РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

Авторский сайт писателя Сергея Шведова

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫorden101.jpg"

ГОСПИТАЛЬЕРЫ В ПАЛЕСТИНЕorden9.jpg

ГОСПИТАЛЬЕРЫ НА ОСТРОВЕ РОДОСorden10.jpg

ГОСПИТАЛЬЕРЫ НА ОСТРОВЕ МАЛЬТАorden11.jpg

ОРДЕН ХРАМА orden1.jpg

ТЕВТОНСКИЙ ОРДЕНorden12.jpg

ОРДЕН ГОСПИТАЛЬЕРОВ

РОЖДЕНИЕ ОРДЕНА ГОСПИТАЛЬЕРОВ

Госпиталь Святого Иоанна Иерусалимского существовал задолго до начала 1-го крестового похода. Госпиталь был создан группой итальянских наемников из Амалфи в средине 11 века для оказания помощи пилигримам. К 80-м годам 11 века госпиталь имел превосходную Господня. В госпитале миряне могли вести религиозную жизнь и одновременно лечить свои болезни организацию под эгидой церкви Латинской Божьей Матери, расположенной к югу от Гроба. В конце 11 века его возглавлял Жерар де Торн. В составе госпиталя имелись два отделения: мужское и женское.
В 1099 г. братство иоаннитов было преобразовано в орден, не без участия первого правителя Иерусалима Готфрида Бульонского. Готфрид не только посетил госпиталь, но и подарил иоаннитам деревню Сальсола, расположенную вблизи Иерусалима. Четверо рыцарей-крестоносцев из свиты короля - Раймонд де Пюи, Дюдон де Компс, Конон де Монтегю, Гастус - добровольно остались у Жерара де Торна, приняв монашеские обеты бенедиктинцев. Тогда же вошла в обиход для членов ордена черная длинная одежда с нашитым на ней восьмиконечным крестом.
Сначала члены ордена ухаживали за больными и ранеными, потом к их обязанностям добавилась охрана паломников, прибывавших в Палестину двумя путями – по суше через Малую Азию и Византию или по Средиземному морю. Для защиты паломников в орден стали принимать рыцарей.

После завершения Первого Крестового похода большинство крестоносцев возвратились домой. В результате возникшие в Палестине и Сирии христианские государства стали испытывать острую нехватку в солдатах. Разбой на дорогах и в Палестине и Сирии был весьма распространенным явлением. В 1118 году в Иерусалиме был создан орден Тамплиеров с целью защиты поломников. Поначалу орден иоаннитов продолжал оставаться чисто медицинским учреждением, однако постепенно он брал на себя и охранные функции. К 1120 году орден сумел освободиться от опеки бенедиктинцев и превратился в самостоятельную религиозную организацию, которая взяла под контроль большинство госпиталей в Палестине. Первый орденский госпиталь в Европе был создан в 1122 году. Госпитальеры развивали в Европе и сеть снабжения, которой руководили командоры и байлифы. В их задачу входили сбор денег и вербовка солдат для Святой Земли. Исследователь средневекового монашества Л.П.Карсавин отмечал:

«Аскетический идеал оказывал влияние не только на церковные слои. Он воздействовал и на мирян, и от слияния его с идеалом рыцарства получилась своеобразная форма - рыцарские ордена. Не будучи еще аскетическим, и не сливаясь еще с монашеским, рыцарский идеал был уже идеалом христианским. Рыцари были, по мысли идеологов, защитниками слабых и безоружных, вдов и сирот, защитниками христианства против неверных и еретиков. Миссия защиты паломников в Святую Землю, помощи тем из них, которые, больные или бедные, в ней нуждались, защита Гроба Господня от неверных вытекала из идеала христианского рыцарства. Благодаря господству аскетического миросозерцания, она сочеталась с принесением монашеских обетов, и так возникли рыцарские ордена… Первые рыцарские ордена - три наиболее известных ордена Святой Земли и три испанских ордена -возникли как чистейшее воплощение средневекового духа в соединении монашеского и рыцарского идеалов, во времена, когда битва с исламом становилась... реальностью»

В 1104 г. король Иерусалима Балдуин I, наследовавший Годфриду Бульонскому, еще раз признал и подтвердил привилегии «Братства госпитальеров» как военно-духовного ордена. А в 1107 году выделил ордену участок земли (с этого времени рыцари-госпитальеры стали приобретать земли в других европейских странах). В 1113 году папа Пасхалий II своей буллой утвердил братство Госпиталя св. Иоанна, взял их под свое покровительство и обеспечил право свободно избирать своих предстоятелей, без вмешательства каких-либо светских или церковных властей. Папа также дал право обращаться по вопросам, касающимся ордена, непосредственно к нему.

