РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

Авторский сайт писателя Сергея Шведова

ПИРАТЫpirat1001.jpg"

ПИРАТЫ АНТИЧНОГО МИРАpirat01.jpg"

АРАБСКИЕ КОРСАРЫpirat02.jpg

МОРСКИЕ ПОХОДЫ СЛАВЯНpirat03.jpg

ВИКИНГИpirat04.jpg

УШКУЙНИКИpirat05.jpg

ПИРАТЫ БАЛТИЙСКОГО МОРЯpirat06.jpg

АЛЖИРСКИЕ ПИРАТЫpirat07.jpg

ПОРТУГАЛЬСКИЕ ПИРАТЫpirat08.jpg

ФРАНЦУЗСКИЕ КОРСАРЫpirat09.jpg

ПИРАТЫ КОРОЛЕВЫ ЕЛИЗАВЕТЫpirat010.jpg

ФРЭНСИС ДРЕЙКpirat011.jpg

ТОМАС КАВЕНДИШpirat012.jpg

ПИРАТЫ НОВОГО СВЕТАpirat014.jpg

ПИРАТЫ ИНДИЙСКОГО ОКЕАНАpirat015.jpg







<a href="http://instaforex.com/ru/?x=FBZZ">InstaForex</a>








об издательстве
ПИРАТЫ

ГЕНРИ МОРГАН

Имя Генри Моргана навсегда оставило яркий след в летописи английского флибустьерства. Родившийся в 1635 году в уэльском городке с трудно произносимым названием – Ланраймни – в большой патриархальной семье земельных собственников, этот молодой человек чувствовал, что ему тесно под отчим кровом и под слишком пасмурным небом. Его манила роскошь, солнце, шумная жизнь, власть. По версии, идущей от самого пирата (который, правда, утверждал, что он — сын дворянина), его в раннем детстве похитили в Бристоле какие-то уголовники и продали в рабство хозяину корабля, уходящему на остров Барбадос. По другим сведениям, он попал на остров, нанявшись юнгой на судно, отправляющееся в Карибскую Америку, и, чтобы заплатить за переезд через Атлантику, вынужден был завербоваться на сахарную плантацию. Через несколько лет он перебрался на остров Ямайка, недавно ставший английским владением, и примкнул к пиратам. Эксквемелин, рассказывая о юности Моргана, сообщает:

«Здесь он познал их образ жизни, сколотив вместе с товарищами за три или четыре похода небольшой капитал. Часть денег они выиграли в кости, часть получили от пиратской выручки. На эти деньги друзья сообща купили корабль. Морган стал капитаном и отправился к берегам материка, желая кое-чем поживиться у берегов Кампече. Там он захватил много судов».(«Пираты Америки»)

В 1664 году молодой флибустьер узнал, что его дядя, полковник Эдуард Морган, назначен губернатором Ямайки. Правда, вскоре при штурме голландской крепости полковник погиб, но успел оказать протекцию племяннику. Несколько лет Генри Морган командовал пиратским судном и приобрел известность. В 1665 году он участвовал в рейде Морриса и Джекмэна от залива Кампече вдоль Москитового берега, приведшего к взятию Вилья-Эрмосе и Трухильо. Далее флотилия спустилась по реке Сан-Хуан и добралась до озера Никарагуа, где захватила Гранаду, взяв в городе богатую добычу.
В январе следующего, 1666 года Морган вышел в море в качестве заместителя знаменитого голландского флибустьера Эдуарда Мансфельда. Эту экспедицию организовал английский губернатор Ямайки сэр Томас Модифорд, который охотно использовал пиратов в борьбе с испанскими властями в Карибском море. Губернатор обещал, что остров будет отдан пиратам на разграбление, если удастся прогнать оттуда испанцев. Пиратская флотилия насчитывала 16 кораблей с командами без малого в 500 моряков. Экспедиция, направленная против голландского Кюросао, закончилась захватом острова Санта-Каталина (совр. Провиденсия). Здесь честолюбивый Мансфельд планировал основать нечто вроде пиратской республики.
Морган был отправлен обратно на Ямайку для набора добровольцев в разбойничью армию нового государства, однако вербовка затянулась. А тем временем в 1667 году испанцы атаковали появившуюся у них под носом пиратскую базу и разрушили ее. Сам Мансфельд погиб при невыясненных обстоятельствах.

