РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

Авторский сайт писателя Сергея Шведова

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
orden101.jpg"

РОЖДЕНИЕ ОРДЕНА ХРАМА
orden1.jpg

ТАМПЛИЕРЫ В ПАЛЕСТИНЕ
orden3.jpg

ФРИДРИХ ГОГЕНШТАУФЕН И ТАМПЛИЕРЫ
orden4.jpg

КРАХ КРЕСТОНОСЦЕВ
orden5.jpg

ТАМПЛИЕРЫ В ЕВРОПЕ
orden6.jpg

СУД НАД ТАМПЛИЕРАМИ
orden7.jpg

ОРДЕН ГОСПИТАЛЬЕРОВ
orden8.jpg"

ТЕВТОНСКИЙ ОРДЕН
orden12.jpg"

ОРДЕН ТАМПЛИЕРОВ

ИЕРАРХИЯ ТАМПЛИЕРОВ

В обычное время тамплиеры формировали небольшую постоянную армию из нескольких тысяч человек, основу которой составляли пять сотен рыцарей и примерно тысяча братьев-служителей. В военное время к ним присоединялись отряды наемников, рекрутированных на месте и зачастую уступавших рыцарям по своим боевым качествам. Среди этих «крестоносцев поневоле» были и осужденные на смерть, но помилованные с целью отправки в Святую Землю. Резиденцией тамплиеров изначально был так называемый Храм Соломона, находившийся между внешней стеной Иерусалима и Золотыми воротами. Храм был городом в городе, крепостью в крепости. Иоанна из Вюрцбурга, немецкого хрониста, особенно поразили огромные конюшни, которые он посетил:

«Направо от полуденной линии находится дворец, который, говорят, был построен для Соломона. В этом дворце, или здании можно видеть конюшню столь удивительной вместимости и столь великую, что в ней может разместиться более двух тысяч лошадей или полторы тысячи верблюдов. У рыцарей ордена Храма много прилегающих к дворцу зданий, широких и просторных, с новой и великолепной церковью, которая не была окончена, когда я ее посещал.»

Трапезная была просторным залом с изогнутым сводом, поддерживаемым колоннами. Стены увешивались военными трофеями, коими тамплиеры украшали и свои церкви: мечи, шлемы с золотыми и серебряными узорами, разрисованные щиты, золоченые кольчуги, захваченные у врага. Оруженосцы расставляли вдоль стен столы и перед обедом покрывали их скатертями из холста; пришедшие первыми усаживались спиной к стене, прочие — лицом. Особые места были отведены только для магистра и капеллана монастыря. Плиты пола посыпали тростником, как во всех замках, и, несмотря на запрещение тамплиерам охотиться, не было недостатка в собаках, лежащих под столами, которым, как и кошкам, не разрешалось давать остатки еды, предназначенные для бедных.
В каждом замке или цитадели тамплиеров ежедневно кормилось четверо бедняков, и пятеро — всюду, где трапезовал магистр. В течение сорока дней, которые следовали после смерти брата, нищими съедалась доля усопшего, а когда Бог призывал магистра, то в течение недели сто бедняков получали обеды и ужины.
Гостей всех рангов было множество. Не только достойным мужам — друзьям Храма, приглашенным откушать с магистром или великими бальи, но и друзьям простых рыцарей, даже братьям-сержантам во время обедов предоставлялось место. Каждого приглашенного усаживали за стол, ему подобающий: рыцаря — среди рыцарей, воина — с сержантами.
Между дворцом и церковью находились спальни братьев-рыцарей — ряды келий, выходящих в коридор. В каждой келье был стул или скамеечка, ларь или сундук, кровать с соломенным тюфяком, подушкой в виде валика, простыней и одеялом. Спальни братьев-сержантов были только общими. Все имели доступ в церковь, куда братья спускались каждую ночь петь заутреню. Возле церкви находились также лазарет для больных и покои командоров и великих бальи.
В дальнейшем в подчинение маршалу монастыря был отдан маршальский склад, в котором хранились оружие, доспехи и прочее снаряжение, вместе с большой кузницей, где изготовлялись доспехи, шлемы и кольчуги; кузня для подковки лошадей и склады для упряжи с шорной мастерской. Работали также сукнодельня и швейная, первая — склад тканей, потребляемых орденом: грубая шерстяная материя, парусина и бархат, лощенка и полотно из Реймса; вторая — мастерская, где шили одежду братьям. Одна и вторая управлялись суконщиком монастыря, равно как и сапожная мастерская по изготовлению обуви, поясов и перевязей.
Во владения командора по провианту включались кухни, винный погреб и печи, где целый день у братьев-пекарей были руки в тесте (поэтому им прощали непосещение дневных служб, как и братьям из кузницы). Командор по провианту заведовал также свинарниками, курятниками и огородами, где растились чечевица, бобы, капуста, чеснок и лук. До сих пор существуют вырубленные в скале огромные площадки, отведенные под силосные башни, а также под зерно и фураж. Глубокие цистерны использовали как бассейны или водопойные желоба. Хлевы, овчарни располагались за городом, где паслись и табуны лошадей.

