РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

Авторский сайт писателя Сергея Шведова

ПИРАТЫpirat1001.jpg"

ПИРАТЫ АНТИЧНОГО МИРАpirat01.jpg"

АРАБСКИЕ КОРСАРЫpirat02.jpg

МОРСКИЕ ПОХОДЫ СЛАВЯНpirat03.jpg

ВИКИНГИpirat04.jpg

УШКУЙНИКИpirat05.jpg

ПИРАТЫ БАЛТИЙСКОГО МОРЯpirat06.jpg

ПОРТУГАЛЬСКИЕ ПИРАТЫ pirat08.jpg

ФРАНЦУЗСКИЕ КОРСАРЫpirat09.jpg

ПИРАТЫ КОРОЛЕВЫ ЕЛИЗАВЕТЫpirat010.jpg

ФРЭНСИС ДРЕЙКpirat011.jpg

ТОМАС КАВЕНДИШpirat012.jpg

ГЕНРИ МОРГАНpirat013.jpg

ПИРАТЫ НОВОГО СВЕТАpirat014.jpg

ПИРАТЫ ИНДИЙСКОГО ОКЕАНАpirat015.jpg







<a href="http://instaforex.com/ru/?x=FBZZ">InstaForex</a>








об издательстве
ПИРАТЫ

АЛЖИРСКИЕ ПИРАТЫ

Арабы и берберы занимали часть Иберийского полуострова с 713 по 1492 год, пока Фердинанд Арагонский и Изабелла Кастильская не отвоевали у них последнее крохотное королевство – Гранаду. Постепенно все испанские арабы были вытеснены в Африку. Те, кто не смог подыскать себе постоянного занятия, особенно переселенцы, горевшие ненавистью к испанцам, вернулись к промыслу, захиревшему было с установлением христианского владычества на Средиземном море. Возобновилось морское пиратство. Среди мавров было немало людей прекрасно знающих побережье Испании и имеющих там сообщников. Христиане не остаются в долгу. Из Италии, Прованса и со всех средиземноморских островов, перешедших в руки христиан, – Балеарских, Сицилии, Корсики, Сардинии, Мальты – уходят корабли. Они нападают на мусульманские торговые суда, ведут борьбу пиратами мусульманами и опустошают магрибские берега. Пиратство и грабежи становятся взаимными.

Тому, что побережье Северной Африки стало средоточием пиратских гнезд, способствовал распад в середине XV века могущественного мусульманского государства династии Xафсидов. В результате в Северной Африке возникло множество независимых эмиратов с центрами обычно в портовых городах (Триполи, Тунис, Бужи, Алжир, Гулетта, Оран). Правители этих небольших государств жили во многом за счет доходов от морского разбоя. Обычно правитель получал 1/10 от продажи захваченных товаров и рабов, а также от суммы выкупа за состоятельных пленников. За это пиратам предоставлялось убежище в портах и право свободной торговли добычей.

Летом 1504 года две военные галеры отплыли из Генуи в Чивитавеккья (западный берег Италии на широте Корсики), где им предстояло взять под охрану караван судов с ценными товарами. Они плыли, не видя друг друга, одна галера шла в нескольких милях впереди. Суда принадлежали папе Юлию П. Они были прекрасно вооружены, офицеры принадлежали к римской знати, а в качестве гребцов использовались мусульмане, работавшие под кнутами надсмотрщиков. Когда первая галера проходила около острова Эльба, дозорный сообщил капитану о судне, идущем встречным курсом. Через некоторое время стало ясно, что впереди – галиот, легкое судно, нечто среднее между фелюкой и галерой. Его парус поднят, но работают и весла. Капитан папской галеры Паоло Виктор не придал этому сообщению особого значения.