На совете берегового братства Моргана выбрали флибустьерским «адмиралом». Морган категорически возражал против возвращения кораблей на Ямайку и считал, что потери, понесенные пиратами на Санта-Каталине и в других местах, следует возместить и только после этого возвращаться на Ямайку. Пираты поддержали молодого предводителя, и он направил курс флотилии к берегам Кубы. У него созрело решение напасть на кубинский город Пуэрто-дель-Принсипе, расположенный в глубине острова и ранее не подвергавшийся нападениям. Но один из захваченных пленных испанцев сумел бежать и сообщил о готовящемся нападении — навстречу Моргану вышел испанский отряд, столкнувшийся с пиратами на подступах к городу. Последовал ожесточенный бой:

«Пираты, наступавшие с барабанным боем и развевающимися знаменами, перестроились и образовали полумесяц. В этом строю они стремительно атаковали испанцев. Те выставили довольно сильную заградительную линию, но бой продолжался недолго: заметив, что их атака не действует на пиратов и что те беспрерывно ведут стрельбу, испанцы начали отходить, причем первым дал деру их губернатор, который бросился к лесу, стараясь побыстрее скрыться».(Эксвемелин. «Пираты Америки»)

Пираты ворвались в город, где им оказали сопротивление солдаты и жители города, включая женщин. Некоторые жители, запершись в домах, стреляли в пиратов из окон. Тогда последние пригрозили спалить город и истребить всех женщин и детей. Испанцы, зная жестокость и беспощадность пиратов, сдались.
Пираты, захватив город, согнали всех пленных вместе с женщинами и детьми в церковь, а потом начался грабеж города и окрестностей. Причем пираты пытали многих жителей города, чтобы выведать, куда они спрятали деньги и драгоценности. Подручные Моргана потребовали, чтобы они добровольно принесли и сдали драгоценности, деньги, одежду, оружие, продовольствие и вино. Тех, кто попытался защищаться или скрыть свою собственность, пираты безжалостно убивали. Вся добыча была снесена вместе и составила несколько больших куч на рыночной площади.
Когда у пиратов закончились захваченные съестные припасы и грабить было уже нечего, то они потребовали от горожан выкуп и пригрозили, что в случае отказа увезут всех пленных на Ямайку и сожгут город. Морган заявил, что согласен ждать выкупа не более двух недель и за это время деньги должны быть доставлены пиратам во что бы то ни стало.
Из перехваченного письма губернатора города Сантьяго Моргану стало ясно, что жителям города рекомендовалось не спешить с выкупом и ожидать подхода многочисленных испанских войск. Он велел перенести всю добычу на побережье к тому месту, где стояли пиратские корабли, и объявил испанцам, что если завтра они не внесут выкуп за город, то он тотчас спалит его. Но пиратам удалось получить в счет выкупа 500 голов скота и засолить впрок мяса и сала. Морган взял в качестве заложников шесть знатнейших жителей и отправился на побережье. Днем к месту стоянки кораблей испанцы привели последних коров, но Морган отказался отпустить заложников, пока мясо не будет перенесено на корабли. Чтобы освободить своих сограждан, испанцам пришлось вместе с пиратами разделывать туши и засаливать мясо, а затем переносить его на корабли.
В это время началась распря между французами и англичанами пиратского отряда, которая возникла буквально из-за мелочей, а закончилась убийством англичанином одного из французов-пиратов. Но Морган сумел прекратить ссору, арестовав убийцу и пообещав судить его на Ямайке. Любопытно, что, возвратившись на Ямайку, Морган приказал просто повесить англичанина, чье поведение привело к ссоре и убийству. Таковы пиратские нравы, таково было пиратское правосудие.
Морган освободил заложников и отошел от побережья Кубы. На одном из близлежащих островков пираты разделили захваченную добычу. На каждого пирата пришлось по 5 тысяч реалов золотом, серебром и различными товарами.

После этого три французских корабля покинули отряд Моргана. Пираты отряда – англичане – приуныли после ухода французов, но Морган сумел приободрить своих соратников. К его флотилии примкнул еще один пиратский корабль. Вместе с его командой у Моргана теперь было 460 бойцов. И с этой немалой силой он добился ошеломляющего успеха, обрушившись на один из самых богатых городов Испанской Америки — Портобело. Летом 1668 года пираты высадились ночью на побережье и, внезапным броском овладев защитными фортами, подступили к городу. Единственной преградой оставалась хорошо укрепленная крепость, в которой собрались все оставшиеся в живых испанские солдаты во главе со старым воином-губернатором де Кастельоном. Яростный штурм не дал результата, и пираты вынуждены были отступить перед раскаленными камнями и ядрами, сыпавшимися на них с крепостных стен, кипятком и смолой, льющимися на их головы. Первая неудача заставила Моргана отказаться от бесплодных попыток захватить крепость с наскока. Однако в руках у него были пленные. Вот что пишет Эсквемелин:

«Он приказал доставить знатнейших жителей города и прихватить из церковной сокровищницу серебро; золото и разные драгоценности, а затем отдал распоряжение сколотить лестницы, по которым один за другим могли бы подняться сразу четыре человека. Морган приказал группе монахов и женщин отнести лестницы к крепости и прислонить их к стенам. Он уже грозил губернатору, что заставит монахов штурмовать крепость, но губернатор не пожелал ее сдать… Поэтому Морган и в самом деле заставил монахов, священников и женщин приставить лестницы к стене; он полагал, что губернатор не станет стрелять в своих людей. Однако губернатор щадил их не больше, чем пиратов. Монахи именем Господа и всех святых взмолились, чтобы губернатор сдал крепость и сохранил им жизнь, но никто не внимал их мольбам. Беднягам пришлось поставить лестницы, а затем пираты влезли на них с ручными гранатами и горшками с порохом…»(«Пираты Америки»)

Под вечер, когда крепость пала, пленные испанцы были собраны в отдельных зданиях: мужчины в одних, женщины в других. К тому времени пираты захватили все церковные сокровищницы – золото, серебро и разные драгоценности. Сперва в награбленном церковном имуществе они не обнаружили драгоценной утвари и стали подвергать священников пыткам, чтобы выведать, где она спрятана. Завершив грабеж церковных сокровищниц, пираты принялись пить и насиловать женщин.
На следующий день пираты стали обшаривать и грабить городские дома. Они разузнали у пленников, кто в городе побогаче, и стали допытываться у богачей, куда они припрятали свои сокровища. Всех, кто сразу не указывал места укрытия своих ценностей, пираты пытали на дыбе, пока пытаемый не умирал или не открывал свои тайны. Так пиратам удалось узнать, где припрятано добро богачей.
Пиратам стало известно, что правитель Панамы, или, как его называли, президент, получив известие о нападении на Портобело, стал собирать отряд для освобождения захваченного города. Прошло две недели со времени нападения, многие раненые пираты погибли, в городе начались эпидемии. За это время Морган погрузил добычу и все припасы на корабли. Теперь Морган потребовал выкуп за город в размере 100 тысяч реалов. Иначе он грозил сжечь весь город и сравнять крепость с землей. Для этого он отпустил двух пленных испанцев в Панаму, чтобы они сообщили правителю города о требованиях Моргана.
Президент Панамы собрал отряд и подошел к окрестностям Портобело. Пираты и на этот раз нанесли чувствительный удар испанцам. Выбрав момент, когда испанцы были в теснине, отряд пиратов в 100 бойцов стремительно атаковал их и перебил множество врагов, а затем возвратился в крепость. Президент потребовал, чтобы Морган немедленно покинул крепость, иначе испанцы никого из пиратов не пощадят. Но Морган не отреагировал на угрозы и не стал покидать крепость без выкупа. К тому же он заявил, что если вынужден будет уйти без выкупа, то сравняет крепость с землей и перебьет всех пленных. Панамский правитель отступил и приказал своим людям покинуть город. Пришлось горожанам все же собрать 100 тысяч реалов выкупа.
Морган захватил с собой из крепости на борт корабля несколько небольших пушек, стрелявших картечью, а все остальные орудия крепости приказал заклепать. Подойдя к одному из островков у южного побережья Кубы, пираты разделили всю добычу, а она составила 250 тысяч реалов золотом, драгоценностями и серебряными изделиями. Сверх того, они захватили много холста, шелка и других товаров.
Разделив добычу, Морган возвратился на Ямайку в Порт-Ройал, где был встречен как истинный победитель. Губернатор Ямайки сэр Томас Модифорд заявил главарю пиратов, что тот в своих действиях превысил данные ему полномочия. Но губернатор понимал, что победителей не судят. Тем более что он собирался и далее использовать пиратского главаря в интересах английской короны.

