НАЗАД | ВПЕРЕД


РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ



ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВИТОВТ
(1392-1430)

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МИНДОВГalek15.jpg

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ГЕДИМИНalek16.jpg

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ОЛЬГЕРД alek17.jpg

ЯГАЙЛО alek18.jpg

Витовт сын Кейстута родился в 1350 году, но до 1381 года находился в тени своего отца, брата и соправителя великого князя Ольгерда . После смерти последнего Кейстут разделил власть над великим княжеством Литовским с сыном Ольгерда Ягайлой . Однако невразумительная позиция Ягайло и стремительно взошедшая звезда победителя Куликовской битвы Дмитрия Донского , всколыхнувшая промосковские настроения в русских, православных землях княжества Литовского подвигла противников великого князя Ягайло на решительные действия. В 1381 году Кейстут, ориентировавшийся в своей политике более на Восток, нежели на Запад, и воевавший во время похода Ягайло к Дону с Орденом в Жмуди, сумел отстранить Ягайло от власти в Литве и заключил союз с Москвой. Увы, правление Кейстута было крайне непродолжительным, вскоре он был убит на пиру, к власти вернулся Ягайло, а Витовт, сын Кейстута, был заключён в тюрьму. Под 1381 годом наши летописи сообщают:

«Был велик мятеж в Литве и встали сами на себя и убили великого князя Кейстута Гедеминовича и бояр его, а сын его, князь Витовт, бежал в немцы, и много зла сотворил земле Литовской».

Литовское предание более подробно рассказывает об этих событиях. После убийства Кейстута та же участь ожидала, видимо, и Витовта, взятого Ягайлой в плен вместе с отцом. Жена Витовта, Анна Святославна, спасла мужа, переодев в женское платье, и Витовт бежал из кревской крепости к мазовецкому князю Янушу, своему шурину. Тогда Ягайло заключил Анну в темницу в Вильно.
Витовт обратился за помощью к магистру Ливонского ордена. Тот воспользовался возможностью посеять смуту в Литве и пограбить ее города и селения. Разгорелась междоусобная война, и в 1384 году Ягайло был вынужден заключить мирный договор со своим двоюродным братом Витовтом.

Помирившись, Витовт и Ягайло совместно ударили по ливонцам. После трехнедельной осады они взяли ливонскую крепость Ковно. Орден понес огромные потери. Однако Ягайло не вернул Витовту отцовский Трокский удел. Вместо этого Витовт получил часть бывшего Владимиро-Волынского княжества и ряд других городов и владений.

15 августа 1385 года в Креве в Литве была подписана Кревская уния – событие чрезвычайно важное, решительно изменившее направление истории всей Восточной Европы. Еще совсем недавно между Польшей и Литвой шла кровавая борьба за владения в Галиции. И вдруг эта борьба закончилась унией, т. е. объединением Польши и Литвы под властью великого князя литовского Ягайло, который занял польский трон.
Ягайло согласился на все условия, выдвинутые поляками. Он обещал окрестить в католичество всю некрещеную Литву и самому перейти в латинскую веру (до того Ягайло был православным), обещал своими средствами добывать утраченные Польшей земли и – самое главное – обещал «на вечные времена присоединить свои земли, литовские и русские, к короне Польской».
Литовские князья и бояре поняли, что теперь ими будут править и распоряжаться краковские паны, после чего в литовских и русских землях началось недовольство. Витовт, опираясь на литовских и русских бояр, попытался получить литовский великокняжеский престол, но Ягайло сделал великим князем Литовским своего брата Скригайло.
Витовт на время вроде бы примирился с этим. В 1386 году он совместно с другими литовскими князьями, признавшими власть Ягайло, участвовал в войне против Смоленска. Но мирное сосуществование литовских князей длилось недолго. Вскоре Витовт снова обратился за помощью к Ливонскому ордену, и в Литве снова вспыхнула гражданская война. Вражда с могучим Витовтом могла дорого обойтись Ягайле: за Витовтом пошло три четверти Литвы. Чтобы не оказаться свергнутым с престола (а тогда и в Польше он был бы никому не нужен), Ягайло предпочел пойти на соглашение и отступиться от части положений Кревской унии.
В 1392 году в городе Белзе между Ягайло, Скригайло и Витовтом заключается соглашение, суть которого – прекращение войны, раздел Литвы на сферы влияния и признание Витовта наместником Ягайлы в Литве. После этого в 1392 – 1393 годах войска Витовта и Ягайло уже совместно сражаются с Дмитрием-Корибутом и другими не признавшими соглашения князьями.

