НАЗАД | ВПЕРЕД


РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ



ЯГАЙЛО
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ЛИТОВСКИЙ(1377-1392)
КОРОЛЬ ПОЛЬСКИЙ(1385-1434)

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МИНДОВГalek15.jpg

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ГЕДИМИНalek16.jpg

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ОЛЬГЕРД alek17.jpg

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВИТОВТ alek19.jpg

После смерти Ольгерда (1377 году) его сын и преемник Ягайло выступил продолжателем антимосковской линии своего отца. В 1380 году Ягайло заключил союз с ханом Мамаем против Москвы. По договору, Ягайло должен был встретиться с Мамаем, двигаясь с севера по Оке. Однако Мамаева орда потерпела поражение на Куликовом поле раньше, чем успела соединиться с ратью Ягайлы. Великому князю Литовскому ничего другого не оставалось как повернуть назад от места отгремевшей битвы.

Под 1381 годом русские летописи сообщают:

«Был велик мятеж в Литве и встали сами на себя и убили великого князя Кейстута Гедеминовича и бояр его, а сын его, князь Витовт, бежал в немцы, и много зла сотворил земле Литовской».

Литовское предание более подробно рассказывает об этих событиях. После убийства Кейстута та же участь ожидала, видимо, и Витовта, взятого Ягайлой в плен вместе с отцом. Жена Витовта, Анна Святославна, спасла мужа, переодев в женское платье, и Витовт бежал из кревской крепости к мазовецкому князю Янушу, своему шурину. Тогда Ягайло заключил Анну в темницу в Вильно.
Витовт обратился за помощью к магистру Ливонского ордена . Тот воспользовался возможностью посеять смуту в Литве и пограбить ее города и селения. Разгорелась междоусобная война, и в 1384 году Ягайло был вынужден заключить мирный договор со своим двоюродным братом Витовтом.
Помирившись, Витовт и Ягайло совместно ударили по ливонцам. После трехнедельной осады они взяли ливонскую крепость Ковно. Орден понес огромные потери. Однако Ягайло не вернул Витовту отцовский Трокский удел. Вместо этого Витовт получил часть бывшего Владимиро-Волынского княжества и ряд других городов и владений.

В 1384 году Дмитрий Иванович Донской предпринимает попытку сблизиться с великим князем литовским Ягайло. Сохранились сведения о московско-литовских договорах 1384 года. Содержание первого таково:

«Докончальная грамота великого князя Дмитрия Ивановича и брата его князя Владимира Андреевича с великим князем Ягайло с братьею его и со князем Скиригайло и со князем Корибутом; и против того другая грамота великого князя Ягайла и братьи его Скиригайло и Карибута, как они докончали и целовали крест великому князю Дмитрию Ивановичу и брату его князю Владимиру Андреевичу и их детям, лета 6902 года».

Второй договор был предварительным и предусматривал брак Ягайло с дочерью Дмитрия Донского при условии подчинения Литовского князя верховной власти князя Московского и признания православия государственной религией Великого княжества Литовского. Возможно, оба эти договора были составлены при содействии митрополита Киприана, который в это время находился в Литве.

Однако предварительные договоры с Москвой так и не были реализованы. Вместо этого 15 августа 1385 года в Креве в Литве была подписана Кревская уния – событие чрезвычайно важное, решительно изменившее направление истории всей Восточной Европы. Возможно, если бы Киприану не пришлось в этот момент уехать в Царьград, все сложилось бы иначе.
Еще совсем недавно между Польшей и Литвой шла кровавая борьба за владения в Галиции. И вдруг эта борьба закончилась унией, т. е. объединением Польши и Литвы под властью великого князя литовского Ягайло, который занял польский трон.

Со смертью бездетного Казимира III пресеклась древняя династия Пястов. В 1383 году дошло до разодравшей Польшу междоусобной войны феодальных домов – Гжималитов и Налэнчей. Гжемалиты вроде бы победили, и на престол села Ядвига Пяст, которой не было и одиннадцати лет и которую Гнездинскнй архиепископ короновал как короля, поскольку женщины не имели права занимать польский престол.
Одиннадцатилетняя королева – это было опасно. Государство в любой момент могло сорваться в новую гражданскую войну, и польская знать разработала неглупый план: посадить на польский престол человека со стороны. Выбор пал на великого князя Литовского Ягайло.
Внук Гедимина и сын Ольгерда был избран польским королем и основал династию Ягеллонов, правившую почти двести лет в Польше, Великом княжестве Литовском, в Венгрии и Чехии.