На полученную долю добычи Морган приобрел фрегат, который назвал «Оксфордом», и предался гульбе в трактирах Порт-Ройала, этого разгульного города пиратов, прозванного «греховным Вавилоном». На Параде – главной улице Порт-Ройала, кроме больших лавок, ювелирных и парфюмерных магазинчиков, борделей, церквей, казино и отелей располагались питейные заведения, в которых кушанья подавались на золотой посуде, а вина подносились в чашах для церковного причастия. Шумные компании пиратов пировали там до утра с «жрицами любви».

Шла война с Испанией, и Модифорд поручил Моргану организовать военную экспедицию на Кубу. Ко 2 января 1669 года пиратская флотилия была собрана, и 22-пушечный фрегат — флагманский корабль Моргана «Оксфорд» — в окружении интернационального отряда из пятнадцати флибустьерских судов стоял на якоре в небольшой бухточке острова Ла Вака, ожидая сигнала к выступлению. На борту «Оксфорда» собрался совет капитанов — обсуждался план действий против испанцев. На палубе же развернулась веселая попойка — пьяные головорезы решили открыть салют в честь королей Англии и Франции: загрохотали пушки, защелкали мушкеты, радостный крик сотен глоток заполнил бухту. Что произошло дальше, никто не понял — шальная пуля, горящий факел или случайный фитиль попал в открытую крюйт-камеру. В разгар пиршества раздался сильный взрыв, участники обеда были засыпаны грудами досок. Без малого 30 пиратов при взрыве погибли, но те, кто пировал на корме корабля, спаслись и отделались довольно легко. Дело в том, что на английских кораблях крюйт-камеры (пороховые погреба) находились в носовой части.
Несмотря на гибель 30 пиратов и повреждения корпуса флагмана, а также то, что часть пиратских капитанов по разным причинам не приняли участие в походе, Морган не стал его отменять. Наскоро исправив повреждения, Морган во главе пиратской флотилии направился на юг, к южноамериканскому побережью. С ним отправились всего восемь кораблей с командами примерно по 50 пиратов на каждом. В марте корабли Моргана вошли в Венесуэльский залив, и, чтобы их не было видно с дозорной башни на острове Стражи, пираты бросили якоря в отдалении от прохода в лагуну на глубине 9 футов, а к вечеру двинулись далее в путь. На следующий день с рассветом пираты подошли к крепости Де Ла-Барра, которая защищала вход в лагуну. Незадолго до этого испанцы установили там тяжелые пушки.
Пираты высадились на берег на гребных судах, а испанцы в крепости открыли по ним орудийный огонь. Морган с пиратами вступили в крепостной форт только к вечеру. Испанцы оттуда ушли. Едва пираты приблизились вплотную к крепости, ее защитники взорвали часть порохового запаса и отступили под прикрытием дыма от взрыва. Пираты подбежали к пороховому погребу и увидели, что огонь подбирается по насыпанным пороховым дорожкам и горит уже на расстоянии нескольких сантиметров от большой кучи пороха. Так что через мгновение крепость взлетела бы на воздух вместе с пиратами. Морган приказал вытащить порох из погреба и подорвать крепостные стены. В крепости были 8-, 12-и 24-фунтовые пушки (всего 16 штук), 60 мушкетов и множество боевых припасов. Пушки были сброшены со стен и заклепаны, а лафеты сожжены.
Морган спешил быстрее добраться до Маракайбо, но часть судов села на мель. Их команды перебрались на суда с меньшей осадкой, и вскоре пиратская флотилия подошла к городу. Высадка на берег прошла легко, так как испанцы бросили город на произвол судьбы. Пираты убедились в отсутствии засады и разместились поотрядно, то есть командами отдельных кораблей в различных домах на площади. Кафедральный собор был превращен в арсенал.
А затем часть пиратов отправилась в окрестности города за добычей и пленниками. На следующий день они вернулись, ведя за собой 50 мулов, навьюченных добром, и около 30 пленных: мужчин, женщин, детей и рабов. И начался обычный пиратский произвол и измывательства над беззащитными пленниками. Их дико пытали, чтобы выведать, где спрятаны деньги и сокровища. Такие ежедневные набеги на окрестности города, куда скрылись жители, продолжались три недели. И все время пираты пытали и убивали ни в чем не повинных людей.
Провели пираты и экспедицию в Гибралтар, где их встретили огнем из ружей и орудий. Но пираты все же высадились на берег и направились к селению, чтобы окружить его. По дороге они сбили несколько испанских засад. Защитники Гибралтара заклепали орудия, а порох увезли. И там пираты мучили и пытали пленников, но основная часть испанцев ушла далеко в лес. Морган послал несколько пленников к скрывавшимся горожанам и сообщил им, что ждет выкуп за Гибралтар. Если его не дадут, то город сожгут. Испанцы выплатили пиратам 5 тысяч реалов. Но вообще-то Морган спешил уйти из лагуны, потому и согласился на такой небольшой выкуп. Он боялся, что испанцы соберутся с силами и ударят по немногочисленному пиратскому отряду.