В 1393 году Витовт, собравший армию якобы против Тамерлана, двинулся на Смоленск «наводить порядок». Заметим, что в это время Смоленским княжеством владел князь Глеб Святославич. Смоленские князья, находившиеся в городе, поверили Витовту и вышли с дарами из города. Великий князь Литовский приказал схватить всех явившихся к нему смоленских князей и бояр и отослал их в Литву, сжег смоленский посад, полонил многих людей и объявил Смоленск и Смоленское княжество своим владением. Затем он ушел, оставив в городе своих наместников – князя Ямонта и Василия Борейкова. Князь Юрий Святославич в это время гостил в Рязани у своего тестя, князя Олега Ивановича Рязанского. В правилах Олега было заступаться за своих родственников и союзников. С этого момента фактически началась открытая война Рязани с Литвой.
В 1396 году рязанский князь вошел в литовские земли и осадил Любутск. Но на это моментально среагировал Василий Дмитриевич . Он послал к Олегу Ивановичу боярина с укоризной, что, дескать, великий князь Олег нарушает условия договора – у нас с Витовтом мир! И Олег отступил, понимая, что бороться еще и с Москвой ему не по силам. Но отступил он, надо заметить, «со многим полоном», по свидетельству Никоновской летописи.
Однако когда Витовт вошел в рязанские владения и «пролил здесь кровь, как воду», по выражению летописей, «и людей побивал, сажая их улицами», вынудив Олега укрываться в лесах, то из Москвы не было Витовту никакого препятствия. Напротив, зять его, Василий Дмитриевич, встретил Витовта в Коломне, поднес ему дары и оказал большую честь.

Все это время Василий Дмитриевич дружески пересылается с Витовтом. В 1396 году князь Василий вместе с Киприаном «поехал из Москвы в Смоленск видеться с тестем своим Витовтом», праздновал здесь Пасху и вернулся в Москву, а Киприан «оттуда пошел к Киеву и там пребывал полтора года».
Во время встречи в Смоленске московский и литовский князья утвердили границы своих владений. В переговорах участвовал и митрополит всея Руси Киприан. Митрополит поставил в Смоленске своего епископа Насона. Предыдущий епископ смоленский Михаил был смещен Киприаном, отправлен в Москву, заточен там и через несколько лет умер в темнице.
Во время совместного празднования Пасхи в Смоленске, а возможно и раньше, произошел раздел сфер влияния между Москвой и Литвой. Видимо, все мелкие владения попали в ту или иную сферу влияния. Смоленск был отдан Литве. К тому времени Витовту уже принадлежали почти все уделы черниговских князей. Владения великого князя литовского простирались от псковских границ до Галичины и Молдавии, доходили до берегов Оки, Сулы и Днепра.

После соглашения с Москвой Витовт разорвал свой договор с Ливонским Орденом. В 1394 году немцы пришли ратью на Литву, на князя Витовта. У города Вильны состоялось сражение, и немцы отошли, не взяв города.
Амбиций у Витовта было не меньше, чем у его зятя – Василия Дмитриевича. Великий князь Литовский еще более энергично, чем московский князь, принялся расширять свои личные владения. Когда князь Свидригайло, владевший Витебском, восстал против Витовта и обратился за помощью к рыцарям, войска Витовта разбили его. Свидригайло был изгнан, а Витебское княжество Витовт присоединил к своим великокняжеским владениям. После смерти сыновей Ольгерда – Вигунда и Нариманта – Витовт присоединил к своим землям и их уделы, а также Киевское княжество, которым владел Скригайло. У Дмитрия Корибута Витовт отнял Северское княжество. У князей Кориатовичей забрал Подольскую землю.

Осенью 1396 года в Киеве состоялась встреча польского короля Ягайла, великого князя литовского Витовта и митрополита всея Руси Киприана. Обсуждались проекты объединения сил Польши, Великого княжества Литовского и Московского княжества против Орды, а также возможности заключения церковной унии и включения в состав митрополии Руси Молдавии и части Болгарии. Однако Ягайло отвечал уклончиво, к тому же Константинопольский патриарх Антоний в посланиях к Киприану и к королю Польскому назвал проект неуместным и требовал от Ягайла военной помощи Византии против турок и только после этого соглашался начать переговоры. Киприан так и не смог воплотить в жизнь свои грандиозные планы по немедленному объединению всех православных земель.

