РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

Авторский сайт писателя Сергея Шведова

ПИРАТЫpirat1001.jpg"

ПИРАТЫ АНТИЧНОГО МИРАpirat01.jpg"

АРАБСКИЕ КОРСАРЫpirat02.jpg

МОРСКИЕ ПОХОДЫ СЛАВЯНpirat03.jpg

ВИКИНГИpirat04.jpg

УШКУЙНИКИpirat05.jpg

ПИРАТЫ БАЛТИЙСКОГО МОРЯpirat06.jpg

АЛЖИРСКИЕ ПИРАТЫpirat07.jpg

ПОРТУГАЛЬСКИЕ ПИРАТЫpirat08.jpg

ФРАНЦУЗСКИЕ КОРСАРЫpirat09.jpg

ПИРАТЫ КОРОЛЕВЫ ЕЛИЗАВЕТЫpirat010.jpg

ТОМАС КАВЕНДИШpirat012.jpg

ГЕНРИ МОРГАНpirat013.jpg

ПИРАТЫ НОВОГО СВЕТАpirat014.jpg

ПИРАТЫ ИНДИЙСКОГО ОКЕАНАpirat015.jpg







<a href="http://instaforex.com/ru/?x=FBZZ">InstaForex</a>








об издательстве
ПИРАТЫ

ФРЭНСИС ДРЕЙК

Фрэнсис Дрейк родился на ферме в Кроундейле, недалеко от Тенвистонна, в Девоншире. Его отец, ревностный протестант Эдмунд Дрейк вынужден был бежать из Кроундейла в Плимут, когда в 1549 году началось крестьянское восстание, у руководства которого стояли дворяне-католики. Восставшие скоро захватили Плимут. Эдмунд Дрейк с семьей бежал из города на корабле «Английская галера», капитаном которой был его брат Ричард Дрейк. С помощью Xокинсов Эдмунд Дрейк устроился корабельным священником, так что Фрэнсис, как и родившиеся за ним 11 братьев и сестер, должны были своим домом считать корабль. Читать и писать Фрэнсиса научил отец. По-видимому, когда Фрэнсису исполнилось 10 лет, отец определил его юнгой на торговый корабль, совершавший рейсы во французские и нидерландские порты. Так началась его морская карьера.
С воцарением на английском престоле Елизаветы в Англии была восстановлена независимая от главы католиков (папы римского) англиканская церковь, которую возглавлял английский монарх. Влиятельные друзья помогли Эдмунду в январе 1561 года сменить место судового священника на должность викария церкви в Кенте. В том же году умер владелец судна, на котором плавал Фрэнсис. Покойный завещал молодому моряку свой корабль. Так в 16 лет Фрэнсис Дрейк стал капитаном и владельцем небольшого барка «Юдифь» водоизмещением 50 тонн.

В 1566 году Джон Хокинс (Читайте статью «Пираты королевы Елизаветы») организовал экспедицию в Африку и Вест-Индию. В экспедицию отправилось четыре корабля под общей командой капитана Джона Лоувелла. В составе экипажа одного из кораблей был племянник Xокинса – Фрэнсис Дрейк. На этот раз англичане захватили у берегов Африки пять португальских судов с невольниками и грузом воска и слоновой кости. Одно судно со слоновой костью и воском было отправлено в Англию, а четыре остальных, с рабами, ушли в Вест-Индию, где англичане повторили торговую операцию по обмену рабов на товары, заставив испанцев все же вступить с ними в торговый обмен. После реализации всех товаров в Англии Xокинс сумел организовать третью экспедицию, в которую отправились уже шесть кораблей. Экспедиция закончилась неудачно. В Англию вернулись только два корабля, одним из которых была «Юдифь» под командованием Дрейка.

Вскоре после свадьбы Дрейк отправился в плавание (по заданию английских властей) на снаряженном королевой судне вдоль берегов Африки с разведывательными целями и для каперских операций. Он вернулся в Англию с богатой добычей, десятую часть которой передал королевской казне, а также с новыми, более точными картами района плавания. Об этом секретном плавании, происходившем в конце 1569 – начале 1570 года, никаких точных документов не сохранилось. По другим сведениям, в этом плавании принимали участие два корабля – «Лебедь» и «Дракон», – и оно осуществлялось на средства адмирала Винтера.