«Суда, идущие встречным курсом, быстро сближаются, и когда одно из них делает неожиданный маневр, то на другом недоумевают. Удивленный Паоло Виктор по прежнему сидит в своем кресле на корме около рулевого, в то время как галиот вдруг резко поворачивает и пристает к носу галеры. Капитан не успевает ничего сообразить. Несколько офицеров и солдат, находящихся на палубе, падают, скошенные тучей стрел, а через десять секунд атакующие уже на борту галеры и яростно орудуют саблями. Во главе пиратов приземистый человек в тюрбане. Его рыжая борода пылает огнем. Фактор неожиданности сыграл свою роль. Мавры сбрасывают трупы в море, а оставшихся в живых загоняют в трюм.» (Блон. «Средиземное море»)

Удачливым пиратом оказывается сын грека-гончара Арудж, принявший мусульманство и обласканный беем Туниса. Захватив одно папское судно, Арудж на этом не остановился. Он переодел своих людей в одежду плененных христиан и стал спокойно поджидать вторую галеру. Хитрость открылась слишком поздно. Арудж захватывает и второе судно, после чего, посадив на весла пленных христиан, отправляется в Тунис.
Действия Аруджа вызывают взрыв энтузиазма среди средиземноморских авантюристов всех мастей. Весь этот сброд направляется в Тунис и поступает на службу к бею, в распоряжении которого оказывается таким образом небольшой личный флот. Пираты начинают грабить испанское побережье и торговые суда.

Реакция Фердинанда Испанского не заставила себя ждать. В 1504 году эскадра, снаряженная на средства королевского двора и Xименеса, воинственного архиепископа Толедского, направилась к берегам Северной Африки, чтобы сокрушить неверных и разорить пиратские базы. Высаженные на побережье испанские войска осадили крепость Мерс-эль-Кебир вблизи Орана. Вскоре осажденный гарнизон капитулировал. За следующие четыре года испанцам удалось захватить Оран, Бужи, Триполи.
В течение 1509–1510 годов почти весь Алжир был захвачен войсками испанского короля Фердинанда V Католика. Алжирский султан объявил о своей покорности испанской короне, были освобождены все христианские пленники. В порту Алжир недалеко от берега на маленьком островке испанцами был построен форт, названный Пеньон («Гребешок»). Таким образом, испанцы стали контролировать всю алжирскую бухту. Казалось, еще немного – и испанский флот станет полным хозяином западно-средиземноморских вод.

Однако после смерти короля Фердинанда в 1516 году жители Алжира восстали против испанской оккупации. Восстание возглавил араб Селим ат-Туми, который и стал алжирским эмиром. Испанский гарнизон перешел на островок у входа в гавань в форт Пеньон, где дон Мартин де Варгас с гарнизоном всего из полутысячи солдат стал ожидать помощи с моря или по суше из Орана. Муфтии посоветовали Селиму ат-Туми обратиться за поддержкой к пирату Арудже, известному по всему средиземноморью под прозвищем Барбаросса (Рыжебородый). Аруджа уже успел к этому времени в одной из абордажных схваток потерять руку, но это не охладило его пыла.
Прибыв на зов, Барбаросса удавил Селима и провозгласил себя правителем Алжира и начал даже чеканить собственную монету со своим профилем на ней. Барбаросса обложил высокими налогами город и окрестных племенных вождей, даже более высокими, чем взимали испанцы. Против новоявленного тирана составился заговор.

«Но среди заговорщиков нашелся предатель, ренегат (бывший христианин). Он и выдал заговорщиков Аруджу, который в ближайшую пятницу призвал их на пятничную молитву в главную мечеть, а заодно пригласил туда и богатейших горожан. Едва приглашенные на молитву вошли в мечеть и расстелили молитвенные коврики, как приближенные Аруджа – турки – заперли все двери, бросились на молившихся и порубили их саблями. Затем по приказу Аруджа обезглавленные тела были привязаны к хвостам ишаков, их проволокли по улицам города и сбросили в яму с нечистотами.» (Ципоруха. «История пиратства»)