Военно-духовные (или духовно-рыцарские) ордена отличались от монашеских орденов, таких как августинцы, бенедиктинцы, францисканцы и пр. тем, что помимо обычных монашеских обетов - бедности, послушания и целомудрия, принимали еще обет борьбы с неверными. Орден госпитальеров пошел именно по этому пути. В 1120 г. Жерар де Торн умер, на его место был избран герой штурма Иерусалима Раймонд де Пюи из дворянского рода Дофинеи. С этого времени глава Ордена стал называться великим магистром.
Сохраняя знаменитый госпиталь, не менее важной для себя иоанниты считали военную защиту паломников на дорогах Святой Земли, ведущих к Иерусалиму. Для этой цели члены Ордена были разделены на три класса: рыцарей, которые должны были иметь благородное происхождение и выполнять как воинские, так и сидельские обязанности; капелланов, которые отвечали за религиозную деятельность Ордена и оруженосцев (служащих, которые должны были обслуживать представителей первых двух групп). Рыцарем мог стать только потомственный дворянин. Также поощрялось включение в члены Ордена сестер-послушниц. Все члены братства госпитальеров должны были верно служить своим религиозным и духовным идеалам. Не принимали в Орден тех людей, родители которых занимались торговлей или банковской деятельностью.
Во время обряда принятия в Орден, новые члены давали присягу на верность Великому Магистру, обеты целомудрия, личной бедности, повиновения, милосердия и благочестивых деяний.
На знамени Ордена, утвержденном в 1130 г. римским папой Инокентием II, был вышит белый восьмиконечный крест на красном фоне. Для выполнения орденских задач Великим Магистром Раймондом де Пюи был составлен первый Устав Ордена - Правила Ордена святого Иоанна Иерусалимского.