Отношения Москвы и Литвы тем временем внешне остаются дружественными. В 1398 году в Москву по татарским делам ездил смоленский наместник князь Ямонт, а в 1399 году к отцу в Смоленск приезжала жена Василия Дмитриевича Московского Софья Витовтовна.
Однако сам Витовт в это время задумал захватить власть в Московском княжестве. Для этой цели он использовал обратившегося к нему за помощью Тохтамыша .
Дело в том, что царь Золотой Орды Тохтамыш не смог оправиться после Тамерланова разгрома 1395 – 1396 годов. Власть над остатками Золотой Орды захватили сразу несколько ханов, поделивших между собой бывшие владения Тохтамыша. Тохтамыш бежал в Литву к Витовту. Витовт принял его в Киеве и дал в кормление город Лида, оказывая при этом беглецу ханские почести.
В 1397 году Витовт с Тохтамышем двинулись к Азову, разбили татар нового хана Золотой Орды Темир-Кутлука и награбили несметные сокровища. Витовт захватил в этом походе несколько улусов мелких татарских князьков и переселил всех находившихся там людей в Литву.

В 1398 году Витовт обещал помогать Ливонскому Ордену в завоевании Пскова, за что Орден обязался помогать Витовту в завоевании Великого Новгорода. В результате в начале 1399 года резко ухудшились русско-литовские отношения. Москва начинает укреплять связи с Новгородом, Псковом и Тверью. Витовт посылает в 1399 году в Новгород грамоту разметную (объявление войны).
Зима и весна 1399 года прошли в сборах войск. Кроме собственных дружин и татарской конницы Тохтамыша, Витовт призвал под свои знамена поляков, белорусов, немцев, подвластных ему русских. Одних князей в его войске насчитывалось около пятидесяти. В начале лета объединенное стотысячное войско выступило в Подолию против немногочисленной рати Темир-Кутлуга в полной уверенности в скорой и легкой победе, которая, как считал Витовт, затмит победу Дмитрия Донского и принесет ему в качестве приза земли Московского княжества. Однако он просчитался: его войско было наголову разбито на берегах реки Ворсклы ханом и подоспевшим к нему на помощь Едигеем. В этом сражении погибли многие князья западнорусских земель, в том числе герои Куликовской битвы Андрей и Дмитрий Ольгердовичи, Дмитрий Боброк-Волынский. Идейный вдохновитель этой войны Тохтамыш, не вступая в битву, ушел вдоль южно-русской границы в Сибирь, а конница золотоордынского хана преследовала остатки литовского войска на протяжении 500 километров, после чего обогащенная добычей вернулась в свои степи.

Как ни странно, но максимальную выгоду от битвы на Ворскле получил не Тимир-Кутлуг, через год замененный на троне Шадибеком, а Москва, которая не только счастливо избежала нависшей над ней угрозы быть поглощенной своим северо-западным соседом, но сделала и кое-какие земельные приобретения за его счет.

Витовт же на несколько лет притих, но, как прирожденный государь, хорошо умеющий держать удар, весьма быстро восстановил силы.
В 1402 году умер главный соперник Витовта на востоке – Олег Рязанский, и литовский князь снова двинул свои войска на Смоленск. Первая осада города в 1404 году завершилась для Витовта неудачно. Литовское войско семь недель безуспешно осаждало крепость, обстреливая ее из пушек, а затем отступило. Отразив натиск, смоленский князь Юрий поехал в Москву за поддержкой. В отсутствие князя некоторые недовольные им смоленские бояре, желавшие сами править городом, тайно призвали Витовта. Когда войско литовского князя вновь подошло к стенам Смоленска, бояре открыли ему городские ворота и сдали город вместе с княгиней. Войдя в Смоленск, Витовт казнил всех бояр Юрия. Надежды же изменивших бояр на управление городом не сбылись, поскольку Витовт везде поставил своих наместников, хотя и даровал горожанам некоторые льготы, чтобы привлечь их на свою сторону. Так один из крупнейших русских городов на 110 лет вошел в состав Великого княжества Литовского.

Одновременно с этим Витовт объявил войну Новгороду и начал совершать регулярные набеги на псковские волости. В этих условиях Василий Дмитриевич Московский, не имевший собственных сил в достаточном количестве, вынужден был обратиться к хану Шадибеку с просьбой о военной помощи против тестя, не оставлявшего надежд на поглощение земель своего более молодого и менее опытного зятя. Хан дал ему полки без всяких условий, надеясь лишь на то, что между Москвой и Ордой возобновятся прежние полусоюзнические-полувассальные отношения. Дело в том, что после разгрома Тохтамыша в 1395 году Москва перестала платить «выход» в ослабевшую Орду и на все требования очередного хана и его послов лукаво отвечала, что Русь обезлюдела, что ее хозяйства порушены, а леса оскудели. И рады бы, дескать, да нечем платить. Орде ничего другого не оставалось, как делать вид, что верит. И так продолжалось уже более десяти лет.