Действительно, Морган узнал, что в крепости испанцы вновь установили пушки, а в лагуну вошли три боевых испанских корабля и подстерегают пиратов. На самом крупном корабле было 40 пушек, на втором – 30, а на самом маленьком – 20. А ведь у Моргана на самом большом его корабле было всего 14 пушек.
Стремясь показать испанцам, что пираты не пали духом, Морган потребовал выкуп за Маракайбо, угрожая в случае отказа сжечь город. Через два дня он получил письмо от испанского генерала дона Алонсо дель Кампо-и-Эспиносы, которое было адресовано «Моргану, адмиралу пиратов». В письме он предлагал пиратам вернуть награбленное, освободить пленников, и тогда их пропустят в море.
В ответ пираты приготовили брандер-ловушку, набив его трюм смолой, серой, воском и пальмовыми листьями. Брандер должен был атаковать флагманское судно испанцев, а за ним шел Морган. Позади флагмана шло еще одно судно, которое должно было оказать помощь брандеру в случае необходимости. Затем пираты дали клятву драться плечом к плечу до последней капли крови. Тому, кто проявит особое геройство или захватит неприятельский корабль, была обещана дополнительная премия из добычи.
Испанцы, подняв якоря, пошли навстречу пиратской флотилии. Брандер таранил испанский флагман. Испанский генерал дал команду своим людям перебраться на него и срубить мачты, чтобы судно унесло с течением. Но брандер взлетел на воздух, просмоленные полотна, уложенные пиратами заблаговременно на палубе, облепили такелаж испанского флагмана, и его сразу же охватило мощное пламя и заволокло дымом.
Капитан соседнего испанского корабля, увидев, что флагман горит, ушел под прикрытие форта и наскочил на мель. Третье испанское судно хотело уйти туда же, но пираты нагнали его, захватили и запалили. Горящий корабль понесло к берегу, и он взорвался. Пираты стали вылавливать из воды испанских моряков, но те предпочитали смерть пиратскому плену.
Пираты, убедившись в своей победе, не преследовали испанцев. Они сошли на берег и попали под обстрел тяжелых крепостных пушек. У пиратов были только ружья и ручные гранаты. Пушки их кораблей не могли из-за малого калибра ядер сокрушить стены крепости. Весь остаток дня они обстреливали крепость из ружей, но все их попытки штурма были отбиты. Они потеряли 30 человек убитыми. Многие из них были ранены и возвратились на корабли.
Морган приказал оставить на месте битвы один корабль и искать серебро с большого корабля. Сам же он ушел в Маракайбо, где заставил отремонтировать захваченный корабль и заменить им тот, который был у него. Потом он послал к генералу человека и потребовал выкуп за Маракайбо в 30 тысяч реалов и 500 голов скота, обещал не причинять городу вреда и выпустить всех пленников. В конце концов, пираты согласились на 20 тысяч реалов и 500 голов скота.
Вскоре пиратам принесли деньги и пригнали скот, который они перебили и начали солить мясо. Морган обещал освободить пленников тогда, когда отойдет на расстояние пушечного выстрела от крепости. После этого Морган сообщил пленникам, что они должны выпросить у генерала свободный проход, если генерал этого не сделает, то он их всех повесит. Пленники послали к генералу человека, который передал требование Моргана. Но генерал был неумолим и грозился пустить пиратские суда ко дну.
Пока Морган решил разделить добычу между победителями. Поэтому собрали все деньги, а также драгоценности и чеканное серебро на общую сумму 250 тысяч реалов, не считая разных товаров и рабов. Добычу распределили по кораблям, а затем на каждом из них поделили между пиратами.
Днем, в канун ночи, которая намечена была для бегства из лагуны, часть пиратов села на каноэ якобы для того, чтобы высадиться на берег. Берег был в густых зарослях, и пираты незаметно возвратились назад, легли в каноэ и потихоньку подошли к своим кораблям. Такая ложная высадка шла со всех кораблей. Испанцы решили, что пираты готовятся к ночному штурму крепости. Они стали готовить крепость к защите от нападения с берега и повернули туда свои пушки.
Настала ночь, и Морган приказал поднять якоря и поставить паруса. Корабли понеслись в струе отливного течения, и их принесло почти к самой крепости. Испанцы тотчас повернули часть пушек в сторону моря, однако пираты уже прошли место обстрела, почти не пострадав от него. Но испанцы все же поостереглись повернуть все пушки к морю, так как боялись штурма с берега. На следующий день Морган отправил к крепости каноэ, чтобы обменять пленных пиратов, которых вот-вот должны были казнить, на испанских пленников. Для этого он отдал пленным барку и дал возможность уйти всем, кроме должников из Гибралтара, за которых не было уплачено полностью. На прощанье Морган дал залп из семи орудий по крепости, ответный залп не последовал.