В следующем году Дрейк еще раз отправился в Карибское море. Он решил ограбить караван с золотом из Перу, который испанцы регулярно отправляли через Панамский перешеек. Высадившись на берег, Дрейк попытался установить добрые отношения с местными индейцами и не грабил их. Он разведывал панамское побережье для будущей экспедиции и нашел укромную бухту, на берегу которой спрятал запас оружия, ядер, пуль и пороха. Дрейк назвал бухту Портом Фазанов, потому что там он увидел множество этих птиц.
24 мая 1572 года Дрейк вышел из Плимута в очередное плавание на запад на двух судах. Флагманское судно «Паша» водоизмещением 70 тонн вел он сам, а «Лебедем» (водоизмещение 30 тонн) командовал его младший брат Джон. На обоих судах было 73 моряка. Суда были неплохо вооружены и имели на борту несколько пинасс, беспалубных парусно-гребных катеров для плавания у берегов и по рекам.
12 июля он достиг Порта Фазанов на побережье Панамского перешейка. На берегу у тайника с оружием он нашел табличку: знакомый ему капитан Гаррет сообщал о том, что испанцы узнали о существовании этой бухты и пребывание в ней стало опасным. Но Дрейк проигнорировал предупреждение и начал возводить на берегу небольшой форт. Неожиданно в бухту зашли три судна – одно пиратское английское и два захваченных этими пиратами испанских судна. Пираты присоединились к экспедиции Дрейка.
20 июля флотилия Дрейка снялась с якоря и поплыла вдоль берега. Не доходя до Номбре-де-Диоса, пираты спустили на воду пинассы и на них приблизились к городу, намереваясь на рассвете атаковать его. Но в это время в бухту, на берегу которой расположился город, вошел испанский корабль. Капитан, заметив пиратов, послал к берегу шлюпку, чтобы предупредить городские власти об этом. Но пираты перехватили ее и высадились на берег.
Часовой у береговой батареи поднял тревогу. Дрейк решил все же атаковать город. Группа пиратов – 16 человек под командой Джона Дрейка и девонширца Джона Оксенхема – направилась к казначейству с целью захвата хранившихся в нем ценностей. А Фрэнсис повел вторую группу из 40 пиратов на рыночную площадь, туда, где были богатые дома и товарные склады. Дрейк приказал бить в барабаны и трубить, чтобы усилить смятение у жителей города.
Дрейку удалось захватить город, ограбить его и разрушить церкви. Но вывезти добычу не удалось. Налетевший шквал намочил порох, а сам Дрейк был ранен в ногу. Пришлось спасаться бегством.
Дрейк обосновался на небольшом острове Бастиментос, который служил местом летнего отдыха жителей Номбре-де-Диос. Там было множество садов с плодовыми деревьями, много кур и незнакомых одомашненных птиц. Пираты отдыхали и залечивали раны. На острове Дрейк получил важную информацию от маронов о путях доставки драгоценных металлов из Панамы на Тихоокеанском побережье в Номбре-де-Диос и послал своего брата Джона на одной из пинасс проверить сведения, сообщенные ими. Джон успешно выполнил поручение Фрэнсиса. Возвратившись, он рассказал, как далеко по реке Чегрес можно проникнуть на пинассах в глубь Панамского перешейка, а также – что дорога, по которой проходят караваны с золотом и серебром, хорошо видна с реки и легко доступна. Джон установил хорошие отношения с местными маронами.
Дрейк решил на время оставить в покое поселения испанцев на Карибском побережье Панамского перешейка. Он направился на юг, к Картахене, и бросил якоря у острова Сан-Бернардо, находящегося недалеко от нее. Дрейк захватил там два испанских судна, одно из которых имело водоизмещение 250 тонн, а затем еще два посыльных судна. Он сжег два судна, в том числе свой «Лебедь», а остальные суда отпустил. С одним «Пашой» и тремя пинассами он ночью покинул Сен-Бернардо и ушел в направлении Панамы. Через пять дней обнаружил удобную и хорошо скрытую от проходящих судов бухту.
Обосновавшись там, он послал брата Джона на пинассе для установления контактов с маронами, а сам на двух пинассах отправился в поисках продовольствия. Дрейк проник в устье реки Магдалены (на территории современной Колумбии) и день поднимался по ней. На берегу он обнаружил огромные склады с продовольствием, предназначенным для отправки в Испанию. Дрейк забрал его и отправился в обратный путь. По дороге он захватил три испанских судна, груженные свиньями, курами и гвинейской пшеницей, два из которых привел в открытый им залив, названный Портом Изобилия. К тому времени Джон возвратился, установив прочные связи с маронами, которые обещали англичанам помощь и поддержку. Джон обнаружил очень удобную гавань, расположенную ближе к Номбре-де-Диос, чем Порт Изобилия. Там Дрейк построил укрепленный лагерь.
Мароны сообщили Дрейку, что начавшийся сезон дождей в течение пяти месяцев не позволит караванам из Панамы доставлять золото и серебро в Номбре-де-Диос. Дрейк решил выждать окончания сезона дождей. Сам он опять поплыл к Картахене, где захватил еще одно испанское судно с грузом продовольствия. Возвратившись через семь недель в свой укрепленный лагерь, Дрейк узнал о гибели брата Джона при нападении на проходившее испанское судно. Кроме того, от болезни скончалось несколько пиратов, среди них был второй брат Дрейка – Джозеф.
Неудачи и потери не обескуражили Дрейка. В начале января 1573 года мароны сообщили ему, что в Номбре-де-Диос прибыл из Испании флот под командованием Диего Флореса де Вальдеса, а в Панаме началась подготовка к перевозке драгоценных металлов на Карибское побережье, для чего готовится караван мулов.
Дрейк сформировал отряд из 18 пиратов и 25 маронов. Последние ненавидели своих притеснителей испанцев и хорошо знали местность. Через четыре дня отряд подошел к месту, одинаково удаленному как от Тихого, так и Атлантического океана. Здесь на вершине огромного дерева находилась установленная маронами деревянная площадка. Дрейк и несколько англичан, взобравшиеся на нее, увидели сразу воды двух океанов. Это были первые англичане, увидевшие Тихий океан, который до этого действительно являлся «Испанским озером», как его называли на Пиренейском полуострове. Дрейк, обращаясь к своим соотечественникам, заявил, что «если всемогущий бог продлит его дни», то он «пройдет на британском корабле по этому морю».
Высланные в разведку мораны сообщили, что караваны мулов движутся к Номбре-де-Диос. По сведениям разведчиков, идут три каравана (один из 50 мулов, а два других из 70 мулов). Вес одного серебра во вьюках составляет 25 тонн, кроме того мулы везут большое количество золота и драгоценных камней.
Пираты напали на первого и последнего мулов. Остальные животные сразу же легли на дорогу. Охрана караванов из 45 солдат сопротивлялась недолго. Пираты взяли каждый столько золота, серебра и драгоценных камней, сколько могли унести. Остальное закопали в землю. На все это ушло два часа. Вдруг послышался топот копыт, это подходил большой испанский отряд. Пиратам пришлось скрыться в лесной чаще.
Через несколько дней Дрейк отправился в обратный путь. У берегов Кубы Дрейк захватил небольшой испанский барк, с которого он взял только нужный ему насос для откачивания воды из трюма. 9 августа 1573 года, через год и два с половиной месяца после отплытия от берегов Англии, Дрейк возвратился в Плимут. Из 74 моряков на берег сошли лишь 40. Остались в земле Испанской Америки два брата Дрейка и еще 32 моряка. Такова была цена захваченных пиратами сокровищ. Дрейк возвратился в воскресное утро, когда в церкви шла служба. Но узнав о возвращении из плавания Дрейка, молящиеся выбежали из церкви, чтобы приветствовать возвратившихся корсаров, которые для англичан того времени были истинными героями. Сам Дрейк получил в Англии прозвище «железного пирата».