Из центра в Иерусалиме активность ордена по ступеням твердо установленной иерархии распространялась на всю Святую Землю. Главными должностными лицами поначалу были: магистр - человек могущественный, но подчиненный в большинстве случаев решению капитула, где сам он имел только один голос; сенешаль, ведавший снабжением и бытом Дома; маршал, ответственный за военную подготовку и дисциплину в монастыре и нередко во время войны его возглавлявший; и смотритель одежд, занимавшийся экипировкой братьев. Командоры трех провинций Востока - Иерусалима, Триполи и Антиохии - были подчинены только магистру и генеральному капитулу; каждый из них имел под своим началом собственного маршала и смотрителя одежд. За командорами Провинций шли шателены (управляющие замками) и командоры Домов; были еще командоры рыцарей, которые повиновались маршалу своего монастыря. Смотрители Домов, часто бывшие только сержантами, управляли сельскими владениями ордена. Легковооруженные отряды наемников из местных жителей (туркополов) подчинялись туркополье. Оруженосцы, также наемные, получали приказы от знаменосца.
Наиболее гибкой структурой обладали десять или двенадцать (число их не было постоянно) провинций Запада: Франция, Англия с Шотландией и Ирландией, Фландрия, Овернь, Пуату, Аквитания, Прованс, Каталония, Арагон, Португалия, Апулия, Сицилия, Венгрия - всюду имелись магистры или командоры, но командоры нередко управляли одновременно несколькими провинциями.
Тамплиеры объединялись в капитулы двух видов. Обычный капитул, вроде суда чести, собирался раз в неделю «повсюду, где бы ни находились вместе четверо или более братьев», чтобы осуждать ошибки и решать вопросы каждодневного управления имуществом командорства. Генеральный капитул состоял из всей братии монастыря, великих бальи (высших судебных чинов) и командоров всех рангов. На генеральном капитуле обсуждали администрацию ордена, назначение должностных лиц. Это была и апелляционная курия для судебных дел, возвращенных обычными капитулами. Генеральный капитул одобрял решения, принятые советом магистра, своего рода тайным советом, где заседали великие бальи и избранные рыцари, принимавшие решения, касавшиеся внешней политики ордена. Также, по крайней мере раз в год, проводились генеральные капитулы провинций.