Барбаросса укрепился в Алжире, но захватить Пеньон и полностью открыть гавань Алжира, своей столицы, не смог. Однако и испанский губернатор Орана не решался послать отряд в помощь осажденным на Пеньоне через районы проживания враждебных испанцам племен.
Барбаросса решил расширить границы своих владений на суше. В Алжир поступили сведения о смерти султана, правящего в богатом городе Тлемсене, расположенном примерно в 100 километрах южнее Орана. Это был крупный город, где имелось 12 тысяч домов, множество мечетей и бань. В его караван-сараях останавливалось немалое число купцов из Черной Африки. В гавани были склады и гостиницы генуэзских купцов. Барбаросса во главе отряда воинов направился в Тлемсен, оставив в Алжире брата Хайр-эд-Дина. Сторонники арестованного наследника почившего султана открыли Барбароссе ворота города, поскольку тот поклялся вызволить из тюрьмы законного наследника Абу-Зайана и наказать узурпатора. Последний все же успел бежать в Оран под защиту испанского губернатора. Барбаросса освободил Абу-Зайана и тут же приказал повесить его. Так же беспощадно он расправился с семью сыновьями законного султана, а чтобы в зародыше подавить всякое сопротивление местной знати, он обезглавил 70 человек.
Но испанцы не стали мириться с новоявленным султаном Тлемсена. Сторонники бежавшего в Орнан узурпатора открыли ворота города, и испанцы ворвались в город. Барбароссе со своим отрядом пришлось бежать из Тлемсена. Пытаясь задержать продвижение преследующего его испанского военачальника, Барбаросса щедро сыплет золотом и драгоценными камнями. Испанцы настигают мусульман на переправе через реку Саладо. Видя, что его арьергард вступил в бой, Арудж храбро бросается в сражение и почетной смертью кончает свою карьеру великого авантюриста (1518 год).
Командир испанского отряда дон Гарсиа де Тинео отрубил голову еще дышавшему пирату. С тела погибшего пирата сняли серебряный протез руки. Голову с рыжей бородой насадили на древко штандарта, который отправили в Испанию и там возили из города в город, чтобы все убедились в гибели этого страшного врага испанской короны и всего христианского мира.

Получив известие о гибели брата, Xайр-эд-Дин в знак глубокой печали велел выкрасить все двери дворца в черный цвет и сам на пять суток перешел жить в другой, бедный дом. Он надел траурное черное одеяние, выезжал в город только на черном скакуне. Свою бороду он выкрасил хной, как бы в память рыжебородого брата – Барбароссы I.

«Брат «работал» под началом Аруджа. Мы не знаем, насколько он моложе, но, согласно восточным обычаям, Хайр эд Дин (Хайраддин) держался в тени, пока всем заправлял его брат. После смерти Аруджа младший брат выходит на арену. На западе он известен под именем Барбароссы. Рыжая борода была у Аруджа, но Хайр эд Дин унаследовал семейное прозвище и, чтобы оправдать его, красил бороду хной. Барбаросса выше брата, атлетически сложен и имеет величественную осанку. Храбрости и тщеславия у него оказалось не меньше, чем у брата, который передал ему свои познания в военных и морских делах, но взгляды Хайр эд Дина куда шире и глубже – у него подлинный талант государственного деятеля.» (Блон. «Средиземное море»)