Добыча Дрейка оказалась так велика, что он купил дом в Плимуте и приобрел три фрегата. С весны 1575 года Дрейк по рекомендации Джона Xокинса поступил на службу к фавориту королевы графу Эссексу, которому королева Елизавета поручила усмирение восстания в Ирландии. Именно граф Эссекс дал Дрейку рекомендательное письмо к новому государственному секретарю Фрэнсису Уоллсингему, непримиримому врагу Испании, в котором рекомендовал корсара в качестве человека, могущего быть полезным английской короне в борьбе против испанцев.
С возвращением Дрейка из экспедиции в Карибское море Елизавета I получила свою долю пиратской добычи. Так как в то время между Испанией и Англией войны не было, то сразу после возвращения Дрейка из Карибского моря она принять его не могла. Это был бы слишком вызывающий жест по отношению к испанскому королю. Но после того как Дрейк отличился при подавлении восстания в Ирландии, ставший его покровителем фаворит королевы граф Эссекс представил ей пирата.
Считается, что именно во время этой аудиенции Дрейк сообщил королеве о своих планах поиска и присоединения к владениям английской королевы Terra Australis Incognita – «Неведомой Южной Земли» – колоссального материка, который, по представлению географов того времени, существовал фактически в Южном полушарии в умеренных широтах, был заселен и таил в своих недрах множество сокровищ. Одновременно Дрейк поведал королеве о плане нападения на испанские колонии на тихоокеанском побережье Южной Америки. До того времени англичане не проникали туда, и поэтому их появление было бы полной неожиданностью для испанцев.

В 1575 году Уоллсингем, считая войну с Испанией неизбежной, предложил королеве отправить морскую экспедицию для нанесения ударов по испанской колониальной империи. Он рекомендовал Дрейка на пост адмирала-командующего этой экспедиции. Довольно скоро было создано акционерное общество по снаряжению экспедиции – «компания на паях», главным пайщиком которого была королева. Она дала значительные средства для снаряжения кораблей, а Фрэнсис Дрейк обязался львиную долю прибыли от всей экспедиции передать ей. Причем королева приказала держать в строгой тайне ее личное участие в финансировании экспедиции, пригрозив казнить того, кто выдаст сведения об этом.
Вложили свои средства в «компанию на паях» несколько влиятельных вельмож, приближенных королевы: Уоллсингем, два королевских фаворита – граф Лейстер и X. Xеттон, известное флотское семейство Винтеров (два представителя которого непосредственно участвовали в экспедиции), Джон Xокинс и сам Дрейк.
В экспедицию снарядили пять кораблей, экипажи которых состояли из 164 лучших моряков. Взяли с собой и четыре пинассы. Флагманский корабль Дрейка «Пеликан» водоизмещением 100 тонн, на котором был поднят адмиральский флаг, имел 26 метров в длину и 7 метров в ширину, на его вооружении было 18 орудий. Вице-адмиральским кораблем был барк «Елизавета» (80 тонн), им командовал Джон Винтер. В экспедицию пошли «Златоцвет» (30 тонн) под командованием Джона Томаса, «Лебедь» (50 тонн), командир Джон Честер и «Бенедикт» (15 тонн) под командованием Томаса Муна (последнее судно было впоследствии заменено на захваченное у берегов Африки испанское, названное «Xристофором»). Все корабли были хорошо вооружены и имели запас продовольствия на 18 месяцев.
На кораблях ушли в экспедицию 10 молодых людей из знатных и богатых семей и среди них Томас Даути, бывший секретарь графа Эссекса, с братом Джоном. В составе экипажей был родной брат Дрейка – Томас и двоюродный брат – Джон, сын дяди-адмирала Роберта Дрейка.
Каюта Дрейка была отделана и обставлена с большой роскошью. Он взял с собой набор серебряной посуды и пажа, который стоял около его кресла во время обеда. Предусмотрел Дрейк и наличие на флагманском корабле четырех музыкантов, которые должны были увеселять адмирала во время еды. Видимо, он хотел выглядеть важным джентльменом и аристократом.
Перед отплытием Дрейку были вручены в подарок от королевы благовония и сладости, вышитая морская шапка и запечатанный пакет. Вскрыв пакет, Дрейк обнаружил в нем зеленый шелковый шарф с вышитой золотом надписью: «Пусть всегда хранит и направляет тебя Бог!»