Магистр мог иметь лишь четыре лошади, на одну больше, чем у простых рыцарей. Но поскольку он представлял орден и в этом качестве исполнял официальные обязанности, что ставило его на один уровень с высшими прелатами и государями, в его распоряжение предоставлялся туркоман, очень породистая, красивая и дорогая лошадь. Однако эта красивая лошадь давалась только в пользование. Свиту магистра составляли два советника, сопровождающие его повсюду, брат-капеллан, секретарь, брат-служитель и оруженосец, носивший его копье и щит. Он располагал также «сарацинским писцом» (переводчиком), туркополом, поваром и двумя мальчиками на побегушках. В мирное время он мог использовать для перевозки своего багажа двух вьючных лошадей и четырех во время войны. Магистр, хотя и являлся верховным главой ордена, в любой ситуации должен был принимать решения с учетом мнения своего совета или общего капитула. Он не имел права ни распоряжаться землями ордена, ни отчуждать замки, ни брать их на свою ответственность без согласия капитула. Он не мог также по собственной воле начать войну, заключить или продлить перемирие. Он не имел даже полномочий для назначения должностных лиц, которое осуществлялось коллегиально. В компетенцию магистра входило распределение по командорствам личного состава, оружия и провианта с учетом потребностей, и никто не имел права что-либо утаивать от него. Если он должен был отправиться на Запад, на некоторое время покинув Иерусалимское королевство, то передавал свои полномочия командору Земли (Иерусалима) или же брату по собственному выбору.
Одна из статей «Иерархических статутов» показывает, что, за исключением особых миссий, в Европу посылали только братьев, госпитализированных по причине возраста, болезни и полученного ранения. Кроме Испании и Португалии, где шла война против сарацин, братья исполняли административные обязанности, руководили хозяйствами и предприятиями, были банкирами, занимались рекрутированием новых членов ордена. Старые бойцы, раненные на войне, возвращались к жизни в миру, однако они до конца своих дней в меру своего таланта продолжали служить делу тамплиеров. Что касается магистра, то он не имел права уйти на пенсию. Обычно он умирал при исполнении своих обязанностей, чаще всего с оружием в руках, хотя во время битвы десять отборных рыцарей брали на себя труд по его защите. Тем не менее орден мог его отстранить, как это было с Рено де Вишье. В конечном счете магистр, являясь выборным должностным лицом, был чем-то вроде президента, а не просто феодальным сеньором.
Любое платье, которое остается от одежды или белья магистра, должно быть отдано во имя Бога прокаженным или туда, где будет видно, что оно будет использовано лучше всего. И ежели магистр отдаст платье из числа ношеных им какому-либо брату, он должен дать другое прокаженным или кому иному.
Обычно магистр обедал в трапезной с братьями, только если у него не было приглашенных из числа мирян. Он имел, хотя и в большем масштабе, права и обязанности командора ордена. В лазарете он обедал только в случае болезни или ранения. Как и остальные братья, он ничего не имел в частной собственности и не мог распоряжаться имуществом Ордена без одобрения капитула. Однако благодаря своему высокому положению и возложенным на него обязанностям он мог иметь в собственном владении сундук, запираемый на ключ, где хранил свои «сокровища». Он мог также делать кое-какие подарки и предоставлять ограниченные займы — «ради выгоды для ордена», разумеется, с учетом мнения своего совета.

Сенешаль был заместителем магистра. В этом качестве он имел персональную свиту, состоявшую из одного рыцаря, двух оруженосцев, одного брата-служителя, дьякона, туркопола и переводчика с арабского. Как и магистр, он имел четырех коней, круглый шатер и печать ордена. В отсутствие магистра он брал на себя обязанности по контролю за командорствами. Он имел право подарить другу ордена породистого коня, мула, боевое седло, серебряный кубок, платье, подбитое беличьим мехом или из алой материи, но всегда ради выгоды ордена и с одобрения капитула. В походе перед ним несли знамя тамплиеров, и этой чести удостаивался кроме него только магистр.