В отместку за нападения пиратов испанцы высадились в северной части Ямайки и стали продвигаться к Порт-Ройалу. Еще немного и испанцы захватили бы остров. В то же время испанские корсары нападали на английские торговые суда в Карибском море и наносили существенный ущерб английской торговле. Теперь уже английский губернатор Ямайки сэр Томас Модифорд подвергся ожесточенной критике со стороны английской купеческой верхушки острова. В таких условиях английский губернатор обратился за помощью к Моргану, снабдил его каперской грамотой, предоставлявшей ему право грабить суда испанцев и уничтожать их суда и склады. Он рассчитывал, что Моргану удастся предотвратить захват острова испанцами.

Благодаря своему авторитету среди английских и французских карибских пиратов Моргану удалось собрать значительную пиратскую флотилию: 37 кораблей и несколько небольших барок с экипажами (около 2 тысяч пиратов). Все они были отлично вооружены ружьями, пистолетами, саблями, у всех был запас пороха и пуль. На адмиральском корабле Моргана было 22 пушки и 6 басов – небольших пушек, стрелявших картечью, на других было по 20, 18, 16, 14 пушек, а на самом малом корабле имелось всего 4 пушки. Все корабли были снабжены порохом, гранатами и прочими артиллерийскими припасами. Морган разделил свои силы на две эскадры, одна шла под королевским флагом Англии, а вторая под белым флагом. Назначил он вице-адмирала и контр-адмирала. Когда на собранном военном совете его члены – капитаны пиратских судов приняли решение атаковать и захватить Панаму, то Морган позаботился и о снабжении кораблей продовольствием, и о поиске проводников, которые вывели бы пиратов к этому богатейшему испанскому городу через джунгли Панамского перешейка.
Через несколько дней после выхода в море экспедиция добралась до острова Санта-Каталина и при курьезных обстоятельствах захватила крепость — стрельба, которую вели участники «сражения» за остров, представила собой настоящую бутафорию, так как губернатор при появлении флота решил капитулировать, но попросил флибустьеров пострелять для создания видимости крупного сражения. Холостая канонада продолжалась целый день, гарнизон капитулировал, потерь обе стороны не понесли.
Авангардный отряд Моргана подошел к устью реки Чагрес, с ходу захватил расположенную здесь крепость Сан-Лоренсо, уничтожив 300 солдат испанского гарнизона. Вся пиратская флотилия подошла к Рио-де-Чагре на восьмой день после захвата крепости. Как только Морган увидел над крепостью английский флаг, он тут же вошел в реку. Но его корабль и еще три судна наскочили на камни в самом устье реки. Внезапно налетел северный ветер, и суда были разбиты и выброшены на берег. Морган оставил в крепости 400 человек, 150 находились на кораблях, заведенных в устье реки. Остальные 1200 бойцов должны были следовать на барках, каноэ и шлюпках вверх по реке в поход на Панаму. Пираты не взяли с собой никаких припасов, надеясь пропитаться за счет захваченного у испанцев продовольствия.
18 января 1671 года начался поход на Панаму. Пираты подняли паруса и погребли вверх по течению. С первых же дней они ощутили голод, а поживиться было нечем. Затем часть отряда двинулась по берегу, а остальные погребли на каноэ. Пираты рвались в бой, надеясь в бою приобрести что-либо съестное. В одном месте пираты нашли полтораста кожаных мешков из-под хлеба и мяса и съели их с аппетитом. В другом месте они раскопали яму, в которой оказалось два мешка муки, две большие бутыли вина и бананы. Пришлось пиратам утолять кое-как свой голод этими скромными запасами. Случалось пиратам есть и листья, и семена деревьев. По дороге они сбивали испанские и индейские засады.
В другом месте пираты нашли 15 глиняных сосудов с вином и кожаный мешок с хлебом. Напившись вина, они чуть не умерли, так как их вырвало всем, что они ели в пути. Поход через тропические леса для отряда был нелегким, особенно донимали их укусы москитов, пауков и ядовитых муравьев.
Наконец пираты достигли селения Крус в восьми милях от Панамы. Тут Морган оставил каноэ и на восьмой день пути двинулся со всем отрядом по суше к Панаме. Он выслал вперед хорошо вооруженный отряд в 200 человек, чтобы разузнать, нет ли по пути засад. Затем дорога сузилась и пошла по ущелью, а на пиратов обрушился рой стрел, которые выпустили враждебные им индейцы. В результате они потеряли восемь человек убитыми и десять ранеными. Пираты старались захватить пленных, чтобы разузнать об испанских силах, но это им не удавалось.