В разгар приготовлений к войне с Испанией, 15 ноября 1577 года, Дрейк, никем не замеченный, вышел в море из Плимута и в апреле следующего года достиг устья Ла-Платы. По дороге, у островов Зеленого Мыса, Дрейк захватил испанское судно, груженное вином, шерстяной и полотняной одеждой, шелком и вельветом. Но главное, среди экипажа захваченного судна оказался опытный португальский штурман Нуньеш да Сильва, хорошо знакомый с побережьем Бразилии, который впоследствии помог Дрейку пройти Магелланов пролив.
Дрейк отпустил весь экипаж захваченного судна, но задержал да Сильву, который плавал с англичанами последующие 15 месяцев. Впоследствии, попав к инквизиторам Мексики, он многое сообщил им о Дрейке. Да Сильва высоко оценил мореходные качества корабля Дрейка, а его самого считал опытнейшим мореходом. Дрейк очень интересовался книгами по навигации и географическими картами. А при захвате испанских судов Дрейк в первую очередь искал карты, забирал найденные на судах компасы и астролябии. Он тщательно изучил книгу о кругосветном путешествии Магеллана, с которой не расставался. Двоюродный брат Дрейка Джон по его поручению постоянно зарисовывал приметные места тех гаваней, куда заходили корабли экспедиции.
20 июня Дрейк остановился в бухте Сан-Хулиан, там, где во время первого в мире кругосветного плавания в 1519–1522 годах останавливался Магеллан. И именно там Дрейк, так же как в свое время Магеллан, обвинил Томаса Даути в заговоре и казнил его.
20 августа показался вход в Магелланов пролив, и корабли осторожно поползли меж мрачных, извилистых берегов. Дрейк искал могучее течение, увлекающее корабли из Атлантического океана в Тихий. Течения не было: оно было придумано испанцами, чтобы отпугнуть конкурентов.
«Мы видели огни, выходящие из земли, и птиц, которые не умеют летать», — записывал в своем дневнике прижившийся на «Золотой лани» да Силва. Этот дневник, как и воспоминания другого участника путешествия, Флетчера, служит основным источником сведений об экспедиции Дрейка. Сам Дрейк в отличие от многих знаменитых пиратов и путешественников ничего о своих приключениях не написал.
Посреди Магелланова пролива Дрейк приказал пристать к берегу, срубить дерево и положить его в трюм, чтобы привезти королеве Англии как доказательство того, что он прошел пролив. Затем Дрейк высадился на один из островов в проливе и объявил его собственностью королевы.
7 сентября 1578 года первые английские корабли прошли Магелланов пролив, и сейчас же для Дрейка и его спутников начались суровые испытания. Через два дня после того, как корабли вышли в Тихий океан, налетела буря. Три недели корабли несло на юг. Сквозь туман и струи ливня Дрейк увидел скалы — возможно, мыс Горн, но так до конца дней и не узнал, что был близ южной оконечности материка.
Наконец шторм немного утих. Показались какие-то острова, на которых нашлась пресная вода. Корабли, все еще державшиеся вместе, снова взяли курс на север. Однако, как только они поравнялись с Магеллановым проливом, начался новый шторм. 30 сентября большие корабли потеряли из виду малютку «Мэриголд», которую занесло в Магелланов пролив. Она погибла на рифах, и никто с нее не спасся. В ту ночь пропала и «Елизавета». Прождав ее несколько дней, Дрейк приказал идти на север. Так «Золотая лань» осталась одна.

Судьбу «Елизаветы» мы знаем в подробностях, так как на ее борту также оказался «писатель» — матрос Эдвард Клифф. «Елизавета» укрылась в Магеллановом проливе и два дня стояла на якоре. Капитан Уинтер приказал зажечь на берегу большие костры, чтобы дать знак «Золотой лани». Затем, так как погода все еще была неустойчивой, Уинтер приказал перевести «Елизавету» поглубже в пролив, где она простояла еще неделю. Матросы разбрелись по берегу в поисках пищи, собирали раковины и пытались ловить рыбу в холодной воде. На Огненной Земле как раз наступала весна, но моряки не ждали ее. Они думали, что в октябре будет холоднее, чем в сентябре, — законы Южного полушария были им еще не знакомы.
Казалось бы, ничто не мешало Уинтеру отправиться к месту встречи у берегов Чили, однако он продолжал стоять на якоре. По вечерам Уинтер собирал матросов и читал им вслух описание путешествия Магеллана, особенно те главы, в которых рассказывалось, как цинга косила матросов и как долог был путь через Тихий океан. Матросы поняли, что капитан стремится домой. Как пишет Клифф, «мы покинули стоянку 1 ноября, прекратив наше путешествие, поддавшись уговорам мистера Уинтера и против воли прочих моряков».
После долгих приключений Уинтер в июне 1579 года привел свой корабль в Англию, где был отдан под суд за то, что покинул адмирала. Не помогла и добыча, привезенная Уинтером, нападавшим на обратном пути на торговые суда. Его приговорили к повешению. Правда, с приведением приговора в исполнение медлили до тех пор, пока не вернулся Дрейк. Дрейк, торжествующий и великодушный, подарил ему жизнь.

Пока Уинтер, стоя на якоре в Магеллановом проливе, размышлял, что делать дальше, Дрейк вел корабль на север мимо неизвестных даже да Силве берегов. Неподалеку от современного города Консепсьон, понимая, что уже близки испанские владения, Дрейк пристал к берегу и дал команде отдохнуть. А через несколько дней, когда двинулись дальше, заметили пирогу. Плывший на ней индеец попытался скрыться, но его догнали, подняли на борт и первым делом накормили. Прошло несколько часов, прежде чем индеец с помощью да Силвы понял, что он не у испанцев, а у их врагов. Это было приятным открытием для индейца. Его соплеменников уже многие годы убеждали, что у испанцев врагов нет, потому что они покорили все остальные народы. На радостях индеец предложил показать путь к гавани Сантьяго, где стоял испанский галеон.
5 декабря с помощью нового союзника «Золотая лань» проникла в гавань. Галеон «Капитан», стоявший там, был не простым судном: за несколько лет до этого он был флагманским кораблем эскадры Сармиенто де Гамбоа, открывшего Соломоновы острова. К галеону направилась лодка с «Золотой лани». При ее приближении на галеоне забил барабан. Барабан не предупреждал — он приветствовал. Испанцы были убеждены, что в гавани появился испанский корабль, — появление англичан было невероятным.
Восемнадцать англичан во главе с самим Дрейком спокойно пристали к галеону и с помощью испанцев поднялись на борт. Корабль был захвачен без единого выстрела. Лишь один из испанцев, опомнившись, бросился за борт, чтобы предупредить жителей городка и тех членов команды, которые были на берегу. Заметив это, Дрейк приказал загнать остальных испанцев в трюм и послал партию матросов на берег: надо было успеть туда раньше, чем испанцы спрячут ценности и скроются в холмах.
Вечером на борту «Золотой лани» был пир в честь начала пиратской кампании. Дрейк поклялся своим спутникам, что не уйдет из этих вод, пока не соберет миллиона дукатов. Уже на «Капитане» было найдено тридцать семь тысяч золотых дукатов из Вальдивии да еще две тысячи бочонков хорошего вина. Вино придало бодрость команде, а Дрейк был более всего доволен тем, что капитан галеона не успел уничтожить секретные карты побережья. Дрейк щедро наградил индейца и приказал спустить его на берег в удобном для него месте. В войне с испанцами он намеревался опираться на их врагов.