Ставший с 1516 года испанским королем Карл I помимо самой Испании владел большей частью Южной Италии, Сицилией, Фландрией и Нидерландами, а по ту сторону Атлантики ему принадлежали обширные испанские колонии во вновь открытой Америке. А с 1519 года он, как император Священной Римской империи, стал Карлом V – сюзереном для всех самостоятельных германских государств и городов. Льстецы стали говорить ему, что над его империей никогда не заходит солнце. Обладая такой большой властью и богатствами, Карл стремился возглавить весь христианский мир в борьбе с неверными.
Карл повелел вице-королю Сицилии Гуго де Монкада разгромить пиратское государство в Алжире и снять осаду с Пеньона. Это казалось возможным после гибели главного пирата Северной Африки Барбароссы I.
Испанская эскадра, на которой разместилось 5 тысяч лучших солдат, подошла к Алжиру в середине августа 1518 года. Корабли блокировали гавань Алжира. В гарнизон Пеньона были доставлены пополнение, боеприпасы, провиант. Испанцы высадили на берег десант (полторы тысячи воинов) и предложили Xайр-эд-Дину капитулировать. Однако тот ответил на все предложения о сдаче решительным отказом. Пока испанцы обсуждали план дальнейших действий, разыгрался страшный шторм. Сильным северным ветром около 30 испанских галер выбросило на берег, другие корабли получили сильные повреждения при столкновении друг с другом и затонули, погибло 2 тысячи солдат. Xайр-эд-Дин воспользовался этим и внезапной стремительной вылазкой прижал десант к берегу. Испанцы не смогли воспользоваться преимуществом в артиллерии из-за того, что подмок порох. Защитники города захватили много пленных, среди них было немало представителей знатных дворянских фамилий Кастилии, Арагона и Италии. Победитель велел отправить пленных на берег моря якобы для сбора обломков кораблей и оставшегося после гибели галер ценного имущества. Когда пленных вывели за стены города, на них набросились турки Xайр-эд-Дина и изрубили более 3 тысяч человек.
После столь «славного» дела Xайр-эд-Дин принял прозвище Барбароссы II и стал постоянно красить хной бороду, чтобы быть и в этом похожим на погибшего брата, хотя внешне отличался от худощавого Барбароссы I массивной фигурой и крупными чертами лица. В тот же год он был провозглашен законным султаном Алжира собранием муфтиев, ревнителей и знатоков законов шариата и богатых купцов, а затем объявил о посылке им посольства в Константинополь. Подарки султану Османской (Оттоманской) империи были им отправлены на четырех кораблях. Посол доставил турецкому султану письмо от Xайр-эд-Дина, в котором он описал свои победы над испанцами – злейшими врагами Турции – и просил султана принять Алжир и его народ в число своих подданных.
Посол встретил в Константинополе самый теплый прием. Султан и его приближенные были в восторге от того, что теперь в составе Оттоманской империи появилась страна, расположенная так близко от Испании, а турецкий флот пополнится за счет пиратских флотилий Барбароссы II. Султан присвоил пирату, как своему вассалу, титул паши.

«Он оказал конкретную помощь Барбароссе II, прислав в его распоряжение отряд артиллеристов-пушкарей и 2 тысячи янычар. Через некоторое время султан назвал подвластные Барбароссе II территории Африканским бейликом, а сам пират получил титул бейлербея (бея над беями). Название бейлика Африканский давало бейлербею право продолжить захват соседних с Алжиром областей Африки, а любое нападение на Алжир теперь рассматривалось как агрессивные действия по отношению к Оттоманской империи.
После нескольких успешных сражений с испанским флотом турецкий султан даровал Барбароссе II звание адмирала. Главный пират Северной Африки непрестанно посылал флотилии под командой своих капитанов – турка с острова Родос Драгута, христианского ренегата Какчи-дьявола, перешедшего в ислам иудея из Смирны Синана, прозванного «грозой ада» Айдина – в пиратские рейды в различные районы Средиземноморья. Но для дележа добычи и отдыха им приходилось возвращаться на остров Джерба, так как испанцы на Пеньоне все еще запирали вход в гавань Алжира.»
(Ципоруха. «История пиратства»)

В 1529 году Барбаросса II решил покончить с испанцами на Пеньоне. В течение 16 дней непрерывный пушечный огонь разрушал стены форта на острове. Затем 45 пиратских кораблей вплотную подошли к острову и под прикрытием артиллерийского огня высадили десант. Полторы сотни воинов, составлявших гарнизон Пеньона, почти полностью погибли. Раненого престарелого коменданта острова Барбаросса II приказал привязать к столбу и забить розгами, что и было выполнено на приморской площади Алжира Бадистан, служившей рынком рабов, в присутствии самого паши и под рев разъяренной толпы. Развалины форта были срыты до основания, а сам остров за два года изнурительного труда тысяч христианских невольников был соединен каменной перемычкой с берегом. Алжирский порт стал главным пристанищем варварийских пиратов.