«Я, Раймонд де Пюи, слуга нищих Христовых и страж Странноприимницы Иерусалимской, с предварительно рассужденным согласием братьев моих и всего Капитула, утвердил следующие правила в странноприимном доме св. Иоанна Крестителя в Иерусалиме.
I. Каждый брат, который приемлется и вписывается в сей Орден, свято хранит три обета: обет целомудрия, послушания и добровольной нищеты без собственного стяжания.
II. И да не приемлет он большего, чем требуется ему для существования; и да будут одежды его скромны, подобно скромности Господа нашего, слугами коего называем мы себя. Ибо недостойно слуги пребывать в роскоши и гордыне, когда Господин пребывает в скромности и смирении.
III. И да будут его речи достойны; и пусть служат священники в церкви службы в белых одеждах, и да будет в церкви постоянно свет, как ночью, так и днем, и должно священникам посещать больных, неся им плоть Господню.
IV. И ежели вынуждены братья по делам ехать в город или замок, то не должно им путешествовать в одиночестве, а только вдвоем или втроем, и не с теми, с кем они сами пожелают, но с теми, кого им назначат; и по прибытии должно оставаться им вместе. И пусть не творят они ничего, что смутит окружающих, а только то, что доказывает их святость. И когда они будут в церкви, или доме, или каком еще месте, где есть женщины, пусть они сохраняют скромность. И не должно женщинам омывать им головы, ноги или застилать постель. И пусть Господь хранит их от этого.
V. И должно братьям, как духовным, так и военным, собирать пожертвования в пользу бедных. И будучи в поисках крова и пищи, должно им обратиться в церковь, а иначе приобретать ровно столько, сколько им требуется, и ничего боле.
VI. И должно им в кратчайшие сроки передавать собранные пожертвования главе обители, коему вменяется в обязанность также взимать треть доходов с обителей, и все это вкупе передавать бедным.
VII. И не должно братьям, к какой бы обители они не принадлежали, выступать с проповедями или собирать пожертвования, ежели не получили они на то прямого указания. Но пусть получают посланцы кров, и пищу, и свет в любой обители.
VIII. И не должно братьям носить яркие одежды и меха животных. И не должно им потреблять пищу более двух раз вдень, а по средам и субботам - вкушать мясо, кроме тех, кто слаб или болен. И не дозволяется им также спать обнаженными.
IX. Но если один из братьев (да не случится такого никогда) впадет в греховное прелюбодейство, позже сохранив сие в секрете, то пусть это так и останется тайной; на него же должна быть наложена соответствующая епитимья. Однако, если об этом станет известно и будут представлены неопровержимые доказательства, то в городе, где это свершилось, после воскресной мессы, когда люди будут покидать церковь, должно высечь виновного розгами или ремнями пред лицом других братьев. И должен он быть изгнан из нашего братства. И ежели затем Господь просветлит душу этого человека, и он вернется в Братство, признав себя виновным и раскаявшись во грехе, он должен быть принят обратно, но в течении последующего года с ним будут обращаться, словно с чужаком, и наблюдать за ним.
X. И ежели один из братьев вступит в спор с другим, и до прокуратора обители дойдет жалоба по этому поводу, епитимья должна быть следующей: он должен поститься в течение недели, в среду и пятницу лишь на хлебе и воде, и есть без стола, прямо на земле. А ежели один брат ударит другого, то он должен поститься в течение сорока дней. Если же брат покинет обитель самовольно и после вернется, то он должен в течение сорока дней есть на голой земле и поститься по средам и пятницам, питаясь лишь хлебом и водой; и пусть в течении срока, равного времени его отсутствия, обращаются с ним, равно как с чужаком.
XI. И должно во время трапезы соблюдать тишину, и не дозволяется пить после повечерия. И также должно соблюдать тишину в постелях.
XII. И ежели брат не будет вести себя должным образом, и будут ему сделаны два и более замечаний, а он, искушенный Дьяволом, не исправится, должно послать его пешком с письменным докладом о его прегрешении в магистрат, где он будет наставлен на путь истинный. И для этого должно выдать ему сумму денег, достаточную для того, чтобы он пришел сюда. И также не дозволяется рыцарю бить оруженосцев за любые провинности, которые те могут совершить; но то должны решать все братья. И пусть правосудие всегда свершается в полной мере.
XIII. И ежели один из братьев сокроет от главы обители деньги, а после они будут найдены, должно повязать ему этот кошель на шею и прогнать обнаженным через Иерусалимский Госпиталь или то место, где он обитает. Затем должен он быть несильно побит одним из братьев и поститься в течение сорока дней, по средам и пятницам на хлебе и воде.
XIV. И по всем братьям, умершим в обители, должно отслужить тридцать литургий за душу каждого. И на первой из них каждый из братьев должен поставить по свече. И если службу будет вести священник не из ордена, то должно предоставить ему кров и пищу. И пусть все одежды умершего будут отданы бедным. И пусть каждый из священников прочтет Псалтырь, а каждый из братьев - 150 раз Отче Наш.
XV. И пусть все, сказанное выше, соблюдается с должной строгостью, во имя Господа нашего, и Девы Марии, и Святого Иоанна.
XVI. И пусть в обители, куда обратиться больной, исповедуется он сперва в своих грехах священнику; после же пусть уложат его в кровать, и кормят так же, как и братьев ордена, и ухаживают за ним подобно лорду.
XVII. И если кто-либо из братьев из другой обители будет уговаривать взбунтоваться против главы обители, да буден изгнан он из нашего братства.
XVIII. И если окажутся вместе двое братьев, и один из них сойдет с пути истинного, предавшись злу и порокам, то другой не должен рассказывать об этом людям или Приору; сперва следует дать грешнику шанс искупить свою вину; и ежели он этого не сделает, то должно наказать его. И только если и после этого грешник не исправится, должно записать его прегрешения и с этой бумагой отправить его к главе обители, коий и выберет должное наказание.
XIX. И не следует одному брату обвинять другого, не будучи способным это доказать; И если один брат обвиняет другого бездоказательно, то он - лжец.
XX. И пусть все братья всех обителей, служащие Госпиталю Святого Иоанна Иерусалимского, отныне и впредь носят на своей груди и также на плащах своих крест в честь Господа нашего и Святого Распятия; и пусть преданностью, трудолюбием и послушанием, как душой, так и телом защищают правоверных христиан от сил Дьявола. Аминь.»