Ободренный первым успехом, Дрейк велел собрать один из ботов и направился на нем на юг, надеясь встретить исчезнувшие корабли. Однако в условленном месте никого не было.
Выше Южного тропика Дрейк подошел к портам, через которые испанцы отправляли в Панаму добываемое в Перу золото и серебро. Так как они чувствовали себя и на побережье, и в море у побережья в полной безопасности, то они перевозили ценные грузы без особой охраны. Поэтому Дрейк легко захватил часть из них. В Арике, уже на границе нынешних Перу и Чили, Дрейк завладел двумя барками, на которых англичане нашли 40 слитков серебра весом около 20 фунтов каждый.
Утром 15 февраля, находясь в 20 милях от порта Кальяо, Дрейк встретил небольшое испанское судно, капитан которого сообщил ему, что 2 февраля из Кальяо в Панаму ушел корабль с большим грузом золота. Поскольку это судно должно зайти еще в ряд портов по дороге к месту назначения, то, по мнению испанского капитана, Дрейк может нагнать его.
В Кальяо (порт Лимы) на рейде стояли 30 испанских судов, из них несколько хорошо вооруженных. Их команды находились на берегу. Дрейк ввел «Золотую лань» в гавань и простоял там всю ночь среди своих врагов. Дрейк со своими моряками осмотрел испанские корабли и не нашел на них драгоценностей: все было свезено на берег. Переходя с корабля на корабль, Дрейк рубил якорные канаты, рассчитывая, что прилив и отлив сдвинут суда с мест стоянки и их командам при возвращении с берега будет довольно затруднительно найти свои корабли. Вызванное этим смятение позволит «Золотой лани» беспрепятственно уйти из гавани. Правда, благодаря случайности испанцы все же обнаружили присутствие английского корабля, и Дрейку пришлось срочно покинуть гавань. Испанцы на двух кораблях целый день преследовали Дрейка, но догнать «Золотую лань» не смогли.
Дрейк по пути на север захватил небольшой испанский барк и узнал, что корабль, о котором ему рассказывали ранее, еще до входа в Кальяо, и который он так мечтал догнать, прошел здесь совсем недавно. Зайдя в небольшую гавань Пайта, Дрейк узнал от капитана стоявшего там испанского судна, что корабль, за которым он гнался, называется «Какафуэго» и он вышел из Пайты два дня назад. Дрейк сразу же пустился в погоню.
21 февраля он захватил испанское судно с грузом одежды. Забрав груз, Дрейк отпустил судно. 8 февраля «Золотая лань» пересекла экватор. Там Дрейк захватил испанский барк с запасами нового такелажа, что особо его обрадовало, так как на «Золотой лани», находившейся второй год в плавании, требовалась замена многих элементов креплений мачт и системы управления парусами. Кроме того, на барке находилось 20 тысяч золотых песо.
1 марта 1579 года паж Джон Дрейк ворвался в каюту адмирала с криком: «На горизонте галеон!». Сняв с шеи массивную золотую цепь, адмирал надел ее на подростка. Цепь достала ему до колен. Выбежав на палубу, Дрейк приказал сбросить за борт на тросах пустые бочки от вина, чтобы сбавить ход: он не хотел привлекать внимания галеона до тех пор, пока тому не будет поздно подготовиться к бою. «Золотая лань» еле плелась; видя это, испанцы сами направились к ней, решив, что это каботажное испанское судно, и надеясь узнать новости. Когда же между кораблями оставалось несколько десятков метров, Дрейк потребовал от испанцев сдаться. Вахтенный офицер отказался это сделать. Дрейк дал сигнал, откинулись крышки пушечных портов, и раздался залп. Была свалена грот-мачта галеона, а один из лучников Дрейка — он натренировал в стрельбе из лука нескольких моряков, не доверяя точности мушкетных выстрелов, — поразил стрелой выбежавшего на палубу капитана корабля. Через несколько минут все было кончено. Чтобы не терять времени (ведь Дрейк не знал, насколько близки преследователи), англичане загнали всех пленных испанцев в трюм, закрыли люки и, взяв трофей на буксир, пошли в открытое море. Двое суток они шли прямо в океан, пока не почувствовали себя в безопасности. Это были трудные два дня — мало кто спал на «Золотой лани». Под всякими предлогами моряки тянулись к корме, чтобы убедиться, что трофей послушно следует за «Ланью». Смотрели на небо, не приближается ли шторм; лазили в бочку, чтобы поглядеть, не настигает ли погоня.
Лишь на третье утро адмирал сам отправился с отобранными людьми на галеон, чтобы обыскать его как следует. галеон оказался плавучей сокровищницей. На нем были найдены четырнадцать сундуков с серебряными монетами, восемьдесят фунтов золота и тысяча триста серебряных слитков, не говоря уж о драгоценных камнях и экзотических товарах. Всего, как подсчитал Дрейк, захваченный груз оценивался в четверть миллиона фунтов стерлингов, т. е. в сто раз превышал затраты на снаряжение экспедиции Дрейка.
В тот же день Дрейк делил добычу среди матросов — каждому по кубку, полному серебряных монет. Он вручил по тридцать монет и каждому из испанцев.
Любопытно, что местные испанские чиновники извлекли из грабежей Дрейка немалую выгоду. Если суммировать доклады, посланные из Америки в Испанию, то окажется, что Дрейк награбил там двести сорок тонн серебра. Английские документы называют куда более точную, хотя и немалую, цифру, — двадцать шесть тонн. Остальное серебро, списанное за счет Дрейка, осело в мешках испанских чиновников и торговцев. Кстати, никому при испанском дворе почему-то не пришло в голову, что погрузить двести сорок тонн серебра в корабль водоизмещением в сто тонн значило по крайней мере трижды его потопить.
Дрейк отпустил всех пленных испанцев, одарив их даже подарками из тех вещей, которые он забрал с испанских судов, и разрешив им вернуться на «Какафуэго». Любопытно, что Дрейк показал капитану «Какафуэго» «навигационную карту длиной 10 метров, сказав, что она сделана для него в Лиссабоне и стоила ему 800 крузадо». Когда же этот капитан спросил Дрейка, каким путем тот думает возвращаться на родину, «означенный капитан показал ему карту мира, на которой он продемонстрировал, что существует три пути, которыми он мог бы воспользоваться. Один путь через мыс Доброй Надежды, второй – той дорогой, которой он пришел сюда. О третьем пути он ничего не сказал».
И действительно, Дрейк понимал, что испанцы будут сторожить его и у Магелланова пролива и у Молуккских островов. Поэтому он решил найти таинственный пролив, соединяющий Тихий и Атлантический океаны на севере так же, как Магелланов пролив на юге. Он объявил об этом команде.

