самых состоятельных дворян Франции, а возможно, и богатейших людей в Европе.

    Положение Франции в это время было крайне сложным. По стране, уже пережившей сильные военные потрясения и эпидемию чумы, бродили вооруженные шайки англичан. Даже Орлеан был наводнен захватчиками, которые сжигали деревни, оставляя после себя кровь, голод, разруху. Карл VII, дофин, от которого отреклись родители — отец слыл сумасшедшим, мать — шлюхой, — был наречен в обществе выродком, над ним насмехались, забыв про его отвагу в ратных делах. Он завел что-то вроде двора в Шиноне, где в пьянстве и распутстве пытался найти забвение. Время от времени он предпринимал попытки добыть хотя бы немного денег. В 1425 году на помощь ему пришел Жиль де Рэ, который ссудил огромные суммы, «поднял армию», как записал старый хронист. Это произошло, когда на сцене появилась Святая Жанна (Жанна д'Арк) — спасительница Франции, и король поручил ее Жилю де Рэ, который всегда был рядом с ней. По другой версии Жанна сама выбрала Жиля де Рэ в свои наперсники. По мнению А. Балабухи, которое он изложил в книге «Когда врут учебники истории», Жиль де Рэ был влюблен в Жанну, но не пользовался взаимностью.

    «Правда, и в любви Жиля де Рэ разные историки видят прямо противоположные проявления натуры. Склонные следовать общепринятой точке зрения, как Робер Амбелен, делают такой, например, вывод: «В его глазах Жанна была пажом, одним из тех мальчиков, подростковую двуполость которых он обожал». Однако гомосексуальность Жиля де Рэ ничем не доказана и вытекает скорее из подсознательного убеждения человека XX века, будто Синяя Борода, если уж и не специализировался на последовательном убиении жен, то лишь потому, что предпочитал им мальчиков… К счастью, другие умеют различить в образе, встающем из мемуаров современников и анализа деяний барона де Рэ, черты совершенно иные: способность испытывать всепоглощающую страсть и этой страстью жить.» (Балабуха. «Когда врут учебники истории»)

    Так или иначе, но склонный к мистицизму Жиль де Рэ, видимо, действительно искренне верил в божественную миссию Орлеанской девы, за которую храбро сражался. Он видел, что она выполнила все свои обещания, и когда король Карл был коронован в Реймсе в 1429 году, Жиль де Рэ был произведен в маршалы Франции, удостоившись чести носить королевский герб на своем щите. Однако вскоре под Компьеном Жанна попадает в плен к бургундцам, и Жиль предпринимает несколько попыток ее освобождения, вербуя и оплачивая для этой цели наемников. Гибель Орлеанской девы в 1431 году, судя по всему, явилась для него большим потрясением.

    Устав от походов, Жиль де Рэ возвратился в свой замок Тиффож, где вел поистине королевский образ жизни. Он содержал более 200 телохранителей, причем это были не простые солдаты, а рыцари, дворяне, пажи высокого ранга, каждый из которых был разодет в парчу и бархат и имел собственную свиту. Дом Жиля де Рэ был открыт для гостей днем и ночью, столы ломились от яств: запеченного мяса и жаркого, огромных корзин с белым хлебом, пирогов; он кормил не только охрану и служащих, но и путешественников, проезжавших мимо замка. Сам он любил редкие пряные блюда и дорогие вина с Кипра или с Востока, в которых были растворены кусочки янтаря. Жиль был заядлым библиофилом и в огромных сундуках держал ценные манускрипты, которые иллюстрировал для него известный художник Томас, изготовлявший для них переплеты из бархата и ярких восточных материй.

    Вот полный перечень владений Жиля де Рэ, наглядно свидетельствующий, что он был не только знатен но и несметно богат. По отцовской линии ему достались имения Амбриер, Сент Обен де Фос Лувен; по материнской он унаследовал Бриоле, Шантосе, Энгранд, Ла Бенат, Ле Лору Ботро, Сенеше, Бурнеф и Ла Вульт; наконец, благодаря женитьбе он стал обладателем Тиффожа, Пузожа, Шабанэ, Гонфоланка, Савенэ, Ламбера, Грэс сюр Мэна и Шато Морана. Мало кто из сеньоров Франции мог с ним тягаться. Жиль де Рэ был богаче не только короля, но и герцога Бретонского, вассалом которого являлся.
    Однако образ жизни, который вел Жиль не смог бы обеспечить и годовой доход всего королевства. Постепенно поместья, луга, парки и леса либо продавались, либо отдавались в заклад, пока наконец в 1436 году его семья, обеспокоенная судьбой наследства, не обратилась к королю Карлу, который, узнав о положении дел, запретил Жилю де Рэ распоряжаться всей собственностью. Но этот указ проигнорировали в Бретани, где герцог Жан V и канцлер жаждали заполучить чужую собственность.

