РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

Авторский сайт писателя Сергея Шведова

ПИРАТЫpirat1001.jpg"

ПИРАТЫ АНТИЧНОГО МИРАpirat01.jpg"

АРАБСКИЕ КОРСАРЫpirat02.jpg

МОРСКИЕ ПОХОДЫ СЛАВЯНpirat03.jpg

УШКУЙНИКИpirat05.jpg

ПИРАТЫ БАЛТИЙСКОГО МОРЯpirat06.jpg

АЛЖИРСКИЕ ПИРАТЫpirat07.jpg

ПОРТУГАЛЬСКИЕ ПИРАТЫpirat08.jpg

ФРАНЦУЗСКИЕ КОРСАРЫpirat09.jpg

ПИРАТЫ КОРОЛЕВЫ ЕЛИЗАВЕТЫpirat010.jpg

ФРЭНСИС ДРЕЙКpirat011.jpg

ТОМАС КАВЕНДИШpirat012.jpg

ГЕНРИ МОРГАНpirat013.jpg

ПИРАТЫ НОВОГО СВЕТАpirat014.jpg

ПИРАТЫ ИНДИЙСКОГО ОКЕАНАpirat015.jpg







<a href="http://instaforex.com/ru/?x=FBZZ">InstaForex</a>








об издательстве
ПИРАТЫ

ВИКИНГИ

Слово «викинг» означает пират. Оба слова в скандинавских языках заимствованные: пират – из латыни, точнее из греческого, а викинг ранее всего, с VIII века, отмечается в старофризском, староанглийском и ирландском языках. (Читайте статью «Пираты Древнего мира») Двести лет спустя это слово обнаруживаться и в лексике жителей островов в западной части Балтийского моря. Стоит ли после этого удивляться, что мы так и не получили вразумительного «научного» объяснения, что же это слово означает на скандинавских языках. Вот что пишет по этому поводу кандидат исторических наук Лидия Грот:

«Понятно также, что среди разношерстного пиратского братства были и скандинавы. Но пираты-викинги не состояли исключительно из них и вообще не выступали как общескандинавский феномен. Например, ведущим шведским писателям XVI в. слово викинг было незнакомо, по крайней мере, они его не использовали. Они использовали латинское пират. Собственно, понимание слова викинг как обыкновенный пошлый пират господствовало в учёных кругах не только Швеции, но и Дании, и Норвегии вплоть до начала XIX в.» («Происхождение Руси в вымыслах и домыслах»)

Доказательства именно скандинавского происхождения викингов крайне скудны, что косвенно признается практически всеми исследователями. В частности датчанка Э. Роэсдаль в книге «Мир викингов» приводит только три скандинавских заимствования для обозначения ландшафта в английском языке, «бек» (ручей), или «фьель», «бьерг» (гора). Самое забавное, что два из трех этих слова вполне могут быть заимствованиями из языков славянский, я имею в виду слова «бек-бег», то есть бегущий, как исчерпывающая характеристика ручья и «бьерг-берег», поскольку берегом изначально называлась именно возвышающаяся над рекой часть суши. Именно на таких возвышенностях наши предки в отличие от своих нерадивых потомков строили свои поселения. Берег (возвышенность, гора) оберегал их наводнений в половодье и от врагов, которым пришлось бы здорово потрудится, чтобы атаковать поселение с воды. Напомню так же, что англы до своего переселения на Британские острова обитали рядом с данами-датчанами, а часть из них там и осталось, что, между прочим, отмечает «Повесть временных лет».