Дрейк направился на север. По пути он захватывал испанские суда и, забрав ценные вещи, отпускал их. Далее Дрейку удалось захватить испанский парусник, на борту которого оказался лоцман, имевший карты и инструкции по плаванию через Тихий океан до Филиппин. Это было особо важно для англичан, ведь до этого они знали о маршруте плавания Магеллана через Тихий океан совсем немного.
Пираты привели в порядок свой корабль, запаслись топливом, водой и двинулись на северо-запад вдоль тихоокеанского побережья Мексики. Там Дрейк не нападал на портовые города, где мог получить должный отпор, а только на поселки. Затем он проследовал далее на север.
Когда англичане в июне поднялись до 42° с. ш. (а возможно, и несколько севернее), то испытали внезапный переход от жары к холоду: падал мокрый снег, снасти обледенели, часто налетали холодные шквалы. В тихую погоду море покрывал туман, из-за которого приходилось стоять на месте. Две недели Дрейк не мог определить местоположение корабля ни по солнцу, ни по звездам.
Когда «Золотая лань» подошла к 48° с. ш., то есть была недалеко от нынешнего Ванкувера, и никакого пролива на восток обнаружено не было, Дрейк решил повернуть назад. До него ни один европейский корабль не заходил так далеко на север по тихоокеанскому побережью Северной Америки.

17 июня 1579 года показался берег, и Дрейк бросил якорь в тридцати милях от современного Сан-Франциско. Белые обрывы бухты (ныне бухта Дрейка) напомнили адмиралу берега Дувра. Осмотрев корабль, он увидел, что придется вытаскивать его на сушу и чинить как следует. На пустынном берегу Дрейк велел соорудить вал, а за валом поставить палатки из старых парусов. Пять недель чистили днище корабля, латали его, меняли такелаж и заодно занимались дипломатией, поскольку оказалось, что берега эти населены индейцами, которые еще не встречались с европейцами и не успели составить о них отрицательного мнения.
Почтение, которое индейцы оказывали Дрейку, прибывшему на «орле с белыми крыльями», как они называли «Золотую лань», вызвало у английского пирата суеверные опасения. Чтобы развеять чары, в случае если поведение индейцев — козни дьявола, Дрейк приказал священнику Флетчеру прочесть молитву. К удивлению индейцев, белые люди опустились на колени, а потом стали хором петь. Этим они привели индейцев в восторг. Те пытались подпевать им и впоследствии часто требовали, чтобы Дрейк спел им что-нибудь. Петь для них адмирал не стал, но зато убедился, что дьявол здесь ни при чем, и успокоился.
Через несколько дней индейцы устроили торжественную церемонию, во время которой поднесли Дрейку головной убор из перьев и ожерелье из раковин. Таким образом они возвели его в ранг вождя племени, справедливо полагая, что такой могущественный вождь — полезное приобретение. Дрейк же счел, что индейцы передают свою страну под покровительство английской короны, принял знаки власти и обещал, что королева, которую он здесь представляет, с благодарностью присоединит эти земли к своим владениям. Так как стороны остались в неведении относительно действительных взаимных намерений, то все были крайне довольны.
Когда ремонт был закончен и англичане собирались покинуть гостеприимную страну, Дрейк дал ей название «Новый Альбион», а также, как пишет Флетчер, «установил монумент в память нашего здесь пребывания, а именно плиту, прикрепленную к большому столбу, на которой он выгравировал имя Ее Величества, день и год нашего прибытия и слова о переходе провинции и ее людей под длань Ее Величества».