С потерей Пеньона ситуация обострилась, а для Испании и вовсе стала едва ли не катастрофической. Теперь из Алжирской гавани пираты доходили к испанским берегам при попутном ветре всего за сутки. Алжир превратился в самый крупный невольничий рынок Северной Африки. Пиратский флот возрос до 60 кораблей, часть которых была отобрана у испанцев. Каждую весну в Алжире снимаются с якоря десятки судов. Выйдя в море, суда расходятся и начинают опустошать Западное Средиземноморье. Иногда пиратская эскадра проходит через Гибралтар, нападает на караваны судов, возвращающиеся с золотом из Америки, и грабит их. Случается, что Барбаросса остается в Алжире, занимаясь государственными делами и укреплением власти над завоеванными территориями. Когда он сам не принимает участия в экспедиции, то получает новости от своих эскадр и рассылает им приказы.

Насилия, грабежи, поджоги – все это вновь и вновь повторяется вдоль обоих побережий «итальянского сапога». Европейские дворы кипят от возмущения. Барбаросса, не мешкая, отправляет в Константинополь галеры и другие суда с награбленными сокровищами. Турецкий султан Сулейман называет его любимым сыном.
В 1533 году Барбаросса II во главе флотилии из 60 пиратских галер появился в порту Реджо на южной оконечности Калабрии. Появление пиратов стало полной неожиданностью для жителей города, которые были уверены, что Барбаросса не рискнет форсировать опасный Мессинский пролив. Предводитель пиратов, воспользовавшись паникой, напал на форт Санта-Лусия и овладел городом. Пираты захватили тысячи горожан, погрузили их на стоявшие в порту торговые суда и увезли с собой.
Барбаросса, воспользовавшись смятением в Европе, решает осуществить давно задуманную операцию по захвату Туниса. Султан Туниса пока еще подчиняется Испании. Барбаросса входит в порт, подвергает город пушечному обстрелу и к вечеру овладевает им. Христианские державы потеряли последний опорный пункт на Средиземноморском побережье, от Гибралтарского пролива до Константинополя и даже Далмации.

В 1535 году император и испанский король Карл V лично возглавил поход против пиратов. Эскадра кораблей под командованием адмирала Андреа Дориа с войсками Карла V направилась к Тунису. Корабли подошли к городским стенам Туниса так близко, что моряки, взобравшись на мачты, могли расстреливать врагов поверх стен. Под прикрытием огня с кораблей испанцы ворвались в город. Барбаросса II бежал в Алжир.
Однако через некоторое время Барбаросса опустошил остров Минорку, уведя оттуда 6 тысяч пленных, которых он подарил турецкому султану Сулейману. Восхищенный победами своего вассала, султан 15 октября 1535 года провозгласил Барбароссу великим адмиралом и поставил во главе всего турецкого флота.

«Борьба между императором Карлом V и Турцией привела к тому, что турецкий султан сблизился с французским королем Франциском I, соперничавшим и воевавшим с императором в Италии. А после поражения при Павии Франциск I обратился к султану за прямой помощью. Султан выразил готовность выступить на стороне Франции. Но оформлен франко-турецкий договор был лишь в феврале 1536 года – после захвата Туниса войсками Карла V.
По пути во Францию корабли Барбароссы во время прохода Мессинского пролива были обстреляны береговыми батареями порта Реджо. В ответ Барбаросса обстрелял город из корабельных орудий и высадил десант – 12 тысяч янычар, которые разграбили город и расправились с его жителями.
Пираты и янычары Барбароссы начали грабить поселения Южной Франции, захватывать мирных жителей в плен, что, естественно вызвало недовольство и протест французских властей. Но Барбаросса игнорировал все протесты. Более того, он с первого дня пребывания в Южной Франции потребовал, чтобы французский король взял на себя содержание его флота.
Пират настаивал, чтобы ему возместили не только расходы по содержанию кораблей и войска во Франции, но и все потери, которые его флот может понести на обратном пути к Константинополю. И Барбаросса выбрал довольно эффективный способ давления на своего союзника: он заявил, что останется во французских портах до тех пор, пока ему не выплатят все требуемые им деньги. Французы поняли, что для них лучше быстро выплатить все суммы, чтобы освободить французскую землю от таких неспокойных и опасных постояльцев.»
(Ципоруха. «История пиратства»)

К берегам Малой Азии пиратские корабли прибыли с большой добычей, имея и 7 тысяч пленников.