Миф о викингах неразрывно связан с мифом о древних германцах, а именно к германцам подавляющее число исследователей безоговорочно относит датчан, шведов и норвежцев. Однако вот какая странность имена первых датских королей отнюдь не германские, если исходить из того что германские языки родственны дойче. Вот что пишет Роэсдаль:

«Так, имена Харальд, Свен и Кнуд давались новорожденным в датском королевском роду в конце эпохи викингов и в начале раннего Средневековья, а имена Харальд и Улав (Олав) были характерны для семейной традиции норвежских королей.» («Мир викингов»)

Кнут имя кельтское и в более привычной нам огласовки звучит как Кеннет. Что касается имени Харальд, Гарольд, Геральд, то в данном случае мы имеем дело с латинизированной транскрипцией имени Ярилад или, точнее, Йариладо. Первая часть имени восходит к богу Ярило , который в свою очередь являлся олицетворением оплодотворяющей энергии бога Рода-Создателя. На южном берегу Балтики отмечены обе транскрипции этого имени как Геровит, так и Яровит. Божественная энергия(ярь) сопрягалась конечно же с энергией солнца, то есть со светом. Отсюда – Световид, чей главный храм находился в Арконе на острове Рюге. Кстати это место до сих пор носит название Яромарсбург. Для особого непонятливых перевожу – город Яромир. (подробнее об Арконе читайте в одноименной статье, размещенной на сайте). А вот как пишется в различных хрониках имя «Свен» латинскими буквами: Swein, Swain, Sweyn, Swend, Svend. То есть по-русски, исходя из двух последних вариантов это имя должно звучать как Свенд или Свент. Но именно так славяне южного берега Балтики произносили слово «свет». И имена Светополк, Светослав, Световид звучали в их произношении как Свентополк, Свентослав и Свентовид. Кстати, имена Рюриковичей в своем немалом числе восходят именно к Яри и Свету. Судите сами: Ярослав, Ярополк, Яромир, Святослав, Святополк. Напомню, что по одной из версий Рюрик выходец из Южной Балтии, из Ободритского княжества, столица которого Ререк была разрушена данами-датчанами. Этой версии придерживается в частности Л. Прозоров («Святослав»). По другой версии Рюрик был выходцем из Дании. В частности Вернадский пишет, что в 826 году брату Рерика Харальду удалось захватить часть Ютландии и заручиться поддержкой франкского императора Людовика Благочестивого. Отец Рорика, «из клана Скъелдунгов, был изгнан из Ютландии и принял вассальную зависимость от Карла Великого, от которого получил около 782 года Фрисланд в ленное владение. В 826 году или около того старший брат Рерика Харальд, которому удалось захватить часть Ютландии (но позднее он был изгнан оттуда), стал вассалом Людовика Благочестивого».
После крещения Харальда император даровал ему в ленное владение район Рустринген во Фрисланде. Рерик имел в нём свою долю, а после смерти Харальда стал владыкой всего лена. Однако после смерти Людовика, Фрисланд, согласно Верденскому договору (843 г.) был включён в долю империи, доставшуюся Лотарю, и Рерик утратил свой лен. На протяжении следующих нескольких лет Рерик вёл жизнь искателя приключений, участвуя в набегах как на континент, так и на Англию. В хрониках тех лет он стал известен, как «язва христианства». В 845 году его корабли поднялись вверх по Эльбе, и в том же году он совершил набег на Северную Францию.
В 850 г. Рерик спустил на воду флот в триста пятьдесят кораблей, с которым он грабил прибережные районы Англии. В последующие годы он направил своё внимание на устье Рейна и Фрисланд. Лотарь был вынужден пойти на компромисс, и возвратил Фрисланд Рерику на том условии, что он будет защищать побережье империи от других викингов. В 854 году непостоянный сюзерен Рерика вновь отнял у вассала Фрисланд, даровав взамен другой лен в Ютландии.
В 869 году Рерик неудачно пытается вновь отнять Фрисланд с помощью датчан, в 869 году, после смерти Лотаря, отправляется к его брату Карлу Лысому, и обещает поддержку в назревающей междоусобице (небезвозмездно, разумеется). В 873 году Рерик получает назад свой Фрисланд, и с тех пор исчезает со страниц Франкских хроник.
Вернадскому резко возражает Прозоров:

«Ведь Рорик — дан, дан до мозга костей, дан, начиная с имени. Имя это принадлежит исключительно роду Скъелдунгов. Оно такое же датское, как Стоян — болгарское, а Болеслав — польское. Шведских конунгов с таким именем просто не было.» («Святослав»)