    В попытке предотвратить разорение Жиль не придумал ничего лучшего, как обратиться к алхимии. Жиль де Рэ разделял алхимические мечтания своего времени. Он решил во чтобы то ни стало и не останавливаясь буквально ни перед чем овладеть волшебным средством, которое должно было повергнуть к его ногам чуть не весь мир, по меньше мере, дать ему безграничное богатство и вечную юность. Наставником Жиля в оккультных делах стал его кузен де Силле, священник из церкви святого Мало. Были потрачены огромные суммы, много золота и серебра переплавлено в тигле, но безрезультатно. Жиль обратился к Жану де ла Ривьеру, колдуну, который прибыл из Пуатье, но чары и заклинания оказались бесполезными. Второй колдун по имени дю Месниль убедил Жиля подписать кровью бумагу, где говорилось, что он клянется отдать все, что потребует дьявол, в том числе жизнь и душу, и, чтобы усилить воздействие заклинания, в полночь накануне праздника всех святых в церкви была отслужена месса дьяволу. Но роковую роль в судьбе Жиля сыграл другой человек, флорентийский монах Франческо Прелата, магистр черной магии, алхимик и сатанист.

    «Человек большого обаяния, Прелати обрел власть над Жилем де Рэ, и тогда-то начались серии страшных убийств, богохульства и другие отвратительные деяния, почерпнутые из недр черной магии. Сатану, говорил Прелати, надо услаждать кровью, кровью детей. Тогда он будет благосклонным к своим слугам и осыплет их богатством. Имя первой жертвы Жиля де Рэ неизвестно. Говорили, это был мальчик, которого однажды вечером заманили в замок, и, когда в потайной комнате де Рэ удовлетворил свою противоестественную страсть, они с Прелати задушили несчастного ребенка, вырвали сердце из его еще теплого тела, принеся его, содрогавшееся и трепетавшее в агонии, в жертву демону, которого они вызвали с помощью магических заклинаний. Потом Прелати завернул труп в материю и под покровом темноты захоронил на священной земле — на кладбище рядом с церковью святого Винсента. Кровь они поместили в стеклянные бутылки и писали ею на тонком пергаменте колдовские тексты и литургии сатане.» (Николаев. «Вампиры и оборотни»)

    Молва приписывала Жилю де Рэ убийство 800 детей. Однако на суде, приговорившем в конечном итоге Жиля де Рэ к смерти, фигурировала цифра в 140 детей, убитых в ритуальных целях. Якобы их тела были сожжены или свалены в подвалы и подсобные помещения замка. По мнению Николаева, бретонский герцог Жак V, за бесценок скупавший земли и имущество маршала, не вмешивался и не мешал совершению преступлений, преумножая за счет де Рэ свое богатство.

    «Но нашлись люди, действовавшие не из корысти, а по велению совести. О страшных оргиях прослышал Жан де Шатогирон, неподкупный прелат, епископ Нанта. Ему понадобился всего месяц, чтобы провести надлежащее расследование. В Тиффож был отправлен отряд вооруженных солдат, а второй отряд окружил Машкуль, где находился Жиль де Рэ. Сопротивление было бесполезно, бежать невозможно; 14 сентября 1440 года Маршал де Рэ, убийца-садист Прелати и их помощники были арестованы, закованы в цепи и брошены в темницу. Церковное разбирательство продолжалось месяц и восемь дней; гражданский суд длился 48 часов.» (Николаев. «Вампиры и оборотни»)

    Увы, автор приведенного отрывка слишком хорошо думает о людях вообще и прелатах в частности. Среди покупателей земель Жиля де Рэ числился и епископ Нантский. Причем, продажа земель совершалась с оставлением за Жилем права на обратный выкуп, так что это была, пожалуй не продажа, а скорее заклад. И лишь в случае смерти Жиля его земли окончательно отходили к герцогу Бретонскому и епископу Нантскому.

    Двадцатый век, покопавшись в архивах века пятнадцатого пришел к весьма неутешительным для организаторов процесса над Жилем де Ре результатам. Во Франции даже возникло Общество друзей Жиля де Рэ, убежденных, что на блистательного полководца была возведена напраслина. В 1992 году по инициативе писателя Жильбера Пруто был даже проведен судебный процесс, который на основе изучения документов инквизиционного суда, проходившего в 1440 году в Нанте, вынес вердикт о невиновности Жиля де Рэ в преступлениях, которые ему приписывали. Конечно, нам с вами трудно разобраться в истории, произошедшей почти шесть веков тому назад, но в пользу Жиля де Рэ говорит тот факт, что никто из его ближайших подручных практически не пострадал. Отпустили даже явного чернокнижника и садиста(если верить материалам суда) Франческо Прелата, видимо за активную помощь следствию и суду.