Ягайло согласился на все условия, выдвинутые поляками. Он обещал окрестить в католичество всю некрещеную Литву и самому перейти в латинскую веру (до того Ягайло был православным), обещал своими средствами добывать утраченные Польшей земли и – самое главное – обещал «на вечные времена присоединить свои земли, литовские и русские, к короне Польской». Ядвигу Пяст выдали за Ягайло, который короновался под именем Владислава II. Совершив это, поляки прежде всего вернули себе спорные с Литвой Галицкие земли, а потом стали ждать исполнения Ягайловых обещаний – присоединения к Польше всех земель литовских и русских.

Исполняя взятые перед поляками на себя обязательства, Ягайло приступил к крещению Литвы. Вельмож Ягайло заманивал в католичество подарками, а простой народ – силой. Ягайло стремился искоренить в литовских землях не только язычество, но и православие. Тотчас после свадьбы Ягайло велел казнить двоих своих приближенных за отказ перейти из православия в католичество.
В 1387 году новообращенный католик Ягайло дал привилегии феодалам, исповедующим католичество. Подтверждались их вотчинные права, они освобождались от части натуральных повинностей в пользу великого князя. Католики получали право участвовать в сейме, иметь гербы, занимать государственные должности.
Впервые в истории Литвы православные и католики были поставлены в неравное положение, и на православных это произвело не самое лучшее впечатление. Православные князья и бояре, даже князья из литовской династии, обжившиеся в белорусских и украинских землях и слившиеся с местным обществом, не могли теперь принимать участия в политической жизни, если не хотели оставлять своей веры.
В городах заводилось самоуправление по немецкому образцу, как в Польше, по так называемому магдебургскому праву, но это право распространялось только на католиков, так что православные не могли быть выбраны в городскую управу, а порой даже не считались полноправными горожанами. В главных городах Литвы, Белоруссии и Украины основывались католические епископства; они обеспечивались землями, которые нередко отбирались у православных. Православная церковь, привыкшая жить под опекою правительства, теперь ощущала себя покинутой и обделенной.
Особенно тяжело пришлось православному духовенству в тех землях, что были присоединены непосредственно к Польше (в Галичине, Холмщине, Белзской земле). В этих землях Ягайло запретил крестить по православному обряду детей от браков православных с католиками, а уже окрещенных велел силой перекрещивать. В Великом княжестве Литовском он так жестко действовать еще не решался, но разные обременительные для православных людей ограничения вводились одно за другим и там.

Литовские князья и бояре поняли, что теперь ими будут править и распоряжаться краковские паны, после чего в литовских и русских землях началось недовольство. Витовт, опираясь на литовских и русских бояр, попытался получить литовский великокняжеский престол, но Ягайло сделал великим князем Литовским своего брата Скригайло.
Витовт на время вроде бы примирился с этим. В 1386 году он совместно с другими литовскими князьями, признавшими власть Ягайло, участвовал в войне против Смоленска. Но мирное сосуществование литовских князей длилось недолго. Вскоре Витовт снова обратился за помощью к Ливонскому ордену, и в Литве снова вспыхнула гражданская война. Вражда с могучим Витовтом могла дорого обойтись Ягайле: за Витовтом пошло три четверти Литвы. Чтобы не оказаться свергнутым с престола (а тогда и в Польше он был бы никому не нужен), Ягайло предпочел пойти на соглашение и отступиться от части положений Кревской унии.
В 1392 году в Острове было подписано, а в 1401 году в Вильно подтверждено соглашение, по которому Витовт был признан пожизненным правителем Литвы (фактически великим князем). Но только пожизненным, без права передачи титула! Витовт умирает – и власть в Великом княжестве Литовском опять переходит к Ягелло. А пока пусть царят в Великом княжестве Литовском прежние порядки, без католицизации и без инкорпорации в Польшу.

17 июля 1399 года 18-летняя королева Ядвига Пяст умерла, пережив свою новорожденную дочь на три недели.