На печати ордена госпитальеров св. Иоанна был изображен лежащий больной с крестом в изголовье и со свечой в ногах. Черная суконная одежда иоаннитов была сделана по примеру одежды Иоанна Крестителя, сделанной из верблюжьей шерсти, узкие рукава которой символизировали отречение от светской жизни, а полотняный белый восьмиконечный крест на груди - их целомудрие. Четыре направления креста говорили о главных христианских добродетелях - благоразумии, справедливости, силе духа и воздержании, а восемь концов означали восемь благ; которые были обещаны Христом всем праведникам в раю в Нагорной проповеди.
В первые десятилетия своего существования молодой орден подобно большинству монашеских орденов Западной Церкви был составной частью строгой церковной иерархии. И, хотя по своей правовой природе орден был религиозной корпорацией, он, тем не менее, отличался от других орденов, поскольку располагался не в христианской стране, а за ее пределами, находясь на территории господства мусульманских правителей.

Уже в 1124 г. с помощью иоаннитских рыцарей была снята осада арабов с главного порта Иерусалимского королевства - Яффы, и взят Тир - богатейший город в Восточном Средиземноморье. Превратившись в мощный военный союз, орден стал именоваться: «Рыцари Госпитальеры Ордена святого Иоанна Иерусалимского». По мере роста славы и заслуг ордена в него вступало все больше благородных аристократов и рыцарей со всей Европы. За 30-летнее управление орденом великим магистром Раймондом де Пюи задачи этого братства намного переросли чисто местные масштабы деятельности.
Задачей ордена стала самоотверженная и кровопролитная вооруженная защита Святой Земли от сарацинов и османов, которые на протяжении нескольких веков пытались расширить свои границы и выйти в европейское Средиземноморье. Отметим также независимость ордена с самого начала от всех других государств, основанную на папских установлениях, а также общепризнанное право иметь армию и вести военные действия.
Римские папы постоянно давали привилегии иоаннитам, исключив их из подчинения местной светской и духовной власти и дав им право собирать церковную десятину в свою пользу. Священники ордена отчитывались только перед капитулом и великим магистром. В1143 г. папа Иннокентий II издал специальную буллу, по которой орден иоаннитов не подчинялся ни духовным ни светским властям - только непосредственно самому римскому папе.
В 1153 г. папа Анастасий IV буллой разделил членов ордена на рыцарей, одевавшихся в красную полумонашескую-полувоенную одежду с черным плащем-накидкой, и оруженосцев. Дальнейшие привилегии предоставили ордену папы Адриан IV, Александр III, Иннокентий III, а папа Климент IV присвоил главе ордена титул: «Великого Магистра». «Мальтийскими» рыцари Суверенного ордена святого Иоанна Иерусалимского стали называться лишь со времени их появления на острове Мальта, это пребывание длилось недолго — всего 268 лет из почти 900-летней истории ордена госпитальеров.

Уже со времен Великого Магистра Раймонда де Пюи (ХII век) рыцарское братство госпитальеров стало известно под названием ордена святого Иоанна Иерусалимского, поскольку местом основания ордена был святой град Иерусалим, а небесным заступником и покровителем ордена — святой Пророк и Предтеча Господа Иисуса Христа Иоанн Креститель. 900 лет не сменялся девиз Ордена — «PRO FIDE» («За веру»).