В 1536–1537 годах турецкий флот под командованием Барбароссы II, выступая на стороне Франции против императора Карла V, захватил Бизерту в Тунисе, угрожал Неаполю, ограбил поселения на островах Ионического и Эгейского морей, принадлежавшие Венеции, союзнице императора.
В 1537 году корабли Андре Дориа атаковали близ Мессины турок и захватили 12 турецких галер. Побежденные пираты ответили на это нападением на побережье Апулии в Южной Италии, а затем атаковали остров Корфу, принадлежавший тогда венецианцам.
В следующем 1538 году командующий испанским флотом адмирал Андреа Дориа сосредоточил в Лионском заливе у южных берегов Франции соединенный флот в составе 200 кораблей. На кораблях соединенной эскадры размещалось 60 тысяч воинов и 2500 орудий. Барбаросса перевел свои пиратские силы в район Ионического моря. Турецкий флот немного уступал христианскому. 25 сентября 1538 года два флота встретились в заливе Превеза у побережья Западной Греции. Битва закончилась победой турецкого флота, в составе которого лучшими моряками были варварийские пираты.

Три года прошло, пока Карл V и его союзники сумели оправиться от поражения и собрать новый флот, который вновь возглавил Дориа. Император посадил на 300 кораблей 25-тысячную армию, ударной силой которой были 500 мальтийских рыцарей. Флот отплыл из портов острова Майорки в середине октября 1541 года. Карла на флагманском корабле сопровождали знатные дворяне с дамами, в том числе знаменитый покоритель Мексики Эрнандо Кортес. А Барбароссы в это время в Алжире не было. Гарнизон и флот, стоящий на рейде, находились под командованием самого слабого из помощников Бича Морей – сардинского ренегата по имени Гассан. Он был похищен еще ребенком. Хозяин, купивший Гассана, оскопил его. Но евнух Гассан все же сделал карьеру.
Когда испанская армада подошла к алжирским берегам, разразилась буря. Целых три дня на воду нельзя было спустить лодку. На четвертый день ветер немного утих, и Карл V отдал приказ начать высадку. Солдаты в шлюпках вымокли насквозь, многие страдали от морской болезни. У самого берега выяснилось, что шлюпки могут разбиться о скалы. Солдатам пришлось прыгать в воду, которая доходила до плеч, и идти к берегу, держа оружие и порох над головой.
Гассан вместе со своим слабым, малочисленным войском укрылся в крепости. Испанские корабельные пушки большого калибра и десантная артиллерия начали обстрел города. Появился дым, пламя, в стенах открылись две бреши. Неустрашимая испанская пехота пошла на приступ. Но тут небо разорвали вспышки молнии и полил проливной дождь, как это часто бывает в Африке: на этот раз его сопровождал ледяной ветер.
Укрытий для солдат, шедших на приступ крепости, не оказалось. Палатки остались на борту кораблей, их вместе с припасами предполагалось доставить на землю после высадки десанта. Дождь не прекращался. Под ногами пехотинцев земля превратилась в грязь и топь. Корабли ничем не могли помочь десанту – ни послать подкрепление, ни выгрузить палатки: буря возобновилась с новой силой.
Буря и ливень продолжались всю ночь. Утром атакующее войско превратилось в сборище замерзших и деморализованных людей, тонущих в грязи. Но хуже всего было то, что порох подмок и превратился в кашу. Огнестрельное оружие вышло из строя.
Евнух Гассан, не покидавший наблюдательной башни крепости, решил, что наступил момент контратаки. Его люди сохранили порох сухим. Высадившаяся пехота была отброшена к морю. Буря стихала, и Андреа Дориа маневрировал судами, пытаясь подогнать их ближе к берегу и спустить шлюпки. Обессилевшие солдаты под натиском арабов прыгали в море, чтобы добраться до шлюпок. Многие утонули, погибли или попали в плен. Борьбу продолжали отдельные горстки христиан – они мечами прикрывали отход войска. То были мальтийские рыцари. Они спасли честь оружия.
2 ноября, когда побежденный флот, так и не вступив в битву, взял курс на Испанию, буря возобновилась, словно стихии решили довершить поражение. Буря разметала армаду, многие испанские суда выбросило на берег, а матросы и солдаты попали в плен. Остальные суда потратили на обратную дорогу в Испанию целых три недели, ибо шторм не стихал. Такого разгула стихий на Средиземном море не видели давно и еще долго не увидят. Из двенадцати тысяч солдат восемь тысяч исчезло. На алжирскую каторгу попало столько пленных рабов, что цена на этот товар упала. За раба давали луковицу.