Шведских действительно не было, а вот датский был. Более того, действует он как раз в местах примыкающих к Ободритскому княжеству, из которого Прозоров выводит «своего» Рюрика. Впрочем, в данном случае он, к счастью, не одинок. Автор этих строк придерживается той же версии. (Читайте статью «Рюрик», а также мои романы «Варяжский сокол», «Соколиная охота», «Сын Чернобога») Однако, в отличие от Л. Прозорова я считаю, что Рерик Ободритский и Рорик Ютландский – это один и тот же человек. Дело в том что «Рерик» это не личное имя, а родовое прозвище. Это же родовое прозвище носит в частности Сидраг Рерик, князь Ободритский, двоюродный брат Рюрика, неоднократно упоминаемый во франкских хрониках. Прозоров не отрицает, что Рерик-Рюрик переводится как Сокол. Более того, он очень убедительно обосновывает свою версию:

«Между прочим, «герб» Рюриковичей, знаменитый «трезуб», ныне «приватизированный» самостийной и незалежной Украиной, тоже, по мнению профессора О. М. Рапова, изображает охотящегося сокола. О том же пишет В. В. Хлебов в книге «Предвестники викингов».
Насквозь пронизано соколиной символикой «Слово о полку Игореве». Вот Игорь идёт походом по половецкой степи к приморской Тмутаракани: «Уже далече залетел сокол, птиц бия — к морю!»
Вот бояре говорят Святославу Киевскому, что «два сокола слетеста с отня злата стола поискати града Тьмутораканя» — это Игорь с братом Всеволодом — и были пленены. Вот сам старый князь уподобляет себя немолодому, «въ мытехъ», соколу.
Игорь из плена «соколомъ полете». Гзак с Кончаком, преследуя Игоря, говорят о нём, как о «соколе», а об его оставшемся в плену сыне — как о «сокольце». И почти везде сокол служит обозначением князя. Потомка Рюрика.
По подсчётам В. П. Адриановой-Перетц сокол упоминается в «Слове…» — и только в этом смысле — почти двадцать раз!»
(«Святослав»)

А теперь обратите внимание к какому роду принадлежал Рорик Ютландский – к роду Скъелдунгов. Если отбросить «типично немецкое окончание» унг (инг), которое почему-то присутствует в украинских фамилиях на вполне себе славянских правах, то мы получим Скъёлда, то есть Сколота или Сокола. А если уж дальше придерживаться украинского языка, то Скъёлдунги – это Соколенки. То есть Рерик Скъедунг – это масло масляное, Сокол-Соколенко. Кстати, кандидат исторических наук Васильева («Варяги и Русь») считает слово «рерик» кельтским. А поскольку в Южной Балтии кельты соседствовали с ободритами еще во времена Великой Скифии, то стоит ли удивляться, что там мирно сосуществовали два (кельтское и славянское) названия красивой птицы, которая олицетворяла в глазах наших предков солнце и являлась зооморфным воплощением бога Ярилы, носителя божественной яри. Стоит ли удивляться после этого, что датский король Свен уже после принятия христианства посылает дары в храм Арконы, посвященный божественному покровителю его рода. Кстати, христианин Ярослав Мудрый пошел в этом смысле еще дальше своего датского собрата и построил в честь Ярилы целый город, я имею в виду Ярославль. Двоеверие, то есть почитание языческих ценностей наряду с христианскими бытовало тогда не только на Руси, но и по всей Северной Европе. Таким образом мы можем сделать вполне обоснованное предположение, что первые датские короли как и ободритские князья принадлежали к одному роду, восходившему непосредственно к богу Яриле-Световиду. В книге «Имя Бога», размещенном на этом сайте я привожу массу доказательств того, что практически все правящие в раннем Средневековье династии Северной, Восточной и Западной Европы числили себя живыми воплощениями сына Ярилы и Лады , носившего имя Купавон, Ладон, Водан, Ополун. А вот что пишет по поводу бога плодородия, почитавшегося язычниками-скандинавами, датская исследовательница Роэсдаль:

«Третьей статуей в Упсальском языческом храме была статуя бога Фрейра из семейства ванов. Адам Бременский сообщает, что он дарует людям мир и радость. Его статуя выделяется наличием огромного пениса. Во время свадебных празднеств Фрейру приносятся жертвы. Он являлся богом плодородия и воспринимался, в первую очередь, как бог свеев, а в песне об Инглингах, «Инглингаталь», его называют праотцом рода Инглингов. Это был королевский род, и отпрыски его были королями как в Упсале, так и в Вестфолле, Норвегия. Вместе с тем судя по некоторым географическим названиям и скальдическим песням, ему поклонялись также и в остальных регионах Скандинавии. В ряде историй говорится о том, что в весеннюю пору происходили ритуальные праздники в честь него с поклонением культу плодородия. Адам Бременский рассказывает также, что благочестивый епископ Эгино сокрушил знаменитую статую Фрейра в Вестергетланде, вероятно, в Скаре. Но небольшая фигурка Фрейра из бронзы, относящаяся к более позднему периоду эпохи викингов, дошла до наших дней. Она была найдена в Седерманланде (Швеция). Повсюду в Скандинавии были найдены небольшие пластинки с изображением мужчины и женщины, слившихся в нежном объятии, что было, вероятно, связано с культом плодородия и с поклонением Фрейру и Фрейе. Фрейя была сестрой Фрейра, его женским воплощением, и она также являлась культом всеобщего поклонения. Она была богиней любви и плодородия, предводительницей дисов — женских созданий, в ведении которых было плодородие в природе и среди людей. В основном дисы были предметом поклонения у свеев, но географические названия свидетельствуют о том, что дисам поклонялись также в Норвегии и целом ряде районов Швеции, и в их честь устраивались культовые празднества.» («Мир викингов»)

Культ Фрейра и Фрейи практически идентичен культу Ярилы и Лады, дожившему, кстати до наших дней (речь идет об Иване Купале), и посвящен он как раз рождению их сына, живым воплощением которого считали себя не только потомки Меровингов, но и, как мы видим, потомки Инглингов, легендарных правителей скандинавов. Да и само имя Фрейр не может не наводить на размышления. Ибо во второй его части отчетливо слышится все та же божественная «йарь», присутствующая и в имени Ярило. Проблема в том, что скандинавов принято относить к германцам, под германцами естественно имеются в виду дойчеговорящие. Против этой устоявшейся традиции выступал Ю. Д. Петухов в своей книге «Скандинавия», где он достаточно аргументировано доказывает, что скандинавы времен викингов говорили на языках близких к славянским. Выше я уже писал, что у данов и бодричей-ободритов была одна правящая династия, точнее род Рериков-Соколов, из представителей которых выходили короли и князья. Объяснение этому достаточно простое, если присмотреться к тому, как происходило заселение Европы. Движение культур «шнуровой керамики» с востока на запад, под влиянием военно-политических импульсов, направленных из степей Южной России (конец III тыс. до н. э.) привело к формированию в Центральной Европе кельтской цивилизации. Подобного же рода движение, произошедшее на тысячу лет позже, на рубеже железного века, привело к вытеснению из этого региона одной языковой группы другой. Кельты были «выдавлены» дальше на запад, во Францию, а их место на территории нынешней Германии заняли славяне-венеды.
Скорее всего, вытеснение языков кельтской группы из Центральной Европы началось во времена широкого распространения культур «полей погребальных урн», то есть еще на рубеже II и I тыс. до н. э., и завершилось в период максимального могущества Скифской империи, в VII–VI вв. до н. э. Уже давно известны археологические свидетельства глубокого проникновения скифов в Центральную Европу.