Дрейк решил идти далее на запад, к Молуккским островам. В конце июля на открытых им островах Фараллон (37°45 с. ш., 123° з. д.) пираты запаслись провизией – мясом морских львов, яйцами и мясом диких птиц – и взяли курс на Марианские острова. Только через 66 дней плавания они увидели землю – один из Марианских островов. Из-за противных ветров Дрейк смог добраться до Молукк не ранее ноября. Остановился он у острова Тернате, выяснив, что правитель острова был врагом португальцев. Англичанам удалось запастись провизией и поплыть далее. К югу от Сулавеси, у необитаемого островка они месяц ремонтировали свой корабль. Затем еще месяц корабль пробирался в лабиринте островков и отмелей близ южных берегов Сулавеси и едва не погиб, наскочив на риф. Только сбросив за борт часть пушек, тюки с тканями, муку и т. п. и дождавшись, когда ветер начал стихать, а вода прибывать, корабль удалось снять с рифа.
У Явы Дрейк узнал, что невдалеке стоят такие же большие европейские корабли, как «Золотая лань». Дрейк, не желая встречаться с португальцами, взял курс прямо на мыс Доброй Надежды и обогнул его в середине 1580 года. А 26 сентября 1580 года «Золотая лань» прибыла в Плимут, совершив второе в истории кругосветное плавание. Причем Дрейк ставил себе в особую заслугу, что Магеллан погиб в ходе такого кругосветного путешествия, а он его начал и завершил.

Дрейк открыл путь в Тихий океан для англичан и голландцев. Испанский посол требовал примерного наказания пирата и возвращения всего награбленного, которое оценивалось в несколько миллионов золотых песо. Но Елизавета, получив в счет своего пая несметные ценности, осыпала Дрейка милостями. Послу Испании Елизавета приказала ответить, что все ценности будут храниться в ее сокровищнице, пока Англия и Испания не произведут окончательные расчеты по взаимным претензиям.
Она дала шестичасовую аудиенцию «ее пирату», как королева называла Дрейка. После нее он вернулся в Плимут с приказом королевы принять участие в регистрации захваченных богатств. А своему главному поверенному королева написала, чтобы регистрация начиналась только после того, как Дрейк на некоторое время останется с захваченными сокровищами совершенно один и получит возможность «привести все в порядок». Дрейк, по его собственным словам, «видел желание ее величества, чтобы точные цифры не были известны ни одной живой душе». Кроме того, по распоряжению королевы он взял из захваченного 10 тысяч фунтов стерлингов для себя и еще 10 тысяч для раздачи членам экипажа.
По приказу королевы после регистрации все сокровища должны быть перевезены в Тауэр, а по дороге их надо было завезти во дворец королевы, чтобы она смогла все осмотреть. Главный поверенный понял, что Елизавета хотела скрыть от всех стоимость привезенных Дрейком богатств. В Тауэр же поместили на хранение 20 тонн серебра, пять слитков золота, каждый длиной 45 сантиметров, и некоторое количество драгоценных камней. Так что абсолютно ясно, что значительная часть захваченных богатств тайно попала в сокровищницу королевы. Считается, что пайщики экспедиции Дрейка получили 4700 процентов на вложенный капитал.

4 апреля 1581 года «Золотая лань» перешла в Лондон к парадному причалу. На корабль прибыла королева Елизавета; Дрейк был возведен ею в рыцарское достоинство и стал сэром Фрэнсисом Дрейком. Ему был дарован титул баронета, королева открыто гуляла с ним в своем саду и с интересом слушала рассказы пирата о его приключениях. Королева назначила Дрейка мэром Плимута и инспектором королевской комиссии по проверке состояния военного флота. В 1584 году он стал членом парламента.
Рыцарское звание обязывало Дрейка быть владельцем «замка». И он купил небольшое поместье в Букленде, расположенное в шести милях от фермы, где он родился. Дрейк стал вести жизнь помещика, занимался сельским хозяйством. Наконец-то его жена Мэри была, видимо, счастлива. Никогда ранее ее муж не находился так долго на берегу, у домашнего очага. Но в январе 1583 года Мэри скончалась. Дрейка тогда не было дома. Он был в Лондоне у королевы, которой преподнес очередной новогодний подарок. Ранее он подарил королеве корону с пятью большими бриллиантами, а на Новый год – усыпанный бриллиантами крест.
На этот раз его подарок состоял из золотой солонки, сделанной в виде земного шара, покоящегося на спинах двух обнаженных мужских фигур. На верху земного шара располагалась фигура женщины, державшей горн. Подарки Дрейка королеве всегда были необычными и изысканными. Так, в 1587 году, например, он подарил ей усыпанный бриллиантами веер из красных и белых перьев, на котором, когда его раскрывали, виден был портрет Елизаветы.
В феврале 1585 года Дрейк вторично женился. На этот раз его женой стала представительница знатного и богатого английского семейства Соммерсетов, единственная дочь сэра Джорджа Сиденгема 20-летняя красавица Елизавета.

Все шло к открытому военному столкновению между Испанией и Англией. Особенно это стало ясно в 1585 году, после того как Дрейк, командуя флотилией в составе 21 корабля с 2300 солдатами на борту, 14 сентября 1585 года вышел из Плимута и направился на юг, к берегам Испании. Дрейк захватил галисийский порт Виго и, взяв там добычу в 30 тысяч дукатов, в том числе большой серебряный с позолотой крест из кафедрального собора Виго, направился оттуда к островам Зеленого Мыса, где разорил несколько городков. Далее флотилия Дрейка проследовала на запад, в Карибское море. Дрейк подошел к столице Эспаньолы – городу Санто-Доминго. Пират запросил выкуп более 100 тысяч дукатов. В городе сумели собрать только 25 тысяч. Тогда Дрейк начал бомбардировку города. Пострадала ратуша и монументальный собор с гробницей Xристофора Колумба. Дрейк заполнил трюмы своих кораблей запасами продовольствия и воды, захватил стоявший в порту большой испанский галеон, а также снял с городских укреплений 240 пушек и увез их, а затем поплыл на юг, к Картахене, куда и прибыл 9 февраля 1586 года.
Перебежавшие к англичанам два марона, бывшие рабы, указали Дрейку слабые места в обороне крепости. Поэтому Картахена была взята с налета. Только 110 тысяч дукатов, выплаченные Дрейку, спасли город от разрушения. А дополнительно 1000 крон он получил за то, чтобы не был разрушен монастырь, находившийся в четверти мили от города. А город Сан-Августин на побережье Флорида, где ранее испанцы убили всех колонистов-гугенотов, пираты сожгли дотла.