На девятый день пути пираты с горы увидали Тихий океан и большой корабль с пятью или шестью барками, которые шли из Панамы на острова Товаго и Тавагилья. А затем пираты спустились на равнину, где паслось много скота. Вот тут они разогнали стадо и перебили всю скотину, которую им удалось догнать. В разгар невольного пира Морган приказал бить ложную тревогу, пираты вскочили и построились, но никто не расстался с мясом, свои куски они прихватили с собой. Морган отправил вперед отряд в 50 человек с приказом – захватить пленных, но это сделать все не удавалось. Испанцы и индейцы появлялись и сразу исчезали.
Пройдя еще немного, пираты увидели башни Панамы и возликовали. Они решили ночью выспаться, а наутро войти в Панаму. На следующий, десятый, день похода рано утром пираты приготовились к бою с испанцами и выступили вперед под бой барабанов с развевающимися знаменами. Проводники посоветовали Моргану здесь свернуть с большой дороги и пойти другим путем, ибо на главной дороге испанцы, вероятнее всего, устроили засаду. Пираты двинулись через лес. Действительно, испанцы укрепились на большой дороге и, заметив, что пираты избрали другой путь, вынуждены были выйти им навстречу.
Испанские силы состояли из двух эскадронов, четырех батальонов пехоты с двумя стадами быков, кроме того, в испанских войсках были отряды индейцев, негров и мулатов. Так что силы у испанцев было больше. Но Морган решил атаковать испанцев и биться до последнего вздоха. Он разбил свой отряд на три батальона, а впереди выставил 200 французских буканьеров, прекрасных стрелков с отличными ружьями. Буканьеры двинулись вперед, остальные последовали за ними. Тут пиратов атаковала конница, но всадникам помешало болото и они подвигались медленно. 200 буканьеров подпустили конницу поближе, и с колена часть из них дала залп, потом то же сделали остальные, так что буканьерский точный огонь велся беспрерывно.
Испанская пехота пыталась прийти коннице на помощь, но ее обстрелял другой пиратский отряд. Испанцы выпустили с тыла быков и привели пиратов в замешательство. Однако пираты быстро перестроились: часть из них сражалась с наступавшими спереди, а часть в арьергарде дала по быкам два залпа. Быки обратились в бегство, смяв своих погонщиков. Бой продолжался примерно часа два. Большинство испанских всадников погибли, остальные бежали. Испанская пехота тоже обратилась в бегство. Пленных испанцев пираты убивали. Такая же участь постигла группу монахов.
К Моргану привели командира испанской конницы, который был ранен в бою. Он признался Моргану, что в бою участвовало 400 всадников и 20 рот пехоты, в каждой роте по 100 человек, а также 600 индейцев, негров и мулатов и что в бой ввели 2 тысячи быков. Кроме того, он сообщил, что на главной дороге, по которой должны были пройти пираты, устроены баррикады из мешков с мукой, которые защищают пушки, а также были построены редуты, в каждом из которых установили восемь бронзовых пушек и назначили 50 человек прикрытия. Морган отдал приказ идти другой дорогой. Подсчитав своих людей, Морган установил, что убитых в бою почти не было, а ранено всего несколько человек.
Пираты вступили в Панаму и увидели, что улицы в ней закрыты брустверами из Утром следующего дня последовал победный штурм, а затем произошла ожесточенная уличная схватка. Панама пала. Несколько недель бесчинствовали пираты в горящей столице. Пожар перекидывался от лома к дому, уничтожая складские помещения, церкви, магазины и прочие строения; на улицах правил бал сам Сатана. Безобразный дебош, дикие бесчинства, неуемная свирепая жестокость и нечеловеческие истязания людей в обстановке совершенного хаоса и погрома — таким запечатлелось в памяти современников пребывание Моргана в Панаме.
Беспорядок дошел до такой степени, что пираты даже упустили из своих рук богатый галион, набитый драгоценностями, церковной утварью, на котором спаслись жены и дети наиболее влиятельных людей Панамы. В феврале флибустьеры вернулись в Сан-Лоренсо, где разделили захваченную добычу. Когда подсчеты были окончены и рядовые участники получили свои доли, оказалось, что сумма каждого составила лишь 200 пиастров. Возмущённые разбойники открыто заявили Моргану об обмане; среди флибустьеров главаря стали называть вором. Столкнувшись с угрозой бунта, «адмирал» пообещал разобраться в происшедшем. В тот же вечер он поднялся на борт флагманского судна, с наступлением темноты поднял якорь и вышел в открытое море. Вслед за ним последовало еще три судна. Через короткое время Морган пришел в Порт-Ройял. Пиратов же, брошенных в Сан-Лоренсо на произвол своим «адмиралом», ожидали различные судьбы. Часть флибустьеров, пришедших с Тортуги, решила рассчитаться с вероломным «адмиралом» и бросилась в погоню, но догнать Моргана не смогла. Другие разбрелись по побережью, ушли на самостоятельный промысел или вернулись в родные гавани.