«Из бассейна Рейна носители новой культуры двигались на север, к Руану, на юг к Лиону, в Прованс, Лангедок и через Пиренеи в Каталонию; попали и на Британские острова… Это было не простое расселение; «расселяться» на своей территории никто никогда не позволял. Неудивительно, что среди археологических находок новой культуры «в этот период бросается в глаза количество оружия и особенно мечей»!» (Васильева. Петухов. «Евразийская империя скифов»)

Из сообщений античных источников можно понять, что во времена могущества скифов их политическое влияние распространялось на Германию. Само понятие «Германии» как самостоятельной этнокультурной области стало использоваться в античной литературе только в римские времена, а в середине I тыс. до н. э. считалось, что Скифия простирается «от Ирана до Кельтики», причем граница проходит где-то в Южной Прибалтике (по Гекатею Милетскому). Кстати, средневековый хронист Павел Диакон автор «Истории лангобардов» восточной границей Германии считал реку Дон (Танаис), включая таким образом в само географическое понятие «Германия» все земли заселенные славянами. (Читайте статьи «Миф о древних германцах» и «Славянская Германия», размещенные на этом сайте)
Если учесть, что античная «Кельтика» начиналась в бассейне Рейна и простиралась до побережья Атлантики, очевидно, что западные границы скифского влияния проходили примерно по Эльбе и включали территорию современной Восточной Германии (клады скифских вещей обнаружены именно здесь).

Академик А. Кузьмин относит фрисландцев, ближайших соседей данов к ингевонам, носителям индо-европейского языка с четко выраженной финно-угорской компонентой. Кроме фрисландцев в эту группу, по его мнению, входили вэринги-варины-варяги, к девятому веку уже перешедшие на славянский язык, и франки к тому времени уже изрядно кельтизированные.
Скорее всего, население Дании в описываемую эпоху было смешанным. Часть Дании в эпоху викингов была заселена славянами-венедами, часть – ингевонами и кельтами. Смешанным было и население Норвегии и Швеции, где заселение шло не только с запада, но и с востока. И все переселенческие волны, накатывающиеся на Европу, докатывались и до Скандинавии. Естественно наблюдался и обратный процесс, когда не сумевшие закрепиться на Балтике племена откатывались в Причерноморье. (Читайте статьи «Готы» и «Гунны») Кстати, первое скандинавское государство было создано именно в Дании. Шведы обрели государственность, где-то около 1100 года. В этой связи их претензии на государственное строительство в Русской земле является более чем смехотворными.
Что касается собственно дойче, то они стали проникать в южно-балтийский регион в период Каролингской экспансии , сопровождавшейся повальной насильственной христианизацией. Собственно, эта насильственная христианизация и стала одной из главных причин походов викингов в Европу. Эта была месть язычников за разрушение своих святынь.

«Военные действия норманнов были слишком масштабны, чтобы координироваться, финансироваться, обеспечиваться малолюдным населением стран Скандинавского полуострова. За этими походами в качестве координатора стоял еще кто-то.» (Лидия Грот. «Происхождение Руси в вымыслах и домыслах»)

Франкский хронист Матвей Парижский среди народов, обрушившихся в IX веке с севера на берега Франции, упоминает «вандалов». Средневековые книжники именовали вандалами именно вендов-славян. Знаменитые «лагеря викингов» — Аггерсборг, Треллеборг, Фюркат — выстроены по плану славянских укреплений Средней Европы. Скорее всего, душой этих походов против христиан были жрецы Арконы, а движущей силой «ярманы», то есть славянские и ингевонские князья, возводящие свою родословную к языческим богам. Для них падение этих богов означало кроме всего прочего и потерю власти, сакральный смысл которой не укладывался в христианские представления. Другое дело, что вожди венедов и ингевонов были далеко не всегда последовательны в этой борьбе и порой поддавались на посулы и щедрые подарки франкских императоров, стремившихся сбить языческую волну захлестывающую далеко еще не устоявшийся христианский миропорядок. Рерик Ютландский тому ярчайший пример. Однако позиция того или иного вождя мало отражалась на общей тенденции и причиной тому не только антихристианские настроения балтийских племен, но и выгода, которая извлекалась из пиратских налетов. При этом необходимо учитывать, что походы викингов в Британию и Ирландию являлись продолжением давней, еще со времен Великого переселения народов, экспансии ингевонских, славянских и кельтских племен на острова. Тем не менее, основной причиной походов викингов следует признать все-таки религиозное противостояние. Эти походы закончились именно тогда, когда христианская религия утвердилась в Скандинавии и на венедском побережье Балтийского моря.