22 августа 1543 года французские войска, используя помощь турецкого флота, который возглавлял Барбаросса II, захватили Ниццу. За это французский король разрешил турецким кораблям базироваться в Тулоне. Но в 1547 году турецкий султан Сулейман заключил перемирие на пять лет с императором и турки покинули Тулон.
Барбаросса II последние годы жизни провел в своем великолепном дворце в Константинополе над Босфором, где он и скончался 4 июля 1547 года. Его похоронили в монументальном мавзолее, который был воздвигнут по его приказу заблаговременно.

После смерти Барбароссы II турецкий султан назначил бейлербеем Африки сына великого пирата, Xасана. В период его правления пираты не раз нападали на прибрежные районы Франции, союзника Турции. Поэтому султан по настоянию французского посла в Константинополе в 1551 году лишил Xасана титула бейлербея и назначил на эту должность близкого соратника Барбароссы II – Салах-Раиса, который сумел в 1555 году отбить у испанцев Бужи.
После его внезапной смерти власть захватил вождь янычар Xасан-Корсо, один из помощников Салаха. Он осадил Оран с суши и моря. Но турецкий султан, которому вновь угрожали морские силы Дориа, решил использовать пиратский флот для борьбы с генуэским адмиралом и приказал Xасану-Корсо отойти от Орана в Алжир. А там очередным бейлербеем был назначен Мухаммед Курдогли, пользовавшийся поддержкой именно в среде моряков-пиратов. Они и схватили Корсо и высадили его на безлюдной скале в море, где последний скончался через несколько дней. А сам Курдогли погиб в апреле 1557 года от руки ставленника янычар –Юсуфа. Но и сам Юсуф скончался через несколько недель от чумы.
Чтобы прекратить эту чехарду смены правителей, султан вновь назначил бейлербеем Африки Xасана, сына Барбароссы II. Xасан сумел за 10 лет правления добиться ряда побед над испанцами.

В 1565 году рыцари ордена Иоаннитов , изгнанные с острова Родос турками, а затем из Триполи – Синаном, одним из соратников Бараброссы II, закрепились на острове Мальта и успешно отражали все попытки турок выбить их с этого острова, расположенного на полпути от Сицилии до африканского побережья.
В 1566 году турецкий султан потребовал от бейлер-бея Африки Xасана и командующего пиратским флотом Драгута принять участие и поддержать новую турецкую экспедицию против Мальты. Константинополь направил на захват Мальты армию из 30 тысяч воинов во главе с Пиали-пашой. Драгут направился к Мальте с эскадрой кораблей и несколькими тысячами алжирских пиратов. Силы нападавших превышали силы оборонявшихся в 15–20 раз. Защиту Мальты возглавил Парисо де Ла-Валлетта, которому было уже за 70.
Началась ожесточенная шестимесячная осада, а затем Драгут предпринял решительный штурм. Защитники крепости уже находились на грани полного истощения сил. Форт святого Эльма был уже захвачен турками, но овладеть замками святого Ангела и святого Михаила в гавани они никак не могли, так как, несмотря на все усилия, им не удавалось разбить цепь, запиравшую гавань, и ввести туда свои корабли.
При штурме Драгут лично возглавил своих пиратов и погиб в бою. Смерть предводителя пиратов и вообще большие потери привели к тому, что Пиали-паша дал приказ об отступлении, тем более что стало известно об отправке на помощь Мальте испанской эскадры с войсками. С тех пор столица Мальты – Ла-Валлетта – до наших дней носит имя своего доблестного защитника.