Морган вернулся на Ямайку триумфатором. Но не прошло и нескольких месяцев, как все изменилось — губернатор Модифорд был арестован, посажен на торговое судно, перевезен в Англию и заключен в Тауэр. Ему было предъявлено обвинение в пособничестве и организации пиратства, и теперь правитель готовился дать отчет королевскому суду о своих действиях против испанцев. Весной 1672 года настала очередь и Генри Моргана предстать перед правосудием. На борту фрегата «Уелком» («Добро пожаловать») его доставили в Лондон. Началось следствие.
Дело Моргана вызвало широкий резонанс. Многие англичане видели в пирате национального героя, а грабеж испанцев, тем более с каперским свидетельством, расценивали как благородное дело. Вспоминали, как в угоду дипломатическим выгодам от союза Англии с Испанией взошел на плаху сэр Уолтер Рэли. Морган же, в свою очередь, щедро разбрасывал деньги и не жалел подарков нужным людям. Кончилось тем, что король Карл II дал пирату аудиенцию в Виндзорском дворце и милостиво говорил с ним. Морган был облечен монаршим доверием. Осенью 1674 года новый кумир Англии был назначен наместником провинции на Ямайке и возведен в рыцарское достоинство.
В декабре того же года сэр Генри покинул Англию, вернулся в Порт-Ройял и приступил к исполнению своих служебных обязанностей. Нечего и говорить, что с таким послужным списком, который имел новоиспеченный рыцарь-пират, его деятельность на административном поприще шла от скандала к скандалу. Начать с того, что пиратский «адмирал» объявил амнистию всем морским разбойникам, а когда истек срок, отпущенный бандитам на возвращение к мирной жизни, приступил к репрессиям против бывших товарищей. И пошли в Англию корабли с закованными в кандалы пиратами — Морган, став важным чиновником, принялся рьяно выполнять свой долг: лондонские виселицы с телами повешенных флибустьеров он рассматривал теперь как необходимую ступеньку карьеры.
Деятельность Моргана была далеко не похвальна. Он преследовал пиратов и одновременно вел с ними какие-то темные дела; он интриговал против своих коллег на Ямайке и писал бесконечные жалобы и доносы в Лондон; он погряз во взятках и попустительствовал беззаконию. Разнузданная жизнь сэра Генри и его брата капитана Чарльза, наполненная пьяными оргиями и возмутительными похождениями, приводила в смятение жителей Ямайки. В октябре 1683 года Моргана отстранили от занимаемой должности, но в июле 1688 года он восстановил свое положение. Однако жить ему оставалось уже недолго. Образ жизни давал себя знать — сердечные приступы, туберкулез, алкоголизм и цирроз печени свели пирата в могилу. 25 августа 1688 года он скончался и был похоронен на кладбище Палисейд в Порт-Ройяле. Власти хотели перевезти его останки в Англию и с почестями перезахоронить, но страшное землетрясение 1692 года затопило кладбище, и гроб с телом сэра Генри Моргана исчез в морской пучине.