Что касается скандинавского дойче-язычия, то дойче-компонента стала проникать в языки этих народов только вместе с Реформацией. Напомню, лидер Реформации Лютер перевел Библию с латыни на немецкий язык и все перешедшие в протестантизм скандинавские народы стали использовать этот перевод в религиозной сфере.

Походы викингов начались еще при жизни Карла Великого. В 793 году произошло нападение, которое традиционно знаменует собою начало эпохи викингов. Речь идет о разграблении монастыря в Линдисфарне, на небольшом острове у побережья Северо Восточной Англии. Вот как об этом сообщается в «Англосаксонской хронике»:

«В этом году были жуткие знамения в Нортумбрии (третьем королевстве Англии), которые безмерно напугали всех жителей. Кружили сильные вихри, сверкала молния, а в небе видели летящих драконов, изрыгающих пламя. Вскоре после этих знамений начался сильный голод, а в том же году, 8 июня, полчища язычников разграбили и разрушили Божий храм в Линдисфарне и убили много людей».

Викингская экспансия стала серьезной угрозой для Западной Европы и Британских островов уже в конце 8-го века. «Англосаксонская хроника» повествует, что во времена короля Бритрика (король Уэссекса в 786 802 е годы) в Англии появились первые корабли с данами. Уже в 792 году Оффа, король другого английского королевства, Мерсии, был занят организацией обороны в Кенте против язычников, которые приплыли морем на кораблях. А в 800 году император Карл Великий организовал оборону вдоль северного побережья Франции до Сены «против морских разбойников, которыми кишит море, принадлежащее галлам».

Вопреки господствующему мнению корабли скандинавов ничем не отличались от основных типов судов, распространенных в то время как в Англии, так и на славянском побережье Балтийского моря. Просто скандинавские суда сохранились в силу погребального обряда, бытовавшего тогда на территории нынешних Швеции и Норвегии. Речь идет о погребальных кораблях из норвежских курганов Усеберг и Гокстад в Вестфолле, обнаруженных при раскопках, соответственно, в 1904 и 1880 годах. Венеды с берегов Южной Балтики своих знатных покойников сжигали вместе с судами.

«Характерной особенностью всех этих скандинавских кораблей, а также целого ряда других небольших судов является то, что корпус их состоит из перекрывающих друг друга досок, скрепленных железными заклепками и законопаченных звериным волосом. Корпус имеет киль и остроконечные штевни, и равномерный изгиб линий между килем и поручнями, килем и штевнями, а также между штевнями. Доски обшивки корпуса укреплены изнутри рядом симметрично размещенных шпангоутов, положенных поперек по отношению к нижней части киля. Поверх каждого шпангоута проложен поперечный брус, изогнутый коленом с каждой стороны для закрепления бортов корабля. Следует отметить, что на некоторых изображениях форма кораблей под одним или обоими штевнями бывает треугольной или остроконечной. Не исключено, что такие корабли и существовали, но найти их не удалось. Возможно также, что на некоторых рисунках изображены фризские суда, конструкция и форма которых отличались от конструкции и формы скандинавских судов. А может быть, эти суда просто были построены по типу фризских. В целом, суммируя, можно отметить, что в Скандинавии стремились строить суда, которые сочетали бы в себе легкость, прочность и упругость.» (Роэсдаль. «Мир викингов»)

Корабли, предназначавшиеся для военных целей, обладали низкой осадкой и были вытянутыми в длину. Место от кормы до носа занимала палуба. По всей длине бортов, на равном расстоянии друг от друга, находились отверстия для весел. Гребцы сидели на скамьях попарно, и по количеству отверстий можно было определить число членов команды. Мачта могла опускаться и вновь подниматься благодаря особому устройству. В необходимых случаях, например, во время маневрирования в ходе сражения и при внезапном нападении, а также в периоды гребли целесообразнее было не поднимать мачту. Корабли могли использоваться для плавания и по морям, и по рекам, а также могли проходить под низкими мостами.