Маршал ордена тамплиеров был главнокомандующим. Он отвечал за вооружение и доспехи, за осадные машины, боеприпасы и конную сбрую. Именно его обязанностью была мобилизация сил ордена, распределение их на отряды (эскадроны), отдача тактических распоряжений. Он же с одобрения магистра покупал лошадей и мулов. В случае отсутствия магистра и сенешаля он командовал сражением. Когда на судах ордена с Запада прибывали новые партии лошадей, маршал их осматривал, отбирал и распределял. Он направлял братьев по командорствам. Высокое положение позволяло ему иметь в своем подчинении двоих оруженосцев, брата-служителя и туркопола. Его шатер, как у магистра и сенешаля, имел круглую форму, но был меньшего размера. Он не держал печати и мог, да и то не слишком часто, делать лишь мелкие подарки друзьям Ордена: подержанное седло, легкие доспехи и тому подобное. В качестве его помощников служили туркоплье, подмаршал и гонфалоньер.

Туркоплье играл далеко не последнюю роль. Он командовал братьями-служителями в военное время и туркополами (вспомогательные отряды из местных жителей) в военное и мирное время. Ему полагались четыре лошади и даже туркоман. Посланный на разведку с эскортом рыцарей, он брал на себя ответственность только за выполнение самой миссии и действовал в соответствии с приказом. В присутствии маршала он мог лишь строить своих туркополов и братьев-служителей и передавать им приказы. Он не имел права наступать, атаковать или преследовать врага по собственной инициативе.

Подмаршал был начальником братьев-мастеровых и отвечал за кузнечное дело и исправность конской сбруи. Именно он распределял и велел ремонтировать седла, уздечки, стремена, а также копья, шпаги, турецкое оружие, арбалеты и железные шлемы. Он пристально контролировал работу мастерских. Он же распределял оруженосцев, хотя те и находились главным образом в ведении гонфалоньера.

Гонфалоньер командовал оруженосцами, которые не принадлежали к Ордену тамплиеров, но служили либо из «милости», либо за плату. Он распределял их по обителям, выдавал плату и поддерживал дисциплину в их рядах. В походах именно он выстраивал их в отряды. На марше он шествовал впереди знамени тамплиеров, которое несли оруженосцы. На войне один из туркополов нес черно-белый штандарт с красным крестом. Гонфалоньер носил также флажок цветов oрдена, обмотав его вокруг своего копья и разворачивая во время атаки.

Три последних должностных лица, несмотря на важность своего положения, не могли заменять маршала, если он отсутствовал, был ранен или же убит. Каждый из них имел свою сферу деятельности и выполнял свои обязанности. Набирались они из числа братьев-служителей.

Командор Иерусалимского королевства был очень важной персоной. Он располагал четырьмя лошадьми и одним парадным конем. В его распоряжении находились два оруженосца, брат-служитель, туркопол, дьякон-писец, переводчик и два мальчика на побегушках. Его сопровождал кастелян монастыря. Командор королевства был верховным казначеем Ордена и имел право контролировать все владения тамплиеров как на Востоке, так и на Западе, а также их доходы. В его кассу стекалась чистая прибыль, и именно он осуществлял все платежи, но по распоряжению магистра и капитула. Его обязанностью было давать по требованию отчет о состоянии кассы. Он принимал и учитывал также подарки деньгами и натурой и собирал средства для выкупа пленных и рабов. Он осуществлял особый надзор за командорствами и имениями Иерусалимского королевства, само собой разумеется, от имени магистра и с его согласия. В его ведении находились порт Акры и приписанные к нему корабли тамплиеров. Командор порта (важная особа, хотя и состоявшая в ранге брата-служителя) находился в его подчинении. Всё, что привозили корабли тамплиеров, заходившие в Акру, должно было предъявляться казначею. В мирное время маршал подчинялся ему. Во время войны ему доставляли всю военную добычу, за исключением боевых коней, туркоманов, оружия и доспехов, которые поступали в ведение маршала.
Командор Иерусалима, столицы королевства, являлся одним из главных должностных лиц Ордена, поскольку в этом городе находилась главная резиденция. Его традиционной обязанностью было обеспечение защиты паломников, направлявшихся к Иордану, чтобы помыться и постирать свою одежду. Когда вывозили Святой Крест в поход или на войну, командор Иерусалима с десятью лучшими рыцарями должен был охранять его днем и ночью. Его удостаивали чести иметь круглую палатку и знамя тамплиеров, за неимением флага цветов ордена. Под его началом, помимо братии Иерусалимской обители, находились рыцари-миряне этого города.