«Пришлось Ягелло жениться второй раз, а потом третий и четвертый. От четвертой жены Сонки (Зофьи) Голшанской у него родились Владислав (1424) и Казимир (1427). Почти наполовину русские, они окончательно утвердили свою полурусскую династию на краковском троне.
Если учесть, что Ольгерд-Альгердас, сын Гедиминаса, долгое время княжил в Витебске, а Ягайло родился от тверской княжны Ульяны, то приходиться признать: в 1386 году польским королем стал сын витебского князя и тверской княжны. Человек, в котором не было ни капли польской крови, но на три четверти русский.»
(Буровский. «Русская Атлантида»)

В 1394 году началось наступление Тевтонского ордена на Литву. Немцы подступили под Вильно, в очередной раз пытались взять город. 1401 году жемайты подняли новое восстание против ордена. Решительной помощи ни Витовт ни Ягайло жемайтам не оказали и восстание было потоплено в крови.
Новый, только что избранный Великий магистр Тевтонского ордена Ульрих фон Юнгинген однозначно вел дело к войне. Когда польские послы приехали поздравить Ульриха фон Юнгингена с избранием, он демонстративно уехал из Мальборга. 6 августа 1409 года магистр Ульрих фон Юнгинген официально объявил войну Польше и Литве.
3 июля 1410 года Ягайло начал наступление на Мариенбург. Ульрих фон Юнгинген тоже выступил на юг, навстречу, и 15 июля 1410 года союзная польско-литовская армия встретилась с главными силами ордена между деревушками Танненберг (Стембарк) и Грюнвальд.
Историки считают: на стороне ордена было порядка 27 тысяч человек. Поляки и литовцы выставили 32 тысячи человек. Войска ордена были лучше подготовлены и вооружены, чем польско-литовско-русские. В их рядах были французские и английские рыцари, накопившие огромный опыт войны на Переднем Востоке.
Сражение началось залпом из бомбард, причем ядра не долетели до поляков и литовцев и никакого вреда никому не причинили. Тогда Витовт бросил на врага татар и часть своей конницы. Удар был нацелен на левый фланг армии ордена, на котором находился магистр. Рыцари контратаковали, тронув коней шагом и постепенно ускоряя движение. Удар был страшен. Грохот столкнувшихся всадников был слышен за многие версты, и конница Витовта побежала. Часть рыцарей поскакала в погоню.
Отбив атаку, орденские войска двинулись вперед с пением победного гимна. Наступающие потеснили и польские войска на левом фланге. В самом центре союзной армии и правее всех на польском левом фланге, стояли смоленские войска под командованием князя Семена Лингвена Ольгердовича. В первый момент блестяще атакующие немцы вклинились между смоленскими полками и остальным войском.

«В этом сражении лишь одни русские витязи из Смоленской земли, построенные тремя отдельными полками, стойко бились с врагами и не приняли участия в бегстве. Тем заслужили они бессмертную славу. И если даже один из полков был жестоко изрублен и даже склонилось до земли его знамя, то два других полка, отважно сражаясь, одерживали верх над всеми мужами и рыцарями, с какими сходились врукопашную, пока не соединились с отрядами поляков». (Ян Длугош. «История Польши»)

Пока русские из Смоленска рубились, сковав действия крестоносцев, польские хоругви перестроились и нанесли удар по правому флангу ордена. Одновременно Витовт нанес удар по левому флангу, по рыцарям, возвращавшимся после преследования его отступившей конницы. Вернувшиеся после преследования врага потрепанные рыцари Валленрода пытались атаковать, но были отброшены и уничтожены.
Войска под командованием Лихтенштейна оказались зажаты между польским и литовским флангами, фактически окружены, и тогда магистр Ульрих фон Юнгинген лично повел в бой свой резерв. Но у союзников резерва было больше: Ягайло ввел в бой свою 3-ю линию, до сих пор не участвовавшую в битве. Подоспели вернувшиеся на поле конники Витовта. Крестоносцы оказались частью окружены, частью отступили к Грюнвальду.
Большую часть крестоносцев победители перебили. С поля боя спаслось буквально несколько сотен человек. Несмотря на перспективу большого выкупа, пленных брали очень мало. Трудно сказать, каковы были потери обеих сторон. Во всяком случае, погибло более 600 опоясанных рыцарей и руководители ордена во главе с Великим магистром.

Кровавое торжество Польши и Литвы означало практически полное изменение не только хода войны, но и всей политической ситуации в Восточной Европе. По Торуньскому «вечному миру» орден отказался от претензий на Добжиньскую землю, уплачивал значительную контрибуцию. По тому же договору Жемайтия воссоединилась с остальной Литвой и уже никогда не выходила из состава ее земель.

Король Польши Ягайло скончался в 1434 году в возрасте 82 лет, пережив на 4 года двоюродного брата Витовта. Союз Польши и Литвы, совместно одержанная победа над Тевтонским орденом породили в конечном итоге новое государство Речь Посполиту. И уж конечно роль Ягайло в этом важном для Европы событии была далеко не последней.