В 1406–1408 годах литовские и русские войска трижды сходились, будучи готовыми к смертельной схватке, но каждый раз дело завершалось малой кровью и перемирием. В конце концов договорились о том, что река Угра впредь будет границей между их княжествами, и враждебные действия Витовта как против Москвы, так и против Новгорода и Пскова прекратились. Объясняется это многими причинами, начиная от близкого родства великокняжеских родов и заканчивая подготовкой польско-литовских войск к решительной борьбе с немецким орденом.
Важной причиной, вынудившей Витовта пойти на мировую, была также нестабильность в его собственном княжестве. Московско-литовский конфликт вызвал там серьезное брожение и дал возможность многим русским князьям, недовольным польско-литовским сближением, открыто поддержать Москву. Любое крупное поражение Витовта от князя московского могло вызвать в Литовском княжестве выступление сторонников русской ориентации, которых там было немало. Кроме того, у Витовта оставались напряженные отношения с братьями. Один из них – Свидригайло находился в московских владениях и с нетерпением ждал возможности свергнуть своего соперника. Немалую роль играл и моральный надлом Витовта после пережитого страха на берегах Ворсклы. Так что у литовского князя имелось достаточно причин проявлять осторожность. Конфликт с Ливонским Орденом кончился в 1410 году Грюнвальдской битвой.(Читайте об этом в статье «Ягайло»)

В 1411 году Витовту удалось провести на престол в Золотой Орде своего ставленника Джелал-ад-Дина. Увы, ставленник Витовта недолго просидел на троне и был убит собственным братом Керимбердеем, весьма благосклонно настроенным по отношению к Москве. Обиженный Витовт, желая спихнуть с престола Керимбердея объявил ордынским царем некоего Бетсабулу, возложив на него в Вильно знаки царского достоинства. Однако Керимбердей в битве одолел Бетсабулу и собственноручно снес ему голову. Впрочем, эта победа не пошла ему впрок, и он вскоре погиб в новой междоусобице, затеянной его братом Геремферденом.

«Имея долговременную рать с Прусским Орденом, Витовт жил мирно с Василием Димитриевичем, который даже не отказался помогать ему войском. В 1422 году, при осаде Голуба, или Кульма, были у Витовта союзные дружины Московская и Тверская, или великие Россияне, как сказано в тогдашней переписке Ордена.» (Карамзин. «История государства Российского»)

Тем не менее, последний свой поход Витовт совершил именно на Московское княжество, воспользовавшись смертью своего зятя Василия Дмитриевича и малолетством родного внука Василия Васильевича . В 1426 году Витовт собрал крупное войско, в котором были «даже богемцы, волохи и дружина хана татарского, Махмета», и напал на город Опочку. Лишь удивительная воинская смекалка русских и страшная буря вынудили Витовта отступить. Вот что пишет по этому поводу Каразин:

«Жители употребили хитрость: сделали тонкий мост перед городскими воротами, укрепив его одними веревками и набив под ним, в глубоком рве, множество острых кольев; а сами укрылись за стенами. Неприятели, не видя никого, вообразили, что крепость пуста, и толпами бросились на мост: тогда граждане подрезали веревки. Литовцы, падая на колья, умирали в муках; другие же, взятые в плен, терпели еще лютейшие: граждане сдирали с них кожу, в глазах Витовта и всего осаждающего войска. Сие варварство имело счастливый успех: ибо Князь Литовский - уверенный, что Россияне будут обороняться до последнего издыхания - отступил к Вороначу. Тут сделалась страшная буря с грозою, столь необыкновенная, что Литовцы ожидали преставления света, и сам Витовт, обхватив руками шатерный столп, в ужасе вопил: Господи помилуй! Сие худое начало расположило его к миру.» («История государства Российского»)

Однако по пути на родину Витовт осадил Порхов, жители которого, а следом за ними и новгородцы решили откупиться от воинственного старца.

В 1430 году Витовт, видимо предчувствуя скорую кончину, пригласил к себе в гости всех знаменитых правителей Восточной Европы. В Троку (Тракай) – резиденцию князей литовских – приехали великий князь Василий II Васильевич и митрополит Фотий, многие русские князья, послы императора Византии, великий магистр прусский, польский король Ягайло, другие знатные и венценосные особы. Витовт вскоре умер. Государство Литовское пережило вместе с ним апофеоз могущества и славы. Князья Тракая и Вильно, потомки Витовта, долгое время представляли грозную силу, но былого могущества они уже не имели и былого громадного влияния на дела русских князей уже никогда не оказывали.