После захвата турками Кипра папа римский Пий V призвал христиан к крестовому походу против Оттоманской империи. Соединенный флот христианских государств под командованием 24-летнего Xуана Австрийского, сына императора Карла V, сосредоточился в Мессине. 7 октября 1571 года произошло последнее крупное сражение галерных флотов – христианского и турецкого – в Коринфском заливе Ионического моря близ Лепанто на западном побережье Греции.
Битва закончилась поражением турецкого флота, который потерял 224 корабля, около 15 тысяч человек убитыми и 5 тысяч пленными. Победители освободили из неволи около 12 тысяч христиан-гребцов с захваченных турецких галер. Потери христиан составили около 8 тысяч человек и 15 галер; раненых было вдвое больше, чем погибших.

Пиратское государство на побережье Северной Африки продолжало процветать на протяжении еще более чем двух с половиной веков. Одним из основных источников доходов варварийских пиратов являлась торговля рабами. В Алжире, Тунисе и Триполи возникли даже торговые компании, которые финансировали пиратские экспедиции за рабами. По сведениям очевидца, находившегося в плену в Алжире в 1634 году, там насчитывалось в то время 25 тысяч рабов-христиан, не считая 8 тысяч плененных христиан, принявших в плену ислам. Пленников обычно продавали на рынке невольников. Важной статьей дохода пиратов были деньги, получаемые в качестве выкупа от состоятельных родственников плененных. Самой тяжелой была доля христианских пленников, которых отправляли на галеры в качестве рабов-гребцов.
Варварийское пиратское государство даже в начале XIX века было еще достаточно мощным. Около 1800 года постоянную дань варварийским пиратам платили Королевство обеих Сицилий, Тоскана, Сардиния, Португалия, Дания, Швеция, Ганновер и Бремен. Только в 1815 году, после разгрома империи Наполеона, Венский конгресс стран-победительниц заявил, что Европа больше не намерена терпеть разбойные нападения варварийских пиратов. Воплотить это решение в жизнь было поручено Англии, которая в 1816 году послала к побережью Северной Африки эскадру под начальством лорда Эксмаута. Тунисский и Триполийский беи подчинились предъявленным требованиям, выдали всех пленных христиан и обещали запретить пиратские экспедиции. Алжир согласился со всеми требованиями конгресса только после бомбардировки города кораблями эскадры. Там было освобождено из плена 3 тысячи человек. Последним деем – правителем Алжира, избиравшимся пожизненно советом янычарских офицеров, был Xyсейн, турок из Смирны.

«Французское правительство искало повод, чтобы укрепить свое влияние в Алжире, а затем захватить его. Повод для решительных действий был найден незамедлительно. Xусейн, по мнению французов, оскорбил французского консула Дюваля, ударив его 30 апреля 1827 года ручкой своего опахала. Французское правительство потребовало удовлетворения и отозвало Дюваля. Затем силами небольшой французской эскадры начала осуществляться блокада Алжира. В 1830 году Франция высадила на побережье войска (36 тысяч человек) и сосредоточила у берегов Алжира около 100 военных кораблей.
Все свои силы (25–30 тысяч человек) Xусейн собрал в защищенном артиллерийскими батареями лагере вблизи Алжира. 19 июня на рассвете две колонны алжирско-турецких войск атаковали французов, но после ожесточенного сражения были отброшены. Затем турецкие батареи, а после них и сам лагерь были захвачены. Там французам достались громадные запасы продовольствия и оружия.
Утром 4 июля осадные орудия французов открыли огонь по возвышавшемуся над городом форту. В 10 часов раздался страшный взрыв. Ядро попало в пороховой погреб, и форт взлетел на воздух. Французы заняли форт и, установив пушки, начали обстрел древней городской цитадели-касбы, где укрылся Xусейн. Поняв, что дальнейшее сопротивление бесполезно, Xусейн капитулировал. Ему сохранили его личную казну – 8 миллионов франков, а французам досталась богатейшая государственная казна последнего варварийского пиратского государства – 48 миллионов франков.»
(Ципоруха. «История пиратства»)