В 12 веке в ордене получила широкое распространение практика приема молодых людей (новициев) для обучения, а также усыновления орденом подкидышей. В отличие от детей благородного происхождения, сироты не были обязаны вступать в орден по достижению совершеннолетия. Правила требовали, чтобы кандидат в члены ордена имел чистое прошлое. Все кандидаты должны быть свободными, законнорожденными, здоровыми, нравственно крепкими и не иметь долгов. Женатые принимались в орден только с согласия супруги/супруга. Часто муж и жена одновременно вступали в орден. Мужчина должен быть достаточно крепок, чтобы держать в руках оружие. Членство в ордене госпитальеров было пожизненным.
Число новобранцев изменялось от года к году и было ограничено финансовыми возможностями ордена. В первые годы существования ордена командоры имели право принимать рыцарей, тогда как сержантов мог принимать в орден только магистр. Положение братьев-сержантов и братьев-рыцарей существенно различалось. Однако в первые годы существования ордена этого разделения не было - все были просто братьями. В начале 13 века сержанты начали выделяться в отдельную группу, при этом по численности они уступали рыцарям. Братья-сержанты подразделялись на солдат и чиновников. Чиновники вели такой же образ жизни, что и остальные братья, но имели многочисленные обязанности. Не следует путать братьев-сержантов с простыми сержантами, которые были не членами, а слугами ордена. Братья-сержанты как правило имели простое происхождение - из крестьян и ремесленников. Случалось, что братьями-сержантами были выходцы из благородного сословия, но только в том случае, если они не имели рыцарского достоинства.
При ордене госпитальеров состояло еще несколько групп, в том числе донаты. Донаты были рыцарями-кандидатами в члены ордена. В качестве кандидатского задания донаты обязывались совершить паломничество в Святую Землю за свой счет. Другой подобной группой были конфратеры. Это были знатные люди, которые по какой-то причине не вступали в орден, хотя и были с ним тесно связаны.
Конфратеры привлекались к решению боевых задач ордена. Главным источником могущества госпитальеров были деньги, а не солдаты. К концу 12 века орден контролировал обширные территории в Святой Земле и в Европе. Частенько госпитальеры использовал палестинских и западно-европейских наемников, не имевших однако статуса братьев ордена.

Звания членов ордена отражали их статус и должность. В плане военной экипировки рыцари и сержанты ордена мало отличались друг от друга, разве что сержанты в среднем были экипированы попроще. Первое время в ордене не наблюдалось четкого разделения на боевую и управленческую часть. Но уже к 13 веку наметилось четкое разделение на четыре главные группы братьев: боевых рыцарей, боевых сержантов, сержантов управляющих и священников. Главой ордена госпитальеров был магистр, который избирался пожизненно и имел право иметь личное хозяйство и слуг. Следом за магистром шел великий командор, который отвечал за снабжение, хозяйство, имущество ордена, а также возглавлял в Палестине центральный совет ордена, замещавший собой магистра в случае отсутствия последнего.
Самым главным воинским званием ордена был маршал. По мере милитаризации ордена маршал брал в свои руки командование всеми вооруженными силами госпитальеров. Кроме того, маршал отвечал за распределение военного имущества и коней, следил за работой кузнецов и шорников, а также за распределением пайков и одежды. В походах маршал командовал силами ордена, находившихся в его непосредственном распоряжении. Маршал располагал собственным служебным аппаратом.
Главным боевым командиром ордена был коннетабль. До 1169 года коннетабль подчинялся маршалу, позднее обрел самостоятельность. В 1206 году появилась должность главного конюшего. В его обязанности входило наблюдение за конюшнями и сбруей. Обычно эту должность занимал один из братьев-сержантов.
Должность гонфоньера - знаменосца ордена- занимал тот из братьев, кто умел поднимать боевой дух воинов. Гонфоньер мог командовать войсками, если отсутствовал магистр, лейтенант магистра или маршал. Командор рыцарей возглавлял отряд в случае отсутствия маршала или лейтенанта маршала. Другие руководящие должности назывались командор-казначей (ведал складами), субмаршал и туркопольер (командовал наемниками-туркополами). Гарнизонами замков командовали кастеляны, подчинявшиеся маршалу.
В число управленцев входили также драпье (заведовал пошивом одежды и ее распределением), казначей(следил за казной), госпиталлер (организовывал уход за больными братьями)

Костюм госпитальеров представлял собой настоящую униформу, правда приспособленную для образа жизни монашествующих рыцарей. Стандартная черная каппа представляла собой монашескую рясу достаточно облегающего покроя, что позволяло надевать поверх нее доспехи. Такая ряса сковывала движения рыцаря в бою, поэтому в 1248 году папа Иннокентий Четвертый позволил госпитальерам носить просторное сюрко с изображением креста на груди. Впрочем разрешение ограничивалось зоной боевых действий. Гардероб госпитальера состоял из трех рубах, трех штанов, одной котты, одного гарнаша (плащ с капюшоном), двух мантий или плащей, одной пары льняных и одной пары шерстяных чулок, трех простыней и сумки, в которой все это хранилось.
На голове братья носили белый пошлемник. Поверх подшлемника надевалась большая шапка без полей (биретта), доходившая до ушей. В 80-е годы 13 века появилось правило, согласно которому брат должен был ходить с покрытой головой даже если ему очень жарко. В 1262 году появился статут, согласно которому в походах братья имели право носить только белый тюрбан, свисающий до пояса.
Братьям давали определенные деньги на экипировку плюс некоторую сумму на карманные расходы. Разумеется эти деньги уходили на приобретение более дорогой и красивой одежды и даже драгоценностей.