Кастелян, работавший под непосредственным руководством казначея, также был важной особой и располагал четырьмя лошадьми, двумя оруженосцами и человеком для поручений. В его подчинении находились портные. Именно он отвечал за надлежащий внешний вид тамплиеров. Он одевал их и выдавал им постельные принадлежности, кроме шерстяных одеял, которые находились в ведении командора. Когда с Запада прибывали ткани, он присутствовал при «развязывании кип», иначе говоря, тщательно контролировал состояние и качество товара. Он следил также за тем, чтобы братья носили коротко стриженные волосы и не надевали одежд, не предусмотренных Уставом. При вступлении в Орден братья отдавали кастеляну свою мирскую одежду.

Ниже командоров Провинции стоят шателены [управляющие замками] и командоры Домов, власть которых не выходит за пределы их командорств. Эти командоры не могут строить новый дом — ни из камня, ни из известняка без разрешения магистра или великого командора Земли, но они могут перестраивать и чинить разрушенное.
Командорами рыцарей являются лейтенанты (заместители) маршала, каждый из которых стоит во главе отряда из десяти братьев, у них есть право проводить капитул и «давать разрешение братьям монастыря проводить ночь вне его». Их снаряжение то же, что и у брата-рыцаря.

Каждый из братьев-рыцарей имеет право на трех животных (коней, мулов) и одного оруженосца, и на четвертую лошадь и второго оруженосца — по милости магистра. В качестве доспехов они носят кольчугу и кольчужные чулки, изготавливавшиеся из переплетенных или нанизанных на плетеные кожаные ремешки металлических колец, и на голове большой рыцарский шлем (т. н. горшковый шлем), либо железную шапку (легкий шлем без бармицы). Рыцарский шлем еще не имел подъемного забрала. Лицо защищала пластина с прорезями для глаз и отверстиями для дыхания. Постепенно более удобная железная шапка, за исключением поединков, стала заменять тяжелый шлем, по форме она была цилиндрической с плоским верхом и оставляла лицо открытым. Защита головы дополнялась кольчужным капюшоном, под которым была кожаная набивная шапочка.
Кольчугу рыцари надевали поверх стеганой куртки, которую они называли оплечьем. Позднее это слово стало означать наплечники. Гербовая котта, носившаяся поверх доспехов и отмеченная красным крестом спереди и сзади, сделана была из белой ткани для рыцарей, и из черной — для сержантов. Меч носился на поясе, к которому подвешивался на двух широких идущих накрест ремнях-перевязях так, чтобы ножны были расположены строго вертикально, острием в землю.
В качестве оружия, помимо меча, тамплиеры пользуются копьем с металлическим наконечником и турецкой палицей, — нанизанным на ручку и наполненным свинцом шаром с торчащими в разные стороны шипами. Треугольный деревянный щит, обтянутый кожей, подвешивался на шею. В течение XII в. меч и щит претерпели изменения. Во время первого крестового похода щит был размером почти в человеческий рост и являлся слишком тяжелым и неудобным оружием. На Востоке меч и щит становятся легче, как и кольчуга, которая теперь не достигает колен, вместо того чтобы доходить, как ранее, до лодыжек.
У каждого брата ордена Храма три ножа: боевой кинжал, нож для нарезания хлеба и маленький нож с узким лезвием, который называют также английским или антиохийским ножом. Нательное белье: положены две рубахи, двое штанов и пара башмаков. Рубаха поверх штанов опоясывается узким поясом, и именно в таком наряде брат ордена Храма спит ночью. Одежду тамплиера составляли долгополая туника из длинных лоскутов, называемая платьем из клиньев, и застегивающийся наряд на меху; впридачу — большой плащ, скорее накидка без рукавов. Постельные принадлежности брата состояли из соломенного тюфяка, простыни и одеяла и покрывала. Покрывало служило и попоной коню, или же сам рыцарь заворачивался в него на скаку, чтобы защититься от солнца или дождя. Когда тамплиеры перемещались, основная часть гардероба укладывалась в два мешка, один для постельных принадлежностей и сменного белья, другой — для кольчуги. Доспехи перевозятся в сетке, сплетенной из кожи — единственном достаточно прочном материале, выдерживающем трение о металл.
Рыцари получали по две небольших салфетки — плата; один — в качестве столовой скатерти, другой — для мытья головы. Им предоставлялись две попоны для лошадей и чепрак, которым следует покрывать доспехи скакунов. Чепрак, как и гербовая котта рыцаря, служит для защиты от зноя и солнечных лучей, раскаляющих железо доспехов.
В качестве кухонной утвари и посуды оруженосца каждый рыцарь имел котел, миску, чтобы отмеривать ячмень, сито, чтобы его просеивать. Прибавим еще две чаши или кубка для питья, две фляги, ковш из рога и ложку. В дополнение к этому — топор и терка, веревка, два хлыста (один — с петлей), три седельных сумы, из которых две — для оруженосца; наконец, небольшая палатка, и к ней впридачу молоток, чтобы вбивать колышки. Все снаряжение грузится на вьючное животное.
Братья-сержанты имели по одному коню, но снаряжение они получали «то же, что и у братьев-рыцарей, за исключением палатки и котла». Они спали под открытым небом и стряпали вместе. Вместо кольчуги сержанты носили полукольчугу, более легкую — с короткими рукавами. Железная шапка, которую и сами рыцари находили в Сирии более практичной, заменяет сержантская шляпа.