«На основе устройства славянских судов, найденных на южном побережье Балтики, а также множества парусных судов, изображенных на памятных рисованных камнях Готланда, была построена копия викингского судна «Крампмаккен», которое с командой в 10 человек и с грузом железа сумело пройти по рекам и волокам Восточной Европы, и, прежде всего, по Висле, и дойти до самого Стамбула.» (Роэсдаль. «Мир викингов»)

Вывод из вышеизложенного напрашивается сам собой: никаких особых скандинавских судов в эпоху викингов просто не было, имелись в наличии суда, используемые для плавания всеми проживающими на Балтике и в прилегающих землях племенами и народностями, в первую очередь славянскими, поскольку именно славяне в виду своего численного превосходства доминировали как в этом регионе, так и среди викингов. Вот что пишет по этому поводу Прозоров:

«М. П. Погодин собрал внушительную выборку из средневековых авторов, позволяющую считать, что доля вендов в терзавших Западную Европу ватагах была весьма и весьма ощутима — до половины и более. И лишь наша привычка заставляет видеть в ватагах викингов исключительно природных скандинавов.» («Святослав»)

В 795 году викинги достигли Шотландии и острова Йона, где они напали на монастырь Святого Колумбаса, а затем добрались до Ирландии. В 799 году был разграблен монастырь Святого Филиберта на острове Нормонтье в устье реки Луары.
Первое зафиксированное вторжение на западноевропейский континент с суши относится к 810 году. Об этом упоминается во франкских государственных анналах, и касалось оно Фрисландии, которая затем в течение многих лет была в центре интересов викингов. Поход, о котором говорится во франкских анналах, был, несомненно, государственным мероприятием. Именно в этом году Карл Великий планировал начать военный поход против данов. Согласно имеющимся данным, флотилия викингов состояла из 200 кораблей, то есть их было много. Фрисландия была разграблена и обложена данью. Было выплачено 100 фунтов серебра.
Еще одно нападение имело место в 820 году. Согласно анналам, флотилия состояла из 13 судов, которые сначала попытались высадиться на побережье Фландрии, но их нападение было отбито береговой стражей. Затем викинги намеревались разорить район в устье Сены, но и здесь их вынудили отступить. Удача сопутствовала им лишь на юге Франции, на побережье Аквитании, где они захватили большую добычу. В целом же оборона побережья, организованная Карлом Великим, оказалась весьма эффективной.

С 835 года по 865 викинги регулярно опустошают южные и восточные берега Англии. Иногда к берегу одновременно пристают до 350 судов. Разорению подвергаются Корнуэлл, Эксетер, Винчестер, Кентербери и, наконец, Лондон. До 851 года викинги не остаются на зимовку в Англии, а поздней осенью возвращаются домой, увозя добычу.
Приблизительно в это же время викинги атакуют Ирландию. Так, по сообщению древних ирландских хроник, в 832 году норвежец Тургейс захватывает сначала Ольстер, а потом чуть ли не всю Ирландию и становится ее королем. Однако в 845 году местному населению удается избавиться от ненавистного норвежца и Тургейса убивают. В 853 году конунг Олав Белый захватывает Дублин, который, как показали археологические раскопки, был основан все теми же викингами, и создает там свое «королевство», которое просуществует более двух столетий.
Осенью 865 года в Восточной Англии высаживается несметное число датских викингов, во главе которых стоят сыновья знаменитого Рагнара Кожаные Штаны — Ивар Бескостный и Хальвдан. Через год они совершают поход в глубь страны на Йорк. Считается, что сыновья приехали отомстить за своего отца, который погиб в змеином колодце правителя Йорка. Но как бы там ни было, а 1 ноября 866 года даны входят в Йорк.

Первая достоверно установленная экспедиция в Испанию состоялась в 844 году. При этом была, в частности, захвачена Севилья. (Читайте статью «Морские походы славян») В 850 году Рюрик, начал свои набеги в долине Рейна, и Лотарь не смог ему воспрепятствовать, он взамен на обещание верности отдал викингу во владение Дорестад и другие графства.