    По версии суда, охотно поддержанной словоохотливым Прелатой, Жилю необходимо было золото, много золота, и в этом должен был помочь сатана, которого нужно было вызывать приемами черной магии. Это де Рэ якобы проделывал в своей знаменитой комнате, в компании с магистром Франческо. Итальянец вычерчивал магические черные и красные круги на каменных плитах пола, а Жиль, одетый в дорогой черный камзол, наносил на стены изображения двух голов, двух оленей и двух крестов, похожие на гербы. Иногда преступная компания глубокой ночью выходила из замка, чтобы вызывать демонов спрятанных сокровищ прямо на месте кладов. На лугу Вздымающихся Камней, в стороне от Машкуля, Прелати, взывая к нечистой силе, на земле вычерчивал ножом в засохшей крови магические круги. Такие ночи обычно сопровождались грозами. Жиль, как правило, ничего не видел; но внезапно неизвестно откуда появлявшаяся огромная собака бросалась на него и сбивала с ног. Это означало, что где-то рядом зарыты сокровища.
    Но обычно вся колдовская компания, опять же по их показаниям, встречалась в Тиффожском замке, кошмарном и притягательном одновременно. Там, в просторной комнате над склепом, с помощью книги, написанной кровью, «вызывали дьявола Алиборона». Углем на плитах пола вычерчивался огромный магический круг с крестами и знаками вокруг. Вызывающий вступал в круг, держа книгу с именами демонов, написанными кровавыми символами. Иногда он читал ее больше двух часов, но демон не спешил появляться. Прелата объяснял это тем, что Жиль отдал сатане все: богатство, власть, но не хотел принести ему в жертву свою душу, и сатана не шел.

    «Однажды все же им был явлен знак, что сатана требует в виде жертв руки, сердца и глаза детей. Это было выполнено, и он появился в обличье огромной змеи, в зале Тиффожа. В другой раз дьявол материализовался в своем любимом облике огромной черной собаки, убежавшей с рычанием. Одновременно подручные барона видели, как из щели под дверью в зал вползали змеи и жабы, по их словам, «казалось, что они лезут прямиком из ада». (Николаев. «Вампиры и оборотни»)

    Судьба Жиля де Рэ напоминает судьбу его современника Влада Дракулы , ставшего усилиями «доброжелателей» исчадьем ада. Позднейшие исследования хоть и внесли серьезные коррективы в прижизненные портреты обоих, но, увы, так и не сумели обелить их в глазах обывателей. Для последних Влад Дракула слился с образом вампира, а Жиль де Рец – с Синей Бородой.

    А между тем аресту барона предшествовала одна очень интересная история. Жиль де Рэ под горячую руку приказал бросить в темницу своего замка Шантосе некоего священника, оказавшегося на его беду братом казначея Бретани Жофруа Феррона. Реакция герцога бретонского на бесчинства вассала не заставила себя ждать. В средине сентября под стенами Машкуля появился капитан эскорта Жан Лабе, потребовал опустить мосты и впустить в замок солдат герцога.

    Разумеется, Жиль де Рэ вовсе не был святым. Хладнокровный и расчетливый в бою, умелый солдат и талантливый стратег, в жизни барон бывал и вспыльчив, и скор на расправу. Мягкий с друзьями, он мог оказаться равнодушен и даже жесток. Наверняка как человек образованный, на уровне своего века конечно, он интересовался черной магией. Не исключено, что он был садомитом. Допускаю так же, что он убил нескольких детей. Вот только никаких подтверждений этому жуткому обвинению никто суду не представил. В замке барона, вопреки расхожему мнению, не обнаружили ни трупов, ни даже фрагментов тел замученных детей. А ведь под рукой следствия и суда находились люди, которые по их же собственным признаниям помогали Жилю де Рэ вершить его черные дела и даже хоронили трупы мальчиков по его приказу. Однако суд почему-то не заинтересовался останками несчастных жертв. Зато на суде в изобилии присутствовали матери похищенных и замученных бароном детей. Их плач и стенания произвели большое впечатление на публику.

    Сам Жиль де Рэ поначалу все отрицал, однако следователи настаивали на своем с применением всех имевшихся под рукой средств:

    «Под пыткой признаешься в чем угодно — хоть в сговоре с дьяволом, хоть в растлении и последующем убийстве ста сорока мальчиков. И Жиль де Рэ признался во всем, чего требовали, хотя до самого конца не понимал, за что обрушились на него эти кары земные. («Я уже возвел на себя столько, что можно было бы казнить десять тысяч человек», — приводит его слова протокол допроса от 21 октября 1440 года.) Зато нам сегодня это совершенно очевидно.» (Балабуха. «Когда врут учебники истории»)

    Суд был недолгим. Были обнародованы результаты предварительного расследования. Обвинения были следующими: преступления против Бога и человека — убийства, изнасилования и содомия. Но страшнее всего было такое «святотатство, отсутствие благочестия, составление дьявольских заклинаний и другая настойчивая деятельность в вызывании дьявола, магия, алхимия и колдовство».
    Приговор гласил: «Повесить и сжечь; после пыток, перед тем как тело будет расчленено и сожжено, оно должно быть изъято и помещено в гроб в церкви Нанта, выбранной самим осужденным.»
    26 октября 1440 года Жиль де Рэ закончил свой жизненный путь на виселице, установленной на окраине города Нанта.





    Назад Вперед