На обратном пути в Англию Дрейк посетил Виргинию, первую английскую колонию на побережье Северной Америки, созданную за год до этого. 1 июня 1586 года Дрейк подошел к месту высадки колонистов и нашел их в крайне бедственном положении. Сначала он выделил колонистам судно «Дрейк», нагрузил его продовольствием и послал к берегу. Но тут разразилась сильная буря и судно погибло. Тогда колонисты не захотели оставаться в Америке и попросились на корабли флотилии. Так бесславно закончилась первая попытка англичан создать колонию на побережье Нового Света.
После возвращения Дрейк преподнес королеве драгоценный крест из кафедрального собора Виго и диадему, взятую в Картахене. Королева надела ее во время рождественских праздников.
В 1587 году над Англией нависла тень испанского вторжения. Война еще не началась, но в портах Испании уже кипела работа по строительству и подготовке судов, предназначенных для морской экспедиции, — создавалась «Непобедимая Армада». Английские правящие круги отчетливо сознавали необходимость всеми средствами оттянуть выход испанского флота. Перед первым моряком Англии, сэром Френсисом Дрейком была поставлена задача — произвести диверсию в пиренейских портах и предотвратить вторжение в Англию в текущем году. Сэр Френсис справился с возложенной на него миссией блестяще, проведя, возможно, самую смелую и до дерзости безрассудную операцию. В апреле Дрейк во главе эскадры ворвался в гавань Кадиса, где сосредоточивались военно-морские силы Испании, затопил и сжег несколько десятков испанских кораблей, захватив флагманский галион испанского командующего. После этого успеха он направился к мысу Сан-Висенти, сжег около 60 парусников-тунцеловов и 40 каботажных судов, нагруженных бочарными досками, клепками для бочек и продовольствием.
Несмотря на кажущуюся незначительность событий, происшедших у мыса Сан-Висенти, по сравнению с великой операцией, предпринятой в Кадисской бухте, захваты материального снаряжения, жизненно необходимого Армаде, вызвали у испанцев проблемы с хранением воды, провизии и вина, привели к дизентерии на флоте и трудностям с ремонтом. Но Дрейк не остановился на достигнутом — он двинулся к Азорским островам, настиг португальскую грузовую карраку «Св. Филипп», возвращающуюся из Гоа, и захватил ее. Стоимость судна, под подсчетам испанцев, составила 115 тыс. фунтов стерлингов. 17 тыс. достались самому сэру Френсису, 40 тыс. пришлись на долю королевы.

Наступил 1588 год — год «Непобедимой Армады», год последней победы «королевского пирата». Лучший моряк Англии, он был назначен заместителем командующего английским флотом адмирала Чарлза Хоуарда, лорда Эффингема.
Английские эскадры, сгруппировавшиеся на рейде Плимута, ожидали появления испанцев. 19 июля пират Флеминг обнаружил огромный флот у мыса Лизард и принес известие об этом на флагманский корабль. При его появлении лорд-адмирал Хоуард, Дрейк и офицеры играли на палубе в шары. «У нас хватит времени, чтобы закончить игру, — заявил сэр Френсис, — а уж потом разобьем испанцев». Страшное сражение в Ла-Манше началось. Оно продолжалось десять дней и закончилось разгромом Армады. Интересно, что даже в разгар битвы Дрейк не забывал о богатой добыче: когда у Плимута разгорелся первый бой с испанским авангардом, испанский галион «Розарио» вышел из боя из-за серьезных повреждений. Дрейк на своем корабле, нарушая диспозицию, погнался за ним в погоню и захватил судно. На корабле оказались крупные ценности, в том числе шпаги, украшенные бриллиантами, — они предназначались английским католикам, поддерживавшим испанцев.
После разгрома Армады против Дрейка велось следствие, но он был оправдан. В 1589 году сэр Френсис командовал английской военной операцией против Лиссабона, но потерпел сокрушительную неудачу. По возвращении в Англию он впал в немилость и отошел от активной деятельности.

Однако Дракон еще заставил говорить о себе. Прошло пять лет, и в 1595 году совместно с Хокинсом он возглавил сильную эскадру, направленную для захвата Панамы и нападения на «Золотой флот». Из этого последнего плавания Дрейк уже не вернулся. Неудачи и разочарования преследовали его на протяжении всего плавания. Его ждали разногласия со вторым командующим — Хокинсом, провал при попытке захвата острова Лас-Пальмас (Канарские острова), смерть Хокинса у Пуэрто-Рико, поражение при атаке города Сан-Хуан (о-в Пуэрто-Рико) и, наконец, разочарование, постигшее его у Номбре-де-Диоса, — город давно перестал быть тем золотым перевалочным пунктом, который пират застал много лет назад; добычи там практически не оказалось. Эскадра Дрейка болталась у берегов Панамы: все было впустую, на кораблях началась лихорадка, разразилась эпидемия дизентерии. Командующий заразился и на рассвете 28 января 1596 года скончался на борту своего судна. Свинцовый гроб с телом умершего «королевского пирата» был спущен в море недалеко от Пуэрто-Белло — этим водам Дракон, сэр Френсис Дрейк, был обязан своей всемирной странной славой.

Сообщение о смерти Дрейка быстро распространилось по всей Испании. Многие испанские города в честь такого события были иллюминированы. А король Филипп II, в то время постоянно болевший, сказал, что, узнав о смерти Дрейка, он почувствовал себя так хорошо, как никогда со времени Варфоломеевской ночи. Но до конца века оставалось всего несколько лет, а вместе с веком уходило навсегда морское могущество Испанской державы, для сокрушения которого так много сделал королевский корсар Фрэнсис Дрейк.