Такова была административная и военная структура Ордена тамплиеров в Святой Земле. Следует отметить, что должностные лица, направлявшиеся на Запад (магистры провинций и досмотрщики), назначались капитулом Востока и должны были исполнять распоряжения Верховного магистра и отчасти казначея.
В Европе, за исключением Иберийского полуострова, тамплиеры военной силой не располагали, не строя никаких замков, поскольку было решено никогда не сражаться против других христиан, хотя, особенно в глухих землях или на границах, существовали небольшие укрепления, способные оказать сопротивление разбойникам и грабителям. Сельские командорства тамплиеров создавали земледельческие хозяйства, часто весьма развитые; при этом было бы заблуждением полагать, что орден предпочитал дома и ренты землям, пригодным для обработки. Городские командорства являлись скорее складами и конторами. Орден Храма существенно отличался от прочих монашеских орденов определенной земной миссией — защитой Святой Земли; он нуждался в средствах, и функцией его западных командорств было их предоставление.
Командорства поначалу состояли из давших обет братьев: рыцарей, сержантов или братьев-ремесленников; последние начинают преобладать на протяжении XIII в.: почти все свидетели на процессе, оборвавшем жизнь ордена, были братьями-сержантами, и именно в этом — одна из особенностей истории ордена Храма во Франции, нередко игнорируемая.
Вокруг монастырского ядра и формировалась вся организация добровольцев. Прежде всего, донатов — тех, кто всецело подчинялся ордену или довольствовался его покровительством вместе со своими семьями и имуществом. Далее следовали собратья (и сестры): благотворители, великие и малые; родственники давших обет братьев, каков бы ни был их статус; мирские рыцари, служившие временно в Палестине; женатые мужчины, примкнувшие к ордену Храма. На всех распространялись духовные привилегии, они имели доступ к сокровищницам милостей ордена и для себя могли выбрать место погребения на кладбищах командорства. Наконец — достойные мужи, друзья Дома, светские советники, посредники, а в случае надобности — заступники; тамплиеры отзываются о них с уважением.
Преданные ордену люди считались свободными от повинностей, — от них были избавлены тамплиеры, — каким бы ни было мнение сборщиков налогов. Папская булла запрещала приходским священникам налагать (даже под видом покаяния) на них денежные штрафы.