Госпитальеры использовали такое же оружие и доспехи, что и прочие рыцари и сержанты. Единственная особенность заключалась в отсутствии украшений. На протяжении 12 века вооружение состояло из щита, меча, иногда кинжала, а также длинного конного и короткого пешего копья. Доспехи включали в себя сюрко, кольчугу, стеганную куртку(афетреур), надеваемую под кольчугу, стеганные панталоны, иногда кольчужные шосы, шлем. Булава считалась мусульманским оружием и в крайнем случае допускалась как оружие наблагородных воинов.

Орден продолжал обеспечивать паломников из Европы охраной, лечением, жильем и едой в многочисленных гостеприимных домах и госпиталях. Вторая главная задача иоаннитов-рыцарей — борьба с неверными — предполагала также участие ордена во всех военных походах и защиту государств крестоносцев, образованных на Востоке. Легендарными стали замки иоаннитов в Палестине и их беспримерная оборона.
В 1136 г. граф Раймунд Триполийский поручил рыцарям-иоаннитам оборону крепости Бет Джибелин, прикрывавшей подступы к портовому городу Аскалон на юге Палестины. Рыцари успешно выдержали испытание и граф передал иоаннитам еще несколько своих крепостей. Уже через несколько лет в Ордене иоаннитов было около полутысячи членов, которые успешно обороняли только в Леванте более пятидесяти крепостей.
Во многих приморских городах Востока, Византии и Западной Европы иоанниты открыли странноприимные дома-госпитали. Иоаннитские крепости располагались почти на всех дорогах паломников — в Акре, Сайде, Тортозе, Антиохии — от Эдессы до Синая. Главными крепостями Ордена иоаннитов на севере Палестины были Крак де Шевалье и Маргат, а на юге — замки Бельвер и Бет Джибелин.
Свои крепости иоанниты строили на возвышенных местах, и они доминировали над всей прилегающей местностью, позволяя контролировать всю территорию в радиусе нескольких километров. Арабский автор, описывая крепость Бельвер, сравнивал ее с орлиным гнездом. В крепостях и замках иоанниты, как правило, всегда строили вторую линию укреплений.
Крепость Крак де Шевалье, находившаяся на склоне ливанских гор, в 1144 г. была передана иоаннитам графом Раймундом II Триполийским и имела построенные рыцарями мощные двойные стены с высокими башнями и рвом, пробитым в скалах. Внутри крепости (общей площадью около трех гектаров) находились жилые здания, казармы, палата великого магистра, амбары для зерна, мельница, пекарня, маслобойня, конюшни. В крепость был проложен акведук, по которому постоянно поступала питьевая вода, достаточная для двухтысячного гарнизона. Ни одна из крепостей иоаннитов не была сдана без боя. Замок Бет Джибелин пал в 1187 г., замок Бельвер — в 1189 г. после осады войсками Саладина. Крак де Шевалье с 1110 по 1271 гг. выдержал двенадцать осад, и только в 1271 г. был взят войсками мамелюкского султана Египта Бейбарса. Крепость Маргат была передана госпитальерам графом Раймундом III Триполийским в 1186 г. Эта крепость располагалась к югу от Антиохии, в 35 километрах от моря, и была построена из скального базальта с двойными стенами и большими башнями. Внутри находилось большое подземное водохранилище. Запасы крепости позволяли тысячному гарнизону выдержать пятилетнюю осаду. Долгое время крепость Маргат была одной из главных резиденцией ордена. Известны принятые в ней Маргатские Уставы (в которых впервые рыцари стали подразделяться по национальному признаку на «Языки» или «Нации»). Маргат пал после жесточайшей осады мамелюками в 1285 г.





Назад Вперед