Карл Лысый умер в 877 году, и в течение последующих 11 лет в Западно Франкском королевстве сменилось 11 властителей, и постоянно шла междоусобная борьба. После некоторого периода спокойствия, когда большинство викингов было занято завоеванием Англии, нападения возобновились с новой силой. В основном их активность была особенно велика на побережье, но теперь они стали вторгаться и в глубь страны, во Фландрию и вдоль течения Рейна. Так, например, в 880 году набегам подверглись Торнау и монастыри близ реки Шельды, в 881 году произошло вторжение в район между реками Шельда и Сомма.

Викингские набеги на земли франков продолжались и далее, но вместе с тем возводились все новые крепости, и оборона все больше укреплялась и была все лучше организована. К концу 800-х годов удачные времена для викингов миновали. В 890 году викинги попытались воспользоваться междоусобной борьбой в независимой Бретани, однако здесь потерпели поражение и отправились на север. В 891 году они были разбиты германским королем Арнульфом в битве при реке Диле, притоке Шельды. В том же году в письменных источниках упоминается о нескольких построенных крепостях, которые, вполне вероятно, относились к числу больших «круглых» крепостей, имеющихся вдоль побережья современной Северной Франции, Бельгии, Зеландии, Южной Голландии, и, в частности, в Соубурге на острове Вальхерен. После нескольких удачных набегов в 892 году войско викингов отправилось в Англию вместе с семьями и со всем имуществом, видимо, намереваясь осесть там. Но в Англии король Альфред организовал эффективную оборону, в результате в 896 году войско викингов вынуждено было отступить, а затем распалось. Часть войска отправилась в Восточную Англию, в Нортумбрию, королевство, находящееся под властью викингов, а другие вернулись на свои привычные места в район реки Сены.
Начиная с этого времени, сведения о пребывании викингов на западноевропейском континенте почти исчезают, но некоторые группы, возможно, продолжали здесь находиться. Время набегов на Западную Европу миновало. В их руках оставалась лишь Нормандия.

Эпоха викингов безусловно интересная страница в истории как Европы так и России, вот только писалась она людьми предвзятыми, исходившими очень часто из сиюминутных политических интересов. Отсюда, мягко говоря, перекосы, служившие и продолжавшие служить интересам врагов России, ловко маскирующим свои цели ссылками на высосанное из пальца свое «героическое прошлое». Вот что пишет по этому поводу Лидия Грот:

«Но с начала XIX в. волна европейского романтизма захватила и страны Скандинавского полуострова. Старые идеи романтизированного патриотизма обветшали, национальный миф нуждался в свежей крови, и общественные деятели скандинавских стран стали формировать тот образ «общескандинавских» викингов, который знаком нам сейчас: в шлемах с рогами и под полосатым парусом. Для формирования «викингского мифа», как и ранее, были позаимствованы атрибуты из историй других стран. Викингский шлем с рогами был позаимствован из галльской культуры и из культуры древнего народа кимвров. Такие шлемы были обнаружены археологами на европейском континенте и оценены как ритуальные. Использовать такие шлемы в походах вряд ли возможно: неудобно в походах с рогами-то! Все шлемы, найденные на территории Скандинавии, рогов не имеют.
Викингский парус в красную полоску, который, например, украшает этикетку шведской водки «Explorer», также является художественным вымыслом. Нет сведений о том, какой окраски или орнаментации были паруса скандинавов в средневековье, всё это – продукт чистейшей фантазии. Однако продукты этой фантазии – рогатые шлемы, полосатые паруса и другая развесистая клюква – заполняют сегодня страницы не только бульварных изданий, но и работы профессиональных ученых: в респектабельных академических и вузовских изданиях плывут рогатые викинги под полосатыми парусами с водочной бутылки. Однако викинги как героические предки скандинавов – это выдумка XIX века.»
( «Происхождение Руси в вымыслах и домыслах»)