В княжестве Антиохийском тамплиеры владели замками Рош-Гийом, Порт-Боннель и Трепесак, который контролировал перевал Байлан; в графстве Триполи — мощная крепость Тортоса (или Антарту), замок Арима, форт Бертрандимир, замок Сафита, называвшийся Шастель-Блан (Белый замок), укрепленное поселение Эльтефаха к западу от Тортосы плюс командорство в Триполи; в личных владениях короля Иерусалимского — часть башен и крепостных стен Иерихона, храм Соломона в Иерусалиме и Шато-Руж (Красный замок), который контролировал дорогу из Иерусалима в Иерихон; в графстве Яффа и Аскалон — замок Газа (Гадрес) и замок Натрон, контролировавший дорогу из Яффы в Иерусалим; в графстве Кесарийском — крепость Шако и знаменитый Шастель-Пелерен (Атлит); в княжестве Галилейском и на земле Транс-Иордании — замок Ля Фев, который возвышался над равниной Эсдрелон, или Фев, большое командорство Сафет, владевшее имениями, башня Сефория и замок Ге де Жакоб; в Акре и Тире — командорство.
Многие из этих замков были утрачены в результате сокрушительного поражения при Хаттине, поскольку не хватало защитников, чтобы противостоять натиску воинов Саладина. Вот что пишет в «Истории завоевания Сирии и Палестины Саладином» о замках таплиеров его секретарь Имад ад-Дин:

«Аль-Фула была очень красивой и хорошо укрепленной цитаделью, с многочисленным гарнизоном и достаточными припасами. Этот замок принадлежал тамплиерам. Он неприступен и представляет собой надежный опорный пункт, снабженный источником воды и продовольствием. Тамплиеры здесь жили зимой и летом, оказывая радушный прием гостям, здесь они держали своих лошадей, здесь важно расхаживали, отсюда вырывались потоки их войск, здесь собирались их братья, их демон утолил здесь свою жажду, их крест был водружен здесь, сюда стекались их войска, здесь разгорался их воинственный пыл.»

«Баграс — замок, откликнувшийся на призыв соседней Антиохии, оказавшейся в беде. Мы увидели его непоколебимо возвышающимся на несокрушимом холме, который, казалось, соприкасался с небом, достигая созвездия Близнецов; растекаясь в лощинах и взбираясь на горы, он, влажный от туманов, подвешенный к солнцу и луне, укутывал свои стены тучами... Никто не мечтал туда подняться. Это был замок тамплиеров, логово гиен, лес, населенный диким зверьем, пристанище бродяг, вертеп разбойников, убежище, откуда происходили все несчастья, причиной коих были они, место, откуда проистекали бедствия, колчан их стрел.»

Тортоса принадлежала рыцарям Храма с 1165 года. Со стороны моря они выстроили огромный донжон, фланкированный двумя квадратными башнями. Общая протяженность этого сооружения составляла 50 метров. Широкий и глубокий ров отделял крепость от территории, с которой ее соединяла узкая дорога. Ров сообщался с морем, однако было невозможно засыпать его, равно как и сделать подкоп под стены. Толщина стен, возводившихся из каменных блоков превосходного качества, была поистине необыкновенной. Это было воистину неприступное место, о которое в 1188 году Саладин Победитель обломал себе зубы. Внутри стен располагались часовня и большой зал, украшенный человеческими фигурами. Именно в этом донжоне, который немного похож на парижский, тамплиеры хранили свой архив и военную казну и собирались на заседания капитула в редкие периоды затишья. Здесь же располагалась резиденция магистра и его заместителей.
Шастель-Пелерен (Замок пилигримов) своим местоположением был похож на Тортосу. Он был построен тамплиерами в 1218 году на мысе Атлит, южнее Хайфы. Подобно Тортосе, он был почти полностью изолирован от суши широким рвом, заполненным морской водой. Яков Тирский, посетивший этот замок, так рассказывает о его устройстве:

«Перед фасадом Замка пилигримов выстроены две башни из квадратных, хорошо отесанных каменных блоков. Их размеры столь велики, что два быка с трудом могут тянуть повозку, груженную одним блоком. Каждая из этих башен имеет в длину 100 шагов (примерно 33 метра) и в ширину 74 шага (примерно 24 метра). Благодаря своим размерам они вмещают в собственных недрах по две баллисты. Что касается их высоты, то они превосходят уровень мыса. Между двумя башнями выстроена огромная зубчатая крепостная стена. С замечательным умением внутри нее устроена лестница, по которой рыцари могут поднимать и спускать свое оружие. На небольшом расстоянии от башен протянулась от одного края моря до другого еще одна стена, ограждая колодец с живительной водой. С двух сторон мыс обнесен вновь отстроенными стенами, поднимающимися почти на высоту скал. В южной части между стеной и морем находятся два колодца, которые в изобилии снабжают замок пресной водой. Внутри стен этого замка находятся часовня, дворец и большое количество домов...»

Сафeт, называемый также Шастель-Блан (Белый замок), возвышался на холме высотой 380 метров между Тортосой и Замком госпитальеров, доминируя над долиной. Это, пожалуй, наиболее красноречивый и характерный пример цитаделей тамплиеров, существовавших на Востоке, ибо донжон, расположенный внутри двух концентрических поясов стен, одновременно был и церковью. Это массивное сооружение имеет высоту 28 м, ширину 18 м и длину 31м. Нижний его этаж занимает часовня. В толстых стенах проделаны окна для стрельбы из лука. Сооружение перекрыто сводом, подразделяющимся на три двойные арки. Верхний зал достигает 25 метров в высоту и 12 метров в ширину. Расположение окон для лучников позволяло вести стрельбу сверху вниз. Внизу — крыши домов и улицы, разбегающиеся лучами, подобно спицам в колесе, втулкой которого служит донжон, до такой степени подавляющий своей мощью, что Саладин не осмелился атаковать его.
Сафет был восстановлен тамплиерами в 1240 году, когда франки вновь заняли Галилею. Он контролировал долину у подножия гор Верхней Галилеи и большой караванный путь из Дамаска в Акру. Эта цитадель могла соперничать с огромными Замком госпитальеров и их крепостью Маграт. Тысяча пленных мусульман работала над ее восстановлением, после того как в 1218 году она была разрушена.
Расположенный на высоте 818 метров, Сафет включает в себя две огромные стены, имеющие овальную форму, отделенные широким рвом, прорубленным в скале, чтобы предотвратить возможность подкопа. Его донжон был самым большим во всем королевстве, достигая 34 метров в диаметре. Семь башен дополняли систему оборонительных сооружений. Первый камень этого замка был заложен епископом Марсельским Бенуа д'Алиняном, ибо тогда еще были прелаты, не боявшиеся принять крест и совершить рискованное паломничество в Святую Землю! 50 рыцарей, 35 братьев-служителей, 800 оруженосцев и наемников, 300 баллистеров, 50 туркополов, не считая различных вспомогательных воинов, составляли постоянный гарнизон этого замка. В случае военного конфликта за оружие брались две тысячи человек. Когда султан Бейбарс после памятной осады сумел овладеть Сафетом, он приказал казнить весь гарнизон крепости. Рассказывают, что отрубленная голова одного брата продолжала пение гимна «Спаси, Царица», начатого ею, когда меч палача отделял ее от тела.





Назад Вперед